Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 441 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Советский конструктивизм как явление мировой культуры.

Между "старым" авангардом и соцреализмом был, собственно говоря, только один огромный изм. И имя ему КОНСТРУКТИВИЗМ. Конструктивизм (франц. constructivisme от лат. constructio — построение) — направление в искусстве ХХ века, основой художественного образа считающее не композицию, а конструкцию. Целью конструирования была организация оптимальной связи между элементами композиции. Предвестником зарождения нового течения стала знаменитая Эйфелева башня, построенная для Всемирной выставки в Париже в 1889 году и сочетающая в себе элементы как модерна, так и оголённого конструктивизма. «Отцами» функционализма-конструктивизма считаются французский архитектор Тони Гарнье со своим проектом «Индустриальный город» (1901–1904) и немец Петер Бренс. Они первыми стали использовать железобетон, позволяющий свободно комбинировать объекты в пространстве, тем самым достигая особой напряженной выразительности конструкций. Надо отметить, что к функционализму-конструктивизму обращались и многие знаменитые художники: в Германии — Вальтер Гропиус и его «Баухауз», в Голландии — Тео Ван Дусбург и Пит Мондриан, во Франции — Фернан Леже и художники группы «Золотое сечение». Но все это не носило массового характера и приживалось с большим трудом.  В России же все было с точностью до наоборот: первая группа конструктивистов была создана в 1921 году в Инхуке. В нее входили художники Александр Родченко, Варвара Степанова, Карл Иогансон, братья Владимир и Георгий Стенберги, Константин Медунецкий, теоретики Алексей Ган и Осип Брик.

Конструктивисты стремились осмыслить новые возможности формообразования и достижения художественной выразительности, в том числе и за счет экспериментов с материалами: деревом, стеклом и металлом. В полиграфии конструктивизм заявил о себе именно с обложки. И сделал это Алексей Ган. Было ли первенцем это тверское издание? Жаль, если нет, а то бы сначала и впрямь было слово. Как в Библии. Как писал пролетарский поэт В.В. Маяковский:

«Впервые не из Франции, а из России прилетело новое слово искусства – конструктивизм».

Один из известных советских архитекторов называл его "ассоциативным отражением порыва и энтузиазма революционных масс". Эта доктрина от искусства, зародившаяся в новой России на рубеже 1920-21 годов, пришлась по вкусу этим самым массам. Имена Александра Родченко, Варвары Степановой, Эль Лисицкого, Владимира Татлина, Александры Экстер, Алексея Гана, Густава Клуциса, Валентины Кулагиной-Клуцис, братьев В. и Г. Стенбергов, Михаила Длугача, Георгия Ечеистова, Кирилла Зданевича, Соломона Телингатера, Николая Седельникова, Николая Прусакова, Григория Борисова, Дмитрия Буланова, Адольфа Страхова, Петра Галаджева, Сергея Сенькина, Василия Ёлкина, сестер О. и Г. Чичаговых, Константина Мельникова, братьев А. и В. Весниных, Константина Медунецкого, Антона Лавинского, Василия Ермилова, Анатолия Петрицкого, Моисея Гинзбурга, Николая Тарабукина, Бориса Арватова, Дзиги Вертова, Сергея Эйзенштейна, Сергея Юткевича, Всеволода Мейерхольда, Якова Чернихова, Бориса Титова, Николая Акимова, Николая Ильина, Бориса Земенкова, Виктора Корецкого, Александра Зеленского и др. навсегда будут вписаны золотыми буквами в историю этого направления в искусстве. В истории мощного русского авангарда участвовали многие художественные течения, новаторские достижения которых в свете общего развития искусства различны. Одни интересны лишь для эволюции русской национальной школы, другие тесно связаны с поисками европейского модернизма, третьи внесли неоспоримый вклад в фундамент всего современного творчества в мире. К последним, несомненно, относится и советский конструктивизм — движение 1920-начала 1930-х гг., не только оригинально утвердившее себя в живописи, графике, архитектуре, кино, фотографии, дизайне, но и ярко отразившее особенности уникального исторического эксперимента, каким явились русская революция 1917 г, и построение первого в мире социалистического государства. Советский конструктивизм характеризуется повышенной строгостью, лаконичностью форм, мощным геометризмом и цельно-монолитностью своего внешнего облика. Именно это определяет своеобразие конструктивизма в России, в основе которого лежали не только формальные, но и социальные поиски. В первые десятилетия XX века искусство во всем мире резко меняет ориентацию.

Соломон Телингатер. Обложка книги

"Слово предоставляется Кирсанову". 1930

Классика советского конструктивизма и супрематизма.

Маяковский В., Лисицкий Эль. Для голоса. 1923.

А.М. Ганом провозглашалось, что

«…группа конструктивистов ставит своей задачей коммунистическое выражение материальных ценностей… Тектоника, конструкция и фактура — мобилизующие материальные элементы индустриальной культуры».

То есть явным образом подчёркивалось, что культура новой России является индустриальной. Пафос индустриального прогресса, растущая урбанизация заставляют художников искать новую гармонию, отождествлять ранее полярные категории — технического и эстетического, утилитарного и художественного, пользы и красоты. Рождение конструктивизма, подготовленное кризисом изобразительности, с одной стороны, и внедрением техницизма в творчество, с другой, отмечается к 1920-м годам в большом количестве стран. Большинство тех, кто впоследствии примкнул к течению конструктивистов, были идеологами утилитаризма или так называемого «производственного искусства». Они призывали художников «сознательно творить полезные вещи» и мечтали о новом гармоничном человеке, пользующемся удобными вещами и живущем в благоустроенном городе. Так, один из теоретиков «производственного искусства» Борис Арватов писал, что

«…будут не изображать красивое тело, а воспитывать настоящего живого гармоничного человека; не рисовать лес, а выращивать парки и сады; не украшать стены картинами, а окрашивать эти стены…»

«Производственное искусство» стало не более чем концепцией, однако сам по себе термин конструктивизм был произнесён именно теоретиками этого направления (в их выступлениях и брошюрах постоянно встречались также слова «конструкция», «конструктивный», «конструирование пространства»).

Характерные памятники конструктивизма — фабрики-кухни, Дворцы труда, рабочие клубы, дома-коммуны.

Короткая справка: Конструктивизм — (франц. constructivisme от лат. constructio — построение). Конструирование — один из приемов формообразования, основанный на точных расчетах физических свойств материалов и функций объекта. Конструирование составляет один из этапов или компонентов процесса проектирования, главным образом — в области архитектуры и дизайна. Цель конструирования — организация оптимальной функциональной связи элементов композиции. В 1918 г. два французских художника — Э. Жаннере (1887-1965) — вначале живописец, а впоследствии знаменитый архитектор под псевдонимом Ле Корбюзье и А. Озанфан (1886-1966) — опубликовали манифест, озаглавленный «После кубизма». В манифесте утверждалась непреходящая ценность «конструктивных идей», всегда составляющих основу «хорошей живописи», особенно проявившихся в кубизме, а ныне эти идеи становятся, наконец, главным содержанием искусства. Течение, основанное Ле Корбюзье и Озанфаном, получило впоследствии название пуризма. Абстрактные картины пуристов демонстрировали «чистую архитектонику», игру линий, силуэтов. Близкий этому течению Фернан Леже (1881-1955) создал в своих картинах и декоративных панно «изобразительный дизайн», уподобляя фигуры людей сочетаниям труб, муфт, плоскостей из полированного, блестящего металла. По его собственным словам, «новая эстетика машинных форм» открылась ему в сверкании орудийных стволов на войне 1914-1918 гг. В Голландии сходные идеи развивали Тео Ван Дусбург и Пит Мондриан, во Франции — художники группы «Золотое сечение» и «Абстракция-Созидание», в Германии — В. Гропиус и его «Баухауз» в Ваймаре. Эстетику «чистой конструкции» разрабатывали живописцы орфизма и позднего «синтетического» кубизма. Однако конструктивизм «в чистом виде», сводящий композицию к выразительности конструктивной схемы, оказался нежизненным. Европейское, в особенности французское искусство, отличающееся накопленной веками культурой формы, глубиной художественных традиций, не могло далее развиваться в узких границах конструктивизма. Так, в 1925 г. Ле Корбюзье создал более сложную концепцию неопластицизма, блестящим представителем которой в США стал архитектор Ф.Л. Райт. Однако самым неожиданным образом отвергнутый европейцами конструктивизм возродился русской революцией. Почву этому, в сущности примитивному, течению создали нигилизм революционного авангарда и романтика утопических идеалов «тотального конструирования жизни» (сравн. функционализм). Поэт В. Маяковский с гордостью писал в журнале «ЛЕФ» («Левый фронт»): «Впервые не из Франции, а из России прилетело новое слово искусства — конструктивизм, понимающий формальную работу художника только как инженерную, нужную для оформления всей нашей жизни... Здесь не возьмешь головной выдумкой. Для стройки новой культуры необходимо чистое место... Нужна Октябрьская метла». Конструктивисты — братья Веснины, М. Гинзбург, И. Леонидов, Л. Лисицкий, К. Мельников, В. Татлин — отрицали традиционный художественно-образный подход к формообразованию. А. Веснин, к примеру, утверждал, что «вещи, создаваемые современными художниками, должны быть чистыми конструкциями без балласта изобразительности». В 1924 г. вышла в свет книга М. Гинзбурга «Стиль и эпоха» — манифест советского конструктивизма. В. Татлин (1885-1953), художник-авангардист, человек оригинального склада ума, еще в 1914 г. создавал свои «контррельефы. « — нечто среднее между рельефом, коллажем и кубистической живописью. В 1919-1920 гг. он работал над моделью Памятника III Интернационалу, наклонной спиральной башни, сделанной, по его словам, из «железа, стекла и революции». Ее прозвали «Башней Татлина», она так и осталась в модели, потому что ее постройка была неосуществима. В отличие от Эйфелевой башни, действительно новаторской конструкции, татлинская повторяла форму зиккуратов древней Месопотамии и спиральных минаретов Ближнего Востока. Созданный мастером «Летатлин» — искусственная птица для полета человека в воздухе — также не летала, но зато была подвешена в «итальянском дворике» Музея изящных искусств в Москве. В «первую рабочую группу конструктивистов», созданную в 1921 г. в ИНХУКе в Москве, входили А. Ган, К. Иогансон, К. Медунецкий, А. Родченко, братья Стенберги, В. Степанова. Их декларации отличались амбициозностью, политизацией и наивным видением будущего. Показательно, что уже в том же 1921 г. Б. Арватов, теоретик «производственного искусства», признавал: «художник не может быть инженером», поскольку «ситуация в нашем обществе трагична». В 1925 г. возникло «Объединение современных архитекторов» («ОСА»), его председателем стал А. Веснин. В 1926 г. стал выходить журнал «Современная архитектура» («СА»). Алексей Ган заявлял: «Советский строй и его практика — единственная школа конструктивизма... Наш конструктивизм поставил ясные цели: найти коммунистическое выражение материальных сооружений». И далее: «Советский конструктивизм — стройное дитя индустриальной культуры, которое высвободила пролетарская революция». Парадокс заключался в том, что создаваемые архитекторами-конструктивистами проекты были нефункциональны и, как правило, невыполнимы в материале. Конструктивистские «дома-коммуны» не только невыразительны, но и неудобны для жилья: прямоугольные коробки, функциональные «ячейки» и блоки, «принудительная» геометризация, отсутствие зрительных акцентов: выявления верха и низа, основания и завершения делали их скучными и неприглядными. Ощущая этот недостаток, конструктивисты стали использовать в архитектурных проектах средства цветной графики, плаката, фотомонтажа, идеи живописцев-супрематистов. Проекты выглядели красочными, веселыми, «агитационными». В этом же русле развивались конструктивистское оформление книги Л. Лисицкого, фотография А. Родченко, рисунки тканей В. Степановой и Л. Поповой, сценография А. Веснина, Л. Поповой, В. Степановой для театров В. Мейерхольда и А. Таирова. Их работы талантливы, дерзки, необычны и кажутся революционными. Однако подмена композиционного начала придуманной, декларативной конструктивностью приводила к тому, что вместе с художественным содержанием из искусства конструктивизма «выпал сам человек». Новая идеология, стремившаяся преобразовать жизнь в строго регламентированный технологический процесс, действительно могла превратить, как точно сформулировал Ле Корбюзье, дом — в «машину для жилья», стул в — «аппарат для сидения», а вазу — «в емкость». Конструктивистский стандарт входил в противоречие с принципом антропоморфизма, положенным в основу европейской культуры. Человек больше не был «мерой всех вещей». Об архитектурном сооружении Ле Корбюзье говорил: «Дом представляет собой объект, поставленный на землю посреди пейзажа», как будто заранее известно, что он будет чуждым природе. Среди посредственных проектов советского конструктивизма выделяются и оригинальные, например, собственный дом архитектора К. Мельникова в Москве, в Кривоарбатском переулке — это необычное планировочное решение из двух врезанных друг в друга цилиндров. Другой архитектор, И. Леонидов, выдвинул непревзойденную по нигилизму идею возведения в самом центре Москвы, на Красной площади, «генерал-доминанты» — огромной башни Наркомтяжпрома (здания Министерства тяжелой промышленности), намного превосходящей по высоте все кремлевские соборы вместе с колокольней Ивана Великого! Согласно этой затее, к счастью, не реализованной, но ассоциирующейся с проектом перестройки Кремля В. Баженова, Красная площадь должна была быть «расширена до двухсот метров». Это считалось необходимым для лучшего обзора памятника «победоносному рабочему классу» и проведения празднеств «пролетарского коллектива». Гипноз идеологии был столь силен, что талантливый мастер искренне верил: созданный им «инструмент, введенный в тонкую и величественную музыку архитектуры Красной площади», будет по своей художественной ценности «ведущим», поскольку выражает «гордость нового человека». Проект остался на бумаге, но в 1924 г. Красную площадь украсил Мавзолей В. Ленина, созданный в неоклассически-конструктивистских формах по проекту архитектора А. Щусева. В 1922 г. Л. Лисицкий и писатель И. Эренбург стали издавать конструктивистский журнал «Вещь», но редакцию решили разместить в Берлине. По мере реального строительства советского государства становилось ясно, что конструктивизм, как и дореволюционный футуризм с его анархистскими идеями, «не ко двору». Конструктивизм 1920-х гг. постепенно вытеснялся более социально ориентированным функционализмом 1930-х гг. Конструктивисты уходили в безопасную область «бумажного проектирования». В 1923-1925 гг. К. Медунецкий, В. Стенберг, А. Родченко, Л. Попова, В. Татлин примкнули к новому движению «ЛЕФ».

Эль Лисицкий (оформление). Архитектура ВХУТЕМАС.

Работы архитектурного факультета ВХУТЕМАСа. 1920-1927.

Москва, изд. ВХУТЕМАСа, 1927. XIV, 46 с., ил.

К изданию должен быть приложен проспект-1 лист.

Форш О. (А. Терек). Равви. Пьеса в 3-х действиях.

Обложка Эль Лисицкого. Берлин, Скифы, 1922.

Кусиков А. Птица безымянная: Избранные стихи. 1917-1921.

Берлин, "Скифы", 1922.

В издательской обложке работы Эль Лисицкого.

"Эпопея". Литературный ежемесячник под ред. Андрея Белого.

№№ 1 (апрель)-2 (сентябрь).

Книгоиздательство "Геликон". Москва - Берлин, 1922.

Ещё вышли №№ 3 (декабрь 1922)-4 (июнь 1923).

Оформление Эль Лисицкого.

Москва. Выставка "Японское кино" 1929. М., Всесоюзное об-во

культурной связи с заграницей, 1929. Тираж 245 экз.

Обложка Эль Лисицкого.

Union der Sozialistischen Sowjet Republiken.

Обложка каталога советского павильона на

Международной выставке печати "Пресса"

в Кельне в 1928 году.

Оформление Эль Лисицкого.

СССР строит социализм.

М., Изогиз, 1933.

Художник - Эль Лисицкий.

Архитектура современного Запада.

Общая редакция и критические статьи Д. Аркина.

М.: Изогиз, 1932.

Оформление суперобложки, переплёта и титульного листа

работы художника Эль Лисицкого.


Эренбург И. Мой Париж. Текст и фотографии Ильи Эренбурга.

Москва, Изогиз, 1933.

Фотомонтаж и оформление Эль Лисицкого.

Суперобложка чрезвычайно редка!

Alexander Tairoff. Das entfesselte Theater.

Потсдам, 1923. 112 с.

Обложка Эль Лисицкого.

Эренбург И. А все таки она вертится.

Москва-Берлин, Геликон, 1922.

Тираж 100 экз.

Обложка по рисунку Фернана Леже.

Оформление Эль Лисицкого, Александра Родченко,

Владимира Татлина, Пабло Пикассо, Фернана Леже и др.

Эренбург И. Шесть повестей о легких концах.

Берлин, "Геликон", 1922.

Оформление книги Эль Лисицкого.

Виктор Шкловский. Zoo, или письма не о любви.

Ленинград, Атеней, 1924.

Оформление Эль Лисицкого.

Применительно к Западу сам термин «конструктивизм» в той или иной мере условен и обозначает течение внутри так называемого функционализма. Но если европейские мастера рассматривали этот процесс как естественное следствие общей формальной эволюции искусства, то в России переход к конструктивизму был форсирован революционными событиями, что существенно повлияло на самосознание его теоретиков и практиков, которые стали трактовать художественные проблемы в неразрывной связи с радикальным переломом в жизни нации. Наиболее полное выражение конструктивизм нашел в архитектуре, дизайне, театрально-декорационном искусстве, печатной графике, в живописи. Характерные проявления конструктивизма в живописи, графике и скульптуре — абстрактный геометризм, использование коллажа, фотомонтажа, пространственных конструкций.

Ган А. Конструктивизм. Тверь, Тверское издательство, [1922]. [2], 70 с.

Эта тесная связь эстетики русского конструктивизма с политикой оценивается по-разному, но не может умалить всеобщего интереса к полной романтического пафоса эпохе, лучшие представители которой мечтали поставить искусство на службу новому, справедливому общественному строю. Даже признавая этот грандиозный проект утопическим, его наследие продолжают всесторонне исследовать, находя в нем множество оригинальных, плодотворных и жизнеспособных идей.

Пунин Н. Памятник III Интернационала. Проект худ. В.Е. Татлина.

Петербург, издание Отдела изобразительных искусств Н.К.П., 1920.

Ленин в различные периоды его жизни.

Л., издание Красной газеты, 1925.

Обложка худ.  В. Сварога.

Либединский Ю. Коммунисты.

Москва, ЗИФ, 1927.

Оформление Натана Альтмана.

Джо Энгль. Говорящая фильма.

М., Госиздат, 1928.

Оформление Николая Седельникова.

Седельников Т. Пути Советского изобретательства.

Москва, ГИЗ, 1929

Обложка С. Сенькина.

Арена: Театральный альманах. Пб., 1924.

В альманахе участвуют: М. Кузмин, Н.Н. Евреинов,

В.М. Бехтерев, В.А. Теляковский, Е. Кузнецов,

С. Радлов, Ю. Анненков.

В издательской конструктивистской обложке

работы Валентины Ходасевич.

Слово «конструктивизм» использовался художниками русского авангарда  и архитекторами ещё в 1920 году: конструктивистами себя называли Александр Родченко и Владимир Татлин — автор проекта Башни III Интернационала.

Александр Родченко. Ленгиз. Книги по всем отраслям знаний.

Плакат. 1925. 62х88 см.

Истоки конструктивизма следует искать в теории и практике русского дореволюционного авангарда: в творчестве поэтов-футуристов, которые объявили войну всем ценностям прошлой эпохи, а также в деятельности «левых» художников, искусство которых являлось своеобразной лабораторией «чистых» форм, красок, конструкций. В футуристических изданиях и сборниках 1910-х гг. — «Пощечина общественному вкусу», «Рыкающий Парнас», «Первый журнал русских футуристов» и т.п., в стихах В. Маяковского, В. Каменского, Д. Бурлюка, В. Хлебникова, А. Крученых провозглашалась свобода от всех классических канонов и идея тотального «словотворчества».

Эль Лисицкий (оформление и редакция). Вещь. Журнал.

Международное обозрение современного искусства.

№№1-2,3 (март-апрель-май). Берлин, Скифы, 1922.

Считая литературный язык материалом, который наряду с другими элементами художественной формы должен подвергнуться обработке в соответствии с новыми задачами, футуристы в стихах часто отрицали патриархальную сущность старого общества, воспевали город и урбанистическую культуру, развивающийся индустриальный быт.

Владимир Маяковский. Александр Родченко. Лучших сосок не было и нет!

Плакат. 1923. 99х69 см.

В создании многих футуристических книг и сборников принимали участие не только поэты, но и художники — Н. Гончарова, 0. Розанова, П. Филонов и другие, которых увлекала идея соединить слово и изображение, а также усилить значение текста оригинальной композицией шрифта, особой графикой букв, необычной фактурой бумаги, что видоизменяло традиционные полиграфические каноны.

Госплан литературы. Сборник литературного центра

конструктивистов (ЛЦК) под редакцией

Корнелия Зелинского и Ильи Сельвинского.

Обложка работы Н. Купреянова.

Конструкция книги - её авторов.

Москва; Ленинград: «Круг», [1925].

Алексей Чичерин, Николай Купреянов и Борис Земенков.

Мена Всех.

Конструктивисты поэты Алексей Чичерин,

Илья Сельвинский и Корнелий Зелинский.

Москва, 1924.

В 1910-е гг. русские мастера проводили яркие эксперименты во всех видах изобразительного искусства — шло тотальное разрушение пластических законов, свойственных фигуративному искусству прошлого. Супрематические полотна К. Малевича, его знаменитый «Черный квадрат» (1913) стали одним из самых выразительных манифестов, свидетельствующих о кризисе изобразительности в искусстве. Беспредметные картины 0. Розановой и И. Клюна, «живописные контррельефы» В. Татлина, «пластическая живопись» Л. Поповой, «живописная скульптура» И. Пуни, «сделанные картины» П. Филонова, «пространственная живопись» П. Митурича, «живописная работа материалов» Л. Бруни — основу этих исканий определяли тенденции к «овеществлению» и технологизации станкового творчества.

Александр Родченко. Киноглаз. 6 серий.

Плакат. 1924. 96х71 см.

Кино-фот. №№ 1-3, 5.

Пг, Кино-фот, август-декабрь, 1922.

Оформление А. Родченко и А. Гана.

Кино-фот. Вышло всего 6 номеров. 1922, №№ 1-5; 1923, № 6.

Рэнд А. Пола Негри.

Москва-Ленинград, кино-издательство РФСР, 1925.

Популярная кино-библиотечка.

Обложка Марка Кирнарского.

Неслучайно в газете «Искусство коммуны» (декабрь 1918-апрель 1919) — органе печати «левых» мастеров, которые с восторгом встретили революцию 1917 г., — писалось о «живописном материализме», предполагающем отношение к картине как к самоцели, как к конструктивной системе форм красок. Именно поэтому достаточно логичным для многих мастеров стал приход к конструктивизму, который возник в 1920-е гг. на основе идей «производственного искусства».


Возьмем к примеру, L’Art Decoratif et Industriel de l’U.R.S.S. Edition du Comite de la section de l’U.R.S.S. a l’Exposition Internationale des Arts decoratifs. Paris, 1925. Moscou, [la Manufacture des Papiers d’Etat de l’U.R.S.S.], [1925]. – Декоративное и индустриальное искусство СССР. Издание Комитета Секции СССР на Международной выставке декоративного искусства в Париже, 1925 г. М., [типография ГОЗНАК, 1925]. 94, [2], XXVIII с.; с иллюстрациями в тексте и 13 иллюстрациями на отдельных листах. 26,8х19,8 см. Тираж 3000 экземпляров. На французском языке. Редакция: П. Коган, В. Никольский, Я. Тугенхольд. Текст: Д. Штеренберга, А. Эфроса, А. Сидорова, А. Луначарского, Д. Аркина, О.Д. Каменева и др. Отпечатано на мелованной бумаге. В хромолитографированной конструктивистской обложке работы А. Родченко.

 

Впервые они стали разрабатываться на страницах упомянутой уже газеты, где был выдвинут лозунг «искусство в производство» и целью всякого творчества было объявлено «материальное создание вещей». Конструктивизм рассматривался первоначально лишь как переходный этап в цепи «вещизм - конструктивизм - производственное искусство», как фаза в движении к производственничеству.

Антон Лавинский. Броненосец Потемкин. 1905 год.

Плакат. 1926. 72,5х108,5 см.

Но из промежуточной стадии он быстро превратился в самостоятельное течение со своей характерной системой средств и приемов выразительности. Один из главных теоретиков «производственного искусства» Борис Арватов писал, что «…будут не изображать красивое тело, а воспитывать настоящего живого гармоничного человека; не рисовать лес, а выращивать парки и сады; не украшать стены картинами, а окрашивать эти стены». Идеи «производственного искусства» получили теоретическое развитие в ряде статей О. Брика, Б. Кушнера, Н. Чужака, в сборнике «Искусство в производстве (1921), в книгах Н. Тарабукина «От мольберта к машине» (1923), Б. Арватова — «Искусство и классы» (1923), «Искусство и производство» (1926), «Об агит- и прозискусстве» (1930), в журнале «ЛЕФ» (1923-25) и других изданиях.

Николай Тарабукин. От мольберта к машине.

Москва, изд. "Работник просвещения", 1923.

Обложка Антонины Сафроновой.

«Производственное искусство» постепенно отошло в историю и быстро забылось, однако, сам по себе термин конструктивизм был произнесён именно теоретиками этого направления (в их выступлениях и брошюрах постоянно встречались также слова «конструкция», «конструктивный», «конструирование пространства»). В них утверждался приоритет инженерных приемов творчества, «бесполезной» красоте станковых произведений противопоставлялось рациональное конструирование нужных человеку предметов быта. В эстетической программе, универсальной для всех родов художественной деятельности, решительно отрицалось «чистое» искусство прошлого, основанное на воображении творца и его интуиции.

Алексей Ган. Первая выставка Современной Архитектуры.

Плакат. 1927. 107,5х72,5 см.

Вместо этого с помощью точного расчета и машинной деятельности предлагалось создание конкретных вещей для каждодневной жизни — мебели, одежды, вывесок, посуды. Но для всего этого необходимо обращение к индустриальному производству, которое в царской России было развито недостаточно. Считая, что только революция 1917 г. дала возможность пролетариату овладеть техникой, «производственники» полагали, что с ее помощью решится и проблема гармонизации всей предметно-материальной среды нового общества. Акцент на технику объяснялся не только ее практической необходимостью, но и широкими возможностями последней для социально-преобразовательных процессов в новом обществе.

Крученых А. На борьбу с хулиганством в литературе. Издание автора.

Обложка Густава Клуциса. Москва, 1926.

Крученых А. Четыре фонетических романа. Издание автора.

Оформление Густава Клуциса и Марии Синяковой. Москва, 1927.

Крученых А. Язык Ленина.

Одиннадцать приемов ленинской речи.

Москва, Всероссийский Союз Поэтов, 1925.

Обложка В. Кулагиной-Клуцис.

Третьяков С. Джон Хартфильд.

Москва, Изогиз, 1936.

Оформление Соломона Телингатера.

Третьяков С. Фотомонтер Джон Хартфильд. Берлин. 1931.

Оформление Соломона Телингатера.

Механизация сельского хозяйства.

М.: Сельхозгиз, 1940.

ГИЗ колхозной и совхозной литературы.

Художник Соломон Телингатер.

Молодая гвардия. За Ленина.

Под ред. Л. Авербаха, Бела-Куна, Л. Каменева и О. Тарханова.

М., 1924. Оформление Густава Клуциса,

Александра Родченко и Сергея Сенькина.

А. Безыменский. Партбилет № 224332. Стихи о Ленине.

ГИЗ, 1930. Оформление Густава Клуциса.

Памяти погибших вождей.

Альбом воспоминаний под редакцией Феликса Кона.

Худ. Г. Клуцис.

Одобрено Комиссией по десятилетию

Октябрьской революции при ЦИК СССР.

[Москва], Московский рабочий, 1927.

88 c., 23 л. портретов.

В издательском конструктивистском переплёте

с фотомонтажом Г. Клуциса. 42x25 см.

Хав В. Огонь.

Москва, Молодая гвардия, 1931.

Обложка Густава Клуциса.

Илья Лин. Дети и Ленин.

Москва, Молодая Гвардия, 1924.

Фотомонтаж Г. Клуцис и С. Сенькина.

Горный В. Петяш.

Обложка и иллюстрации худ. Клуцис.

М.: Новая Москва, 1926

(Мосполиграф - Типо-цинкография „Мысль печатника”).

Кручёных, А. Приёмы ленинской речи.

К изучению языка Ленина. 3-е изд.

М.: Всероссийский Союз Поэтов, 1928.

60, [2] с.: ил.; 17,5х13 см. 1000 экз.

В шрифтовой издательской обложке работы Г. Клуциса.


Крученых А. 15 лет русского футуризма.

Москва, изд. Всероссийского Союза Поэтов, 1928.

Обложка Густава Клуциса.



Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?