Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 81 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Энциклопедический словарь. Ф. А. Брокгауз и А. И. Ефрон. - 5

Блистательный отечественный литературовед Леонид Петрович Гроссман (1888-1965) выпустил в 1920-е гг. в издательстве «Брокгауз и Ефрон» три прекрасные книги: «Театр Тургенева» (1924, с рисунками М.В. Добужинского, обложка Д.И. Митрохина), «Путь Достоевского» (1924, обложка Б.М. Кустодиева) и «Пушкин в театральных креслах» (1926). Если первые две книги вызвали ряд положительных, но небольших рецензий: «Книга («Театр Тургенева») написана очень талантливо и увлекательно... Издана она превосходно; «Книга издана превосходно и снабжена большим количеством снимков с постановок тургеневских пьес и отдельных исполнителей»; «Новая книга («Путь Достоевского») известного исследователя Достоевского представляет из себя не биографию писателя в строгом смысле, но «синтетический» очерк духовного роста Достоевского на фоне его личных впечатлений, встреч, увлечений, дружб, чтений и общих условий его трудного жизненного пути... Книга написана с большим словесным мастерством, присущим вообще Л. Гроссману, и читается с неослабным интересом», то последней книге («Пушкин в театральных креслах») было посвящено наибольшее число значительных по объему и содержательных откликов в периодической печати: «Содержание книжки вполне правильно охарактеризовано в подзаголовке, как "картины театральной жизни 1817-1820 годов". Действительно, это скорее ряд внутренне связанных историко-бытовых этюдов, с явно доминирующей установкой на художественность изложения, чем монография с какими-либо научными устремлениями. Крупным мастером этого малокультивируемого в наши дни жанра Л.П. Гроссман, один из преданнейших адептов теории литературной критики, как "искусства об искусстве, творчества о творчестве", - был всегда. На уровне его лучших достижений в этой трудной области стоит и рецензируемая книжка. Мастерски обрисована общая картина театральной жизни эпохи, тщательно зачерчены портреты ее отдельных представителей как из актерского мира, так и из зрительного зала. Вся указанная в конце книжки литература, как и перечисленные там же архивные материалы, использованы исключительно умело и вдумчиво. Было бы несправедливо не признать эту книжку одной из самых талантливых среди немногих изданий по трактуемому Л.П. Гроссманом вопросу»; «Гроссман прибегает к любопытному приему, который является скорее художественным, чем строгим методом. Заставляя читателя следить вместе с Пушкиным за всеми сценическими явлениями, свидетелями которых мог быть Пушкин, он обращает читателя в театрального зрителя той эпохи. Гроссман ведет свой рассказ по двум переплетающимся линиям: с одной стороны, он протягивает связующие нити между Пушкиным и театральным бытом, сценой; с другой - пытается воскресить ту атмосферу кулис, среди которых жил Пушкин, и то сценическое обаяние, которое неслось со сцены и которым, спустя столетие, автор хочет наполнить читателя. Он хочет заразить читателя волнениями, которые испытывали прилежные посетители театра той эпохи, и воскресить перед нашими глазами сценические легенды пушкинских лет. С подлинным литературным блеском, живо и образно, описан "зрительный зал" и вообще "театральный быт", где среди других "непостоянных обожателей очаровательных актрис" вырисовывается и образ Пушкина. Первые две главы относятся к лучшему, что написано об александровском театре. Очень глубоко и свежо охарактеризованы "Балеты Дидло". С неменьшею свежестью и большою наблюдательностью подчеркнута замечательная деятельность Шаховского, который, несомненно, ждет своего внимательного и смелого исследователя. Издана книга очень изящно, с хорошо подобранными иллюстрациями; благодаря своему богатому содержанию, она с несомненным вниманием будет прочитана всяким любителем театра и Пушкина (этому способствует и блестящий стиль автора)». Такую же позитивную реакцию вызвали и другие книги из раздела «История и история литературы»: «Старая Москва» В.А. Никольского (1924) («Для человека, ищущего общего и живого представления о прежнем бытовом облике города, книга может быть очень интересна и нужна»); «Тургенев и Италия» профессора И.М. Гревса (1925) («Книжка написана живо... Все существенное у Тургенева, касающееся итальянских тем, исчерпано»); «Западные паломничества в средние века» профессора О.А. Добиаш-Рождественской (1924) («Прекрасная книга, написанная знатоком средневековья, обнаруживающая не только выдающуюся эрудицию, но и удивительное чутье культуры замечательного тысячелетия. Следует, по справедливости, рекомендовать книгу О.А. Добиаш-Рождественской учителям школы, не забывшим о средневековьи и желающим дать ученикам правильное и живое его воспроизведение. Она доступна и серьезно работающим ученикам старших классов»83); «Классический Восток» академика Б.А. Тураева (1924) («"Классический Восток" академика Тураева является классическим трудом по истории Древнего Востока, не имеющим себе равных не только в русской, но и в заграничной литературе... Все отличительные особенности автора -первоклассного специалиста - ярко выразились в этом труде: обширное и глубокое знание первоисточников, исчерпывающая начитанность в литературе предмета, детальный анализ мельчайших данных, осторожно и строго проверенное общее построение»); «Очерки по истории материальной культуры восточной Европы до основания первого русского государства» профессора Ю.В. Готье (1925) («Книга, редкая по широте охвата и мастерству изложения. Первая общая работа на русском языке по русско-украинской археологии»); «Сборник Российской Публичной библиотеки» (1924, положительная рецензия Р. Гольдарбейтера в «Педагогической мысли», 1924, № 2, с. 75-76) и др. В разделе «Биографии» (серия называлась «Образы человечества») заслуженное одобрение читателей вызвали книги: «Нестор-Летописец» профессора М.Д. Приселкова (1923) («Небольшая, но выпукло написанная работа М.Д. Приселкова дает в руки учителю прекрасно подобранный и интересно проанализированный материал»), «Стенька Разин» профессора С.И. Тхоржевского (1923) («Являясь результатом длительных и тщательных изысканий, книжка С.И. Тхоржевского представляет собой, пожалуй, единственный очерк из многочисленных в последнее время, дающий правильное освещение народного движения конца 60-х и начала 70-х годов XVII в. и на его фоне фигуры Разина»87), «Генрих Шлиман» профессора Д.Н. Егорова (1923) («Книжка задумана и выполнена превосходно... читаешь ее, не отрываясь, притягиваемый увлекательным содержанием и искусством изображения... Она дышит сильным чувством Шлимонова лица и Шлимонова века и овеяна какими-то освежающими вихрями современности»88), «Александр I» профессора А.Е. Преснякова (1924) («Книга А.Е. Преснякова будит мысль, ставит вопросы. Ее значение прежде всего в том, что она положила начало подлинно историческому изучению Александра и явилась блестящим вкладом в разработку истории русского самодержавия; для дальнейшей работы над изучением природы последнего построения А.Е. Преснякова совершенно необходимы»). Целый ряд шедевров, выпущенных издательством в 1920-е гг., относится к разделу «Искусство». Самый большой резонанс вызвало появление дневника замечательного русского художника Е.Е. Лансере «Лето в Ангоре» (1925) с многочисленными рисунками автора. «Несомненный вкус, грациозный, но зыбкий рисунок под кружевом осторожного эстетизма - все свойства основоположников "Мира искусств", присущие Лансере, выявлены в "каникулярных" работах маститого мастера, -откликнулась на выход книги газета «Заря Востока». - Е. Лансере -художник, имеющий в истории русского искусства свое определенное и вполне заслуженное имя». А саратовская газета «Известия» добавляла: «Без особых притязаний Е. Лансере дает картинки быта, как он его видел. Самое ценное в книжке - это прекрасные рисунки, сделанные автором. Сделанные рукой тонкого мастера, они не только доставляют большое наслаждение, но и дают яркое представление о бытовой стороне турецкой жизни». Журнал «Среди коллекционеров» отмечал, что «просто изложенная, книга (В.А. Никольского «Древнерусское декоративное искусство») рассчитана на широкий круг читателей, и этот читатель найдет в ней сжато, но исчерпывающе составленные очерки по крестьянскому искусству, по искусству обработки металла (эмаль, скань, чеканка и т. д.), по искусству шитья, резьбы, по древнерусской графике и керамике. Четко воспроизведенные на плотной меловой бумаге довольно многочисленные иллюстрации снабжены особыми описаниями. Издана книжка внимательно, с любовью к делу». Газета «Жизнь искусства» откликнулась на выход в издательстве «Брокгауз и Ефрон» книги известного художника В.Н. Талепоровского «Павловский парк» (1923) с 54 рисунками автора: «Талантливо, с истинным проникновением в "душу Павловска",— в духе его времени написан вступительный общий исторический очерк. Сжато и лаконично дано описание парка и его отдельных частей... Характерные рисунки автора оживляют внешность издания». «Красная газета» откликнулась на выход книги С.Н. Тройницкого «Фарфор и быт» (1924): «Изложена книжка, как и прежние работы автора, очень ясно, деловито и стройно. Исторические справки и детальное описание чередуются с интересными рассказами, ярко характеризующими историю развития бытовых форм жизни в Европе и России. Внешне книжка издана превосходно». Среди изданий раздела «Памятники искусства и быта в Ленинграде» пережили свое время: «Фонтанный дом Шереметевых» В.К. Станюковича (1923), «Дом Шуваловых» М.С. Коноплева (1923) (с гравюрой на дереве А.П. Остроумовой-Лебедевой), «Дворец Меншикова» К.В. Ползикова-Рубец (1923), «Летний сад при Петре Великом» А.В. Карлсона (1923). Все эти небольшие книжечки, стоившие всего по 50 к., вызвали положительные отзывы в прессе, как в отечественной, так и в русской эмигрантской: «Книжки, хорошо изданные, являются ценными пособиями для экскурсий по Петрограду»; «Идея подобных, почти популярных, но вполне толково и с большой осведомленностью составленных брошюр - прекрасна». Детская литература составляет очень небольшой процент от всех книг издательства «Брокгауз и Ефрон» 1920-х гг., однако и здесь есть шедевры: стихи С.Я. Маршака «Приключения стола и стула» (1924) с рисунками в красках Б.М. Кустодиева, стихи Н.А. Павлович «Паровоз-гуляка» (1925) с рисунками Б.М. Кустодиева, «Веселая азбука» (1925) с рисунками в красках М.В. Добужинского, стихи М. Фромана «Мышонок Алешка и кошка Матрешка» (1925) с рисунками В.М. Конашевича. После октября 1917 г. издательство «Брокгауз и Ефрон» выпускало также журнал «Педагогическая мысль» (до 1924 г.). Всего с 1922 по 1930 г. вышло в свет 186 названий книг (202 издания). Большинство из них зафиксировано в «Каталоге издательства "Брокгауз - Ефрон". Март 1927» (Л., [1927]). Утверждение Т.Н. Румянцевой, что главной причиной ликвидации издательства «Брокгауз и Ефрон» в 1931 г. была стабилизация государственной системы книгоиздания, ошибочно. Все дело в том, что в 1931 г. большевики ликвидировали остатки даже той относительной свободы, которая существовала в 1920-е гг. под неусыпным надзором ГПУ и ОГПУ, а следовательно, были закрыты все частные издательства. Наступила эпоха жестокого подавления любой свободы и инакомыслия. И это продолжалось в России 70 лет. Но «Энциклопедический словарь» Брокгауза и Ефрона пережил свое время. И лучшим доказательством этого является его репринтное воспроизведение в 86 томах в 1990-е гг. петербургской издательской фирмой «Полрадис».



Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?