Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 511 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Библиографический кабинет Rarus's Gallery. Топ 20 крупнейших официальных русских продаж антикварных книг и рукописей за 2006 год:

1. Price Realized: $ 749,240

Возглавляют рейтинг - Древности Российского государства, изданные по Высочайшему повелению Императора Николая I. Отделения 1-6. Москва, тип. Августа Семена, 1849-1853. Уход: £400,000. Сотбис. 31 мая 2006 года. Сессия 2. The Russian sale. Лондон. Лот № 303А. 7 томов иллюстраций в великолепных марокеновые переплетах эпохи с богатым тиснением золотом. 517х377 мм. Тройной золотой обрез. 8-й том -тексты. Также в марокеновом переплете эпохи с тиснением золотом на корешке. 315х233 мм. Тройной золотой обрез. Отд. 1: Святые иконы, кресты, утварь храмовая и облачение сана духовного. 1849. 229 с. [Альбом иллюстраций.] Рисован академиком Ф. Солнцевым. 112л. иллюстраций. Отд. 2: Древний чин царский, царская утварь и одежды. 1851. III, XIV, 119с. [Альбом иллюстраций.] 147 л. иллюстраций. Отд. 3: Броня, оружие, кареты и конская сбруя. 1853. XXIII, 151 с. [Альбом иллюстраций.] 147 л. иллюстраций. Отд. 4: Древние великокняжеские, царские, боярские и народные одежды, изображения и портреты. 1851. II, 88 с. [Альбом иллюстраций.] 72 л. иллюстраций. Отд. 5: Древняя столовая и домашняя утварь. 1853. IV, XX, 108 с. [Альбом иллюстраций.] 72 л. иллюстраций. Отд. 6: Памятники древнего русского зодчества. 1853. 110, II с. [Альбом иллюстраций.] 39 л. иллюстраций. Всего 508 нумерованных хромолитографий. Названия на русском и французском языках. 511 x 362 мм. У истоков этого удивительного издания стоял президент Академии художеств, ди­ректор Публичной библиотеки А.Н. Оленин. В 1841 году, готовя проект свода гравирован­ных изображений памятников культуры и бы­та Древней Руси, Алексей Николаевич писал: "Цель сего сочинения состоит в том, чтоб старинные наши русские нравы, обычаи, об­ряды, одежды духовные, военные, светские, простонародные, а также жилища и здания, степень познания и просвещения, промыш­ленности, искусства, ремесла и разные пред­меты в общежитии сделались известными -посредством ваяния или рисования - во всей их точности и с сохранением их характера или вида". Для реализации этого замысла Оленин пред­ложил кандидатуру своего давнего воспитан­ника по Академии художеств, бывшего крепо­стного, в 32 года ставшего академиком жи­вописи, - Фёдора Григорьевича Солнцева (1801-1892). Оленин поручил Солнцеву зарисовку "рязан­ских древностей" — золотых и серебряных ук­рашений, случайно обнаруженных в 1822 году двумя крестьянами близ Старой Рязани. Полу­ченный результат превзошёл все ожидания, и в 1830 году рекомендованного Олениным Солнцева по высочайшему повелению напра­вили в специальную экспедицию по древним русским городам и монастырям "для срисовы­вания старинных наших обычаев, одеяния, ору­жия, церковной и царской утвари, скарба, кон­ской сбруи и прочих предметов, принадлежа­щих истории". Оружейная палата и соборы Московского Кремля, Владимир, Юрьев-Польский, новго­родский Софийский собор, Ярославль, Тор­жок, Псков, Печоры, Киев, Рязань, Суздаль, Новый Иерусалим — таков далеко не полный перечень мест, где работал художник. "Только благодаря ему сохранились многие важные исторические предметы если не в подлинниках, теперь уже утраченных, то, по крайней мере, в верных копиях". Эта оценка деятельности Солнцева была дана ещё в конце XIX века. Как известно, 17 апреля 1843 года Оленин умирает. Однако уже через год, 27 апреля 1844 года, по распоряжению Николая I был создан спе­циальный комитет для издания "Древностей Российского государства". Его председате­лем стал археолог, историк и меценат, глава Московского общества истории и древностей российских граф С.Г. Строганов. В комитет во­шли также историк И.М. Снегирёв, писатель, драматург, директор московских театров и Ору­жейного палаты М.Н. Загоскин, литератор А.Ф. Вельтман, с 1842 года занимавший пост по­мощника директора Оружейной палаты. Строгановский Комитет взял на себя подготовку научного и справочного аппарата. Солнцев готовил глав­ное - рисунки для воспроизведения. Импера­тор Николай I, покровительствовавший проекту, выде­лил 100 тысяч рублей золотом. Первый том «Древностей» увидел свет в 1849 году. Последний - шестой - в 1853-м. На каж­дый том рисунков приходился дополнитель­ный том с пояснениями. Более полную информацию об этом издании вы найдёте у нас на сайте в разделе "Русские книжные сокровища".

2. Price Realized: $ 709,171

На втором месте - Стравинский, Игорь Фёдорович (1882-1971). Рабочая рукопись оперы “Соловей” (1908-14) по Г.Х. Андерсену в 3-х актах. (“The Nightingale”,“Le Rossignol”). 2 т.т. в п/к переплетах с тиснением золотом на крышках. Т1: Акт I. 58 нотно-музыкальных страниц в 28 строчек. 44х36 см. 1908-1909.  Т2: Акты II-III. 77 нотно-музыкальных страниц в 40 строчек. 40х30.5 см. Акт II подписан латиницей: Лозанна, 4 января 1914 года. В начале первого тома стоит подпись“I. STRAVINSKY”, в конце каждого акта: “IGOR STRAVINSKY”. Уход: £377,600. Аукцион Сотбис. 19 мая 2006 года. Сессия 1. Musical Manuscripts. Лондон. Лот № 156. Игорь Фёдорович проработал над оперой с переменным успехом почти 6 лет. Концерт-премьера состоялась 26 мая 1914 года в Париже в рамках “Русских сезонов”. Долгие годы И.Ф. Стравинский был одним из “властителей дум” музыкантов XX века. Лучшие произведения великого русско-американского композитора, дирижера и пианиста стали достоянием мировой художественной культуры.

3. Price Realized: $ 375,571

На третьем призовом месте - Алексей Кручёных, Ольга Розанова. "Вселенская война. Ъ. Цветная  клей". Пг.: Типография Т-ва "Свет", 1916, 4 л.л., 12 л. коллажей, 22x33 см. Причем один из рисунков вложен. Уход: €292,000. Аукцион Кристис. 23 мая 2006 года. Bibliothèque d'un Amateur Européen. Париж. Лот № 77. Непревзойденный шедевр книжного искусства - рукодельная "Вселенская война" со стихами Крученых – беспредметные цветные аппликации рождают удивительный эффект радостного распада или своего рода апокалиптического праздника. Текстовые листы (текст набран на одной стороне листа ти­пографским способом):

I.  Обложка [заголовок].

II.  Вступление [содержание листов 1-3].

III.  [Содержание листов 4-12].

IV. Задняя сторона обложки: Книги будетлянъ издания 1916 г.

“Вселенская война. Ъ. Цветная  клей” по известности уступает только книге Казимира Малевича "Супрематизм. 34 рисунка"(Витебск, 1920) и является “лебединой песней” всего творчества великой художницы – авангардистки.

Коллажи:

1. Битва Будетлянина с Океаном, 210x300 мм.

2. Битва Марса со Скорпионом, 211x300 мм.

3. Взрыв сундука, 209x300 мм.

4. Битва с Экватором, 210x168 мм.

5. Предательство, 211x300 мм..

6. Разрушение садов, 215x300 мм..

7. Битва Индии с Европой, 220x230 мм.

8. Тяжелое орудие, 227x301мм.

9. Германия в задоре, 212x300 мм.

10. Германия во прахе, 211x300 мм.

11. Просьба победы, 212x299 мм.

12. Военное государство, 210x298 мм.

Тираж этого издания остается неизвестным. На основании текста объявления на задней стороне обложки, где назван тираж аналогичной книги Ольги Розановой "Войны" (100 экз.), эту цифру условно относят и к ти­ражу "Вселенской войны". На сегодняшний день известно не больше 20 экз., каждый из которых может считаться уникальным. В каждом из них варьируется как характер бумаги, на которую наклеены аппликации, так и фактура цветной бумаги, из которой они изготовлены. Наконец, незначительно, но все же различаются и сами формы накле­ек. Особенно заметно это на примере композиции № 7, в которой пропорции "стоящей фигуры", вырезанной из бе­лой бумаги, в каждом экз. оказываются разными. Известны экз., где большая часть коллажей выполнена на тонкой, насыщенного синего цвета бумаге (например, из бывшей коллекции Костаки), в других — как и в описываемом — на ней изготовлены лишь некоторые коллажи. Остальные исполнены на так называемой "сахарной" бумаге голубого оттенка, которая использовалась и в "Заумной гниге" (эту бумагу, из которой дети "вырезают зайчиков", вспоминала в "Шарманке" Е. Гуро (с. 25)). Композиции № 4 и 8 во всех известных экз. сделаны на листах тонкой белой бумаги, причем в первом случае на нее наклеена папиросная бума­га розового цвета, которая и является основой для коллажа. Используемая в коллажах цветная бумага имеет глянцеви­тую поверхность, в некоторых случаях встречается исполь­зование черной ткани: в композиции № I — узкая полоса в правой части листа, в композиции № 3— для обозначения черного прямоугольника и в композиции № 7 — для двух узких полос. В коллаже № 6 оранжевые прямоугольные формы в экз. из ГТГ заменены полосками оранжевой тка­ни. В листе № I для овального сегмента с треугольным вы­резом внутри использовалась так называемая "мраморная" бумага, сине-черного рисунка, как в описываемом экз., или желто-коричневого, как в экз. из бывш. колл. Костаки и в экз. Музея современ. искусства в Нью-Йорке. В листах № 4, 8 применена тонкая папиросная бумага разных оттенков, из нее же вы­полнены: вырезка в виде звезды в листе № 3, узкая полоска в № 10 и прямоугольный сегмент внутри "короны" в № 12. В издательской и выставочной практике часто встречаются случае экспонирования коллажей (например, № 1-3, 7-8, и-12) в "перевернутом" или даже "вертикальном" виде. В этих случаях их "предметность" проявляется наиболее активно. В то же время надо заметить, что в самом альбоме чаще всего встречается "перевернутое" — по отношению к возможному "предметному" прочтению – положение коллажей. На это указывают места крепления листов, которые располагаются слева. В ряде экземпляров лист №4 отсутствует. На последней странице обложки указана дата  получения цензурного разрешения – 28 января 1916 года. Работа над коллажами велась с весны 1915 года. Из недавно опубликованной переписке Розановой можно понять, что летом она занималась изготовлением части тиража по образцам, наклеенным Кручёных в Баталпашинске (Черкесске). В её письмах также содержатся советы по подбору бумаги, например, предложение “для одного и того же рисунка брать бумаги разной плотности. Разнообразнее фактура будет”. Розанова, Ольга Владимировна (1886–1918),  родилась в городке Меленки (Владимирская губерния) 21 июня (3 июля) 1886 в семье уездного чиновника. С 1896 жила во Владимире. Приехав в Москву, в 1907–1910 посещала Строгановское художественно-промышленное училище и частную школу-мастерскую К.Ф.Юона. В 1911 занималась в школе Е.Н.Званцевой в Петербурге. Участвовала в выставках и изданиях «Союза молодежи», а также «Бубнового валета». Входила в организованное К.С.Малевичем недолговечное общество «Супремус» (1917). Была близким другом А.Е.Крученых. Жила в Петербурге-Петрограде и (с 1915) в Москве, летом наезжая во Владимир. Уже ранним, фовистским ее вещам (Красный дом, 1910, Русский музей) присущи яркие и декоративные цветовые контрасты. Окончательно ее талант сформировался в дизайне футуристических книг В.В.Хлебникова и Крученых (Старинная любовь. Бух лесиный, Взорваль; обе – 1913; и др.), где ей удалось (по словам последнего) сочетать «ужасы кубизма» с «женским лукавством». Шедевром ее книжного искусства стала рукодельная Вселенская война со стихами Крученых (1916). Ирония и драма в ее картинах часто переплетаются (цикл Игральные карты, 1916, созданный для публикации в виде современных лубков). Кубофутуристские и супрематические эксперименты претворяются в поэтику «зауми», загадочного гротеска (Метроном, 1915, Третьяковская галерея; Сон игрока, 1910-е годы, Художественный музей, Самара), а иной раз – в абстракции, сводящие цвет и форму к некоему первозданному минимуму (Зеленая полоса, 1910-е годы, Музей-заповедник, Ростов). После Октябрьской революции Розанова работала в отделе ИЗО (Коллегия по делам изобразительных искусств) Наркомпроса, стремясь наладить деятельность художественных промыслов в Абрамцево, Сергиевом Посаде и других центрах. Розанова скоропостижно скончалась от дифтерита в Москве 8 ноября 1918.

Price Realized: $ 352,000

Нельзя не отметить лот из раздела книжной графики - Марк Шагал (1887 – 1985). Альбом цветных литографий, подписанных знаменитым художником. 4 рассказа из “Сказки 1001 ночи”. Нью-Йорк, Pantheon Books, Inc., 1948. 45,5х35,4 см. Комплектный экземпляр на бумаге верже из 13-ти цветных литографий, подписанных автором - Deluxe Edition. Весь тираж 100 нумерованных и подписанных автором экземпляров. Наш экземпляр из 10, особенных: 1 дополнительная литография. В обычных экземплярах из 90: 12 цветных литографий. Уход: $352,000. Аукцион Кристис. 1-2 мая 2006 года. Prints and Multiples. Нью-Йорк. Лот № 57. Еще во время пребывания в США Шагал освоил в иллюстрациях к арабским сказкам 1001 ночи технику цветной литографии. Именно литография, цветная и черно-белая, становится отныне излюбленным видом печатной графики художника. “Сказки Тысячи и Одной Ночи”  — памятник средневековой арабской литературы, собрание рассказов, объединённое историей о царе Шахрияре и его жене по имени Шахразада (Шахерезада).  Шагал — один из самых фантасмагорических лиричных живописцев XX века.

“Рисую мир в оцепененье сна.

Когда мой лес завалит снегопадом,

Картины превратятся в сновиденья.

Но столько лет я среди них стою!

Я жизнь провел в предощущенье чуда”.

(Марк Шагал)

В предисловии к книге Ж. Кэна “Шагал-литограф”, вышедшей в Париже в 1960 году, Шагал напишет: “Мне кажется, мне чего-то не хватало, если бы я, оставив в стороне цвет, не занялся в определенный момент жизни гравюрой и литографией. С самой юности, когда я только начал пользоваться карандашом, я искал чего-то, что могло разливаться, подобно большому потоку, устремленному к далеким и влекущим берегам. Когда я брал в руки литографский камень или медную доску, мне чудилось, что у меня в руках талисман. Мне казалось, что я могу поместить на них все мои печали и радости... Все, что наполняло мою жизнь: рождения, смерти, животных, бедных рабочих, родителей, влюбленных в ночи, пророков на улице, в храме и на небе. И с возрастом - трагедию жизни в нас и вокруг нас. Когда я беру инструменты для работы, я ощущаю все различие между литографией, рисунком и офортом. Можно неплохо рисовать, но не чувствовать пальцами самый нерв литографии, так же, как любой штрих гравюры должен выявлять всю ее специфику, не имеющую ничего общего с ремесленной ловкостью”.  Одну из главных особенностей гравюры Шагал видел, в частности, в том, что с ее помощью можно было передать одновременно микрокосмичность и непрерывность, целостность Бытия, которые лежали в основе видения самого художника. «Я всегда мечтал работать над книгами», - писал Шагал, добавляя, что понимал эту работу как «сродственность в искусстве», «потому что через все искусства проходит некая «линия сердца», их соединяющая».  Эта «линия сердца» соединяла Шагала с множеством литературных произведений современности и прошлого, среди которых главное место занимала Библия. Еще в 1910-е годы художник создал ряд магических по выразительности рисунков тушью к прозе и поэзии еврейских писателей. Однако подлинным художником книги он стал после отъезда из России на Запад, во время своего пребывания в 1922-1923 годах в Берлине. Пользуясь советами известного гравера Германа Штрука, а также некоторых других специалистов, он в совершенстве овладел техникой офорта, сухой иглы, акватинты и черно-белой литографии. Именно в Берлине Шагал создал свою первую, замечательную по выразительности, но еще сравнительно небольшую книжную серию из 20 офортов, являвшихся иллюстрациями к автобиографической книге «Моя жизнь». Получив в сентябре 1923 года приглашение от известного маршана и издателя А. Воллара, художник уезжает в Париж, который отныне становится, как он выражался, его «вторым Витебском». Отвергнув придуманную Волларом тему для иллюстраций, Шагал предложил собственную - «Мертвые души» Гоголя. С 1923 по начало 1926 года он выполнил 96 листов в технике офорта, сухой иглы и акватинты, которым было суждено стать одной из вершин его книжной графики.  Последней большой работой Шагала в 1920-е годы в области печатной графики явились 100 гравюр к «Басням» Лафонтена, предваренные 100 гуашами, показанными на выставке, приуроченной к юбилею классика французской литературы. Выставка неожиданно закончилась скандалом из протестов националистически настроенных критиков. Воллару пришлось писать записку в Палату Депутатов, в которой он оправдывал свой выбор художника-иностранца, еврея из Белоруссии, его гениальной способностью создавать волшебно-фантасмагорические и народные по духу образы, которые были близки изначальным источникам творений Лафонтена. Однако самым грандиозным трудом Шагала в области печатной графики, охватывающим период с начала 1930-х по послевоенные годы, явились иллюстрации к Библии. По его признанию, он начал мечтать о них сразу после приезда в Париж, но мечта эта смогла стать явью лишь после поездки художника в 1931 году в Палестину, а также в Сирию и Египет. Впечатления от этого путешествия, которые он называл «сильнейшими в своей жизни», слившись с воспоминаниями о родном мире белорусских местечек, послужили основой 105 офортов, законченных уже после войны. «В Израиле, - вспоминал он, - мне открылась Библия и еще что-то такое, что есть часть моего существа». В библейской серии Шагал проявил себя как один из немногих подлинно религиозных художников ХХ века, чьи творения, перекликавшиеся с творчеством Рембрандта и Эль Греко, одновременно принадлежали новому времени и стояли в ряду с самыми значительными художественными свершениями эпохи. Вслед за «Мертвыми душами» и «Баснями» Лафонтена Библия была издана Териадом в Париже в 1956 году; впоследствии один экземпляр тиража был подарен семьей художника ГМИИ им. А.С. Пушкина, а несколько листов, датированных 1931-39 годами, переданы в дар немецкими коллекционерами Музею Марка Шагала в Витебске. На одном из листов древние иудеи несут стелу, обрамляющую раскрытые скрижали Завета, полученные Моисеем от Бога на горе Синай. Над скрижалями два царственных льва держат шестиконечную звезду, символ единства Бога и творенья. В образах евреев, несущих скрижали, есть рембрандтовская глубина и духовность, но также чисто шагаловская непосредственность и экспрессивность. На другом листе Соломона провозглашают царем Израиля. Юный царь восседает на муле с человеческим, как обычно у Шагала, взглядом, окружен ликующим народом, пляшущим и трубящим в трубы, и кажется погруженным в целомудренно-божественную тишину. Впрочем, в трактовке Шагала буйное народное веселье также имеет сакральный характер. На еще одном листе Соломон предстает зрелым мужем, сидящим на троне в окружении львов, чья свирепость кажется укрощенной мягкой мудростью и величием, которыми проникнут образ царя. Среди последних графических серий Шагала - цветные офорты к «Псалмам Давида» (1978-1979), представленные в витебском музее несколькими листами. На одном из офортов Давид трубит в рог, обращаясь к Богу с молитвой о защите от врагов, в то время как навстречу ему устремляется ангел, а солнце с лучами заключено в круг, напоминающий щит. На другом листе царь воспевает Бога и благословляет созданный им мир, в котором сосуществуют светила, ангелы, растения, неизменный шагаловский петух, земля с соборами и фигурками людей. На третьем листе «Псалмов» скорбящий царь оплакивает разрушенный город, но продолжает сохранять веру в то, что Господь «не затворил щедроты свои». Подтверждением этой надежде выглядит ангел с семисвечником в верхней части листа.

4. Price Realized: $ 300,272

На почетном четвертом месте - Стравинский, Игорь Фёдорович (1882-1971). Рабочая партитура для оперы – оратории “Царь Эдип” (1926-27), где воскрешаются черты и величавой музыки эпохи барокко, и экспрессия музыки в стиле арт-деко. Титул, 189 нотно-музыкальных страниц в 2-х актах. Ницца-Париж. П/к переплет. 35х27 см. Уход: £153,600. Аукцион Сотбис. 30 ноября 2006 года. Music and Continental Manuscripts. Лондон. Лот № 137. Оркестровка для тенора (Эдип), меццо-сопрано (Jocasta), баса-баритона (Креон), баса (Тирезиаса), тенора (Шефера), баса-баритона (Messenger). Игорь Фёдорович проработал над оперой почти весь 1926 год. Концерт-премьера состоялась 30 мая 1927 года в Париже в Театре Сары Бернар под управлением автора. Над I-м актом подписано автором: Igor Strawinsky (1926-1927). В конце партитуры: “Acheve l’orchestration, Paris, 11 Mai 1927. Igor Strawinsky”.

5. Price Realized: $ 245,922

На пятом месте - 5х5=25. Выставка живописи. Каталог-манифест. Александра Экстер, Любовь Попова, Александр Родченко, Варвара Степанова (ВАРСТ) и Александр Веснин. Москва, 1921. 17,7х11,2 см. Уход: €191,200. Этот буклет с титулом и обложками состоит из 12 листов. Все экземпляры авторские, сделанные от руки участниками выставки, проходившей в 1921 году в клубе Всероссийского союза поэтов. Тираж 25 экземпляров. Аукцион Кристис. 23 мая 2006. Bibliotheque d'un Amateur Europeen. Париж. Лот № 11. Экземпляр Александры Экстер. Обложка — кисти Ал.Веснина (гуашь), плюс 5 работ: В.Степанова (гравюра на линолеуме, как ч/б, так и цветная); Ал.Веснин (гуашь); Л.Попова (цветная гравюра на линолеуме); А.Родченко (рисунок циркулем); А.Экстер (гуашь). Чрезвычайная редкость!

- Couverture peinte à la gouache d'Alexandre Vesnine.

- Gouache en couleurs, monogrammée à la mine de plomb, d'Alexandra Exter.

- Dessin aux crayons de couleur, sur papier quadrillé, monogrammé, d'Alexandre Rodtchenko.

- Linoléum en couleur, monogrammé à la mine de plomb, de Liubov Popova.

- Gouache et encre en couleur, monogrammee à la mine de plomb, d'Alexandre Vesnine.

- Linoléum en noir et en couleur, signé à l'encre, de Varvara Stepanova.

Выставка "5х5=25" показала эволюцию молодых художников от станковой живописи к "цветоконструкциям", "конструкциям пространственных сооружений" и далее к дизайну, создание рисунков для текстиля и моделей одежды, эскизам интерьеров и полиграфическим работам.

6. Price Realized: $ 227,288

На шестом месте т.н. Коронация Александра II. Экземпляр из бибилиотеки Варвары Хейд Хасссельбальх, внучки датского посла фон Плессена, участвовавшего в церемонии, и княжны Варвары Гагариной. Уход: €181,250. Аукцион Бруун Расмуссен № 765. 12 декабря 2006 года. Копенгаген. Лот № 4112. (Архива продаж на сайте аукционного дома нет). Description du Sacre et du Couronnement de leurs Majestés Impériales l'Empereur Alexandre II et l'Impératrice Marie Alexandrovna. Описание священного коронования Их Императорских Величеств Государя Императора Александра II и Государыни Императрицы Марии Александровны всея России. Спб.-Paris (Lemercier), 1856. С 52 рисунками в тексте и вне текста, при этом 19 full-page хромолитографий и 33 рисунка в тексте, исполненными на дереве и стали, и представляющими отдельные моменты происходящих коронационных торжеств и пейзажи, на фоне которых это происходило, а также великолепными гравированными композициями, открывающими текст каждой части. Одна из литографий представляет панорамный круговой вид Москвы, снятый с колокольни Ивана Великого (общая длина 170 см). Оригинальные рисунки для этого издания были сделаны под наблюдением и общим руководством вице-президента Императорской Академии Художеств князя Григория Григорьевича Гагарина (1810-1893). Выполнены рисунки известными русскими и иностранными художниками того времени: Зичи М.А. (1829-1906), Тиммом В.Ф. (1820-1895), Сверчковым Н.Е. (1817-1898), Ноэль, Бойе, Гельдро, Монигетти и др. Все рисунки в тексте отпечатаны на китайской шелковистой бумаге и наклеены. В издательском ц/к переплёте эпохи с тиснением золотом на верхней крышке и корешке. Издание напечатано в количестве 200 экземпляров, по 100 экз. на русском и французском языках, специально для этого отлитыми крупными шрифтами, которые больше не использовались; и было роздано высшим сановникам и иностранным гостям, участвовавшим в церемонии. Монументальное издание — одно из почти самых тяжелых когда-либо изданных в России: почти 30 кг чистого веса, да и размеры не подкачали: 91х68 см. Экземпляр на французском языке. Титульный лист отпечатан крупной французской вязью киноварью, золотом и серебром. Подписи под цветными хромолитографиями сделаны на русском и французском языках, что говорит о том, что они были абсолютно одинаковыми для всего тиража вне зависимости от языка. Одно из самых роскошных русских изданий, представляющее громадный интерес в историческом и художественном отношениях! Более полную информацию об этом издании вы найдёте у нас на сайте в разделе "Romanov's ceremonies".

Price Realized: $ 56,430

Обязательно надо упомянуть ещё об одном явно недооценённом коллекционерами и дилерами лоте на этом же аукционе - Коронационный сборник с соизволения Его Императорского Величества Государя Императора. Издан Министерством Императорского двора. Составлен под редакцией В. С. Кривенко. В 2-х т. Санкт-Петербург: Экспедиция Заготовления Государственных бумаг, 1899. Т.1. [1], 416 с., 6 л. таблиц. Т.2. 336 с. Подносной, именной экземпляр! К этому лоту прилагался ещё и "хвостик" в виде коллекции кабинетных фотографий королевы Ольги Константиновны. Внешний вид данного двухтомника несколько отличается от своих собратьев. Он заключён в переплёт зелёной, а не белой кожи, содержит дополнительные суперобложки с золототиснёными двуглавыми орлами. На передних крышках переплёта каждого из томов имеются позолоченные, а не посеребрённые, как в обычном варианте, рельефные медальоны с профилями Николая II и Александры Фёдоровны. Но самое существенное отличие - дополнительный лист перед титулом с указанием, что данный экземпляр предназначался великой княгине Ольге Константиновне, королеве Эллинской. Тройной золотой обрез. Уход: €45,000. Аукцион Бруун Расмуссен № 765. 12 декабря 2006 года. Копенгаген. (Архива продаж на сайте аукционного дома нет). Толщина каждого блока - 4,8 см. Иллюстрирован Н. Самокишем, Е. Самокиш-Судковской и С. Васильковским. С приложением воспроизведений с оригиналов А. Бенуа, В. Васнецова, К. Лебедева, В. Маковского, И. Репина, А. Рябушкина и В. Серова. Рисунки переплётов, форзацы, титулы, шмуцтитулы, буквицы, заставки, концовки - работы Н. С. Самокиша. Суперобложки с золототиснёными российскими гербами. Перед титульным листом первого тома вплетён дополнительный лист с текстом, набранным типографским способом: "Ея Королевского Величества Королевы Эллинов Ольги Константиновны". 44,6x33,3 см. Редкость! Более полную информацию об этом издании вы найдёте у нас на сайте в разделе "Romanov's ceremonies".

7. Price Realized: $ 216,384

На седьмом месте - Халдей, Евгений Ананьевич (1917 —1997). Великая Отечественная война. (1941-45). 115 избранных фотографий, большей частью напечатанных автором позднее. Уход: £117,600. Аукцион Сотбис. 02 июня 2006 года. Russian books. Лондон. Лот № 129. Печать серебром (самые разные размеры, большинство 30х40 см.) 20 оттисков подписаны Халдеем, 43 с его аннотациями, большинство с современными печатными наклейками. Знаменитый советский фотограф и военный фотокорреспондент Евгений Халдей родился в Юзовке (теперь Донецке). Во время еврейского погрома 13 марта 1918 года были убиты его мать и дед, а сам годовалый ребёнок получил пулевое ранение в грудь. Учился в хедере, с 13 лет начал работать на заводе. Первый снимок сделал в 13 лет самодельным фотоаппаратом. С 16 лет начал работать фотокорреспондентом. Член ВКП(б). С 1939 года он корреспондент «Фотохроники ТАСС». Снимал Днепрострой, репортажи об Алексее Стаханове. Представлял редакцию ТАСС на военно-морском фронте во время Великой Отечественной Войны. Все 1418 дней войны он прошёл с камерой «Leica» от Мурманска до Берлина. Снял Парижское совещание министров иностранных дел, поражение японцев на Дальнем Востоке, конференцию глав союзных держав в Потсдаме, водружение флага над Рейстагом, подписание акта капитуляции Германии. На Нюрнбергском процессе одними из вещественных доказательств были фотографии Евгения Ананьевича. Участвовал в освобождении Севастополя, штурме Новороссийска, Керчи, освобождении Румынии, Болгарии, Югославии, Австрии, Венгрии. Участник съемок Потсдамской конференции, Парижской конференции и Нюрнбергского процесса. После войны был уволен из «Фотохроники ТАСС», после смерти Сталина вновь получил доступ на газетные страницы. После войны создал галерею образов фронтовиков в мирном труде. На знаменитом фото «Знамя Победы над рейхстагом» запечатлены совсем не Берест, Егоров и Кантария. Снимок был сделан по заданию Фотохроники ТАСС фотохудожником Евгением Халдеем 2 мая 1945 года, когда бои уже утихли и рейхстаг уже был взят. Перед этим он сделал несколько фотографий победных знамён над освобождёнными советскими городами: Новороссийском, Керчью, Севастополем. Знамя с серпом и молотом, запечатлённое на фотографии, Халдей привёз с собой. По воспоминаниям Халдея, он попросил портного Израиля Кишицера сшить три флага из красных скатертей. Прибыв в Берлин, Халдей сделал снимки с каждым из трёх флагов. Первый флаг был установлен вдали от рейхстага, на крыше штаба 8-й гвардейской армии, возле скульптуры орла, восседавшего на земном шаре. Халдей забрался туда с тремя бойцами и сделал несколько фотографий. Второй флаг был установлен над Бранденбургскими воротами. По воспоминаниям Халдея, утром 2 мая 1945 года лейтенант Кузьма Дудеев, сержант Иван Андреев и он забрались на Бранденбургские ворота, укрепили флаг и сделали снимок. На обратном пути Халдею пришлось прыгнуть с большой высоты, и он отшиб ноги. Когда Халдей добрался до рейхстага, из которого выбили гитлеровцев, флагов там уже было установлено множество. Наткнувшись на нескольких бойцов, он достал свой флаг и попросил их помочь забраться на крышу. Найдя удобную точку для съёмки, он отснял две кассеты. 2 мая 1945 года Евгений Ананьевич сделал фотографию Марии Тимофеевны Шальневой (Ненаховой), родом из Воронежа, которая, будучи ефрейтором 87-го отдельного дорожно-эксплуатационного батальона, регулировала движение военной техники недалеко от рейхстага в Берлине. Эта фотография была опубликована во многих газетах мира. В 1948 г., во время кампании по борьбе с "космополитизмом" уволен из ТАСС по обвинению в недостаточном образовательном уровне и недостаточной политической грамотности. В 1995 году в Перпиньяне (Франция) на Международном фестивале фотожурналистики Евгению Халдею была присуждена самая почётная награда в мире искусства — титул «Рыцарь ордена искусств и литературы». В 1997 году была выпущена книга «Свидетель истории. Фотографии Евгения Халдея» американского издательства «Aperture». Также в мае 1997 года состоялась премьера 60-минутного фильма «Евгений Халдей — фотограф эпохи Сталина».

8. Price Realized: $ 121,805

На восьмом месте - Рисунки гербам городов Российской Империи, принадлежащие к Первому Собранию Законов. Литографированные по Высочайшему повелению в литографии департамента военных поселений. СПБ, 1843. Литографированный титул, 9 н.н. с. текста, 144 литографий с изображением гербов городов Российской империи, раскрашенными от руки в то время гуашью, акварелью, золотом и серебром, 10 страниц индекс-указатель. Уход: £62,400. Аукцион Кристис. 30 ноября 2006 года. Valuable Russian Books and Manuscripts . Лондон. Лот № 55. Исполнены литографами А. Шурыгиным, К. Гессом и Фр. Вудекки. В великолепном темно-зеленом марокеновом переплете эпохи в форме box-a с богатым тиснением каратным золотом на крышках. Корешок слегка потерт. 23х30 см. Суперэкслибрис виде большого двуглавого орла. Блок литографий исполнен горизонтально, т.е. oblong. Экземпляр из библиотеки Герцога Максимилиана Евгеньевича Лейхтенбергского (1817-18520), женатый на Великой Княгине Марии Николаевне (1819-1876), дочери Императора Николая I. Именно, по земельному принципу объединены гербы городов в самом первом печатном издании по российской городской геральдике! Редкость!

9. Price Realized: $ 101,568

На девятом месте - Тургенев, Иван Сергеевич (1818-1883). Рукопись в две колонки на листе рассказа “После смерти” (“Клара Милич”), написанная темными орешковыми чернилами, и подписанная в начале и конце: ‘IV. TURGENEV” ("Friday 1 Sept.1882. Iv. Turgenev. Ten to five pm. Buzhival”). 50 страниц. Две страницы с Действующими лицами (Драматические персонажи, т.н. "карта героев") ни разу не публиковались. 36,5х24 см. Уход: £55,200. Аукцион Сотбис. 02 июня 2006 года. Russian books. Лондон. Лот № 116. В основе сюжета рассказа “После смерти” (“Клара Милич”), несмотря на некоторый фантастический элемент, заключенный в нём, лежат реальные события, связанные с самоубийством артистки Е.П. Кадминой в 1881 году, принявшей яд во время представления пьесы А.Н. Островского “Василиса Мелентьева”, в котором она участвовала. Жена поэта Я. Полонского и некоторые другие знакомые Тургенева знали довольно подробно историю “посмертной” влюбленности молодого ученого В.Д. Аленицына в Кадмину. Тургенев встречал Аленицына у Полонских, а актрису видел прежде на сцене. Трагическая история её навела смертельно больного Ивана Сергеевича на мысль написать рассказ в развитие темы – любовь сильнее смерти. В № 1 “Вестника Европы” за 1883 год и был напечатан рассказ “Клара Милич”. В этом же году, 27 сентября состоялись похороны Тургенева в Санкт-Петербурге на Волковом кладбище.

Как самостоятельный жанр фольклора видения, точнее рассказы об обмираниях, чаще всего представляют собой повествования «о посещении человеком или его душой того света в состоянии летаргического сна или обморока». Только теперь можно оценить ту связь, которая раз и навсегда сцепила похороны Тургенева с его последней повестью. Тургенев написал "Клару Милич" на своей даче в Буживале в октябре 1882 г., а меньше чем через год после этого ученый ботаник в распушенных сединах говорил над его могилой речь о давно погасших звездах; и слова его падали старчески-медленно, а рядом также медленно падали с дрожащих веток желтые листья. Вот и в то утро, когда Тургенев дописывал свою "Клару Милич", - в окно, верно, смотрела осень, южная, может быть золотая, но все же осень, и притом последняя, - и он это чувствовал. - В цветах, но уже осужденная; еще обаятельная, но уже без зноя... Еще не смерть, но уже мечта, которая о ней знает и которую она застит, - эта осень и была его последней повестью: то серой, то розовой, еще старательно-четкой и в мягких, но уже застывших контурах. С “Кларой Милич” в музыку тургеневского творчества вошла, уже не надолго, новая и какая-то звенящая нота. Это была нота физического страдания. "Все мешается кругом и среди крутящейся мглы Аратов видит Клару в театральном костюме: она подносит склянку к губам, слышатся отдаленные "браво! браво!" и чей-то грубый голос кричит Аратову на ухо: "А ты думал, это все комедией кончится? Нет, это трагедия, трагедия!"… Наоборот, действие в "Кларе Милич" движется, и темная страсть Аратова нарастает, и вот здесь уже целая трагедия, потому что Аратов борется, перед тем как он гибнет. О нет, это один мираж. Растет не страсть, а недуг; если же развивается драма, то разве та единственная, которую можно понять, не отрываясь от подушки, и пережить, не шевелясь от боли, - драма умирания. Так умирал в муках и сам Мастер …

10. Price Realized: $ 89,520


На десятом месте - Кандинский В.В., Марк, Франц. “Голубой всадник”. Альманах. Wassily Kandinsky und Franz Marc. „Der Blaue Reiter”. Munchen, Luxus-Ausgabe, R. Piper and Co. Verlag, 1912. 140 с. с ил. Первое издание. Уход: €69,600. Аукцион Кристис. 23 мая 2006 года. Bibliotheque d'un Amateur Europeen. Париж. Лот № 74. Уникальный экземпляр № 30 из числа 50-ти, так называемых deluxe edition of 50  с подписанными самими авторами гравюрами (автогравюрами)! Original blue morocco-covered boards with gold embossed Kandinsky vignette on the cover and title along the spine. Формат в 4-ю долю листа: 29,5x22,4 см. Такой комплектный экземпляр должен содержать 4 подписанные гравюры в цвете, 137 репродукций с картин немецких и французских художников, 8 виньеток Кандинского, Марка, Кирхнера и Хекеля, 3 репродукции с цветной  музыкальной партитурой Шенберга, Берга и Веберна, титул и тексты на немецком языке Ф. Марка, Д. Бурлюка, А. Макка, А. Шенберга, Р. Аллара, Ф. фон Гартмана, Э. фон Буссе, В. Кандинского, Л. Сабанеева и Н. Кульбина. Издано на разных типах бумаги, что также учитывается коллекционерами. Считается, что еще существует 10 музейных экземпляров с настоящими рисунками, но в продажу они никогда не поступали! Скорее всего это из разряда библиофильских легенд … Поэтому часто пишут общий тираж deluxe edition, равный 60. Второе издание вышло там же в 1914 году. По цене оно сильно уступает первому изданию. Аналогичный нашему экземпляр из deluxe edition of 50 первого издания продавался на аукционе Кристис 28 апреля 2009 года. Prints & Multiples.  New York, Rockefeller Plaza. Лот № 28. Был продан почти в два раза дешевле: $37,500. В середине мая 1912 года издательство Райнхардта Пипера в Мюнхене выпустило в свет альманах "Синий всадник" - программный документ художников-авангардистов (по времени ему предшествовал лишь манифест итальянских футуристов), не утративший своего значения и сегодня.

Издателю же альманах принес славу активного участника "бескровной революции от эпохи вильгельмовской империи к модерну". Составители и авторы сборника Василий Кандинский (1866-1944), он же переводчик русских материалов на немецкий язык, и Франц Марк (1880-1916) выступили от имени всех "молодых" или "диких" всех великих в духовном отношении стран - Германии, России, Франции, Италии под знаком утверждения единства поисков новых путей в искусстве, поисков духовного в мире тьмы. Они поставили вопрос о новом философском осмыслении прекрасного, о достижении взаимопонимания между творцом, художником, с одной стороны, и зрителем, слушателем - с другой. Вопрос был поставлен так широко потому, что альманах был манифестом художников, музыкантов, деятелей театра, философов и поэтов, рассматривавших искусство как целостное явление. Поэтому составители альманаха и поставили перед собой задачу заново прочитать историю последнего, раздвинув ее временные и качественные границы. Речь шла о произведениях первобытного искусства, фольклора, искусства примитива, художников-любителей и детского рисунка. Их они видели равновеликими работам профессионалов, а порой и превосходящими по свежести восприятия мира, оригинальности и выразительности решения. В пределах же профессионального искусства они избрали для себя новые приоритеты - от пребывавшего на протяжении столетий в забвении великого живописца Эль Греко до Каспара Давида Фридриха, Филиппа Отто Рунге, Поля Сезанна. Из сказанного следует, что, выделяя особо понятие духовности в искусстве, составители сборника говорили о двух равнозначных полюсах в развитии последнего - "великой реалистике" и "великой абстракции" (В. Кандинский). Причем важнейшим для них оставалось содержание - "необходимость", которая несет на себе, конечно, отпечаток творческой индивидуальности художника, характеризуется временным и национальным фактором. Этому последнему, по словам Кандинского, должен был прийти на смену фактор общечеловеческого устремления к идеалу. Себя же Марк, Кандинский полагали свидетелями начавшегося в данном направлении процесса. И хотя немецкий раздел альманаха представляют такие крупнейшие фигуры, как Марк, Макке, Шенберг, альманах, вышедший в Германии, по существу был делом рук мастеров русского авангарда во главе с Кандинским. Это кубофутурист Давид Бурлюк, Леонид Сабанеев, первым из русских историков музыки по достоинству оценивший поиски своего великого соотечественника Александра Скрябина в области цветосветомузыки, Фома фон Гартман и Николай Кульбин, теоретики, практики, прокладывавшие пути новому образному музыкальному языку. Совершенно естественно появление в этом содружестве и Михаила Кузмина, олицетворявшего своим творчеством синтез искусств, воспринимавшего мир пантеистически во всем богатстве его красок. Здесь и один из известнейших русских философов "серебряного века" Василий Розанов с его размышлениями по поводу принципов гармонии и метафоричности искусства древних. Невелик раздел театра - но зато это статья Кандинского о единстве сценических искусств и его же сценическая композиция "Желтый звук". В этом же, 1912 году, не приняв кубизм и футуризм, Марк полностью переключается на создание своих абстракционистских работ. Широко известны серии его картин animals—particularly о лошадях и deer—in о лесных животных, в которых он пытался выразить свое восхищение чудом природы. В своих работах (например, "Синие лошади", 1911, Walker Art Center, Minneapolis, Minnesota) он использовал и ломаные линии, и стилизованные кривые, и блестящий нереальный цвет. Франц Марк погиб на фронте под Верденом в первую мировую войну в 1916 году.

11. Price Realized: $ 84,269


На одиннадцатом месте - Кандинский, Василий Васильевич. "Klange" (“Звуки”). Мюнхен, Piper & C°, 1913. Сборник стихов. 56 гравюр на дереве, как ч/б, так и цветных, 25 из которых в тексте. 38 стихотворений на немецком языке, некоторые в прозе, написанные в 1908-12 гг. Уход: €67,200. Аукцион Сотбис. 11 октября 2006 года. Fredfeinsilber collection, a collector's journey, 1460-1960, books, manuscripts, prints, photos. Париж, лот № 147. В издательском картонаже: 28х28 см. Тираж 300 экземпляров на голландской бумаге. Экспрессивно-беспредметные графические композиции несомненно украсили немецкую книгу стихов Кандинского “Звуки”.  “Контрапункт” Кандинского вошел во взаимодействие с приемами, близкими к новейшим достижениям атональной музыки, и никого не оставил равнодушным. В итоге, вступая в диалог с гравюрами, текст, слова рождали новые, необычные, но как всегда яркие синестезические образы и исполняли главную роль в создании синтетического произведения. Автор подчеркивал органичность появления данного варианта синтеза, объясняя его появление преобладанием не расчета, а интуитивного творческого озарения: “Книга называется “Звуки”. Я всего лишь хотел дать звукам форму. Однако сформировались они сами. Это описание содержания, того, что внутри. Такова основа, почва, из которой вырастает множество явлений, отчасти самостоятельно, отчасти благодаря расчетливой руке садовника. Эта рука, тем не менее, не была холодной; она никогда не добивалась благоприятного часа силой: несмотря на все расчеты, час приходил сам и определял дальнейшее”. Итак, опыт ранних графических и поэтических замыслов Кандинского явился практической попыткой постижения им цветозвуковой образности, и опыт этот сначала укладывался в рамки эстетических поисков символизма и модерна и отталкивался от желания художника соединить изобразительный образ со звучанием, музыкой. В результате этих опытов художник приходит к мысли о том, что не дублирование одного искусства другим и не только одно привлечение ассоциативного ряда может привнести в изобразительное искусство выразительную силу музыки. Кандинский использует силу противопоставления, смешения различных элементов в одном произведении, опираясь на принципы музыкальной гармонии, и совершает необходимый поворот к абстракции. Музыка на правах камертона и некоего правила высшей гармонии помогала найти ему наиболее подходящие приемы и способы воплощения своих идей как на холсте, так и в различных синтетических замыслах, помогала найти нужное решение, но не замещало самой сути художественного поиска. Чрезвычайная редкость!

12. Price Realized: $ 84,000

На двенадцатом месте т.н. Коронация Елизаветы Петровны на немецком языке. Аукцион Кристис. 27-28 июня 2006 года. The History of the Book: The Cornelius J. Hauck Collection. Нью-Йорк. Лот № 391. [Elizabeth Petrowna, Empress of Russia (1709-1762).] Krönungs-Geschichte oder umstaendliche Beschreibung des solennen Einzugs und der hohen Salbung und Krönung Jhro ... Elizabeth Petrowna… wie jener den 28 Februarii, und diese den 25 Aprill 1742 in Residenz-Stadt Moscau vollzogen worden. St Petersburg: Kayserl. Academie der Wessenschafften 1745. 76 pages of text in German, captions and artist's signatures in Russian. Mezzotint frontispiece portrait of Elizabeth Petrovna by Johann Stenglin after Louis Caravaque and 49 plates by I. A. Sokolov, G. A. Kachalov and C. A. Wortmann after Elias Grimmel, depicting processions, triumphal arches, regalia, ceremonies, etc., 16 folding, one (no. 45) a mezzotint of a firework display (seven plates with repaired tears, some scattered pale spotting and soiling). Presentation Imperial binding of contemporary mottled calf, gilt border on covers, gilt-crowned monogram at the corners, large central gilt imperial 'E' of Empress Elizabeth on front cover, back cover with large Russian eagle in gilt at centre (rebacked, a few other repairs).

Обстоятельное описание торжественных порядков благополучного вшествия в царствующий град Москву и священнейшего коронования Ея Августейшего Императорского Величества Елисавет Петровны, Самодержицы Всероссийской, еже бысть вшествие 28 февраля, коронование 25 апреля 1742 года. Санкт-Петербург, печатана при Императорской Академии наук, 1745. [2], 76 стр. текста на немецком, 1 л. гравированный фронтиспис (портрет Елизаветы Петровны, гравированный черной манерой Иоганном Штенглиным по оригиналу Луи Каравака), гравированный титульный лист на немецком, где использован изящный готический декоративный шрифт, 49 л. гравированных иллюстраций и планов (гравюры резцом Г.А. Качалова, И.А. Соколова, Х.-А. Вортмана) и 3 виньетками в тексте, выполненными художником И.А. Соколовым. Все рисунки сделаны рисовальщиком И.Э. Гриммелем на сюжеты коронационного обряда, изображением императорских нарядов и регалий и непременным портретным изображением Императрицы. В коричневом издательском переплёте (из первых 50-ти экземпляров для раздачи знатным особам — см. у Битовта) середины XVIII века с тисненным золотом вензелем Императрицы Елизаветы Петровны на передней крышке, российским имперским гербом — на задней, и имперской атрибутикой на корешке (как то герб, корона, держава и скипетр), которая на каждом из 50-ти экземплярах была в разных сочетаниях. Экземпляр отпечатан на дорогой Александрийской бумаге. Оригинальные с декоративными ветвями-узорами, ручной раскраски «marble» форзацы. Тройной золотой обрез. Формат: 44x28 см. Общий тираж с допечатками 1550 экземпляров. Д.А. Ровинский назвал «Обстоятельное описание...» «главным памятником русского гравирования при Елисавете». Текст сопровождают 50 листов гравюр, выполненных И. А. Соколовым, Г. А. Качаловым и Х. А. Вортманом. Увраж (набор иллюстраций) открывается превосходным портретом императрицы Елизаветы Петровны работы «мастера тушевального художества» Иоганна Штенглина по оригиналу Л. Каравака. Наш экземпляр из библиотеки Люсьен Голдсмит (стоит дата приобретения: 4 февраля 1958 года) в кожаном переплете с золотым тиснением вензеля Императрицы на передней крышке и государственным гербом на задней. Такие экземпляры предназначались для подарков знатным лицам и встречаются особенно редко.

Эта книга была издана в трех видах:
1. С русским или чисто немецким текстом в красном сафьяновом, или обычном коричневом издательском переплёте (из первых 50-ти экземпляров для раздачи знатным вельможам и особам — см. у Битовта) середины XVIII века с тисненным каратным золотом вензелем Императрицы Елизаветы Петровны на передней крышке, российским имперским гербом — на задней и имперской атрибутикой на корешке, которая на каждом из 50-ти экземплярах была в разных сочетаниях. Все 50 экземпляров отпечатаны на дорогой Александрийской бумаге. Присутствует тройной золотой обрез. Гравюры с сильными и сочными оттисками. В немецком варианте гравюры подписаны на русском.
2. С русским или или чисто немецким текстом в кожаном издательском переплёте с тиснением золотом на корешке (крышки без тиснения), как и в первом случае, присутствует имперская атрибутика: как то герб, корона, держава и скипетр. Экземпляры отпечатаны на дорогой Александрийской бумаге. Оригинальные, ручной раскраски разные форзацы (под мрамор («marble»), «павлинье перо» и др.) и обрезами (золотой, «под мрамор», в крапинку, однотонно окрашенный: белый, красный). Гравюры, как и в первом случае с сильными и сочными оттисками. В немецком варианте гравюры подписаны на русском.
3. С русским текстом без всяких украшений на переплете и напечатаны на обыкновенной бумаге. Альбомы продавались по весьма высокой для того времени цене: 7 рублей 50 копеек — экземпляры на простой бумаге, 8 рублей 50 копеек — экземпляры на дорогой Александрийской бумаге (см. у Битовта).

Коронационный альбом Елизаветы Петровны является высоким образцом художественного оформления русской книги XVIII века, а также шедевром отечественного гравировального и типографского искусства. Данный альбом представляет собой редкий книжный памятник национального значения и по праву считается одним из самых роскошных за всю историю отечественного книгопечатания. Более полную информацию об этом издании вы найдёте у нас на сайте в разделе "Romanov's ceremonies".

13. Price Realized: $ 82,750

На тринадцатом месте - Российский атлас, из сорока четырех карт состоящий и на сорок два наместничества империю разделяющий. Санкт-Петербург: Географический департамент Кабинета Е.И.В., тип. Горного училища, 1792 г. Соч. А.М. Вильбрехт. Гравированный титул, лист содержания и 45 гравированных карт с раскрашенными границами административных образований, 43 из которых double-page. 42-я карта состоит из 2-х частей. Первая – Генеральная складная карта Российской империи. Уход атласа: $82,750. Аукцион Bonhams. 04 декабря 2006 года. Fine books & manuscripts. Нью-Йорк. Sale 14038. Лот № 6072. Архив продаж на сайте аукционного дома имеет немного необычный вид. Гравировали:  A.F. Bereznikov, G.I. Kalpakov, G. Kharitonov, G. Meshkov, and I.C. Nabholz. Folio (52,6 x 34,4 см.). Это большой настольный атлас справочного характера, изданный в 1792 году и дополненный в 1793—1795 годах. Второй, после академического атласа 1745 года официальный атлас Российской империи. Отражает административное устройство, установившееся после проведения губернской реформы Екатерины II в 1775—1785 годах. Целью атласа было дать пространственную характеристику империи и её природных условий, показать административные территории и их политическое и экономическое значение в жизни страны и её историческом прошлом. Атлас А.М. Вильбрехта стал важным этапом в развитии отечественной картографии. Тобольским и Пермским наместничествами управлял один генерал-губернатор. Александр Михайлович Вильбрехт (1757-1823) – член-корреспондент Академии наук, математик, преподаватель Горного училища. С 1785 г. он возглавил в Горном училище кафедру высшей математики, стал также главным географом Географического департамента Кабинета Ее императорского величества. В 1786 г. он изготовил свою первую карту наместничества, затем ему поручили создать атлас наместничеств. А. Вильбрехт стал автором 40 из 45 карт, вошедших в его атлас. Атлас А.Вильбрехта впервые вышел в 1792 г., ряд карт в нем датирован 1786 г. Дальнейшая переработка атласа и его издание в новом виде в 1800 г. были связаны с отменой деления страны на наместничества. Гаврила Тихонович Харитонов (1767 - нач. XIX в.) - известный русский гравер, работал при типографии Горного училища и Географического департамента при Кабинете Екатерины II. Гравировал портреты императрицы и вельмож, иллюстрировал ряд изданий, создавал картуши к нескольким атласам, в том числе, к Атласу России А.М. Вильбрехта изданий 1792 и 1800 г.г. В атласе 1792 г. 16 сюжетных изображений на картах были подписаны его именем. Со вступлением на престол в 1796 году Павла I административно-территориальное деление Российской империи претерпело значительные изменения. В этой связи, в 1800 году на основе атласа 1792 года был создан «Российский атлас из сорока трёх карт состоящий и на сорок одну губернию Империю разделяющий». Атлас состоит из титульного листа, реестра карт, одной общей (генеральной) карты Российской империи и 44 карт для 42 административных территорий (Иркутская губерния представлена на двух картах, карта Екатеринославского наместничества дополнялась «Картой новоприобретенной области от Порты Отомаской и присоединенной к Екатеринославскому наместничеству»). В период с 1793 года (после Второго раздела Польши) до 1795 года (упразднение Изяславского наместничества к атласу была добавлена одна карта Минской, Изяславской и Брацлавской губерний. На титульном листе все административные территории обозначены как «наместничества», однако по состоянию на 1792 год Российская империя состояла фактически из 38-и наместничеств, 3-х губерний и 1-й области (Таврической) на правах наместничества, что отображено в заголовках карт. Атлас давал сведения о густоте и характере населенных пунктов (10 видов), рельефе (холмиками), разработках полезных ископаемых, растительности, с подразделением на лиственные, смешанные, кедровые леса и кустарники . Гидрография была дана в отдельных случаях до ручьев, показаны болота. При этом дороги нанесены не были. Карты имеют разный масштаб и сгруппированы по климатическим зонам. В отличие от атласа 1745 года, данное издание не содержит списка условных обозначений, таблицы астрономических опорных пунктов и предисловия, рассказывающего об истории и методах создания атласа. Каждый лист атласа украшен сюжетным картушем, отражающих политическую, экономическую и историческую характеристику административной территории в жизни Российской империи. В картушах используются образы античных богов — Афины, Геракла, Гермеса, Ареса, Артемиды и других, а также других традиционных символов (рога изобилия, символизирующего богатства, орла, обозначающего смелость и разум, пирамиды, являющейся знаком памяти о государях и другие). В сюжете часто используются «путти» — младенцы, занятые работой характерной для данной территории, и дети-ангелы, подчёркивающие важность выполняемой работы. Помимо символических изображений в картушах использовались и реалистичные изображения орудий труда. Кроме сюжетных картушей, атлас содержит два декоративных: на врезке «Карта, представляющея часть западного берега Америки» общей карты Российской империи и на «Карте новоприобретенной области от Порты Отоманской к Екатеринославскому наместничеству». Титульный лист Российского атласа 1792 года. Циркуль с цифрой «42» (число административных территорий), установленный на части земной сферы с изображением Российской империи, символизирует картографическую освоенность территории. В небесах парит двуглавый орёл (символ империи) с гербом Москвы (первопрестольная столица) на груди. Солнце изображено в виде сияющего вензеля Екатерины II. Лучи света от вензеля отражаются от зеркала в руках ребёнка-ангела, отмеченного знаком божьей благодати (язык пламени на темени), на территорию Российской империи, что служит символом благотворных деяний Императрицы на пользу страны.

14. Price Realized: $ 81,200

Четырнадцатое место поделили 2 лота с одинаковым ценовым результатом в английских фунтах:

а). Шостакович, Дмитрий Дмитриевич (1906—1975). Исправленная корректура Первого концерта для скрипки с оркестром с добавлением фортепьяно, подписанная дважды “Д. Шостакович. 11 июня 1956 года” 53 стр. 31х23,5 см. Мягкая обложка подписана другой рукой: “Anglo-Soviet Music Press Ltd”, [1956]. Autograph manuscript correction list, containing twenty-three musical quotations notated in systems of up to three staves each, with deletions and revisions, 5 pages, folio (29.5 x 23 см.), 12-stave paper, blanks at end, [Russian provenance]. Уход: £43,200. Аукцион Сотбис. 19 мая 2006 года. Сессия 1. Musical Manuscripts. Лондон. Лот № 148. Первое исполнение 1-го концерта для скрипки с оркестром состоялось в 1955 году (солист Давид Ойстрах, дирижер-Мравинский. Большой зал Ленинградской филармонии). Творчество Шостаковича оказало значительное влияние на развитие мировой музыкальной культуры.


б). Кутепов Н.И. Великокняжеская, Царская и Императорская охота на Руси. Исторический очерк Николая Кутепова. Иллюстрации профессора В.М. Васнецова и академика Н.С. Самокиша при участии К.В. Лебедева, И.Е. Репина, Ф.А. Рубо, В.И. Сурикова, А.Н. Бенуа, А.М. Васнецова, Э.Э. Лансере, Л.О. Пастернака, А.П. Рябушкина, А.С. Степанова и В.А. Серова. Печатано с разрешения Министра Императорского Двора. Т.I-IV. Спб., Издание Экспедиции Заготовления Государственных бумаг, 1896-1911. С 92 илл. вне текста и 478 илл. в тексте. В 4-х великолепных издательских переплетах с тиснением красками, золотом и серебром на крышках и корешках по особым рисункам. Тройной золотой обрез. Оригинальные форзацы с полихромной печатью. Уход: £43,200. Сотбис. 27 ноября 2006 года. Сессия 1. Russian books, maps and photographs. Лондон. Лот № 235. В данном экземпляре в редчайшем 4-м томе отсутствуют титул и одна иллюстрация! Такой недостаток очень тяжело в будущем исправить: том ведь редчайший .... Одно из самых известных российских "помпезных" изданий с высочайшим уровнем типографского искусства! Более полную информацию об этом издании вы найдёте у нас на сайте в разделе "Русские книжные сокровища".

15. Price Realized: $ 79,642

На пятнадцатом месте - Рехберг -и- Ретенлевен, Карл, граф (1775-1847). Корнеев, Емельян Михайлович (1780-1839). “Les peuples de la Russie ou description des moeurs, usages et costumes des diverses nations de l'Empire de Russie, accompagnee de figures colones” (“Народы России, или Описание нравов, обычаев и костюмов различных национальностей Российской империи”). Paris, D.Colas, 1812-1813. 2 т.т. 94 (из 96) раскрашенных от руки акватинт, офортов и меццо-тинт. Отсутствуют листы 22 и 18. Текст на французском языке с посвящением Императору Александру I; тексты на гравюрах - на двух языках: русском и французском, при этом нумерация отсутствует. Каждый том издавался в 8-ми выпусках по 6 гравюр. Над гравированием этих рисунков работали Адам, Гроз, Менц и другие иностранные граверы, а из русских Мельников, Осипов и Скотников, последний исполнил 20 листов; сам Корнеев награвировал девять листов. В двух красных марокеновых переплетах эпохи с богатым тиснением золотом на крышках и корешках. Формат: 46,3х34,5 см. Экземпляр на толстой веленевой бумаге из библиотек: Александра I, А.А. Попова, П.М. Фекулы. Уход: £40,800. Аукцион Кристис. 30 ноября 2006 года. Valuable Russian Books and Manuscripts . Лондон. Лот № 46.Помог графу Карлу Рехбергу с написанием текста литератор и историк Жорж-Бернар Деппинг. Как известно, Корнеев был прикомандирован к генералу Спренгпортену, который по повелению императора Александра I совершил обширное путешествие по России в 1802-1805 г.г. Корнеев нарисовал за это время большое количество рисунков, которые привлекли внимание баварского посланника при русском дворе графа Карла Рехберга, страстного собирателя акварелей и рисунков на русские темы. Рехберг предложил Корнееву издать альбомы гравюр по его рисункам. Это было как раз то, о чем мечтал художник: показать широкому зрителю свои работы- виды отдаленных уголков России, облик народов ее населяющих. И Корнеев уехал с Рехбергом за границу. Там он напряженно трудился над созданием двухтомного альбома “Les peuples de la Russie”, состоящего из 96 гравюр. “Все рисунки, составляющие этот труд, были самым превосходным образом выполнены заслуженным мастером г-м Корнеевым в течение его трехлетнего пребывания в Мюнхене”- сообщал издатель альбома. Мюнхен, столица Баварского королевства, был родным городом Карла Рехберга. Здесь же жил и его знаменитый брат Алоизий фон Рехберг известный дипломат, министр иностранных дел, участник Венского конгресса и Карлсбадской конференции. Здесь, в Мюнхене, Е. Корнеев делал рисунки по своим путевым эскизам, а затем наблюдал за созданием гравировальных досок. Печатался альбом в Париже в 1812-13 г.г. уже без присмотра автора. Два роскошных тома не исчерпывали запаса рисунков, а также замыслов издателя и художника. Однако в Европе грянули наполеоновские войны. Корнеев вернулся домой, а Граф Рехберг стал главным интендантом баварской армии на долгие годы. В те годы интерес к Российской империи, ее жизни, нравам и обычаям был очень велик. Сюда устремились не только политики и купцы, но и художники, запечатлевшие костюмы, быт, уличные сценки. Правда, в основном это касалось Москвы, Петербурга и небольшого ряда провинциальных городов. Да и сами рисунки чаще всего были сделаны с иронией, запечатлевали курьезы, представляя по сложившемуся шаблону русских дикарями. Емельян Михайлович Корнеев получил образование в Петербургской академии художеств, прославился как русский художник-путешественник, гравер и рисовальщик, впоследствии стал профессором исторической живописи, в 1807 году получил звание академика за картину "Похищение Деяниры Центавром". В 1803—1805 гг. ездил за границу. Еще в бытность учеником Академии исполнил для строившейся тогда в Царском Селе церкви образ Воскресения, за который ему было выдано 150 руб. В 1807 – 1810 годах участвовал в росписи Казанского собора. Граф Карл Рехберг был страстным собирателем акварелей и рисунков на русские темы. Он задумал многотомное иллюстрированное издание о России и купил для этого все рисунки Корнеева. Для альбома они отобрали только те, что носили этнографический характер и демонстрировали разные народности – русских, украинцев, татар, киргизов, ногайцев, армян, грузин, чувашей, финнов… Вот, например, что было написано в альбоме о русских: “Обычно русские бывают росту скорее среднего, нежели высокого, телосложения хорошего и крепкого. Волосы у них черные, иногда светлые… Живость, подвижность, веселость, упорство в любом предпринимаемом деле, безразличие к препятствиям и опасностям, а также некая врожденная учтивость составляют национальный русский характер. Гостеприимный, общительный, добрый по природе, русский, однако, впадает в ярость под воздействием страстей. Порядочность и умеренность в целом присущи этому народу, вплоть до низших классов. Русские хорошие солдаты, трудолюбивые работники, предприимчивые, но хитрые и ищущие своей выгоды торговцы. При этом наделены они и всеми способностями и склонностями, делающими людей пригодными к науке и искусству. И можно сказать, что русские вполне в этом преуспевают, если их не останавливает на сем пути некоторое непостоянство и самодовольство”. “Для чеченцев, - отмечается в альбоме, - покориться победителю – это позор, которого они пытаются избежать всеми возможными способами и даже самоубийством, если не остается ничего другого. Управлять ими при помощи силы почти невозможно, и их князья правят ими исключительно при помощи кротости и убеждения. Когда мальчик вырастает настолько, что способен носить оружие, отец вручает ему его и отпускает сына из-под своей опеки. Оказавшись свободным, молодой человек не должен больше спрашивать своих родителей о чем бы то ни было, он сам должен заботиться о своем существовании”.

16. Price Realized: $ 74,957

Лоты, представленные местами 16 и 17, имеют одинаковый ценовой результат ухода в английских фунтах: £38,400, но курс перевода в американские доллары немного у них отличается-поэтому, мы не стали их объединять в одно место.

На шестнадцатом месте - Беггров, Карл Иоахим (1799-1875). Собрание видов Санкт-Петербурга и окрестностей. СПБ, 1820-е-1830-е. 37 крашенных от руки литографий (145х100 мм.), переплетенных в ц/к марокеновый альбом переплетной мастерской Николз & Плинке размером 165х215 мм. с латунной застежкой. Уход: £38,400. Аукцион Кристис. 30 ноября 2006 года. Valuable Russian Books and Manuscripts . Лондон. Лот № 104. Провенанс: мадмуазель  Virginie Dourbier (датировано 1857 годом) – Александр Семенченкофф (экслибрис; продано на аукционе Christie's, 22 October 1987, lot 628). Литография старшего брата Карла Беггрова Ивана возникла на Невском проспекте,25 в Санкт-Петербурге в 1817 году и долгое время была довольно успешной. От многочисленных заказов не было отбоя.  Уроженец Риги Карл-Иохим Беггров после поступления в петербургскую Академию художеств (учился в 1818—1821 годах в пейзажном классе у М.Н. Воробьева) и благодаря своим многочисленным талантам очень быстро стал уважаемым Карлом Петровичем Беггровым, много сделавшим в 1820-е годы после окончания Академии для становления в России техники литографии (работал над этим совместно со своим старшим братом Иваном Петровичем <Иоганном-Фридрихом> Беггровым). Карл Беггров переводил на камень работы других мастеров (главным образом портреты), при этом часто подправляя оригиналы для их определенного "оживления". Он один из основных авторов литографических сборников "Виды Санкт-Петербурга и окрестностей" (1821—1826) - им литографировано 28 видов, “Виды СПБ и окрестностей”, издатель А. Прево, печатано в Литографии М. Тюлева – в этой серии литографий Карлу удалось сделать 23 вида;  "Народы, живущие между Каспийским и Черным морями" (1822) и др. С 1828 года К.П. Беггров работает как живописец в Зимнем дворце. Им в последующие годы создаются ряд живописных городских пейзажей и портретов. Среди последних — портреты императоров Александра I и Николая I. В 1832 году за картину "Михайловский дворец" К.П. Беггров получает звание академика перспективной живописи. Постепенно любимыми творениями художника становятся акварели. Среди них — виды Петербурга, жанровые сцены и ставший заметным явлением для современников альбом акварелей "Виды Финляндии" (1857).

17. Price Realized: $ 72,192

На семнадцатом месте - Магницкий, Леонтий Филиппович (1669-1739).  “Арифметика, сиречь наука числительная”. С разных диалектов на славенский язык переведенная, и во едино собрана и на две книги разделена. Ныне же повелением благочестивейшего Великого Государя нашего царя и Великого Князя Петра Алексеевича всея Великия и Малые и Белые России самодержца. При благороднейшем Великом Государе нашем царевиче и великом князе Алексии Петровиче, в богоспасаемом царствующем великом граде Москве типографским тиснением  ради обкчения мудролюбивых российских отроков, и всякого чина и возраста людей на свет произведена первое, в лето от сотворения мира 7211, от рождества же по плоти Бога слова 1703, индикта 11 месяца ианнуария. Сочинися сия книга чрез труды Леонтия Магницкого. [Москва, 1703], 326 л.л., включая заглавный лист. 2 (из 3) л.л. гравюр на меди. Отсутствует знаменитый гравированный фронтиспис. Кроме того в книге еще приложены 3 (из 5) л.л. с таблицами (между 29 и 30 листами, между 224 и 225 листами, а также между 282 и 283 листами). Уход: £38,400. Аукцион Сотбис. 02 июня 2006 года. Russian books. Лондон. Лот № 170. Гравюры на меди выполнены Михаилом Карновским. Первая печатная арифметика в России! Она издана на славянском языке. По содержанию она представляла собой своеобразную энциклопедию точных наук: арифметику, алгебру, геометрию, тригонометрию, астрономию, геодезию и навигацию. Чрезвычайная редкость с настоящим фронтисписом (часто отсутствует), звезда первой величины!!! Экземпляр на очень толстой бумаге и  очень чистый. В ц/к переплете того времени на деревянных досках с зеленной марокеновой наклейкой на корешке, на которой тиснено название книги. 31,3х18,8 см. Арифметика Леонтия Филипповича Магницкого, выдающегося русского педагога, преподавателя учрежденной Петром I школы навигацких и математических наук, была напечатана «ради обучения мудролюбивых российских отроков и всякого чина и возраста людей». Крупнейшее произведение русской учебной литературы начала XVIII века. Тираж 2400 экз., но так как по ней учились более 100 лет попадается в приличном виде крайне редко. По этой книге учился сам М.В. Ломоносов, называвший ее так же как Грамматику Мелетия Смотрицкого «вратами учености». Более полную информацию об этом издании вы найдёте у нас на сайте в разделе "История русской мысли и печать".

18. Price Realized: $ 66,000

Восемнадцатое место поделили 2 лота с абсолютно одинаковым ценовым результатом:

а). Книга глаголемая Апокалипсис (Откровение Иоанна Богослова) с толкованиями архиепископа Андрея Кесарийского, исполненный в "поморском" стиле. 247 л.л.  The Apocalypse of St. John the Evangelist, with Commentaries. Рукопись, полуустав, XIX век. Чернила черные и золотые. 25 строк. Заставки, концовки и инициалы- разноцветные. Бумага плотная. Формат: 42.0х26.0 см. В рукописи 72 (!) миниатюры, 57 заставок, 72 гигантских инициала с шикарным орнаментом в цвете и золоте. Переплет: доски обтянутые коричневым опоеком, латунные застёжки, золотое тиснение. Кристис. 27-28 июня 2006 года. The History of the Book: The Cornelius J. Hauck Collection. Нью-Йорк. Лот № 492. Исследования показывают, что Апокалипсис был написан между 70-95 г.г. н.э. и, возможно, не одним человеком. В книге описываются события, предществующие Второму пришествию Иисуса Христа на землю и утверждается, что они будут сопровождаться многочисленными катаклизмами и чудесами (огонь с неба, воскрешение мёртвых, явление ангелов), поэтому слово “апокалипсис” часто употребляют как синоним для конца света или для катастрофы планетарного масштаба. От этого слова образовались термины апокалиптика и постапокалиптика, обозначающие жанры научной фантастики, в которых действия развиваются в мире во время или после какой-либо глобальной катастрофы, соответственно. Книга описывает также второе пришествие Иисуса Христа и события после него. Главное патристическое толкование на Апокалипсис принадлежит Андрею, архиепископу Кесарии Каппадокийской (VI век). Оно было хорошо известно в славянской письменности, из русских списков наиболее ранний – новгородский, XII-го века. Иллюстрированные списки "Толкового Апокалипсиса" широко распространяются с XVI-го века, а в XVII-XIX веках - это одно из наиболее популярных, многократно переписываемых и иллюстрируемых произведений, бытующих в среде старообрядческих книжников с их постоянным интересом к эсхатологической тематике. Правда, экземпляры, имеющие высокохудожественный и музейный уровень исполнения попадаются исключительно редко… Временные затраты писца на такое качество работы составляли до 3-х лет!

б). Ещё раз в нашем рейтинге - Древности Российского государства, изданные по Высочайшему повелению Императора Николая I. Отделения 1-6. Москва, тип. Августа Семена, 1849-1853. В 9-ти ц/к переплетах эпохи. 584х444 мм. Сотбис. 11 декабря 2006 года. Сессия 1. FINE BOOKS AND MANUSCRIPTS INCLUDING A PRIVATE COLLECTION OF HISTORICAL HAWAIIANA. Нью-Йорк. Лот № 102. Отд. 1: Святые иконы, кресты, утварь храмовая и облачение сана духовного. 1849. 229 с. [Альбом иллюстраций]. Рисован академиком Ф. Солнцевым. Должно быть 112л. иллюстраций. Отд. 2: Древний чин царский, царская утварь и одежды. 1851. III, XIV, 119с. [Альбом иллюстраций].  Должно быть 147 л. иллюстраций. Отд. 3: Броня, оружие, кареты и конская сбруя. 1853. XXIII, 151 с. [Альбом иллюстраций]. Должно быть 147 л. иллюстраций. Отд. 4: Древние великокняжеские, царские, боярские и народные одежды, изображения и портреты. 1851. II, 88 с. [Альбом иллюстраций]. Должно быть 72 л. иллюстраций. Отд. 5: Древняя столовая и домашняя утварь. 1853. IV, XX, 108 с. [Альбом иллюстраций].  Должно быть 72 л. иллюстраций. Отд. 6: Памятники древнего русского зодчества. 1853. 110, II с. [Альбом иллюстраций]. Должно быть 39 л. иллюстраций. Всего 470 нумерованных хромолитографий, 38 утеряно. Названия на русском и французском языках. 534 x 390 мм. Утерян также текст к 4-му отделению. Вот такой экземпляр … У истоков этого удивительного издания стоял президент Академии художеств, директор Публичной библиотеки А.Н. Оленин. В 1841 году, готовя проект свода гравированных изображений памятников культуры и быта Древней Руси, Алексей Николаевич писал: “Цель сего сочинения состоит в том, чтоб старинные наши русские нравы, обычаи, обряды, одежды духовные, военные, светские, простонародные, а также жилища и здания, степень познания и просвещения, промышленности, искусства, ремесла и разные предметы в общежитии сделались известными - посредством ваяния или рисования - во всей их точности и с сохранением их характера или вида”. Для реализации этого замысла Оленин предложил кандидатуру своего давнего воспитанника по Академии художеств, бывшего крепостного, в 32 года ставшего академиком живописи, - Фёдора Григорьевича Солнцева (1801-1892). Оленин поручил Солнцеву зарисовку “рязанских древностей” — золотых и серебряных украшений, случайно обнаруженных в 1822 году двумя крестьянами близ Старой Рязани. Полученный результат превзошёл все ожидания, и в 1830 году рекомендованного Олениным Солнцева по высочайшему повелению направили в специальную экспедицию по древним русским городам и монастырям “для срисовывания старинных наших обычаев, одеяния, оружия, церковной и царской утвари, скарба, конской сбруи и прочих предметов, принадлежащих истории”. Оружейная палата и соборы Московского Кремля, Владимир, Юрьев-Польский, новгородский Софийский собор, Ярославль, Торжок, Псков, Печоры, Киев, Рязань, Суздаль, Новый Иерусалим — таков далеко не полный перечень мест, где работал художник. “Только, благодаря ему, сохранились многие важные исторические предметы если не в подлинниках, теперь уже утраченных, то, по крайней мере, в верных копиях”. Эта оценка деятельности Солнцева была дана ещё в конце XIX века. Как известно, 17 апреля 1843 года Оленин умирает. Однако уже через год, 27 апреля 1844 года, по распоряжению Николая I был создан специальный комитет для издания “Древностей Российского государства’. Его председателем стал археолог, историк и меценат, глава Московского общества истории и древностей российских граф С.Г. Строганов. В комитет вошли также историк И.М. Снегирёв, писатель, драматург, директор московских театров и Оружейного палаты М.Н. Загоскин, литератор А.Ф. Вельтман, с 1842 года занимавший пост помощника директора Оружейной палаты. Строгановский Комитет взял на себя подготовку научного и справочного аппарата. Солнцев готовил главное - рисунки для воспроизведения. Император Николай I, покровительствовавший проекту, выделил 100 тысяч рублей золотом. Первый том “Древностей” увидел свет в 1849 году. Последний - шестой - в 1853-м. На каждый том рисунков приходился дополнительный том с пояснениями. Более полную информацию об этом издании вы найдёте у нас на сайте в разделе "Русские книжные сокровища".

19. Price Realized: $ 62,684

На предпоследнем девятнадцатом месте - Зданевич, Илья Михайлович (псевд. Ильязд) (1894—1975). ЛидантЮ фАрам. (аслаабличья виртеп ф 5 действах действа 5). ПарИш: rue Zacharie, 20, издАния 41°, 1923. “Заумная” драма. В мягкой издательской обложке с декоративным коллажем Наума Грановского на переднем плане. 193х145 мм. Тираж 530 экземпляров. Первые 30 были напечатаны на японской бумаге. Они стоят гораздо дороже, чем остальные 500. Экземпляр № 307. Уход: £33,600. Аукцион Сотбис. 02 июня 2006 года. Russian books. Лондон. Лот № 58.

Илья Михайлович Зданевич был вторым ребенком в семье тифлисского преподавателя французского языка Михаила Андреевича Зданевича. Мать Ильи и старшего сына Кирилла Валентина Кирилловна Зданевич, урожденная Гамкрелидзе, была пианистка, в том числе училась у П.И.Чайковского. Предок Зданевичей был ссыльный поляк, участник восстания в Варшаве в 1863 году. Семья отличалась артистическим нравом, в их доме часто жили художники. И вполне закономерно, что художественные вкусы и устремления унаследовали оба брата, один из которых стал замечательным художником (Кирилл), а другой - не менее замечательным литератором и вообще деятелем искусств. Оба брата получают образование в Петербурге, Кирилл - в Академии художеств, Илья - на юридическом факультете университета. Еще будучи гимназистом Илья узнает об итальянском футуризме и пишет письмо Маринетти. В 1911 году в Тифлисе Илья встретил Бориса Лопатинского, который только что вернулся из Парижа с копией Манифеста Маринетти. Илья немедленно приспособил эти принципы футуризма к собственному учению. По приезде в Петербург он начал толковать основы своей теории, пропагандировал футуризм среди художников, с которыми познакомил его брат. 18 января 1912 года на вечере, организованном Союзом молодёжи, Илья Зданевич, одетый в свою студенческую форму, был первым глашатаем футуризма в Петербурге. Художники Виктор Барт и Михаил Васильевич Ле‑Дантю, соученики Кирилла по Академии художеств, познакомили Илью с Михаилом Ларионовым и Наталией Гончаровой. Зданевич помог Ларионову сформулировать его теорию «всячества», которая предполагает смешение всех стилей старого искусства, а также смешение всех жанров и видов искусств. Вместе они написали манифест, который назывался «Почему мы раскрашиваем своё лицо». 24 марта 1913 года на диспуте, устроенном во время открытия выставки «Мишень», Илья Зданевич произнёс доклад, который назван был так: «Американский башмак прекраснее Венеры Милосской». Диспут кончился дракой и вмешательством полиции. В 1913 году И.Зданевич публикует свою первую книгу «Наталия Гончарова. Михаил Ларионов» под псевдонимом Эли Эганбюри. В начале 1912 года произошло событие, повлиявшее впоследствии на известность обоих братьев. Они пригласили своего друга Мишеля Ле‑Дантю погостить в Тифлис. Во время прогулки компания друзей обратила внимание в нескольких духанах на картины одного и того же художника. Его кисть выдавала непрофессионала. Им сказали, что живописца зовут Нико. Он подписывал свои картины «Н.Пиросманашвили».  В Тифлисе братья Зданевичи вместе с Алексеем Кручёных и Игорем Терентьевым создают группу футуристов «Университет 41°». Название было выбрано по той широте, на которой находился их родной город. Одна за другой следуют лекции Ильи Зданевича, выставки Кирилла Зданевича и молодых грузинских художников Ладо Гудиашвили и Давида Какабадзе. Илья Зданевич был также устроителем поэтических и театральных вечеров, музой которых была актриса София Георгиевна Мельникова. Ей же был посвящён сборник под названием «Фантастический кабачок». К этому же времени относится созданная Ильёй Зданевичем пенталогия «аслаАбличья» - пять драм, написанных «заумью». Он начинает работу над "пятеркой дейстф", до сих пор остающимися непревзойденными "дра", то есть драмами. Особенно имела успех заумная драма «асёл напракАт» у молодёжи - тифлисской богемы. Не менее популярными были драмы «янко круль албАнскай» и «острАф пасхи». Здесь уместно сказать, что все эти вещи написаны по принципу фонетического звучания: как слышится, так и пишется. Все ударные гласные пишутся с заглавной буквы, следовательно, все названия соответственно пишутся с маленькой буквы. Автора вскоре признали главой молодых «левых» поэтов города. Но этот «золотой период» Тифлиса длился недолго. В 1919 году Кирилл уехал в Париж и стал там учеником известной частной школы искусства Гранд Шомьер. Как и Кирилл, Илья с детства мечтал о Париже. К тому же он получил письмо оттуда от Ладо Гудиашвили, молодого художника, который писал ему, что в Париже существует группа поэтов и художников, близких к тифлисскому «41°», -дадаисты. Но для того, чтобы заработать себе на билет в Париж, он поступил на работу в американскую благотворительную организацию. В 1920 году, в октябре, Илья Зданевич издал четвертую из своих заумных драм «згА Якабы» и отплыл из Батума в Константинополь, навсегда оставив родину. Здесь он надолго простился с братом Кириллом. В Константинополе Илья прожил целый год. Он работал в благотворительной организации, увлёкся архитектурой Св. Софии и стамбульских мечетей. В конце 20‑х годов в Париже он написал о своей жизни в Константинополе «Письма Моргану Филиппу Прайсу» и роман «Философия». В ноябре 1921 года Илья Зданевич, наконец, приехал в Париж. Он выступает в течение двух лет с докладами об авангардной поэзии. Для него ещё существовал языковой барьер, поэтому дадаисты его не поняли. Тогда он обратился к своим соотечественникам - молодым русским поэтам и художникам Парижа. В 1922 году Илья Зданевич встречается с Владимиром Маяковским в Париже и Берлине. Об этом уже в наше время (1987 г.) в парижской газете на русском языке опубликованы три письма Виктора Шкловского Илье Зданевичу 1923 года. Зданевичу удалось создать группу под названием «Через», имевшую целью сотрудничество с советскими деятелями культуры. Он стал секретарём Союза русских художников в Париже, под эгидой которого с 1922 по 1926 и в 1929 году организовывал ежегодные балы, привлекавшие внимание всего художественного Парижа. В 1923 году под псевдонимом Ильязд, который стал для него теперь постоянным, он выпускает в свет последнюю драму из вертепа «аслАабличьЯ» - типографский шедевр «лидантЮ фАрам» и пишет роман «Парижачьи». В 1927 году Илья работает рисовальщиком по ткани, а потом становится и директором одной из фабрик знаменитой Коко Шанель.

20. Price Realized: $ 60,902

На последнем двадцатом месте т.н. Коронация Александра III на французском языке - Description du Sacre et du Couronnement de Leurs Majestes Imperiales L'Empereur De toutes les Russie Alexandre III et LImperatrice Marie Fedorovna. En l'annee 1883. Санкт-Петербург, картографическое заведение А. Ильина, [1883]. 0писание Коронации Их Величеств Императора всея Руси Александра III и императрицы Марии Фёдоровны в 1883 году. Цветной литографированный титул. 65 с. в 2 столбца с цветными иллюстрациями, 27 л. цветных иллюстраций. Иллюстрации В. Верещагина, Н. Каразина, И. Крамского, К. Маковского, В. Поленова и др. В издательском переплёте с богатым тиснением каратным золотом на верхней крышке. Тройной золотой обрез. Форзацы белого муара. 66x52 см. Иллюстрации - хромолитографии. Тираж 200 экземпляров. Уход: £31,200. Аукцион Кристис. 30 ноября 2006 года. Valuable Russian Books and Manuscripts . Лондон. Лот № 48. Экземпляр графа де Мой. Чрезвычайно престижный церемониальный альбом-шедевр из золотого фонда истории российской полиграфии, подробно повествующий о коронации императорской четы — Александра III и его супруги Марии Федоровны, которая состоялась 15 мая 1883 года в Успенском соборе Московского Кремля. И вот шествие начинается. Долго шли камер-фурьеры, камер-юнкеры, камергеры и про­чие чины, красиво было видеть красную ве­реницу фрейлин. А в это время гудит Иван Великий, и вся Кремлёвская площадь, пере­полненная народом, замирает в ожидании царя. Тише выступают сановники, вот и Госу­дарственное знамя... Яркий луч света ударил на Красное Крыльцо, лучи быстро разо­шлись, и в дверях Грановитой палаты пока­зался Государь. Солнечные лучи озаряли его в это мгновение. Что-то было невыразимое и чудное, когда при звоне всех колоколов раз­дались крики народа и всё слилось в одно протяжное, непрерывающееся восторжен­ное ура! В дверях Успенского собора остановка. Встречал митрополит Иоанникий и говорил слово, ничего не было слышно в двух шагах, да и слушать было нечего, одни общие мес­та. Государь вступил в собор. Колокола за­молкли, служба началась. На площади стало тихо, снова показались тучи, закапал дождь, поднялись зонтики, и вся площадь приняла совершенно иной вид. На паперти Благовещенского собора по очереди появлялись Д.В. Григорович, в каче­стве чего-то официального, А.П. Боголюбов, точно привидение с того света, мрачный, он что-то срисовывал. Около него какие-то ху­дожники молодые, волосатые. Гром орудий и трезвон колоколов возвестили о возложе­нии короны. До слуха долетел возглас много­летия после провозглашения полного титула. Обедня кончилась. Опять погода стала разгуливаться, опять солнце. Загудел Иван Великий, и дрогнула площадь. Все сорок со­роков слились в один удивительный звон. Шествие двинулось из Успенского собора и обогнуло Ивана Великого. Видели мы по­том, как тихо двинулось шествие обратно по Красному Крыльцу. Всё слилось и смеша­лось в пестроте нарядов и цветов, в глазах словно потемнело. Все взоры напряженно направлены на одно место - на площадку Красного Крыльца. Среди пёстрой толпы ярко блистала корона. Государь остановил­ся лицом к народу. Ещё мгновение, и корона наклонилась три раза - три Царских покло­на в ответ на оглушительные крики восторга и торжества!». Так описывал венчание на царство импера­тора Александра III и императрицы Марии Фёдоровны, происходившее 15 мая 1883 го­да, граф Сергей Дмитриевич Шереметев. Этот живой, эмоциональный рассказ, не отя­гощённый верноподданническими изъявле­ниями, может служить параллельным ком­ментарием к официальному по содержанию и достаточно помпезному по оформлению «Описанию коронации Александра III», вы­шедшему на французском языке вскоре по­сле празднования. Издание иллюстрированной хроники коронационных торжеств - явление обычное как для европейской, так и для русской куль­туры. Самой обстоятельной явилась хроника чествования императрицы Елизаветы Пет­ровны. «Описание коронации Александ­ра III» достигло первенства в другом: это са­мый большой по формату коронационный сборник из всех печатавшихся в России. В его создании принимали участие извест­ные художники и мастера полиграфическо­го искусства. В технике хромолитографии здесь воспроизведены работы А.П. Соколова (парадные портреты Александра III и Марии Фёдоровны в горностаевых мантиях); В.Д. Поле­нова («При входе в Успенский собор»); К.Е. Маковского («Иллюминация Кремля», «Обед в Грановитой палате», «Народный пра­здник на Ходынке»); В.И. Сурикова («Освя­щение храма Христа Спасителя»); Н.Н. Каразина («Приём императором азиатских по­слов»), И.Н. Крамского («Коронование» и «Причастие»). Заставки в книге выполнены В.М. Васнецовым. Издание интересно ещё и тем, что в нём дано подробное описание ко­стюмов, в которых являлись на приёмах вы­сокие особы. Яркий, красочный фолиант огромного размера, отпечатанный в Петербурге в количестве 200 экземпляров, всегда привлекал внимание серьёзных коллекционеров. Более полную информацию об этом издании вы найдёте у нас на сайте в разделе "Romanov's ceremonies".

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?