Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 213 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Библиографические источники:

1. Антикварная книжная торговля Соловьева Н.В. Каталог №105, Спб., 1910, «Редкие книги», Livres Rares, №473 — 30 рублей!

2. Магия книги. Собрание ГИМ. Каталог выставки. Москва, 2003, стр. 71.

3. Венгеров А.А. Старая русская книга. Das alter russische buch. Каталог выставки. Nurenberg, 15.03-02.04. 1991, №87.

4. Научная и справочная литература, искусство. Каталог-прейскурант на покупку и продажу букинистических и антикварных книг. Издание второе, переработанное. Москва, 1989, №2430 — 150 рублей!

5. Антикварный каталог Акционерного о-ва «Международная книга» №54. Книги по искусству и иллюстрированные издания. Москва, 1934, №808 — 15$!

... Вкратце история создания книги: Мысль о создании книги пришла А. Звенигородскому. Дело в том, что во Франции по воле Императора Наполеона III была издана книга «Imitation de Jesus-Christ», которая должна была прославлять страну и стать шедевром типографского искусства. Книга экспонировалась на Всемирной парижской выставке в 1855 году. По замыслу А. Звенигородского «Византийские эмали» по своей красоте и совершенству должны были затмить французское издание. Книга действительно удивительная. Переплет из белой шагрени. На переплете — изящный венчик из эмалей ювелирной работы византийской орнаментации. Вокруг венчика — печать золотом. Лист, где напечатано посвящение («Его Императорскому Величеству Государю Императору Александру III») словно составлен из драгоценных камней на серебряном фоне. На обрез нанесены золотом и красками византийские узоры. Закладка из разноцветного шелка с золотыми и серебряными нитями. На закладке стих из Еврипида: «Разверни эти говорящие листы, прославляющие мудрых». Все оформительские работы выполнены чистым (червонным) золотом. Шрифт подписей под 28 таблицами эмалей из собрания владельца имитирует шрифт Остромирова Евангелия. Текст и иллюстрации отпечатаны в России, Германии, Франции. Бумага изготовлена по особому заказу в Германии. Византийские эмали специалисты называли «книгой в княжеском уборе». (Л.А. Глезер. Записки букиниста. Москва, Книга, 1989 г.). В целом, книга в парчевой, шитой золотом суперобложке, с закладкой, портретом А. Звенигородского — величайшая библиографическая редкость!

Стасов, Владимир Васильевич (1824-1906) — музыкальный и художественный критик, историк искусства, этнограф и публицист В.В. Стасов родился 2 (14) января 1824 года в Петербурге в дворянской семье. Его отец — известный петербургский архитектор Василий Петрович Стасов (1769-1848) — имел сильное влияние на развитие стремлений и наклонностей сына. Но из этой семьи вышел не только выдающийся критик. Сестра В.В. Стасова Надежда Васильевна Стасова (1822-1895) — известная общественная деятельница, одна из основательниц высшего женского образования в России. Брат — известный адвокат Дмитрий Васильевич Стасов (1828-1918). Внучка В.П. Стасова Елена Дмитриевна Стасова (1873-1966) стала одним из видных деятелей Коммунистической партии. Семью Стасовых часто навещали известные архитекторы, художники, музыканты, деятели науки. Среди них можно отметить знаменитого Карла Росси и А.П. Брюллова. В 1836 году двенадцатилетний Владимир был отдан отцом в только что созданное Училище правоведения. Тогда 13-14-летним подростком В.В. Стасов познакомился с произведениями В. Гюго, А. Дюма, В. Скотта, Шекспира, Гофмана, Жорж Санд, Шиллера, а также Белинского, Тургенева, Гоголя. Появление «Мертвых душ» летом 1842 года было для Стасова и его товарищей «событием необычайной важности». «В продолжение нескольких дней, — вспоминает Стасов, — мы читали и перечитывали это великое, неслыханно-оригинальное, несравненное, национальное и гениальное создание. Мы были все точно опьянелые от восторга и изумления». Еще в Училище Стасов увлекся музыкой и решил впервые попробовать свои силы на писательском поприще. В 1842 году он написал статью о Ф. Листе, приехавшем в Петербург, хотя и не напечатал ее нигде. В 1843 В.В. Стасов окончил Училище, начал службу помощником секретаря в Межевом департаменте Сената. С 1848 служил секретарем в Департаменте герольдии, а с 1850 — помощником юрисконсульта в Департаменте юстиции. Свободно владел шестью языками. Но его не интересовала ни юриспруденция, ни служебная карьера. Отбыв свои служебные часы, он спешил в Эрмитаж или в Академию художеств. Началом своей писательской биографии Стасов считал 1847 год, когда в «Отечественных записках» появились его первые статьи. В этом же году Стасов был приглашен издателем «Отечественных записок» Краевским в число сотрудников журнала по отделу иностранной литературы. Кроме работы в отделе Стасов получил право писать небольшие обозрения по вопросам живописи, скульптуры, архитектуры и музыки. За два года работы в «Отечественных записках» — 1847 и 1848 годы — он опубликовал около 20 статей. В 1848 году, однако, за связь с кружком петрашевцев, Стасов был отстранен от работы в журнале. Он был даже арестован и заключен в Петропавловскую крепость. В 1851 году В.В. Стасов вышел в отставку и в качестве секретаря уральского промышленника и мецената А.Н. Демидова, очень богатого человека, поклонника искусств, уехал за границу. Поездкой за границу он стремился прежде всего пополнить свое художественное образование изучением сокровищ европейского искусства. Стасов побывал в Англии, Германии, Франции, Швейцарии, во многих городах Италии. Работал в крупнейших библиотеках и архивах. Был библиотекарем в имении Демидова в Сан-Донато близ Флоренции, часто посещал русских художников и архитекторов, проживавших в Италии — Александра Брюллова, Сергея Иванова, Воробьева и Айвазовского. В мае 1854 года, в связи с Крымской войной, В.В. Стасов вернулся в Петербург, где сблизился с молодыми композиторами М.А. Балакиревым, М.П. Мусоргским, Н.А. Римским-Корсаковым, А.П. Бородиным, Ц.А. Кюи. При деятельном участии Стасова оформилось художественное объединение композиторов, ставшее известным под именем «Могучая кучка», придуманным Стасовым. В 1860-х годах Стасов поддерживал также знаменитое «Товарищество передвижных выставок», с которым тесно связана вся его деятельность. Стасов был одним из главных вдохновителей и историком «передвижников», принимал активное участие в подготовке первой и ряда последующих их выставок. В конце 1856 года директор Публичной Библиотеки в Петербурге М.А. Корф предложил Стасову место своего помощника для собирания материалов по истории жизни и царствования Николая I. В 1856-1872 годах Стасов безвозмездно работал в Публичной Библиотеке, имея в Художественном отделении свой стол. По его инициативе организуется ряд выставок древнерусских рукописей. В ноябре 1872 принят на штатную должность библиотекаря, до конца жизни заведовал ее Художественным отделом. На этом посту постоянно консультировал писателей, художников, композиторов, собирал рукописи русских деятелей искусства, в особенности композиторов (во многом благодаря Стасову Российская национальная библиотека располагает ныне самыми полными архивами композиторов петербургской школы). В.В. Стасов публиковался в более чем 50 русских и иностранных периодических изданиях. В 1869 за работу «Происхождение русских былин» получил Уваровскую премию. В 1900 году избран Почетным академиком Академии Наук по разряду изящной словесности как представитель художественной критики. Стасов — автор многочисленных монограмм и статей о музыке, живописи, скульптуре, русских композиторах и художниках; работ в области археологии, истории, филологии, фольклористики, этнографии. В 1882 Стасову предлагали пост вице-директора, а в 1899 — директора Библиотеки. Но он отказался, хотя за время службы ему неоднократно приходилось замещать вице-директора и директора. Отказывался он и от награждения орденами. 27 ноября 1902 Стасов получил диплом почетного члена Публичной библиотеки в связи с 30-летием деятельности в должности библиотекаря. За пятьдесят лет (с 1856 по 1906), которые служил В.В. Стасов в Санкт-Петербургской Публичной библиотеке, он многое сделал для открытия свободного доступа в библиотеку, настойчиво добивался отмены платного пользования ее книжными богатствами. 82-летний Стасов умер в Петербурге 10 (23) октября 1906 года. Он был похоронен на Тихвинском кладбище Александро-Невской лавры (Некрополь мастеров искусств). В 1908 году на его могиле (в конце Южной дорожки) соорудили монументальное надгробие, являющееся памятником федерального значения. На надгробии надпись — «Поборнику русского искусства». Интересна история этого надгробия. Еще в 1889 году один из воспитанников В.В. Стасова молодой тогда скульптор И.Я. Гинцбург подарил ему небольшую статуэтку, где изобразил его в русском народном костюме. Эта работа настолько понравилась Стасову, что он писал дочери: «…Если бы я был какой-то крупный исторический человек, я никогда бы не пожелал себе никакого другого монумента, кроме именно такого…». Когда после смерти Стасова было решено установить на его могиле памятник, средства на который собирались по подписке, то за основу была взята статуэтка Гинцбурга. На фоне монолитной скалы установлена статуя Стасова. По рисункам архитектора И.П. Ропета выполнена художественная чугунная ограда с медальонами из смальты, в которых помещены буквы «Ж», «З», «М», «В», означавшие Живопись, Зодчество, Музыку и Ваяние. На калитке ограды — шпора и зажигательное стекло, напоминавшие о таланте Стасова направлять и зажигать. Неподалеку от могилы Стасова похоронены его родственники: отец, архитектор В.П. Стасов (1769-1848); брат Дмитрий (1828-1918), адвокат, общественный деятель; сестры Надежда (1822-1893) и София (1829-1858). Роскошно изданная известным русским художественным критиком история создания шедевра русского полиграфического искусства «Византийские эмали из собрания А.В. Звенигородского», в полиграфическом смысле, сама соответствует объекту описания — переплет, дорогая бумага, форзацы, иллюстрации — во всем издатели старались сохранить стиль шедевра. В 1892 году на средства богатого русского коллекционера и мецената А.В. Звенигородского тиражом 600 экземпляров (по 200 на русском, немецком и французском языках) были выпущены «Византийские эмали» — одна из самых дорогих по изготовлению и роскошных русских книг. Полное и правильное название книги, как оно обозначено на титуле: «История и памятники Византийской эмали. Сочинение Н. Кондакова, профессора С.-Петербургского университета и старшего хранителя императорского Эрмитажа». Издание посвящено описанию уникальной коллекции византийских эмалей X-XI веков, собранных A.B. Звенигородским, текст — исследование по истории византийского искусства и научное описание эмалей — написан Н. Кондаковым, ведущим русским византиеведом того времени, и немецким ученым А. Шульцем (в экземплярах на немецком языке); в подготовке издания к печати активное участие принимал известный русский критик В.В.Стасов. Издание изначально было задумано А.В. Звенигородским как роскошное, в противовес книге «Imitation de Jesus-Christ», вышедшей в Париже в 1855 году по указанию Наполеона III и имевшей целью прославить Францию и стать шедевром типографского искусства всех времен и народов. Эта книга была разослана по всем странам, за исключением враждебной России. По замыслу Звенигородского, «Византийские эмали» по своей красоте и совершенству должны были затмить французское издание. Книга имеет большой формат (высота блока — 37 см), заключена в богатый футляр и толстую шелковую (или парчовую) суперобложку с вытканными на ней именем и фамилией Звенигородского. Цельнокожаный переплет изготовлен из белой шагрени и украшен тиснением, инкрустацией и эмалью, рисунки которых выполнены в византийском стиле. Аналогичные византийские узоры, отпечатанные золотом и красками, нанесены и на обрезы книги. В книге имеется закладка — широкая лента, вытканная из разноцветного шелка, золотых и серебряных нитей, с вышитым на ней текстом — изречением древнегреческого поэта Еврипида, который в переводе на русский язык означает: «Разверни эти говорящие листы, прославляющие мудрых». На первом листе издания, оформленном архитектором И.П. Ропетом и словно состоящем из драгоценных камней, переливающихся на серебряном фоне (печать алюминием), помещено посвящение Александру III. В конце книги к тексту приложены двадцать восемь листов — иллюстраций с изображением эмалей, отпечатанных хромолитографским способом: шрифт, которым набраны подписи под ними, был отлит специально для этого издания и имитирует устав древнейшего Остромирова евангелия, другие декоративные украшения книги — инициалы, заставки и концовки — также полностью имитируют стиль оформления древних русских рукописей. В художественно-полиграфическом оформлении «Византийских эмалей» принимали участие три страны: Россия, Франция и Германия, а все отделочные работы были выполнены по особому индивидуальному заказу. Так, эмали рисовали лучшие петербургские графики, гравировальные работы выполнялись под руководством гравера В.В. Матэ, шелк для суперобложки и закладки изготовлялись на московской фабрике Сапожникова, толстая великолепная бумага — из Страсбурга, переплет изготовлен Лейпцигской фирмой «Гюбель и Денк», иллюстрации — литографским заведением Августа Остеррита во Франкфурте-на-Майне, где были отпечатаны также французский и немецкий тексты издания (тираж книги на русском языке печатался в типографии И.М. Стасюлевича). Все работы были выполнены червонным золотом. Не случайно поэтому современники называли «Византийские эмали» «книгой в княжеском уборе», «русским чудом», «истинным художественным событием»; ее издание обошлось Звенигородскому в 120 тысяч рублей. Издание не поступало в продажу, все его экземпляры были нумерованными и подписными, с указанием фамилии лица, которому он предназначался. По сообщению газет того времени, книга была разослана преимущественно «коронованным особам, известным ученым и выдающимся книгохранилищам». Большая часть изданий оказалась за рубежом, в том числе у королей Италии, Швеции, Румынии, Бельгии, Испании и др., султана Турецкого, эмира Бухарского, императора Австрийского и др., случайно попавшие на рынок экземпляры продавались по очень высокой цене — 1000 рублей золотом. В немногих экземплярах книги (для близких и друзей Звенигородского) был приложен его портрет, гравированный на дереве В.В. Матэ. Такой портрет имеется, например, в экземпляре №109 на русском языке, предназначенном для Н.М. Постникова, владевшего лучшим тогда частным собранием икон в России, в экземпляре №125 Д.И. Петрококина и др. В качестве своеобразного приложения к «Византийским эмалям» в 1898 году была издана (тоже роскошно, тиражом 150 экземпляров) специальная книга В.В. Стасова «История книги «Византийские эмали» А.В. Звенигородского», а в Публичной библиотеке в Петербурге для выдачи экземпляров книги был построен даже специальный киоск в византийском стиле. Когда А.В. Звенигородский разорился и вынужден был продать свою коллекцию, оказалось, что две трети его собрания были подделкой. Тогда же потеряла свою научную ценность и значение его знаменитая книга, однако и сегодня она представляет собой большую редкость и является выдающимся памятником русского типографского искусства конца XIX- начала XX века.

Библиофильскими называются издания, выпускаемые ограниченным тиражом и предназначенные для библиофилов и коллекционеров, отличающиеся от изданий массового характера своей издательско-полиграфической формой (оригинальным форматом, сортом бумаги, художественным решением текста, необычным переплетом), наличием дополнительных деталей оформления (автографов, экслибрисов, афиш и т.п.), а также нумерацией экземпляров (иногда подписанных автором или раскрашенных художником от руки). Библиофильские издания могут выпускаться самостоятельно, а также наряду с книгами массового типа как их сувенирный вариант в пределах одного тиража. Часто библиофильские издания распространяются бесплатно среди узкого круга библиофилов или продаются по довольно высоким ценам. Предшественниками библиофильских изданий следует, по-видимому, считать многочисленные «подносные» издания, то есть предназначенные для «подноса» (подарка) членам царской фамилии и приближенным к ней лицам, представителям высшей церковной власти и т.п. Эти издания отличались особым художественным оформлением и полиграфическим исполнением. Сегодня в практике букинистической торговли библиофильскими часто называют издания конкретного издателя, издательства, типографии, вышедшие в конкретный исторический период и являющиеся объектом библиофильского, коллекционерского спроса. Расширение последнего, его своеобразие, свойственное каждой исторической эпохе, привело к тому, что библиофильскими считаются издания П.П. Бекетова (1801-1812; 1821-1824), выпустившего в общей сложности около ста изданий преимущественно произведений художественной литературы в безукоризненном внешнем оформлении, А. Плюшара, типография и словолитня которого считались лучшими в Петербурге в 30-е годы XIX века. Последний выпустил много богато иллюстрированных и художественных изданий, в том числе «Живописное путешествие от Москвы до китайской границы» (Спб., 1819), одно из самых красивых изданий начала века с тридцатью великолепными, раскрашенными от руки гравюрами художника А.Е. Мартынова, серию гравированных и литографированных альбомов с видами столицы (1820-1827) и др. К библиофильским изданиям, учитывая их редкость и имея в виду характер и объем спроса на эти издания, сегодня часто причисляют и малоформатные, изящно оформленные литературные альманахи пушкинской поры, и некоторые (особенно миниатюрные и малоформатные) издания Экспедиции заготовления государственных бумаг, а из книг более позднего времени — неповторимые издания начала XX века, многие из которых были созданы художниками объединения «Мир искусства», создавшей новый стиль художественно-полиграфического оформления книги. Кроме Экспедиции заготовления государственных бумаг, выпуск библиофильских изданий широко практиковали А.С. Суворин, М.О. Вольф, В.Г. Готье, И.Н. Кнебель, Община Св. Евгении, типография «Р.Р. Голике и А.И. Вильборг» и др., различные общества и организации, в первую очередь библиофильские. Тематика этих изданий была самой разнообразной, однако преобладали издания произведений классиков русской литературы, в том числе А.Н. Радищева, И.А. Крылова, А.С. Пушкина, А.К. Толстого и др. Так, например, широко известно библиофильское издание «Путешествия из Петербурга в Москву» А.Н. Радищева — факсимильная копия с первого издания автора (1790), осуществленная А.С. Сувориным в 1888 году. Выпущенное по разрешению цензуры заранее ограниченным тиражом (100 экземпляров), оно было напечатано на бумаге разных сортов (японской большого формата — 25 экз., японской малого формата — 30 экз. и слоновой — 45 экз.); каждый экземпляр издания пронумерован. Предназначенное специально для привилегированного покупателя — богатого библиофила — и продававшееся по очень высокой цене (соответственно 60, 50 и 25 рублей), это издание тем не менее имело огромный успех у современников и разошлось в течение нескольких дней. На манер французских библиофильских изданий, по их образу и подобию, А.С. Сувориным были выпущены также «Горе от ума» А.С. Грибоедова (1886; тираж — 460 нумерованных экземпляров на разных сортах бумаги), «Бахчисарайский фонтан» (1892), подарочное издание «Каменного гостя» А.С. Пушкина (1895; тираж — 1000 экземпляров, с многочисленными цветными иллюстрациями художника С.С. Соломко в тексте) и др. Отпечатанные в два цвета, последние два издания тем не менее не отличаются художественностью и рассчитаны скорее на вкус богатых мещан. Типичным подражанием французским библиофильским изданиям являются издания «Капитанской дочки» (1891; тираж — 1150 экз.) и «Евгения Онегина» (1893; тираж — 2100 экз.) А.С. Пушкина, выпущенные московским книгопродавцем В.Г. Готье с прекрасными реалистическими иллюстрациями П.П. Соколова (в первом случае они воспроизведены в технике гравюры на меди, во втором — фототипией). Часть тиража изданий вышла в роскошном оформлении: на веленевой бумаге, в переплетах из сафьяна с золотым тиснением и золочеными обрезами (вместо издательской обложки в экземплярах массового характера), имела нумерованные экземпляры и продавалась по высокой цене, доступной только богатым собирателям из буржуазной среды. В 1892 году тиражом 1000 нумерованных экземпляров (в том числе №1-150 — на толстой японской бумаге и №151-1000 — на веленевой) Готье выпустил хорошо известное библиофилам и букинистам библиофильское издание «Князя Серебряного» А.К. Толстого с гравированными на меди иллюстрациями К.В. Лебедева (гравер А. Лалоэ). Несколькими годами позже, в 1899 году, к 100-летию со дня рождения А.С. Пушкина, петербургская типография К. Пентковского выпустила в свет художественно-иллюстрированное юбилейное издание «Евгения Онегина». Тираж книги — 3050 экземпляров, в том числе 50 нумерованных (№1-25 — на японской бумаге, №26-50 — на китайской). В полной мере библиофильскими, предназначенными для привилегированного покупателя — дорогими, малотиражными, нумерованными, отпечатанными на прекрасных сортах бумаги, с иллюстрациями лучших художников, в переплетах известных мастеров и т.п. — являются издания Кружка любителей русских изящных изданий (1903-1917), первой русской юридически оформленной библиофильской организации, объединившей в своих рядах известных петербургских библиофилов, издателей, типографов, художников книги, книгопродавцев-антикваров с целью «содействовать развитию художественной стороны в издаваемых в России произведениях печатного и графического искусств и способствовать взаимному сближению собирателей означенных произведений». Среди лучших изданий Кружка «Невский проспект» Н.В. Гоголя (1905) с иллюстрациями Д.Н. Кардовского, «Четыре басни И.А. Крылова» с неиздававшимися ранее рисунками А.О. Орловского (1908; тираж — 500 нумерованных экземпляров), «Казначейша» М.Ю. Лермонтова с иллюстрациями М.В. Добужинского (1914) и др. Таким образом, понятие «библиофильское издание» во многом формирует время, вкусы, мода и пр., — это необходимо чутко улавливать специалисту букинистической торговли. «Библиофильский» подход к изданию есть, по сути дела, изучение и выявление его товарных свойств и качеств, и в первую очередь перцептивных и индивидуальных, отличающих это издание от массы ему подобных. Источником для изучения библиофильских изданий является вся богатая и разнообразная литература о книге, и прежде всего различные каталоги: издательств, книготорговцев, библиофилов, указатели редких книг, сводные каталоги русской книги, а также мемуары выдающихся антикваров прошлого, многочисленные произведения библиофильской литературы. Целесообразно не только систематически изучать подобную литературу, но и самостоятельно фиксировать и тщательно описывать все попадающие в руки библиофильские издания или их отдельные экземпляры.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?