Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 464 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

2014 Russian Sales Top 20: antiquarian books & manuscripts

Библиографический кабинет Rarus's Gallery. Топ 20 крупнейших официальных русских продаж антикварных книг и рукописей за 2014 год:

Событием года несомненно стала продажа рукописи Симфонии № 2 ми минор ор. 27 Сергея Рахманинова 20 мая на аукционе Сотбис в Лондоне.

Анонсирование лота можно посмотреть здесь.

Симфония № 2 ми минор, op. 27 написана Сергеем Рахманиновым в 1906—1907 годах. Она посвящена учителю Рахманинова – С.И. Танееву и считается одним из лучших произведений великого русского композитора.

Считается также, что сохранился единственный 320-страничный рукописный вариант Второй симфонии, написанный рукой Сергея Рахманинова (первые пять листов и титул утеряны). Он был потерян после премьеры симфонии в Санкт-Петербурге в 1908 году и найден только спустя столетие, в 2004 году, в одной из частных коллекций.

В пресс-службе аукционного дома «Сотбис» сообщают, что рукопись Рахманинова купил частный коллекционер, имя которого не называется. Ценность ей придает и то обстоятельство, что Рахманинов собственноручно внес в нее изменения после первых концертов в Санкт-Петербурге и Москве. Этот вариант Второй симфонии значительно отличается от ее последующих исполнений. Рукопись написана черными чернилами с многочисленными пометками на полях, исправлениями и дополнениями.

Рукопись Второй симфонии предполагалось продать еще 10 лет назад, но ее сняли с торгов в 2004 году в последний момент после того, как права на нее заявили члены семьи Рахманиновых. Они утверждали, что являются ее единственными законными владельцами, потому что никаких свидетельств того, что ее продал Сергей Рахманинов, нет. В 2005 году спор был улажен. С тех пор рукопись находилась на всеобщем обозрении в Британской библиотеке в Лондоне.

В ушедшем году Украина нас все таки "достала" ... Многие несознательные коллекционеры старинных книг и манускриптов стали просто "скидывать" свои собрания из опасения, что дальше будет еще хуже. На рынке тотчас образовался переизбыток предложения над спросом. Да и цена на нефть вкупе с курсом рубля и санкциями сделали свое черное дело. Результаты продаж на российских аукционах в долларовом эквиваленте стали постепенно уступать "англо-саксам". Достигнутое превосходство 2013 года как то незаметно улетучилось. Насколько продолжительным и трудным будет этот период покажет время.

1. Price Realized: $ 2 020 200


Рахманинов, Сергей Васильевич (1873-1943). Музыкальная рукопись Симфонии № 2 ми минор, ор. 27; 320 с. (причем она начинается со с. 5), утеряно 5 листов. 35х26 см. Нотная бумага -  24-stave, отпечатанная Юргенсоном в Москве. Финал симфонии переписан на 42 страницах на бумаге Breitkopf & Härtel. Открыта была вновь в 2004 году и анонсировалась на аукцион в это же время, но ее сняли с торгов в последний момент после того, как права на нее заявили члены семьи Рахманиновых. Они утверждали, что являются ее единственными законными владельцами, потому что никаких свидетельств того, что ее продал Сергей Рахманинов, нет. В 2005 году спор был улажен. С тех пор рукопись находилась на всеобщем обозрении в Британской библиотеке в Лондоне. Уход: £1 202 500. Аукцион Sotheby’s. Music and continental Books and Manuscripts. 20 мая 2014 года. Лондон. Лот № 208.


Сергей Рахманинов написал свою Симфонию № 2 ми минор, op. 27 в 1906—1907 гг. и посвятил её одному из своих учителей Сергею Ивановичу Танееву. Премьера симфонии состоялась в Мариинском театре 8 февраля 1908 года под управлением автора. Продолжительность произведения составляет примерно 60 минут, но в сокращённом варианте может составлять до 35 минут. К моменту создания Симфонии № 2, Рахманинов провёл два успешных сезона в качестве дирижера Императорской оперы на сцене Большого театра в Москве, после чего в 1906 году переехал с женой и дочерьми в Дрезден, где мог посвятить себя сочинению музыки, а также избежать политической неразберихи, которая поставила Россию на путь революции. Семья оставалась в Дрездене в течение трех лет, проводя лето в доме Рахманинова в Ивановке. Именно в это время Рахманинов написал не только Вторую симфонию, а также симфоническую поэму «Остров мёртвых» и первую фортепианную сонату. После провала своей первой симфонии Рахманинов потерял уверенность в своих способностях симфониста. Премьера симфонии № 1 под руководством Александр Глазунова вызвала такую жестокую критику, что молодой композитор впал в депрессию. Даже после успеха Второго фортепианного концерта, который выиграл премию имени М. И. Глинки и 500 рублей в 1904 г., Рахманинов ещё не был уверен в своих силах. Он был очень недоволен первым вариантом его Второй симфонии, но после нескольких месяцев пересмотра закончил работу и провёл премьеру в 1908 году с большим успехом. Триумф восстановил веру Рахманинова в собственные способности. Симфония написана для: 3 флейт, флейты-пикколо, 2 гобоев, английского рожка, 2 кларнетов, бас-кларнета, 2 фаготов, 4 валторн , 3 труб, 3 тромбонов, тубы, литавр, малого барабана, большого барабана, тарелок, колокольчиков и струнных.

2. Price Realized: $ 483 720


Собственноручное письмо Н.В. Гоголя на русском языке с оригинальным конвертом и маркой (Грэфенберг / Фрайвальдау, Моравия, середина сентября 1845), адресованное 22-летней графине Анне Михайловне Виельгорской,  дочери знатока искусства и музыкального любителя графа Михаила  Юрьевича Виельгорского (1788 –  1856), друга Пушкина и многих немецких композиторов. Анна в то время с матерью, сестрой и деверем жила в Ницце. При начальной цене в 50.000 евроуход: € 300.000 при EUR/USD равном 1.3784. Аукцион J.A. STARGARDT. 25 и 26 марта 1914. Каталог № 700. Autographen aus allen Gebieten. Kempinski Hotel Bristol Berlin. Лот № 155. Весьма значимое и с большой долей интриги письмо Н. Гоголя!

Виельгорская, Анна Михайловна (1823—1861), с 1858 года жена князя Александра Ивановича Шаховского (1822—1891). Согласно некоторым мемуаристам, в неё был влюблён Н.В. Гоголь. Гоголь якобы хотел на ней жениться, но, зная, что Л.К. Виельгорская не согласится на неравный брак своей дочери, предложение не сделал. Хотя большинство же биографов Гоголя признаёт, что он женщинами не интересовался. Гоголь познакомился с семьей Виельгорских в Риме в 1838 году. Его отношения с Анной Михайловной начинались зимой 1843/44, которую он проводил в доме семьи в Ницце. В течение следующих 4-х лет Н.В. Гоголь искал этих отношений, находясь в постоянной переписке с предметом своего вожделения. Поздним летом 1845 года Гоголь со своим другом графом А.П. Толстым отдыхал в санатории Грэфенберг в Моравии. Оттуда он отправился в Берлин, Дрезден, Прагу и Венецию, откуда в конце октября и прибыл в Рим.

О личной жизни нашего великого писателя рассказывают самые страшные небылицы. Даже в литературоведении сложилось убеждение, будто Гоголь был увлечен графиней Анной Михайловной Виельгорской, пытался сделать ей предложение, но, как сообщается в новейшем издании переписки Гоголя с Виельгорскими, "переговоры с родственниками сразу же убедили его, что неравенство их общественного положения исключает возможность такого брака"... Еще в апреле 1840 года Гоголь писал Николаю Белозерскому, черниговскому помещику, с которым был знаком с нежинской поры: "Я же теперь больше гожусь для монастыря, чем для жизни светской". А в феврале 1842 года признавался поэту Николаю Языкову: "Я чувствую, что разорвались последние узы, связывавшие меня со светом. Мне нужно уединение, решительное уединение. Я не рожден для треволнений и чувствую с каждым днем и часом, что нет выше удела на свете, как звание монаха". Эти слова могут служить ответом на вопрос, поставленный Гоголем спустя три года в названии статьи "Чей удел на земле выше", вошедшей в книгу "Выбранные места из переписки с друзьями". Последнее десятилетие жизни Гоголя проходит под знаком все усиливающейся тяги к иночеству. Не давая монашеских обетов целомудрия, нестяжания и послушания, он воплощал их в своем образе жизни. Гоголь не имел собственного дома и жил у друзей - сегодня у одного, завтра у другого. Свою долю имения он отказал в пользу матери и остался нищим, - помогая при этом бедным студентам из средств, получаемых за издание своих сочинений. После смерти Гоголя все личное имущество его состояло из нескольких десятков рублей серебром, книг и старых вещей, - а между тем созданный им фонд "на вспоможение бедным молодым людям, занимающимся наукою и искусством", составлял более двух с половиной тысяч рублей. О его церковном отношении к послушанию говорит тот поразительный факт, что он по совету своего духовного отца сжег главы незаконченного труда и фактически отказался от художественного творчества. О том, насколько труден этот шаг был для Гоголя, можно судить по его признанию в "Авторской исповеди": "Мне, верно, потяжелей, чем кому-либо другому, отказаться от писательства, когда это составляло единственный предмет всех моих помышлений, когда я все прочее оставил, все лучшие приманки жизни, и, как монах, разорвал связи со всем тем, что мило человеку на земле, затем чтобы ни о чем другом не помышлять, кроме труда своего".

Гоголь, по-видимому, никогда не имел намерения жениться. Современники не оставили никаких свидетельств о его близких отношениях с какой-либо женщиной. В письме к Василию Андреевичу Жуковскому от 10 января (н. ст.) 1848 года, излагая свои воззрения на искусство, он говорит, что не должен, как ему кажется, он связывать себя никакими узами на земле, в том числе и жизнью семейной. Живописцу Александру Иванову Гоголь также замечал, что для него едва ли позволительны мечты о женитьбе. "Вы нищий, - говорил он ему, - и не иметь вам так же угла, где приклонить главу, как не имел его и Тот, Которого пришествие дерзаете вы изобразить кистью! А потому евангелист прав, сказавши, что иные уже не свяжутся никогда никакими земными узами" (из письма от 24 июля (н.ст.) 1847 года). В литературоведении, однако, сложилось убеждение, что Гоголь был увлечен графиней Анной Михайловной Виельгорской (в замужестве княгиней Шаховской) и даже пытался сделать ей предложение. В новейшем издании переписки Гоголя с Виельгорскими этот эпизод освещается следующим образом: "По семейному преданию Виельгорских, в конце 1840-х годов Гоголь решился сделать предложение Анне Михайловне. Однако предварительные переговоры с родственниками сразу же убедили его, что неравенство их общественного положения исключает возможность такого брака". В биографическом словаре "Русские писатели" об этом сказано более подробно: "Весной 1850 Гоголь предпринимает первую и последнюю попытку устроить свою семейную жизнь - делает предложение А.М.Виельгорской, но получает отказ. Было ли причиной отсутствие ответного чувства или же сопротивление знатных родителей (ее мать - урожденная принцесса Бирон), но факт тот, что отказ глубоко ранил Гоголя. С чувством уязвленной гордости и горького смирения пишет он Виельгорской, что должен был лучше узнать свою роль: "Чем-нибудь да должен же я быть относительно вас: Бог не даром сталкивает так чудно людей. Может быть, я должен быть не что другое в отношении (вас), как верный пес, обязанный беречь в каком-нибудь углу имущество господина своего". Несмотря на то, что авторы процитированных строк (в первом случае это Мария Виролайнен, во втором - Юрий Манн), по-разному датируют сватовство Гоголя, их суждения основываются на одном и том же источнике - разысканиях Владимира Шенрока, посвятившего отношениям Гоголя с Виельгорскими специальную работу. На основании переписки Гоголя с графиней Анной Михайловной и некоторых устных свидетельств биограф пришел к заключению, что Гоголь сделал предложение, вероятно, в 1848 году, когда после возвращения из Иерусалима ездил на короткое время в Петербург. Позднее, в четвертом томе своих "Материалов для биографии Гоголя" Шенрок относит сватовство писателя предположительно к 1850 году (оговаривая, что это не больше, как предположение), когда прекратилась переписка Гоголя с Виельгорскими. Обоснование самого факта сватовства осталось прежним. Каково же это обоснование? Известно, что графиня Анна Михайловна Виельгорская была одной из постоянных корреспонденток Гоголя, в отношении которой он мыслил себя духовным наставником и учителем, стремясь поддерживать в ней интерес к России и всему русскому. "Тут-то, - пишет Шенрок, - по-видимому, и явилось у Гоголя желание видеть Анну Михайловну своей женой. Давая ей советы и наставления, касающиеся русской литературы, он начинает в то же время затрагивать вопросы, относящиеся к разным сторонам жизни. Он советует ей не танцевать, не вести праздных разговоров, откровенно высказывает ей, что она нехороша собой, что ей не следует искать избранника в большом свете посреди пустоты. В свою очередь, исполненные задушевного участия расспросы Анны Михайловны о здоровье Гоголя, об успехе его литературных занятий поддерживали в нем надежду на взаимность. Одним словом, отношения ее к Гоголю незаметно перешли за черту обыкновенной дружбы и сделались чрезвычайно интимными. Но здесь-то началась фальшь их положения. Виельгорские, как большинство людей титулованных и принадлежащих высшему кругу, никогда не могли бы допустить мысли о родстве с человеком, так далеко отстоявшим от них по рождению. Анна Михайловна, конечно, не думала о возможности связать свою судьбу с Гоголем. Оказалось, что Виельгорские, при всем расположении к Гоголю, не только были поражены его предложением, но даже не могли объяснить себе, как могла явиться такая странная мысль у человека с таким необыкновенным умом". "Впрочем, - замечает биограф, - мы должны сделать оговорку: собственно говоря, Гоголь только обратился с запросом к графине через Алексея Владимировича Веневитинова, женатого на старшей дочери Виельгорских, Аполлинарии Михайловне. Зная взгляды своих родственников, Веневитинов понял, что предложение не может иметь успеха, и напрямик сказал о том Гоголю". В свое время профессор Александр Иванович Кирпичников высказал сомнение в сватовстве Гоголя, отмечая противоречия в построениях Шенрока: если Гоголь делал предложение в 1848 году, то все "интимности", отмеченные биографом в переписке молодой графини с Гоголем, являются после предполагаемого сватовства и отказа; если же оно произошло в 1850 году, то нельзя признать крайне странным сватовство Гоголя через посредников на девушке, которую он не видел полтора года. Да и сам Шенрок, вероятно, чувствуя неубедительность своих умозаключений и колеблясь в выборе даты - к какому году следует отнести предложение Гоголя, замечает, что "воспоминание о нем сохранилось в семейных преданиях родственников Анны Михайловны, а из переписки о существовании его можно догадываться только по единственному письму..." Письмо Гоголя, о котором идет речь, не датировано и начинается словами: "Мне казалось необходимым написать вам хотя часть моей исповеди". Шенрок полагает, что оно было написано после получения Гоголем отказа по поводу сделанного им графине Анне Михайловне предложения и склонен приурочивать его к 1850 году, когда прекратилась переписка Гоголя с Виельгорскими. Комментаторы Академического издания, вслед за Шенроком, датируют это письмо 1850 годом, весной (Гоголь предлагает графине с семьей пожить в их подмосковной деревне). Свою схему выстраивает Игорь Золотусский, относя вышеуказанное письмо к 1849 году, что совершенно справедливо. Датировать его следует, по всей видимости, маем 1849 года. Прямая ссылка на него есть в письме Гоголя к графине Анне Михайловне от 3 июня 1849 года: "Вот отчего мне казалось, что жизнь в деревне могла бы больше доставить пищи душе вашей, нежели на даче". Золотусский называет слухами и легендой устные сообщения Веневитиновых о сватовстве и основывает его единственно на майском письме Гоголя к графине. При этом он, как Шенрок и другие, не берет в расчет внутреннего, почти монашеского устроения Гоголя. Между тем при внимательном прочтении этого письма нельзя найти никаких указаний на сватовство Гоголя. Речь идет в нем о неких "недоразумениях", рожденных на определенной почве. Можно предположить, что Гоголь на мгновение утратил свой обычный строгий контроль над собой. Незадолго до этого он признавался графине Анне Михайловне: "Наконец, я испытал в это время, как не проходит нам никогда безнаказанно, если мы хотя на миг отводим глаза свои от Того, к Которому ежеминутно должны быть приподняты наши взоры, и увлечемся хотя на миг какими-нибудь желаньями земными наместо небесных. Но Бог был милостив и спас меня, как спасал уже не один раз" (из письма от 30 марта 1849 года). Не следует преувеличивать полушуточных любезностей Гоголя о "верном псе, обязанном беречь в каком-нибудь углу имущество господина своего". Это никак не похоже на любовное признание. Хотя исследователи на подобные слова и опираются в своих заключениях. В том же письме Гоголь настойчиво возвращает себя на уровень прежнего наставника графини, приглашая ее пожить в деревне и заботиться там о крестьянах, "а не о себе". Тем более, что после этих недоразумений переписка Гоголя с Виельгорскими не прервалась. Меньше всего мы можем доверять как документу неким семейным преданиям. Как заметил еще протопресвитер Василий Зеньковский в своей книге о Гоголе, "рассказ Шенрока слишком неопределенен, чтобы на него можно серьезно опираться". Высказывание графа Владимира Александровича Соллогуба, женатого на второй дочери Виельгорских, Софье Михайловне, что Анна Михайловна - "кажется, единственная женщина, в которую влюблен был Гоголь", на которое обычно ссылаются, также не содержит в себе никаких свидетельств о сватовстве Гоголя. Обратим внимание на мнение родных Гоголя по этому поводу. В Рукописном отделе Российской национальной библиотеки в Санкт-Петербурге хранятся письма Анны Васильевны Гоголь, сестры писателя, к Антонине Михайловне Черницкой, автору статей о Гоголе, в том числе об отношении его к матери. Из этих писем видно, что в семье Гоголя отвергали саму возможность подобного сватовства. "Меня очень огорчил Шенрок, - говорит, в частности, Анна Васильевна, - хотя еще не читала его статьи, но из его писем узнала, и писала ему, что это сватовство невероятно! Возвратясь из Иерусалима, он не в таком был настроении, говорил, что желает пожить с нами в деревне, хозяйничать, построить домик, где бы у каждого была своя комната. Мне кажется, он не думал о женитьбе, всегда говорил, что он не способен к семейной жизни! Я написала Шенроку об этом". В другом письме к тому же адресату Анна Васильевна сообщает, что Николай Васильевич Берг (поэт-переводчик и историк, автор воспоминаний о Гоголе) предлагал Шенроку написать статью "Сватовство Гоголя" (вероятно, для редактировавшейся им газеты "Варшавский Дневник"). "Я в негодовании, - пишет она, - как ему могут это предлагать! Берется писать его биографию и совсем его не знает". Итак, нельзя не признать, что вопрос о сватовстве Гоголя к графине Анне Михайловне Виельгорской не имеет сколько-нибудь серьезного научного обоснования. В этой связи вспомним слова о Гоголе, сказанные его старшим другом Жуковским: "Настоящим его призванием было монашество. Я уверен, что если бы он не начал свои "Мертвые Души", которых окончание лежало на его совести и все ему не давалось, то он давно бы стал монахом и был бы успокоен совершенно, вступив в ту атмосферу, в которой душа его дышала бы легко и свободно".

Price Realized: $ 425 000

Чернихов, Яков Георгиевич (1889-1951). Архитектурные циклы знаменитого советского архитектора-конструктивиста (иллюстративно-графический материал). Уход: $ 425 000. Аукцион Bonhams. THE STORY OF THE 20TH CENTURY. 04 июня 2014 года. Нью-Йорк. Лот № 28.


1. Архитектурная романтика, 1927-1936.

27 рисунков гуашью, чернилами и карандашом (10х14 см.) + 163 рисунков (151 литографии + 12 фотонабросков)

2. Архитектурные пейзажи, 1930-1936.

30 рисунков акварелью, гуашью и чернилами (10х10 см.) + 77 литографических набросков, наклеенных на паспарту

3. Индустриальная архитектура, 1932-1936.

22 рисунка гуашью (10х10 см.) + 58 литографических иллюстраций

4. Архитектурные вариации, 1942

28 листов с 560 оригинальными карандашными набросками в чернильных рамках (4х4 см.) + 24 листа с 393 карандашными рисунками в чернильных рамках

5. Группа из 42 оригинальных рисунков, 1919-1930-е, имеющих отношение к Архитектурным пейзажам, Архитектурным сказкам и Архитектурным фантазиям (13х20 см; 10х10 см.). Часть рисунков исполнены карандашом, часть цветными и черными чернилами, часть гуашью.


Провенанс: сын Алексей Чернихов

3. Price Realized: $ 352 000

Русские народные картинки. Собрал и описал Д.А. Ровинский. Атлас. В 3 томах, 6 книгах. СПб.: Экспедиция Заготовления Государственных бумаг, 1881. Уход: $320 000. С учётом 10% премии: $352 000. Аукцион «В Никитском». 20 ноября 2014 года. «Редкие книги и рукописи XVI- первой четверти XX века из частного собрания». Москва. Лот № 172.

Т.1. [Ч.1.] 1-89, [4] с., 118 л. иллюстраций, из них 59 раскрашены.

Т.1. [Ч.2.] 92-171, 124 л. иллюстраций, из них 62 раскрашены.

Т. 1. [Ч. 3.] 173-284, 168 л. иллюстраций, из них 84 раскрашены.

Т.2. [Ч. 1.] 294-524  [2] с., 144 л. иллюстраций, из них 72 раскрашены.

Т.2. [Ч. 2.] 526-684, 69 л. иллюстраций, из них 36 раскрашены.

Т. 3. [Ч.1] 686-810, [2], 152 л. иллюстраций, из них 72 раскрашены.

Т. 3. [Ч.2] 829-1650, 117 л. иллюстраций, из них 54 раскрашены.

52,4х42 см. В семи издательских полукожаных переплетах c  золотым тиснением по верхним крышкам; сохранены издательские обложки. Потертости переплетов, небольшие надрывы; дореволюционные штампы Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. Из собрания сенатора, члена Государственного Совета, председателя Русского Исторического Общества А.А. Половцова. На всех томах гравированные экслибрисы сенатора А.А. Половцова.

Издание такого атласа, никогда у нас еще не появлявшегося, требовало, кроме знания и труда, также и значительных затрат, но Ровинский не остановился перед ними, и атлас был исполнен с изумительной тщательностью. Бумага для атласа, подражающая старинной бумаге, была отлита в мастерской Экспедиции Заготовления Государственных бумаг. Копирование картинок производилось разными способами: одни из них грубой работы на дереве, переведены литографическим способом, имеющие более художественное значение — исполнены посредством фотолитографии, для некоторых употреблена фотогравюра по способу Скамони. Печатание атласа обошлось Д.А. Ровинскому в 9 600 руб., текст был напечатан на счет Академии наук. Атлас представляет богатейший материал как для истории нашей гравюры на дереве, так и для истории древнерусской культуры. «В атласе скопировано все, — говорит Ровинский в предисловии к нему, — что могло представлять интерес для русского человека, в каком бы то ни было отношении». Атлас раскрашен от руки; всего отпечатано 250 экземпляров, подобных экземпляров с двойной сюитой было отпечатано несколько.

Price Realized: $ 286 000

Конволют из прижизненных изданий Пушкина: 21,5 х 13,1 см. В цельнокожаном владельческом современном переплете, золототисненая дублюра, золотые бордюры, узорные форзацы. Книжные блоки в очень хорошем состоянии, небольшое пятно. Конволют представляет историко-литературную ценность музейного уровня. Уход: $260 000. С учётом 10% премии: $286 000. Аукцион «В Никитском». 09 октября 2014 года. «Золотой век русской литературы. Весь Пушкин и его окружение. Частное собрание». Москва. Лот № 1.


1. Пушкин,  А.С. Руслан и Людмила. Поэма в шести песнях / соч. А. Пушкина. СПб.: В Тип. Н. Греча, 1820. 142 c. Первое издание первой книги А.С. Пушкина. Крайне редка. «Эта книга редка и обыкновенно попадается без гравюры» (Верещагин). «Первое издание «Руслана и Людмилы» в хорошем виде всегда было редким и ценным» (С.Л. Марков).

Пушкин начал писать свою первую большую поэму еще учась в Царскосельском лицее,  работал над нею с 1817 по 1820 год. Дата окончания работы над ней – 26 марта 1820 г. Отрывки из первой и третьей песен поэмы были опубликованы в «Невском зрителе» и «Сыне Отечества». Полностью поэма была опубликована в июле 1820 года. Пушкин был в это время в ссылке на юге России и свою поэму увидел напечатанной лишь в марте следующего года. Книга продавалась в книжных лавках Ивана Сленина по 10 рублей, а экземпляры на веленевой бумаге – по 15 рублей. Тираж довольно быстро был распродан, и цена на оставшиеся экземпляры выросла до 25 рублей.

2. Пушкин, А.С. Кавказский пленник. Повесть. Спб.: В Тип. сост. при Особенной канц. Министерства Внутренних дел, 1824. IX, 68 с. Русский текст с параллельным немецким переводом, сделанным А.Е. Вульфертом. Два титульных листа - русский и немецкий. Знаменитое "ольдекоповское издание". Книга весьма редка.

3. Пушкин, А.С. Братья разбойники. А. Пушкина.  (Писано в 1822 году). M.: В Тип. Августа Семена, при Имп. Мед.-Хирург. Академии, 1827. 16 c. Первое отдельное издание поэмы. Большая редкость.

Пушкин работал над поэмой в 1821 - 1822 гг. Впервые она была опубликована в альманахе «Полярная звезда» на 1825 год. Отдельным изданием поэма вышла в свет 4 июня 1827 года тиражом 2400 экземпляров. Вся брошюра – сложенный лист бумаги из 16 страниц, первая и последняя из которых служат обложками; на передней стороне в наборной рамке напечатано: «Братья разбойники»; на последней странице в такой же рамке - «Цена 105 копеек». Цензурное разрешение дано 24 марта 1827 года, цензор – Иван Снегирев. Интересна история появления первого, а затем и второго издания этой книги. Издание книги было поручено Пушкиным другу С.А. Соболевскому, который по напечатании тиража продал его "на корню" известному книгопродавцу А. Ширяеву. Сумма в 105 копеек, означенная на задней части обложки, не устроила Ширяева, и он произвольно повысил цену до 2 рублей за экземпляр. Узнав об этом, Соболевский решил напечатать второе издание, причем объявил цену "в пику" Ширяеву всего 42 копейки за экземпляр. Это не смутило предприимчивого книгопродавца, и в ответ он немедленно дал объявление в "Московских ведомостях" следующего содержания: "Братья разбойники, А. Пушкина. М., 1827, в тип. Семена; 2 рубля, по отпечатании же 2-го издания продаваться будет по 21 копейке". Таким нестандартным шагом Ширяев обеспечил себе полную монополию на "Братьев разбойников", а почти весь тираж второго издания на долгие десятилетия исчез из поля зрения любителей и собирателей поэзии Пушкина. Как пишет Н. Смирнов-Сокольский: "Первое издание "Братьев разбойников" с ценой 105 копеек, считавшееся на букинистическом рынке не особенно редким, стало ныне весьма редким, а второе издание, слывшее ранее "библиографической диковинкой", сейчас особенной ценности не представляет. Так, вероятно, будет еще лет десять - пятнадцать, после чего и оно, конечно, "подберется" любителями первых изданий поэта, и тогда каждый экземпляр станет тоже "диковинкой".

4. Price Realized: $ 242 000

Голиков, Иван Иванович. Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России, собранные из достоверных источников и расположенные по годам. В 12 ч. Ч. 1-12. М.: В Университетской тип., у Н. Новикова, 1788-1789. Дополнение к деяниям Петра Великого. В 18 т. Т. 1-18. М.: В Университетской тип., у В. Окорокова, 1790-1797. Алфавитный список имен всех лиц, упоминаемых в XV-ти томах Деяний Петра Великого. 193 с.  23 х 13 см; 22 х 14 см. Уход: $220 000. С учётом 10% премии: $242 000. Аукцион «В Никитском». 21 ноября 2014 года. «Редкие книги, рукописи, автографы, фотографии из частного собрания». Москва. Лот № 57.

"Деяния" и "Дополнения" в тридцати одинаковых владельческих полукожаных переплетах XIX века.  Указатель - в ином полукожаном переплете, без заглавного листа. На форзацах всех томов геральдический экслибрис генерала от инфантерии, члена Военного Совета Сергея Петровича Бутурлина (1803-1873).

Голиков, Иван Иванович (1735, Курск1801, сельцо Анашкино, Звенигородский уезд, Московская губерния) — русский историк, предприниматель, надворный советник (1799). Из купеческого рода. Известен главным образом исследованием «Деяния Петра Великого, мудрого преобразователя России» — одной из первых попыток систематизировать данные о петровских преобразованиях. Дед переводчицы А.В. Каразиной, прадед художника Н.Н. Каразина.

Для своего времени „Деяния“ имели громадное значение, как первый старательный свод фактов и попытка систематизировать их. На „Деяниях“ воспиталось не одно поколение русских людей, и тот ореол необычайного, лишённого корней в прошедшем, которым до половины XIX столетия была окружена деятельность Петра Великого, был создан в значительной степени работой Голикова. До Н.Г. Устрялова и С.М. Соловьёва, вообще до обнародования новых данных о Петровской эпохе (с воцарения императора Александра II) Голикова, можно сказать, служил единственно серьёзным источником для всех почти историков Петровского царствования (Галем, Бергман и др.). А.С. Пушкин пользовался книгой Голикова при создании поэмы «Полтава», конспект «Деяний Петра Великого» лежал в основе работы Пушкина над «Историей Петра».

Price Realized: $ 220 000


Конволют: 1) Устав о псалтири. (Устав о Псалтири, како должно есть, гл(аго)лати во все лето, от н(е)д(е)ли Антипасхи, еже есть Фомина, и до отдания Воздвижения, ч(е)стнаго и животворящего кр(е)ста г(о)с(по)дня). Рукопись. – 8°. – [11] л. Полуустав XIX в. Киноварь. Почерк один. Украшения: Заставки – л. [1] (перо, чернило, киноварь), [9] (перо, чернила); концовка – л. [11] об. (перо, киноварь). 2) Новый Завет с Псалтирью. Книга Новаго Завета. В ней же напреди псалмы блаженнаго Давида пророка и царя. – Острог: тип. кн. К.К. Острожского: Печ. Иван Федоров, 1580. – [1]–[4], 1–489, [1] [т.е. 494] л.: ил.; 8°. – Строк: 30, 24. – Шрифт: 42, 50, 86 мм. В послесловии (л. [1] 3-го сч., сигн. 621) указана дата от Сотворения Мира 7000, которая не соответствует дате от Рождества Христова (1580), используемой в Речи Посполитой и в Московском государстве. Печать: двумя красками в два прогона. Орнамент: заставок 35 с 6 досок; инициалов 8 с 1 доски; концовок 22 с 8 досок; вязь; наборные украшения; рамка. Рамка тит. л. – свободная копия рамки тит. л. «Книги поучений Сираха» (Biblia. V. T. das Buch Jesus Syrach. Wittenberg, 1533). Иллюстрации: герб кн. К.К. Острожского – л. [1] об. (сигн. [*]1); типографская марка Ивана Федорова – л. [1] об. 3-го сч. (сигн. 622). В библиографии известно 105 экземпляров и фрагментов. Уход: $200 000. С учётом 10% премии: $220 000. Аукцион «В Никитском». 20 ноября 2014 года. «Редкие книги и рукописи XVI- первой четверти XX века из частного собрания». Москва. Лот № 2.


Библиография: Сопиков, 1813, с. LXV, 154, № 703; Кеппен, 1826, с. 297; Строев, 1829, № 21; Ширяев, 1833 № 10; Строев, 1836 № 23; Строев, 1845, с. 151, № 11; Ундольский, 1848 № 29; Сахаров, 1849 № 64; Каратаев, 1861 № 80; Ундольский, 1871 № 86; Попов, 1872 № 22; Каратаев, 1878 № 87; Каратаев, 1883 № 100; Миловидов, 1908 а № 371; Быкова, 1972 № 1;  Максименко, 1975 № 181; Гусева, 1976 № 2; Лабынцев, 1979 № 72; Осипова, 1980 № 2; Поздеева, 1980 № 27, 28; Запаско, Ісаєвич, 1981 № 10; Поздеева, 1983 № 39; Варварич, 1985 № 242; Осипова, 1985 № 2; Грицевская, 1992 № 4, 5; Алексеева, 1993 № 26; Ісаєвич, 1993 № 8–12, с. 28–33; Лукьяненко, 1993 № 75; Немировский, 1993, с. 20, № 25; Муравьева, 1995 № 8–9; Починская, 1995 № 729; Лукьянова, 1997 № 3.1–3.4; Поздеева, 2000 а, № 5–7; Поздеева, 2000 б, № 15–16; Cleminson, 2000, р. 33–34, № 34; Гусева, 2003 № 77; Бондар, 2008 № 437; Немировский, 2009 № 92, 92.1–92.10; Немировский, 2011 № 161.

Экземпляр особой ценности. Книга обладает высокой историко-культурной, научной, художественной, материальной ценностью; относится к числу книжных памятников национального значения. Сохранность: Экземпляр полный. В экземпляр вплетено пять миниатюр: 1) Царь Давид (между л. [4] и 1 2-го сч.); 2) евангелист Матфей (между л. 96 и 97); 3) евангелист Марк (между л. 144 и 145); 4) евангелист Лука (между л. 175 и 176); евангелист Иоанн (между л. 225 и 226). На л. 250 на полях киноварью в картуше восьмиконечный крест с орудиями страстей и монограммами «IС ХС НИКА». Многие концовки украшены киноварью. Вся книга содержит многочисленные текстовые пометы и приписки, выполненные полууставом, киноварью. 3) Тимофей Михайлович. Книжка, собрание вещей нужнейших. Книжка, собрание вещей нужнейших вкратце скораго ради обретения в книзе Новаго Завета, по словесем азбуки. – Острог: тип. кн. К.К. Острожского: Печ. Иван Федоров, [сент./дек. 1580]. – [1]–[2], 1–52 [т.е. 54] л.: ил.; 8°. – Строк: 30, 22. – Шрифт: 38, 54. Автор указателя и время издания обозначены на л. 1: «Многогрешным Тимофеем Михайловичем. Лета от создания миру 7089, а от нароженя сп(а)сителшя нашег(о) Iс(суса) Х(рист)а 1580. Печать: однокрасочная. Орнамент: заставка, концовки, вязь, наборные украшения. Тит. л. в рамке из наборных украшений. Иллюстрация: герб кн. К.К. Острожского (л. [2] об.).

Библиография: Строев, 1836, с. 20, № 23; Сахаров, 1849 № 64; Каратаев, 1861 № 80; Каратаев, 1878 с. 190–191, № 87; Каратаев, 1883 № 100; Быкова, 1972 № 2;  Максименко, 1975 № 182; Гусева, 1976 № 2; Лабынцев, 1979 № 72; Поздеева, 1980 № 29, 28; Запаско, Ісаєвич, 1981 № 11; Грицевская, 1992 № 6; Ісаєвич, 1993 № 13, с. 33–34; Лукьяненко, 1993 № 76; Муравьева, 1995 № 10; Лукьянова, 1997 № 4.1; Cleminson, 2000, р. 30, № 34; Гусева, 2003 № 76; Немировский, 2009 № 93, 93.1–93.5; Немировский, 2011 № 162.

В библиографии известно 22 экземпляра и фрагмента. Экземпляр особой ценности. Книга обладает высокой историко-культурной, научной, художественной, материальной ценностью; относится к числу книжных памятников национального значения. Сохранность: Экз. дефектный. Нет. л. [1]–[2]. Запись скорописью XVII в. на л. 52 об. стерта. Переплет книги: доски, кожа, золотое тиснение; 2 застежки; на корешке 4 бинта. Запись: «Книга сия прин(а)длежит И.И. Бойковой» – нахзацн. л. Обрез: золотой с тиснением.

Новый Завет с Псалтирью (1580) – второе острожское издание Ивана Федорова в типографии кн. Константина Константиновича Острожского, хотя в предисловии утверждается, что она «превыи овощь от дому печатнаго острозскаго», хотя сегодня известна Азбука 1578 г. Издание предназначалось не для богослужебных нужд, а для чтения, в т.ч. домашнего. В колофоне отмечено, что книга «начата и совершена» по указанию К.К. Острожского «Иоанном Федоровым сыном з Москвы». В этой книге впервые появляется элемент единого и цельного организма книги – титульный лист. Текст титула –лаконичное заглавие: «Книга новаго завета. в неи же напреди псалмы блаженнаго Давида пророка и царя». Текст помещен в гравированной рамке с изображением оленя и единорога, которая является творческой копией с титульного листа «Книги поучений Сираховых», напечатанной Георгом Рау в Виттенберге в 1533 и 1535 гг. На обороте титульного листа помещен герб князя Острожского, а на л. 490 об. – типографская марка Ивана Федорова. Представленный экземпляр интересен наличием пяти миниатюр, а также пространными комментариями к тексту, написанными киноварью на полях книги. С целью облегчить использование книгой был издан указатель «Книжка, собрание вещей нужнейших вкратце скораго ради обретения в книзе Новаго Завета» (1580), составленный известным деятелем Острожской академии Тимофеем Михайловичем, который является первым печатным библиографическим трудом.

5. Price Realized: $ 206 290

Апостол. Москва, печ. диаконом Иоанном Фёдоровым и Петром Тимофеевым Мстиславцем. Начат печатанием в 1563 году 19 апреля, окончен в 1564 году 1 марта. [6], 261, [1] [т.е. 268 ] л. кириллицей, фронтиспис, гравированный на доске, 48 гравированных заставок, 22 инициала и 24 строки заголовочной вязи, исполненной красным цветом. Печать в две краски. Наш экземпляр сильно дефектный: всего 246 листов (из 268, утерян фронтиспис, 6 предисловных листов, листы 1-2, 238-249 и 259-261, некоторые из них [1, 2, 238-242] восстановлены от руки). Переплет: доски, обтянутые кожей с блинтовым тиснением, латунные застёжки. Формат блока 26,5x17,5 см. Формат переплёта 31x19 см. В настоящее время в библиографии учтено 62 экземпляра. Уход: £122 500. Аукцион Christie’s. Valuable Manuscripts and Printed Books. 21 мая 2014 года. Лондон. Лот № 50.


Московский Апостол 1564 года - произведение во многом новаторское. Иван Федоров освободил язык книги от архаизмов и неславянских выражений и оборотов, улучшил орфографию. Текст изложен очень обдуманно, систематично, в начале каждого раздела даны оглавления подразделов и краткое их содержание. В Апостоле еще нет титульного листа, но есть послесловие, в котором содержатся все выходные данные книги и история ее выпуска: прославляются "благочестивый" царь - Великий князь Иван Васильевич, чьим повелением "начаша изыскавати мастерства печатных книг" и просвещенный митрополит Макарий, рассказывается о том, как была заведена типография в Москве. Именно этой книге принадлежит бренд первопечатной книги России! Был бы более менее комплектный экземпляр, возможно, мы, наконец-то, преодолели столь долгожданный «лимон» … ABPC records just one sold at auction: the Diaghilev-Lifar copy now in the British Library (sold, Sotheby's Monaco, 28 November 1975, lot 182). A copy of the second edition, printed ten years later in Lvov, was sold more recently (lacking 16 leaves, Sotheby's, 11 June 2007, lot 29, £264,000).

6. Price Realized: $ 198 000

Евангелие учительное. – Б.м., б.г. [Вильна: Печ. Василий Михайлович Гарабурда, ок. 1582]. – [1]–[6], 1–399, [1], [т.е. 406] л.; 2°. – Строк: 28. – Шрифт: 85 мм. Выходных данных нет ни в одном из известных экземпляров. А.Е. Зернова датировала издание 1580-ми гг.; Е.Л. Немировский датирует  ок. 1580 г.  Уход: $180 000. С учётом 10% премии: $198 000. Аукцион «В Никитском». 20 ноября 2014 года. «Редкие книги и рукописи XVI- первой четверти XX века из частного собрания». Москва. Лот № 4.


Печать: двумя красками в два прогона. Орнамент: заставок 2 с 2 досок; концовок 6 с 2 досок; инициал 1; вязь, наборные украшения. Слова и главы маркированы ломбардами. Молитва «О Х(рист)е Б(о)же нашъ» украшена восемью наборными украшениями в виде веточек трилистника (л. 399 об.). Сохранность: Экз. полный. Записи: 1) «На иконе пр(ечи)стыя Б(огоро)д(и)цы Казанской на полях тои иконы предстающие с(вя)тые: с(вя)тыи Андреи Стратилатъ и с(вя)тая великомучен(и)ца Варвара. Икона пр(ечи)стыя Б(огоро)д(и)цы Печерской оклад серебрянои сканной» – форзацн. л. (скоропись конца XVIII в., чернила). 2) «Сия / книга / ц(е)рковная / великия / чюдотворицъ / Катерины / хр(и)сто/м(у)чи(ни)цы» – л. 1–8 (скоропись XVII в., чернила). 3) «Лета 7090 третяго Филип Стефанов с(ы)нъ положил Евангелiе толковое в дом к архангелу по собе и по своих родителей» – л. 399 об. (1584/1585 г., скоропись, чернила). Переплет: доски, кожа, блинтовое тиснение; 2 застежки; на корешке 6 бинтов. Переплет реставрирован; корешок и застежки монтированы. Обрез: красного цвета. Евангелие учительное представляет собой извлечения из бесед Иоанна Златоуста, Кирилла Александрийского и др. церковных писателей, толкующих евангельский текст; расположено в порядке недель для евангельского чтения во время каждой из них. Составлено Константином болгарским, епископом, учеником свв. Кирилла и Мефодия.  Виленское издание ок. 1582 г. является перепечаткой с более раннего издания, вышедшим в Заблудове, в типографии Г.А. Ходкевича и напечатанном Иваном Федоровым и Петром Тимофеевым Мстиславцем.

7. Price Realized: $ 177 550

Чулков, М.Д. Историческое описание российской коммерции при всех портах и границах: От древних времян до ныне настоящаго и всех преимущественных узаконений по оной государя имп. Петра Великаго и ныне благополучно царствующей государыни имп. Екатерины Великия. / Сочиненное Михайлом Чулковым. СПб.: при Императорской Академии наук, 1781-1788. Уход: 5,5 млн. рублей. С учётом 15% премии: $177 550! При курсе: 35,6239. Аукцион "Есениана" из частного собрания С.Ф. Антонова. А/д «Империя». 12 апреля 2014 года. Москва. Лот № 12a.


Т.1: Древняя российская коммерция; Торговля средних веков - до конца XVII столетия; XVIII век. Торговля в Архангелогородском порту. Кн.1. 1781. 56, 564 с.; Т.1 Кн.2. 1782. [4], 353, 359-356, 357-363, 364-360, 361-618 с.: 1 л. табл.; Т.2. Кн.1.: Торговля через Черное море. Половина 1 и 2. 1785. [12], 705 с.; Т.2 Кн.2: Торговля через Каспийское море. 1785. 90, 446, 449-626 [=624] с.; Т.2 Кн.3: Торговля с Хивой, Бухарой, Индией и со степными народами через Оренбург. 1785. 646 с.; Т.3. Кн.1: Сибирские торги и товары. 1785. 48, 632 с.: 2 л. табл.; Т.3 Кн.2: Торговля с Китаем, Монголией и калмыками при Кяхтинском форпосте. 1785. 192, 189-739 [=743] с.: 1 л. табл.; Т.4: Торговля при Санктпетербургском и Кронштадтском портах. Кн.1. 1785. 130, 131-136, 129-136, 145-488, 441-448, 497-844 с.: 1 л. табл.; Т.4 Кн.2. 1785. 680 с.; Т.4. Кн.3. 1786. 448, 448-455, 457-545 с.; Т.4 Кн.4. 1786. 717 с.; Т.4. Кн.5. 1786. 882 с.: 14 л. табл.; Т.4. Кн.6. 1786. 216, 207-832 с.; Т.5: Торговля при Рижском, Перновском и Аренсбургском портах. Кн.1. 1786. 840 с.: 1 л. табл.; Т.5. Кн.2. 1786. 504 с.; Т.6. Кн.1: Внутренняя торговля. Пути сообщения. 1786. 584 с.; Т.6. Кн.2: Заводы (Общий обзор); Алфавитный перечень заводов со справками: где находится завод, как оборудован, что производит, кому принадлежит. 1786. 252, 273-680 с.; Т.6. Кн.3: Фабрики и мануфактуры. 1786. 712 с.; Т.6. Кн.4: Ярмарки в России; Города и продукты; Денежное обращение. Почта. 1786. 568, 559, 160-174, 585-631 с.; Т.7. Кн.1: Трактаты и уставы о торговле. 1788. 932 с.: 20 л. табл.; Т.2. Кн.2: Роспись всем и всякаго звания товарам российской коммерции. 1788. 372 с.; 25,2х18,2 см. С листом посвящения генерал-прокурору кн. А.А. Вяземскому. Заставка в т.1 гравирована Н. Саблиным. Каждая книга в коричневом цельнокожаном индивидуальном переплёте эпохи. Корешки оклеены зелёной кожей. На корешках пять бинтов; тиснением золотом: виньетки, орнамент с геометрическим мотивом и название издания. Очень хорошая сохранность. Незначительные потёртости переплётов, бумажные наклейки на корешках, дорев. ярлык на переднем форзаце каждой книги, дорев. и совет. шт. расформированной библиотеки на тит. л., с. 17 и последней странице, а также на л. табл., утрата фронтисписа (портрет, т.1 кн.1). Фундаментальный труд русского историка, писателя и издателя Михаила Дмитриевича Чулкова (1743-1792) где показана история экономического развития России. Большое содействие при составлении данного труда оказал граф, канцлер Российской империи Александр Романович Воронцов, который выделил денежные средства на данное издание. СК. XVIII. №8177, Сопиков. №7581, Смирдин. №2528 - «200 руб.», Шибанов. Каталог №95 - «200 рублей», Семенников. Битовт. № 1980 - «Большая редкость в полном комплекте».

8. Price Realized: $ 175 978

Гумилев, Николай Степанович (1886-1921). Автографы стихотворений «Дездемона» и «Да! Мир хорош, как старец у порога», подписанные Н. Гумилевым и датированные 1913 годом. 14 и 12 строк соответственно но обеих сторонах листа, 8° + письмо к матери из Александрии, подписанное «Коля» («милая и дорогая мамочка») и датированное 2 октября 1908 года, 1 страница, 8° + проект плана перевода на русский «Leconte de Lisle’s poetry», 1 страница, 8°. Уход: £104 500. Аукцион Christie’s. Valuable Manuscripts and Printed Books. 21 мая 2014 года. Лондон. Лот № 58.


Когда вступила в спальню Дездемона,

Там было тихо, душно и темно,

Лишь месяц любопытный к ней в окно

Заглядывал с чужого небосклона.

И страшный мавр со взорами дракона,

Весь вечер пивший кипрское вино,

К ней подошёл, — он ждал её давно, —

Он не оценит девичьего стона.

Напрасно с безысходною тоской

Она ловила тонкою рукой

Его стальные руки — было поздно.

И, задыхаясь, думала она:

«О, верно, в день, когда шумит война,

Такой же он загадочный и грозный!»


Да! Мир хорош, как старец у порога,

Что путника ведет во имя Бога

В заране предназначенный покой,

А вечером, простой и благодушный,

Приказывает дочери послушной

Войти к нему и стать его женой.

Но кто же я, отступник богомольный,

Обретший всё и вечно недовольный,

Сдружившийся с луной и тишиной?

Мне это счастье — только указанье,

Что мне не лжет мое воспоминанье,

И пил я воду родины иной.


9. Price Realized: $ 175 375


Виды села Грузина. Тетрадь I-II. (из VI - по 6 листов в каждой тетради +фронтиспис). Грузино: типо-лит. графа Аракчеева, 1823. Уход: $152 500. С учётом 15% премии: $175 375. Аукцион «Антиквариум». 12 апреля 2014 года. «Ценные и редкие книги». Москва. Лот № 170.

Тетрадь 1. – 6 л. ил.: 1) «Общий вид села Грузина с приезда от Санктпетербурга». 1822. Литография. Размер оттиска по рамке – 24,9x32,6. Внизу: «1822 год. Рис. на кам. Г. Каношенкинъ». 2) «Вид каменной Пристани на реке Волхов в селе Грузине». 1821. Литография. 25х32,7. Внизу: «Рисовал на камне Архитектор Семеновъ 1821 года». 3) «Вид Яхты в селе Грузине на реке Волхове». 1822. Литография. 24,5х33. Внизу: «Рис. На кам. П. Колмаков. 1822». 4) «Вид площади с приезда от реки Волхова в селе Грузине». 1821. Литография, 24,5x32,9. Внизу справа: «Рисовал на камне Архитектор Семеновъ 1821 года». 5) «Вид площади у Гошпиталя». 1822. Литография. 24,8x33,2. Внизу: «1822. Р: на кам: арх. Семеновъ». 6) «Вид площади у моста при от Города Тихфины». 1821. Литография. 24,9x32,9. Внизу справа: «Рисовал на камне Архитектор Семеновъ 1821 года».

Тетрадь 2. – 6 л. ил.: 1) «Вид Грузинского собора». [1822]. Литография. 24,8x32,7. Без подписи. 2) «Вид Колокольни Грузинского собора, внизу коей теплая Церковь». 1822. Литография. 37х24,9. Внизу: «Ри: на Ка: Архи: Семеновъ 1822го Г:». 3) «Во внутренности Грузинского собора, Вид Петро-Павловского Придела». 1822. Литография. 37х24,9. Внизу: «Р: на кам: Архи: И: Семеновъ 1822го: г:». 4) «Во внутренности Грузинского Собора. Вид Алексеевского Придела». 1822. Литография. 37х24,9. Внизу: «1822го г. - Р. на кам: Я. Никифоровъ». 5) «Вид чугунного храма в селе Грузине пожалованного государем императором Александром I в 1820м году». 1821. Литография. 25,6x33,7. Внизу справа: «Рисовал на камне Архи: И: Семеновъ в генваре 1821». 6) «Изображение С-го Апостола Андрея Первозванного в Чугунном Храме». 1822. Литография. 24,9x32,9. Внизу: «1822 года. – Р: на кам: Архитектор Семеновъ». 51х33 см – размер обложек тетрадей , 31,5х49,5 см – размер листов литографий.


Подлинная полукожаная папка с ярлыком из села Грузины. Каждая тетрадь в литографированной издательской обложке. Все листы переложены серо-голубой тонкой бумагой своего времени. Представленная папка с двумя тетрадями литографий , по всей видимости, была подарена Аракчеевым одному из его гостей . В библиотеке П.В. Губара было также 12 листов «Видов Села Грузина» (отдельные и обрезанные). Папки с литографированными обложками встречаются гораздо реже литографий . В хранилищах Санкт-Петербурга (Эрмитаж, Пушкинский дом) экземпляры в обложках отсутствуют. Воспроизведение обложек для каталога собрания С.Л. Маркова сделано с нашего экземпляра. Редчайшее издание.

Price Realized: $ 173 000

Чернихов, Яков Георгиевич (1889-1951). Рабочий архив знаменитого советского архитектора-конструктивиста.

Уход: $ 173,000. Аукцион Bonhams. THE STORY OF THE 20TH CENTURY. 04 июня 2014 года. Нью-Йорк. Лот № 29.


1. 5 записных книжек и альбомов для «Перспектива» (1914), «Сопротивление и испытание материалов» (1923) и «Статика сооружений» (1923).

2. 12 записных книжек для «Инструменты, части и принадлежности» (1919), «Курс скицирования» (1919), «Изометрия, диметрия и триметрия (1920), «Кривые на плоскости» (1920), «Графические кроки для естественных» (1923), «Книга тем» (1925), «Материалы по графике» (1926), «Аристография» (б.г.)

3.  6 папок с фотографиями и пробными отпечатками для «Проект пассажирского здания в Петрозаводске» (1934) и «Архитектурные проекты» (1936)


4. 5 папок с фотографиями и пробными отпечатками для «Архитектура индустрии» (б.г.), «Архитектурные ансамбли» (б.г.), «Дворцы коммунизма» (б.г.), «Пантеон Великой отечественной войны» (б.г.)

5. 11 папок с рисунками, печатными листами описания и пробными фотоотпечатками для «Архитектурная терминология» (1943), «Архитектурные варианты» (б.г.), «Курс машиностроительного черчения» (б.г.), «Методы пространственных дисциплин» (б.г.), «Основные принципы графики и архитектуры» (б.г.) и др. проекты

6. 8 записных книжек и папок с рисунками и фотографиями для «Архитектурные шрифты» (б.г.), «Архитектурные обломы» (б.г.)

7. 2 сложенные вдвое пачки печатных листов и записей для «Аннотации»


8. 4 записные книжки геометрических рисунков Якова Чернихова, записанные студентом В. Дьяконовым

9. 265 разных рисунков чернильных и  карандашных, многие из которых не опубликованы, изображающих в конструктивистской манере здания, фабрики, орнаментальные украшения для знаменитой книги «Основы современной архитектуры» (1930-31), «Эксприматика» и др. проекты

10. 5 книг Я.Г. Чернихова: «Искусство начертания» (1927), «Геометрическое черчение» (1928), «Основы современной архитектуры» (1930), «Основы современной архитектуры» (1931) – 2-е изд., «Орнамент» (1931).

Провенанс: сын Алексей Чернихов.

10. Price Realized: $ 172 491

Салтыков, Алексей Дмитриевич, князь (1806-1859).  Indian Scenes and Characters: sketched from life. Издание Edward E. Eastwick. Лондон: Smith, Elder & Co.; Bombay: Smith & Taylor, 1859. Второй хромолитографированный титул с ручной подкраской, 15 hand-colored plts., сверху покрыты слегка гуммиарабиком.  В шикарном красном марокеновом переплете с тиснением золотом на передней крышке и корешке. (63 x 44 см.) Великолепный люксовый экземпляр в первом состоянии! Уход: £110 500. Аукцион Christie’s. Valuable Manuscripts and Printed Books. 19 ноября 2014 года. Лондон. Лот № 61.

Provenance: 'To Mrs Wiseman, this memento of a departed friend. London 11 April 1859' (inscription on endpaper)."Для миссис Вайсман, в память усопшего друга. Лондон 11 апреля 1859 "(надпись на форзаце).

Салтыков, Алексей Дмитриевич, князь – известный русский путешественник, писатель и художник, во многом загадочная личность, родился в Петербурге 1 февраля 1806 г. Получив домашнее воспитание, он 11 декабря 1823 г. поступил на службу актуариусом Государственной Коллегии иностранных дел, а 22 августа 1826 г. был пожалован званием камер-юнкера; в том же году (9 ноября) был откомандирован для особых поручений к статс-секретарю Д.Н. Блудову. После короткой отставки, 1 октября 1828 г. князь Салтыков был назначен состоять при А.П. Бутеневе, бывшем тогда поверенным в делах в Константинополе, а через 1½ года (3 января 1830 г.) перевелся в Грецию по особым поручениям к гр. Панину; вскоре же, перемещенный в ведомство Азиатского Департамента, определен секретарем миссии в Греции, где оставался до 1831 г. Пробыв недолго при посольстве в Лондоне (с 22 ноября 1832 г.) кн. Салтыков, по собственному желанию, перевелся во Флоренцию (14 февраля 1834 г.), а за упразднением там миссии, определен к миссии же в Рим (26 февраля 1836 г.). Наконец, 7 августа 1838 г. он был послан в Тегеран, откуда вернулся в Петербург 4 мая 1839 г. и был отправлен курьером в Лондон. Но уже 3 октября 1840 г. кн. Салтыков, никогда не имевший влечения к дипломатии, по прошению был уволен от службы с чином надворного советника. Имея с самого детства врожденную страсть к путешествиям, которая еще более развилась в нем за время служебных перемещений, и, обладая притом значительными средствами (3500 душ в Юрьевском, Покровском и Владимирском уездах Владимирской губернии), Салтыков всегда мечтал совершить путешествие по Востоку. Это желание ему удалось исполнить в конце 1838 г., когда он получил назначение в Персию. Отправившись на место своего нового служения через Кавказ, Салтыков прожил до мая 1839 г. в Тегеране, наблюдая и записывая нравы и образ жизни его жителей. Свои впечатления, занимательно описанные, Салтыков напечатал в 1849 г. в Москве, под заглавием "Путешествие в Персию", с портретом Насср-Эддина (тогда персидского наследника), сделанным им самим с натуры. Описание этого же путешествия, изданное в Париже на французском языке, выдержало три иллюстрированных издания (1851, 1853 и 1854 гг.) и, кроме того, было дважды издано в Варшаве, в переводе с французского языка на польский Wojciecha Szymanowskiego (1852 и 1856 гг.). В 1841—1843 гг. князь Салтыков совершил свое первое путешествие по Индии, описание которого печаталось в отрывках в "Москвитянине" 1849 г., а затем издано на французском языке в Париже в 1851 году, с прекрасными рисунками самого Салтыкова. В 1845—1846 гг. князь совершил еще одну поездку в эту же страну, проведя все время в "беспрерывных поездках по южной и средней Индии и осмотрев много мест, которых не удалось видеть в первое путешествие"; при этом он по целым месяцам проживал в Калькутте у вице-короля. Повествование об этом путешествии, чрезвычайно живо составленное, появилось сперва в Париже, в 1848 г., под заглавием "Voyage dans l'Inde, composé de 36 lithographies à deux teintes", пo рисункам самого князя, и вышло вторым изданием там же в 1850—1852 гг. На русском языке этот труд кн. Салтыкова, но без рисунков, был издан в Москве, в переводе Л.А. Мея, в 1851 году под заглавием: "Письма об Индии". Рассказ веден в виде переписки и в живом и увлекательном изложении дает целый ряд очерков, проникнутых тонкой наблюдательностью и дающих верную оценку внутреннего состояния описываемой страны, уже тогда угнетенной англичанами. В этом же году была издана в Париже его  "Voyage en Perse et dans l'Inde" (3 vol., Paris, 1850—51, 8°), вызвавшая самый восторженный отзыв Lacomb'а считавшего это произведение замечательным литературным явлением. Такого же мнения о нем был и кн. П.А. Вяземский. В 1853 г. кн. Салтыков издал в Париже художественно исполненные снимки со своих рисунков, представляющих типы жителей, потратя на это издание огромные деньги (Les habitants de l'Inde, dessinés d'après nature par le prince Solticoff, lith. par Рrayer. Paris 1853, 42 planches in f°). Последнее время жизни князь Салтыков проводил в поездках по Европе. В своей домашней обстановке он всегда отличался некоторой эксцентричностью, ходил в персидском или индийском костюме (откуда и прозвище его "Индеец"). Квартира его всегда представляла собой целый музей редкостей и была обставлена по - восточному. Жил он везде отшельником, по целым дням занимаясь живописью, к которой имел большую любовь, и "приглашал к себе в дом только хороших рисовальщиков, так как и сам был не из последних". По отзывам лиц, его знавших, князь Салтыков "принадлежал к числу редких людей, одаренных приятным характером, без малейшей гордости и шарлатанства и сверх того скромностью", в обращении с другими был всегда чрезвычайно мягок, ласков и предупредителен. Скончался князь А.Д. в Париже, 23 марта 1859 года.

11. Price Realized: $ 165 000

Ровинский, Д. Материалы для русской иконографии. В 12 вып. Вып. 1-4, 7-8, 11-12. СПб.: Экспедиция Заготовления Государственных Бумаг, 1884-1891. Уход: $150 000. С учётом 10% премии: $165 000. Аукцион «В Никитском». 21 ноября 2014 года. «Редкие книги, рукописи, автографы, фотографии из частного собрания». Москва. Лот № 306.

Вып. 1: 2, 6 с., 40 ил.

Вып. 2: 2, 10 с., 40 ил.

Вып. 3: 2, 10 с., 40 ил.

Вып. 4: 2, 6 с., 40 ил.

Вып. 7: 2, 6 с., 40 ил.

Вып. 8: 2, 3 с., 40 ил.

Вып. 11: 2, 3 с. 40 ил.

Вып. 12: 2, 4 с. 40 ил.


Чрезвычайная редкость! Полный комплект иллюстраций в каждом выпуске. Тираж составил 125 экземпляров. 52 х 41 см. В четырех полукожаных переплетах эпохи. Потертости переплетов, утрата фрагментов корешков и уголков. В Вып. 7-8 утрата корешка, деформация крышек, бумага отделена от передней крышки. Издательские обложки сохранены под переплетами. К Вып. 3 сохранена лишь передняя часть. На обложках и титульных листах дореволюционные печати Политехнического музея. На задних форзацах ярлыки книжной торговли Клочкова. Реставрация титульного листа к Вып. 3 по внутреннему полю. Разводы от воды в начале блока к Вып. 7. В Вып. 7-8 некоторые иллюстрации отделены от основого листа. На каждый лист наклеены от одной до шести картин. Сами картины - гравюры на меди с оригинальных досок, альбертотипии и фотолитографии. Некоторые картины раскрашены. Из числа работ граверов воспроизведено огромное количество редких, высокохудожественных картин, зачастую существовавших в единственном экземпляре: редчайшие портреты знаменитых людей, изображения древних народных русских костюмов, виды монастырей, городов и проч. Сам Ровинский в предисловии к первому выпуску писал:

"В тексте все любители найдут краткие заметки об историческом и художественном значении каждого листа. Все снимки, за немногим исключением, сделаны в одну меру с оригиналом, самые замечательные и редкие сделаны на меди, по способу г. Самони или печатаны со стекла посредством альбертотипии (в фотографическом заведении Шерера и Набгольца в Москве и за границей), и фотогиалотипии у Скамони. Менее редкие и важные картинки исполнены посредством фотолитографии. В издании они расценены в следующей постепенности: гравюры на меди от 1 до 3 руб.; на стекле от 30 до 60 коп.; фотолитографии от 10 до 50 коп.".

Ульянинский рассказывал об издании так: «Цена каждого выпуска при выходе в свет была объявлена по 20 рублей, а за все 12 выпусков – 240 рублей! Вскоре остались лишь выпуски VII-XII, а первые 6 разошлись сполна и приобретались только антикварным путем. Немного спустя распроданы были и эти последние 6 выпусков, цена за комплект дошла до 800 рублей и это не предел, в будущем подымется ещё больше. Однако охотники на него, даже и по столь высокой цене, всегда будут встречаться, так как, благодаря исключительной точности воспроизведения и красоте всего издания, оно представляет собой истинную сокровищницу памятников гравировального искусства, выполненных русскими мастерами или касающихся России».

12. Price Realized: $ 154 000

[Экземпляр из библиотеки П.А. Ефремова]. Крылов, И. Басни Ивана Крылова. [В 2 ч.] Ч. 1 - 2. СПб.: В Тип. Александра Смирдина, 1834. Ч. 1: [2], 187 с., 58 л. ил., из них 10 л. крашеных. Ч. 2: [2], 168, ХХ с., 62 л. ил., из них 11 л. крашеных и 6 дополнительных листов на кремовой бумаге. 26,9 х 21,5 см. . Уход: $140 000. С учётом 10% премии: $154 000. Аукцион «В Никитском». 09 октября 2014 года. «Золотой век русской литературы. Весь Пушкин и его окружение. Частное собрание». Москва. Лот № 210.


В двух добротных полукожаных переплетах эпохи с  золотым тиснением по корешкам. Небольшие потертости переплетов. На передних форзацах обоих томов экслибрисы знаменитого собирателя П.А. Ефремова, на корешках инициальные суперэкслибрисы, также принадлежащие ему, -  "П.А.". В данном экземпляре имеется дополнительная сюита из 27 листов гравюр - 21 крашеной и 6 черно-белых на кремовой бумаге. Экземпляр представляет историко-культурную ценность музейного уровня.  Черно-белые гравюры на отдельных листах были резаны теневым контуром А.П. Сапожниковым. Как отмечает Смирнов-Сокольский, «Басни», изданные Смирдиным в 1834 году, – одно из превосходных русских иллюстрированных изданий вообще и самое замечательное из всех изданных Смирдиным. Гравюры Сапожникова – едва ли не лучшие русские иллюстрации к басням Крылова.

13. Price Realized: $ 143 000

Браун, Е. Новейшее основание и практика артиллерии Ернеста Брауна капитана артиллерии в Гданьске 1682 года. На гравированном фронтисписе: Новая фундамент умышлением артиллерия Ернес Бруних. Гданец 1687. М., 1709. Грав. загл. л., 196 с., табл., 23 грав. табл. (грав. Пикарта и Девита). 31х20 см. Редчайшая петровская книга!

Уход: $130 000. С учётом 10% премии: $143 000. Аукцион «В Никитском». 06 июня 2014 года. «Редкие книги, рукописи и автографы». Москва. Лот № 3.



В роскошном марокеновом европейском переплете второй половины XVIII века, золотое тиснение, дублюра, цветные форзацы. В коллекционном состоянии. На переднем форзаце гравированный геральдический экслибрис. Представляет коллекционную ценность музейного уровня. Битовт пишет, что "в 1726 году ея [книги] было на лицо в Московской Синодальной типографии 58 экз.".

14. Price Realized: $ 143 000

Конволют из прижизненных изданий пушкинской эпохи: 20,4х12,4 см. В полукожаном переплете эпохи. Потертости, пятна, небольшой надрыв по верху корешка. Не будем обращать внимания, что это конволют - всем видно и так, что покупали "На взятие Варшавы"!

Уход: $130 000. С учётом 10% премии: $143 000. Аукцион «В Никитском». 09 октября 2014 года. «Золотой век русской литературы. Весь Пушкин и его окружение. Частное собрание». Москва. Лот № 4.


1. Пушкин, А.С., Жуковский, В.А. На взятие Варшавы. Три стихотворения. СПб.: В Военной тип., 1831. [14] с.

2. Рылеев К. Войнаровский. М.: В Тип. С. Селивановского, 1825. XXIV, 64 c.

3. Кобылин Н. Отшельник. Повесть в стихах. М.: В Тип. Решетникова, 1831. 30 с.

4. Подолинский А. Нищий. СПб.: В Тип. Х. Гинце, 1830.

Издание "На взятие Варшавы" сегодня одна из самых редких книг поэта, в открытой продаже не появляющаяся. Каждый появившийся экземпляр безусловное событие для антикварного книжного рынка.

О чем шумите вы, народные витии?

Зачем анафемой грозите вы России?

Что возмутило вас? волнения Литвы?

Оставьте: это спор славян между собою,

Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,

Вопрос, которого не разрешите вы.

"Войнаровский" - романтическая поэма, сюжет которой заимствован из истории Украины. Пушкин, довольно резко отозвавшийся о "Думах" Рылеева, высоко оценил поэму: "Войнаровский полон жизни", "Войнаровский несравненно лучше всех его "Дум", "Жду "Полярной звезды" с нетерпеньем, знаешь для чего? для Войнаровского. Эта поэма нужна была для нашей словесности", - писал он Рылееву в январе 1825 года.

 

15. Price Realized: $ 138 400

Салтыков, Алексей Дмитриевич, князь (1806-1859).  VOYAGE DANS L'INDE PENDANT LES ANNÉES 1841-1842-1843, 1845-1846. Париж: Auguste Bry, [около 1850] Первое издание, elephant folio (87x57 см.), литографированный титул, отпечатанный золотом и тонированный, 36 тонированных литографий by de Rudder (30), Girard (5) and de Rudder & Girard (1) after drawings by Soltykoff, some plates with the additional imprint of 'Gache, éditeur', contemporary French red morocco by E. Niedré, imperial Russian arms gilt to sides, spine in compartments with raised bands gilt, gilt edges.  Уход: £86 500. Аукцион Sotheby’s. Travel, Atlases, Maps and Natural. 04 ноября 2014 года. Лондон. Лот № 184.

Provenance: Robert & Maria Travis, book label (sale in these rooms 26 May 2005, lot 262)


Салтыков, Алексей Дмитриевич, князь – известный русский путешественник, писатель и художник, во многом загадочная личность, родился в Петербурге 1 февраля 1806 г. Получив домашнее воспитание, он 11 декабря 1823 г. поступил на службу актуариусом Государственной Коллегии иностранных дел, а 22 августа 1826 г. был пожалован званием камер-юнкера; в том же году (9 ноября) был откомандирован для особых поручений к статс-секретарю Д.Н. Блудову. После короткой отставки, 1 октября 1828 г. князь Салтыков был назначен состоять при А.П. Бутеневе, бывшем тогда поверенным в делах в Константинополе, а через 1½ года (3 января 1830 г.) перевелся в Грецию по особым поручениям к гр. Панину; вскоре же, перемещенный в ведомство Азиатского Департамента, определен секретарем миссии в Греции, где оставался до 1831 г. Пробыв недолго при посольстве в Лондоне (с 22 ноября 1832 г.) кн. Салтыков, по собственному желанию, перевелся во Флоренцию (14 февраля 1834 г.), а за упразднением там миссии, определен к миссии же в Рим (26 февраля 1836 г.). Наконец, 7 августа 1838 г. он был послан в Тегеран, откуда вернулся в Петербург 4 мая 1839 г. и был отправлен курьером в Лондон. Но уже 3 октября 1840 г. кн. Салтыков, никогда не имевший влечения к дипломатии, по прошению был уволен от службы с чином надворного советника. Имея с самого детства врожденную страсть к путешествиям, которая еще более развилась в нем за время служебных перемещений, и, обладая притом значительными средствами (3500 душ в Юрьевском, Покровском и Владимирском уездах Владимирской губернии), Салтыков всегда мечтал совершить путешествие по Востоку. Это желание ему удалось исполнить в конце 1838 г., когда он получил назначение в Персию. Отправившись на место своего нового служения через Кавказ, Салтыков прожил до мая 1839 г. в Тегеране, наблюдая и записывая нравы и образ жизни его жителей. Свои впечатления, занимательно описанные, Салтыков напечатал в 1849 г. в Москве, под заглавием "Путешествие в Персию", с портретом Насср-Эддина (тогда персидского наследника), сделанным им самим с натуры. Описание этого же путешествия, изданное в Париже на французском языке, выдержало три иллюстрированных издания (1851, 1853 и 1854 гг.) и, кроме того, было дважды издано в Варшаве, в переводе с французского языка на польский Wojciecha Szymanowskiego (1852 и 1856 гг.). В 1841—1843 гг. князь Салтыков совершил свое первое путешествие по Индии, описание которого печаталось в отрывках в "Москвитянине" 1849 г., а затем издано на французском языке в Париже в 1851 году, с прекрасными рисунками самого Салтыкова. В 1845—1846 гг. князь совершил еще одну поездку в эту же страну, проведя все время в "беспрерывных поездках по южной и средней Индии и осмотрев много мест, которых не удалось видеть в первое путешествие"; при этом он по целым месяцам проживал в Калькутте у вице-короля. Повествование об этом путешествии, чрезвычайно живо составленное, появилось сперва в Париже, в 1848 г., под заглавием "Voyage dans l'Inde, composé de 36 lithographies à deux teintes", пo рисункам самого князя, и вышло вторым изданием там же в 1850—1852 гг. На русском языке этот труд кн. Салтыкова, но без рисунков, был издан в Москве, в переводе Л.А. Мея, в 1851 году под заглавием: "Письма об Индии". Рассказ веден в виде переписки и в живом и увлекательном изложении дает целый ряд очерков, проникнутых тонкой наблюдательностью и дающих верную оценку внутреннего состояния описываемой страны, уже тогда угнетенной англичанами. В этом же году была издана в Париже его  "Voyage en Perse et dans l'Inde" (3 vol., Paris, 1850—51, 8°), вызвавшая самый восторженный отзыв Lacomb'а считавшего это произведение замечательным литературным явлением. Такого же мнения о нем был и кн. П.А. Вяземский. В 1853 г. кн. Салтыков издал в Париже художественно исполненные снимки со своих рисунков, представляющих типы жителей, потратя на это издание огромные деньги (Les habitants de l'Inde, dessinés d'après nature par le prince Solticoff, lith. par Рrayer. Paris 1853, 42 planches in f°). Последнее время жизни князь Салтыков проводил в поездках по Европе. В своей домашней обстановке он всегда отличался некоторой эксцентричностью, ходил в персидском или индийском костюме (откуда и прозвище его "Индеец"). Квартира его всегда представляла собой целый музей редкостей и была обставлена по - восточному. Жил он везде отшельником, по целым дням занимаясь живописью, к которой имел большую любовь, и "приглашал к себе в дом только хороших рисовальщиков, так как и сам был не из последних". По отзывам лиц, его знавших, князь Салтыков "принадлежал к числу редких людей, одаренных приятным характером, без малейшей гордости и шарлатанства и сверх того скромностью", в обращении с другими был всегда чрезвычайно мягок, ласков и предупредителен. Скончался князь А.Д. в Париже, 23 марта 1859 года.

16. Price Realized: $ 132 000

Ухтомский, Э.Э. Путешествие на Восток Его Императорского Высочества государя Наследника Цесаревича [Николая Александровича] 1890-1891.  В 3-х томах - цельнокожаный, подносной вариант. Т. 1-3 / худ. Н.Н. Каразин.  СПб.; Лейпциг: Тип. Ф.А. Брокгауза, 1893-1897. Настоящая русская суперпомпезность!  Уход: $120 000. С учётом 10% премии: $132 000. Аукцион «В Никитском». 21 ноября 2014 года. «Редкие книги, рукописи, автографы, фотографии из частного собрания». Москва. Лот № 308.

Т. 1. 1 л. фронт., [4], 242, 230, [2]с., ил.; 3 л. фото., 1 л. карт.

Т. 2. [4], 228, 247, [3] c., ил.; 1 л. фото.

Т.3. 1 л. фронт, [4], 69 [1], 160, 255, [3] с, ил...; 1 л. фото.


Издание в трех великолепных издательских цельнокожаных переплетах эпохи, украшенных кожаной мозаикой в восточном стиле и золотым тиснением. Тройной золотой обрез, ляссе, золототисненая дублюра, форзацы оклеены муаровой бумагой. На перепленых крышках, корешках и форзацах изображен вензель Николая Александровича. В трех футлярах. В хорошем состоянии. Труд содержит огромное число прекрасных иллюстраций, выполненных Н.Н. Каразиным (знаменитым художником, получившим прозвание "русский Доре"), которые помогают в полной мере погрузиться в историю великого путешествия. Издание посвящено трехсотдневному (с 23 октября 1890 года по 4 августа 1891 года ) путешествию великого князя Николая Александровича (будущего императора Николая II) по Греции, Египту, Индии, Китаю, Японии и Сибири. Это путешествие задумывалось как заключительный этап образования наследника российского императора, одновременно являясь важнейшим дипломатическим шагом со стороны императора-отца и было достойно увековечено в истории во многом благодаря Э.Э.Ухтомскому, который был включен в свиту Николая Александровича за несколько дней до отъезда. Сразу же после выхода в свет "Путешествие" было издано на английском, немецком и французском языках. Монументальный труд Ухтомского-это и детальная хроника пребывания Великого князя в той или иной стране, и любопытные естественнонаучные очерки, и рассуждения политического, исторического и этнографического характера.

17. Price Realized: $ 132 000

Лермонтов М.Ю. Герой нашего времени. В 2 ч. Ч. 1 - 2. СПб.: В Тип. Ильи Глазунова и Ко, 1840. Ч. 1. [2], 173 с.  Ч. 2. [8], 250 c. 20,7 х 14,5 см. Уход: $120 000. С учётом 10% премии: $132 000. Аукцион «В Никитском». 09 октября 2014 года. «Золотой век русской литературы. Весь Пушкин и его окружение. Частное собрание». Москва. Лот № 243.


В добротном полукожаном переплете эпохи. Малообрезанный экземпляр с широкими полями, тройной крапленый обрез. Небольшое пятно на титульном листе первой части, все остальные страницы очень чистые. Большая редкость, особенно в подобном состоянии. Первое издание романа. Цензор П. Корсаков разрешил издание романа 19 февраля 1840 года, на прилавках книжных лавок он появился в начале мая. Сведения о тираже описаны в труде «Бумаги о сочинениях покойного поручика М.Ю. Лермонтова», которые хранятся в ИРЛИ. «Героя» продавали по цене 5 руб. 60 коп. за обе части. Интересен отрицательный отзыв Императора Николая I о романе «Герой нашего времени» в письме к Императрице от 12 июня 1840 года: «Я прочел Героя до конца и нахожу вторую часть отвратительною, вполне достойную быть в моде. Это то же преувеличенное изображение презренных характеров, которые находим в нынешних иностранных романах. Такие романы портят нравы и портят характер. Потому что, хотя подобную вещь читаешь с досадой, все же она оставляет тягостное впечатление, ибо в конце концов привыкаешь думать, что свет состоит только из таких индивидуумов, у которых кажущиеся наилучшие поступки проистекают из отвратительных и ложных побуждений. Что должно явиться последствием? Презрение или ненависть к человечеству… Итак, я повторяю, что по моему убеждению, это жалкая книга, показывающая большую испорченность автора».

18. Price Realized: $ 122 670

[Карамзин, Н.М., собственноручное письмо] История Государства Российского: [в 8 т.]. СПб.: в Военной тип. Главного штаба е.и.в.; в Медицинской тип., [1816]- 1817. Уход: 3,8 млн. рублей. С учётом 15% премии: $122 670! При курсе: 35,6239. Аукцион «Есениана» а/д «Империя». 12 апреля 2014 года. Москва. Лот № 31.

Анонсирование лота № 31 здесь.

Т.1. [1816]. XXХVII, [1], 510 с.; Т.2. 1816. 526 с.; Т.3. 1816. 282, 383- 582, [2] с.; Т.4. 1817. 496, [2] с.; Т.5. 1817. 592 с.; Т.6. 1817. 486, [2] с.; Т.7. 1817. 344, [2] с.; Т.8. 1817. 399, [3] с.: 9 л. табл.; 23,2х14 см (т.1), 22,2х13,5 см (т.2), 23,5х14,4 см (т.3,4), 22,7х14 см (т.5), 23,4х14,2 см (т.6,8), 23,7х14 см (т.7) — 3000 экз. Карамзин, Н.М. История Государства Российского: [в 12 т.]. — 2-е изд. испр. СПб.: Тип. Н. Греча, 1818-1829. — Т.9. 1821. 472, 296, [4] c.; Т.10. 1824. 292, 166, [2] с.; Т.11. 1824. 322, 154, II, [2] с.; 23,3х14 см. Т. 1, 3, 4, 6, 8, 9, 10, 11 в составном индивидуальном переплёте эпохи. Т. 2, 5, 7 в коричневом цельнокожаном индивидуальном переплёте эпохи. Тома в подборе (отличны оформлением). Хорошая сохранность. Незначительные потёртости переплётов, трещина в верхней части корешка (т.6), утраты: портрет (т.1), с. [1-2] в конце (ошибки, т.2) и карта (т.8), запись владельца «Родословные влад. князей и карта помещены в 8 томе» на тит. л. (т.1, орешковые чернила), запись владельца на свободном листе переднего форзаца (т.1), подчёркивания на полях отдельных страниц (т.1, 3, 4, 6, 8). Собственноручное письмо Н.М. Карамзина, вклеенное перед тит. л. т.1, орешковыми чернилами: «Покорнейше благодарю / Вас за уведомление, / милостивый государь мой / Андрей Петрович, / имею честь ответствовать / Вам, что дней через пять / или шесть могу я прислать / в экспедицию экземпляров / 200, а остальные немед / ленно за сим, как скоро / получу их от переплет- / чиков; а Вы потрудитесь / известить меня, в какие / дни, в котором часу / и поскольку именно эк- / земпляров прислать / Вам вдруг, чтобы не зава-/ ливать экспедиции книгами. / Буду ждать Вашего / благосклонного ответа, / [нрзб.]. / Милостивый государь мой! / Ваш покорнейший слуга / Н. Карамзин. / 25 генв.». Предположительно письмо было адресовано князю Андрею Петровичу Оболенскому. Известно, что с декабря 1816 г. по конец января 1817 г. Н. Карамзин вёл с ним переписку по поводу издания книги «История Государства Российского». Оболенский Андрей Петрович (1769-1852), князь, тайный советник, в 1817-1825 гг. — попечитель Московского учебного округа. Родственник Е.А. Карамзиной (старший сын Е.А. Оболенской, урожд. Вяземской) и друг Н. М. Карамзина. Издание происходит из частного собрания Матвея Штера, о чём свидетельствует запись на свободном листе переднего форзаца «Из библиотеки Матвея Штера» (т. 1, 3, 4, 6, 8). Штер Матвей Петрович (1776-1847), тайный советник, сенатор, почётный опекун Императорского воспитательного дома Московского опекунского совета. С 1811 по 1812 гг. губернатор воронежской губернии. Один из первых обобщающих трудов по истории России русского историка-историографа, писателя, поэта, почётного члена Петербургской Академии наук Николая Михайловича Карамзина (1766-1826). «Издание финансировал Александр I, причем право продажи тиража осталось за автором. Корректуры издания делал сам Карамзин. Книга печаталась одновременно в нескольких типографиях. На издание книги было потрачено 60 000 рублей, с предоставлением всего издания в его пользу; сверх того он, в знак особого доверия, был освобожден от цензуры и получил чин статского советника и орден св. Анны первой степени. 28 января 1818 г. Н.М. Карамзин преподнёс «Историю Государства Российского» императору Александру I. В продажу все 8 томов поступили одновременно — 1-го февраля 1818 г. Тираж был распродан за 25 дней» — СК. XIX. №3395, 3396, Смирдин. №2405. Газета «Сверная почта». 1866. №255, 266. Данный лот представляет коллекционное и музейное значение, обладает исключительным провенансом и является интересным документом российской истории.

19. Price Realized: $ 110 000

Кутепов Н.И. [Великокняжеская, царская и императорская охота на Руси]. Исторический очерк Николая Кутепова. Издание иллюстрировано проф. В.М. Васнецовым и акад. Н.С. Самокишем. В 4 т. Т. 1-4. СПб., Экспедиция заготовления государственных бумаг, 1896-1911. Уход: $100 000. С учётом 10% премии: $110 000. Аукцион «В Никитском». 20 ноября 2014 года. «Редкие книги и рукописи XVI- первой четверти XX века из частного собрания». Москва. Лот № 138.


Том 1. Великокняжеская и царская охота на Руси с X по XVI век. XVI, 212 с., ил., карт.; 1 л. фронт., 7 л. ил.

Том 2. Царская охота на Руси царей Михаила Федоровича и Алексея Михайловича. XVII век. XXIV, 316 с., ил.; 1 л. фронт., 37 л. ил.

Том 3. Царская и императорская охота на Руси. Конец XVII и XVIII век. XXXII, 300, 284 с., ил.; 1 л. фронт., 25 л. ил., табл.

Том 4. Императорская охота на Руси. Конец XVIII и XIX век. XX, 226, 289 с., ил.; 15 л. ил.

37,2 х 29 см. В начале третьего тома отпечатано: "Экземпляр № 190". В издательских цельнокожаных художественных переплетах, оформленных по рисункам Н. Самокиша, с серебряными углами. Четвертый том в издательском полукожаном переплете с коленкоровыми тиснеными крышками. Все тома в цельноколенкоровых суперобложках с тиснением двуглавого орла, художественные форзацы, золотые дублюры (т. 1-3), тройные золотые обрезы. Небольшие потертости суперобложек. На передних форзацах т. 2 и 3 экслибрис Е.Е. Ширинкина. Реставрация титульного листа к т. 4. Представляет историческую и художественную ценность музейного уровня. Книга Н.И. Кутепова «Великокняжеская, царская и императорская охота на Руси» является одним из лучших образцов российского книжного искусства конца XIX – начала XX века. Исторический труд, написанный Н.И. Кутеповым, охватывает девять веков русской истории, от первых князей Древней Руси до правления императора Александра II, и рассказывает не только об истории охоты, но и об образе жизни российских монархов и их увлечениях. В книге собран удивительно богатый исторический материал о развитии придворной охоты. В издании приведены свидетельства о распространенности охотничьего промысла, об изобилии дичи и об употреблении продуктов охоты; упоминания летописей о поверьях народа, имевших отношение к охоте. Книга рассказывает об обиходном и политическом значении царской охоты; о практике посылки птицеловов и сокольников в иностранные земли и о целях таких посольств, приемах послов и особых обстоятельствах. До сих пор этот труд является непревзойденным по богатству собранных материалов. Сразу после выхода в свет издание стало легендой и библиографической редкостью. Для издания «Царской охоты» Н.И. Кутепов подобрал великолепный коллектив художников. В книгу вошли работы лучших российских мастеров живописи и графики, таких как А. Бенуа, Е. Лансере, И. Репин, Ф. Рубо, Н. Самокиш, В. Серов, В. Суриков, Л. Пастернак, А. Рябушкин, А. и В. Васнецовы и многие другие. Всего в издании было помещено 87 отдельных листов с иллюстрациями и множество иллюстраций в тексте. Руководителем оформления всего издания и автором 173 миниатюр и иллюстраций в четырех томах, орнаментов и всех переплетов издания, рисунков форзацев явился академик Николай Семенович Самокиш – представитель академической школы, выдающийся художник-график конца XIX – начала XX века. Издание имело несколько вариантов. Наиболее роскошными были подносные экземпляры в цельнокожаных переплетах с серебряными углами в виде двуглавых орлов, в коленкоровых в суперобложках, с тройным золотым обрезом и муаровыми форзацами. Эти экземпляры являются самыми редкими и дорогими. Был вариант издания в полукожаных переплетах. На верхних крышках обоих вариантов были исполнены золотым и цветным тиснением декоративные символические композиции. Наиболее простой вариант издания был в бумажных издательских обложках. Часть тиража пронумерована, как предполагают, число нумерованных экземпляров было совсем не большое. Наш экземпляр № 190.

20. Price Realized: $ 100 000

Набоков В. Лолита. Nabokov, Vladimir. Lolita. 2 тт. Париж, Олимпия пресс, 1955. 188; 223 с. На англ. яз. В мягких издательских обложках. Small 8°. Стоимость по выходу 900 франков. Экземпляр с автографом автора его друзьям Алисе и Билли Джеймс - "for Alice and Billy from V 23 April 1956." Со знаменитым рисунком бабочки. Первое издание романа! Уход: $100 000. Аукцион Sotheby’s. A MODERN LIBRARY: The Gordon Waldorf Collection.  01 апреля  2014 года. Нью-Йорк. Лот № 38.


«Лолита, свет моей  жизни,  огонь  моих  чресел.  Грех  мой,  душа  моя. Ло-ли-та:  кончик  языка  совершает  путь в три шажка вниз по небу, чтобы на третьем толкнуться о зубы. Ло. Ли. Та.  Она была Ло, просто Ло, по утрам, ростом в пять футов (без двух вершков и в одном носке). Она была Лола в длинных штанах. Она была  Долли  в  школе. Она  была  Долорес  на пунктире бланков. Но в моих объятьях она была всегда: Лолита. А предшественницы-то у нее были? Как  же  -  были...  Больше  скажу:  и Лолиты  бы  не  оказалось  никакой, если бы я не полюбил в одно далекое лето одну изначальную девочку. В некотором княжестве у моря (почти как у По). Когда же это было, а? Приблизительно за столько же лет до рождения Лолиты, сколько мне было в то лето. Можете всегда положиться на убийцу в отношении затейливости прозы. Уважаемые присяжные женского и мужеского пола!  Экспонат  Номер  Первый представляет  собой  то,  чему  так  завидовали  Эдгаровы  серафимы  -  худо осведомленные, простодушные, благороднокрылые серафимы... Полюбуйтесь-ка  на этот клубок терний».

У Вл.Вл. Набокова читаем (1958): Первое издание с обильными опечатками, вышедшее в двух томиках в Париже (Олимпия Пресс, 1955), покупалось довольно вяло американскими туристами, пока не попалось на глаза Грэхаму Грину, отозвавшемуся о книге с похвалой в одной лондонской газете. На него и на «Лолиту» обрушился в другой лондонской газете реакционный фельетонист, некто Джон Гордон, и его-то добродетельный ужас привлёк к «Лолите» всеобщее внимание. Что же касается её судьбы в Соединённых Штатах, то следует отметить, что она там никогда не была запрещена (как до сих пор запрещена в некоторых странах). Первые экземпляры парижского издания «Лолиты», выписанные частными лицами, были задержаны и прочтены на американской таможне, но неизвестный друг-читатель, служивший там, признал мою «Лолиту» легальной литературой, и экземпляры были отправлены по адресам. Это разрешило сомнения осторожных американских издателей, и я уже мог выбирать между ними наиболее мне подходящего. Успех путнамского издания (1958) превзошёл, как говорится, все ожидания. Парадоксальным образом, однако, первое английское издание, вышедшее в Париже ещё в 1955 году, вдруг оказалось под запретом. Я часто спрашиваю себя, как поступил бы я в те дни, когда начались переговоры с «Олимпия Пресс», если бы мне тогда стало известно, что наряду с печатанием талантливых, хотя и вольных, произведений главный свой доход издатель получал от им заказываемых продажным ничтожествам пошлых книжонок совершенно того же сорта, как предлагаемые на тёмных углах снимки монашки с сенбернаром или матроса с матросом. Как бы то ни было, английские таможенники давно уже отнимали, в суровом и трезвом тумане возвращений с каникул, эту порнографическую дрянь — в таких же травянистого цвета обложках, как моя «Лолита». Теперь же английский министр внутренних дел попросил своего французского коллегу, столь же невежественного, сколь услужливого, запретить в продаже весь список изданий «Олимпии», и в течение некоторого времени «Лолита» в Париже разделяла судьбу заборных изданий «Олимпии». Между тем нашёлся лондонский издатель, пожелавший напечатать её. Дело совпало с обсуждением нового закона о цензуре (1958—59 г.) причём «Лолита» служила аргументом и для либералов и для консерваторов. Парламент выписал из Америки некоторое количество экземпляров, и члены ознакомились с книгой. Закон был принят, и «Лолита» вышла в Лондоне, в издательстве Вайденфельда и Никольсона, в 1959-ом году. Одновременно Галлимар в Париже подготовил её издание на французском языке, — и незадачливое первое английское издание «Олимпия Пресс», деловито и возмущённо оправляясь, опять появилось в киосках. С тех пор «Лолита» переводилась на многие языки: она вышла отдельными изданиями в арабских странах, Аргентине, Бразилии, Германии, Голландии, Греции, Дании, Израиле, Индии, Италии, Китае, Мексике, Норвегии, Турции, Уругвае, Финляндии, Франции, Швеции и Японии. Продажу её только что разрешили в Австралии, но она всё ещё запрещена в Испании и Южно-Африканской Республике. Не появилась она и в пуританских странах за железным занавесом. Из всех этих переводов я отвечаю, в смысле точности и полноты, только за французский, который я сам проверил до напечатания. Воображаю, что сделали с бедняжкой египтяне и китайцы, а ещё яснее воображаю, что сделала бы с ней, если бы я допустил это, «перемещённая дама», недавно научившаяся английскому языку, или американец, который «брал» русский язык в университете. Вопрос же — для кого, собственно, «Лолита» переводится — относится к области метафизики и юмора. Мне трудно представить себе режим, либеральный ли или тоталитарный, в чопорной моей отчизне, при котором цензура пропустила бы «Лолиту». Кстати, не знаю, кого сейчас особенно чтят в России — кажется, Гемингвея, современного заместителя Майн-Рида, да ничтожных Фолкнера и Сартра, этих баловней западной буржуазии. Зарубежные же русские запоем читают советские романы, увлекаясь картонными тихими донцами на картонных же хвостах-подставках или тем лирическим доктором с лубочно-мистическими позывами, мещанскими оборотами речи и чаровницей из Чарской, который принёс советскому правительству столько добротной иностранной валюты.


Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?