Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 436 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Конструктивизм в советском политическом плакате. Художники на службе у агитпропа.

Советский плакат после Гражданской войны неожиданно начал менять свой облик. В 1922 году один из идеологов «левого искусства» Б. Кушнер провозгласил, что в «саженных рожах плакатов» коренятся «зародыши обновления», которые необходимы для новых форм искусства, идущих от «культуры индустриализма, от культуры производства». На страницах многих журналов 1920-х гг. широко пропагандировалась эта идея, объясняющая причину пристального профессионального интереса к плакату художников-новаторов типа Эль Лисицкого, Александра Родченко, Варвары Степановой, Алексея Гана, Антона Лавинского, Густава Клуциса, Дмитрия Буланова, Виктора Корецкого, Сергея Сенькина и Василия Елкина. Ведь "Его Величество Плакат" не только информировал, просвещал и агитировал, но и «революционно перестраивал» сознание российских граждан художественными средствами, свободными от излишеств традиционной описательности и иллюстративности. Язык такого плаката был сродни языку архитектурных и книжных экспериментов, литературных и театральных новаций, кинематографического монтажа тех лет. В 1920-х-1930-х годах (эпоха "золотого периода" советского графического дизайна) в Советской России плакат ярко заявил о себе по трем основным направлениям. И это:

1. политика, как внутренняя, так и внешняя (сюда же относят культуру, борьбу с неграмотностью и беспризорностью, а также  индустриализацию с коллективизацией);

2. реклама;

3. кино.

Антон Лавинский. Добролёт. Эскиз плаката.

Гуашь, бумага. 1927. 73х92,5 см.

Истоки советского конструктивистского политического плаката уходят в 1918-е-20-е годы, когда был создан знаменитый Русский революционный плакат и несравненные "Окна РОСТа". Считается, что наиболее близким к конструктивизму в плакате стояла живописная манера художника Владимира Лебедева:

Владимир Лебедев. Работать надо винтовка-рядом.

Петербург "РОСТА".

Петроград, 1920-21. 70х60 см.

Владимир Лебедев. Поработаешь, будет мука`;

Посидишь сложа руки, будет не мука`, а му`ка!

Петербург "РОСТА".

Петроград, 1920-21. 70х60 см.

Владимир Лебедев. Да здравствует

авангард революции

Красный флот!

Пг, 1920. 67х48,2 см.

Владимир Лебедев. РСФСР.

Пг., 1920. 66х48,5 см.

Владимир Лебедев. Кто идет с ними

тот идёт по стопам Иуды.

Петербург, 1920. 51,7х69,5 см.

Знаменитый "революционный порыв" чувствовался в творчестве многих и многих художников эпохи Русского революционного плаката:

Иван Малютин. Чтоб жизнь трудовую наладить заново

идите отразить нашествие паново!

Москва, РОСТа, 1920.

65х45 см.

Михаил Черемных. Если не хотите

возврата к прошлому-

винтовку в руки! На польский фронт!

Москва, РОСТа, 1920.

Д. Мельников. Долой капитатал, да здравствует

диктатура пролетариата!

1917 25-го октября-7-го ноября 1920. 102х68 см.

За режим экономии.

Москва, 1920. 71х107 см.

Что дала Октябрьская революция

работнице и крестьянке.

Москва, 1920. 109,5х72,5 см.

Как всегда, на поприще конструктивизма, одними из первых отметились учащиеся ВХУТЕМАСа - "кузнице" подобных кадров:

Красная Москва сердце пролетарской

мировой революции. Исполнено

Печатно-Графическим факультетом ВХУТЕМАСа.

Москва, ВХУТЕМАС, 1919.

Отметились и более серьезные художники:

Лазарь Лисицкий. Клином красным бей белых! Уновис.

Витебск, Литиздат Политуправления Запфронта, 1920.

52х62 см.

Первый опыт динамического образного воплощения идеи революционной борьбы продемонстрировали плакаты "Красная Москва" графического факультета ВХУТЕМАСа и Лазаря Лисицкого "Клином красным бей белых!", отпечатанный в Витебске в 1920 году. Но здесь еще сильны влияния кубизма и супрематизма.

Александр Самохвалов.

Советы и электрофикация

есть основа нового мира.

Ленинград, 1924. 86х67 см.

А. Страхов. КИМ - наше знамя!

1925. 91х68 см.

А. Страхов. История ВЛКСМ. 1917-1929.

1929. 107,5х71,5 см.

Ни одного пропавшего голоса члена профсоюза!

Все на выборы БакСовета!

Плакат.

Баку, 1924.

Оформление С. Телингатера.

Юлий Шасс. Ленин и электрофикация.

Ленинград, 1925. 93х62 см.

1924-1925 годы можно по праву считать временем рождения конструктивистского политического плаката. Фотомонтаж позволял передать картину реальной жизни, сопоставить прошлое и настоящее страны, показать ее успехи в развитии промышленности, культуры и социальной области. Смерть Ленина выдвинула необходимость создания «ленинских выставок» и «уголков» в рабочих и сельских клубах, учебных заведениях и воинских частях.

Макарычев Р. Каждая кухарка должна научиться

управлять государством! (Ленин).

Москва, 1925. 108х72 см.

Да здравствует международный день

работниц 8 марта!

Ленинград, 1926. 92х52 см.

Яков Гуминер. СССР.

Ленинград, 1926. 83,6х81 см.

Ты помогаешь ликвидировать неграмотность.

Все в общество "Долой неграмотность"!

Ленинград, 1925. 104х73 см.

Трудовой народ, строй свой вохдухофлот!

Ленинград, 1924. 72х45, 6 см.

Радио.

Из воли миллионов создадим единую волю!

Ленинград, 1924. 72х45,5 см.

Агитационно-просветительские плакаты, объединившие документальные фотографии с текстовыми «врезками», иллюстрировали страницы биографии вождя и его заветы, как на листе Ю. Шасса и В. Кобелева «Ленин и электрофикация» (1925). Г. Клуцис, С. Сенькин и В. Елкин создали серии фотомонтажных политических плакатов («Без революционной теории не может быть революционного движения» Г. Клуцис; «Роль передового борца может выполнить только партия, руководимая передовой теорией» С. Сенькин. Оба 1927). Фотомонтажный плакат окончательно утвердился в качестве главного средства мобилизации масс в годы первой пятилетки (1928/29-1932). Он демонстрировал могущество развивающейся державы, опорой которой являлось единство народа.

Вера Гицевич. За социалистическую кузницу здоровья!

За пролетарский парк культуры и отдыха!

Москва - Ленинград, 1932. 103х69,5 см.

Игнатович Е. В поход за чистоту!

Москва - Ленинград, 1932. 71,5х54,5 см.

Виктор Корецкий. Защита Отечества есть

священный долг каждого гражданина СССР.

Москва - Ленинград, 1941. 68х106 см.

 

Создадим автодоровский фонд моторизации погранчастей,

дадим мотор красному пограничнику. (ок. 1930). 103х74 см.

Образцом фотомонтажа стал плакат Г. Клуциса «Выполним план великих работ» (1930). Особое звучание придал ему «уличный» формат в два печатных листа. Документальное фотоизображение рук внес в свои произведения Джон Хартфильд. Образ-символ — рука — появился еще в ранних работах Клуциса: в иллюстрациях к книге Ю. Либединского «Завтра» (1924), в проектах плакатов «Ленинский призыв» (1924).

Фотография руки Г.Г. Клуциса.

Рабочий элемент монтажа.

1930.

Клуцис Г. Рабочие и работницы все на выборы Советов!

Самый известный в мире плакат Г. Клуциса. 1930. 120х85,7 см.

Исполнен в технике литографии и офсетной литогафии.

Состоит из двух полотнищ.

Цена на мировом рынке доходит до 1,0 млн. руб.

И как вариант:

Клуцис Г. Выполним план великих работ!

Москва - Ленинград, 1930. 120,5х86 см.

Валентина Кулагина-Клуцис.

Ударницы заводов и совхозов,

вступайте в ряды ВКП(б)!

Москва-Ленинград, 1932. 94х62 см.


Поднятая рука работницы на плакате Валентины Кулагиной-Клуцис символизировала призыв к женщинам-ударницам пятилетки пополнить ряды компартии (1932). Талантливая художница сделала несколько очень интересных плакатов в эти годы. Ещё не наступили годы тотального террора, и в манере исполнения большого мастера политического плаката наблюдается некий оттенок беспредметности, что в последствии станет невозможным в принципе - из-за обвинений в формализме:

Валентина Кулагина-Клуцис. Мы будем готовы

к отражению военного нападения на СССР.

Международный день работниц -

боевой день пролетариата!

Москва - Ленинград, 1931. 100,7х69 см.

Валентина Кулагина-Клуцис. На оборону СССР.

Москва - Ленинград, 1930. 91х66 см.

Валентина Кулагина-Клуцис.

Международный день работниц -

день смотра социалистического соревнования.

Москва - Ленинград, 1930. 106х71 см.

Валентина Кулагина. Работницы-ударницы,

крепите ударные бригады,

овладевайте техникой,

увеличивайте кадры

пролетарских специалистов.

Москва - Ленинград. 1931.

Валентина Кулагина-Клуцис. Товарищи горняки!

Москва, 1933. 103,5х72 см.

Её мужем Густавом Клуцисом было найдено также композиционное решение плакатов с фотопортретом Сталина.

Густав Клуцис. Реальность нашей программы это —

живые люди, это мы с вами. (Сталин).

Москва - Ленинград, 1931.

Фигура вождя в неизменной серой шинели с цитатами из его высказываний на фоне колхозных работ или строительства заводов и шахт убеждала всех в правильности выбора пути, по которому шла страна («За социалистическое переустройство деревни...», 1932). В творчестве Клуциса фотомонтаж все более укрепляется как оригинальное средство оформления книг, листовок, газет и других полиграфических изданий. Новаторский подход к иллюстрированию партийной печати в это время был поддержан в выступлениях ряда критиков, искусствоведов и общественных деятелей. И. Маца, например, выступая на обсуждении доклада Клуциса о фотомонтаже, рассказывал, что один американский художник (Гуго Геллерт) поставил в своем творческом плане задачу проиллюстрировать «Капитал» Маркса.

«Этот вопрос, — говорил Маца, — действительно требует большого внимания. Мы иной раз иллюстрируем совершенно пустые книги, а политические оставляем без иллюстраций. В этом отношении фотомонтаж может нам помочь».

Портреты выдающихся деятелей коммунистического движения и социалистического государства, документы истории, изображения политических событий ввел Клуцис в художественную иллюстрацию. Клуцис превратил фотомонтаж в высокое искусство, возвел в высокий стиль достоверность факта.

Г. Клуцис, Дж. Хартфильд, Ф. Богородский,

В. Елкин, С. Сенькин, М. Альперт.

Батуми, 1931.

Вершиной творчества Густава Клуциса, художника фотомонтажа, стала его работа в области советского политического плаката, где он занял почетное первое место. Поэтому его многочисленные работы требуют особого отдельного внимания.

Густав Клуцис. Победа социализма

в нашей стране обеспечена,

фундамент социалистической экономики завершен!

Москва - Ленинград, 1932.

Более непосредственно, чем другие виды изобразительного искусства, плакат откликается на важнейшие события в жизни советского народа. На уровень высокого искусства был поднят политический плакат в первые же годы Советской власти. Ярким взлетом в истории этого вида боевого искусства агитации стали «Окна РОСТА», созданные Маяковским и группой художников, работавших с ним — М. Черемныхом, И. А. Малютиным, А. Нюренбергом, А. Левиным и другими. К этим же годам относятся и замечательные произведения мастеров советского печатного плаката Д. Моора, В. Дени, М. Черемныха, Н. Кочергина и других. Политическая направленность и идейная ясность содержания плакатов этих художников сочетались с выразительностью графических средств.

Густав Клуцис. "Кадры решают всё!" И. Сталин.

Москва - Ленинград, 1935. 198х73 см.

Во второй половине 20-х годов сложившаяся школа советского плаката переживала период спада. В статье, посвященной плакату, Я. Тугендхольд писал:

«Правда, улицы нашей столицы пестрят плакатами и объявлениями, на их перекрестках ларьки, украшенные музой Маяковского, «Изо» Вхутемаса, а еще выше — над улицами — яркие надписи-ленты, а кое-где и сверкающая электрореклама. И однако же наше искусство уличного воздействия находится на переломе».

Страна вступала в новый период истории. Перед искусством вставали новые задачи — более углубленно раскрыть внутренний мир человека, его духовное богатство и пафос повседневного труда. Назрела необходимость обновления и выразительных средств плаката. Новыми, еще не использованными в этой области средствами активного воздействия обладал фотомонтаж. Новые методы построения образа открывали перед художниками богатые возможности. С наступлением первой пятилетки активизировалась деятельность Д. Моора, В. Дени, М. Черемныха. Плакат привлек и новые творческие силы.

Густав Клуцис. Вся Москва строит метро.

Дадим к 17-й годовщине Октябрьской революции

первую линию лучшего в мире метро!

Москва - Ленинград, 1934. 140,5х95,5 см.

Успешно стали работать в этом жанре А. Дейнека, Б. Ефимов, Кукрыниксы, К. Ротов, Ю. Ганф, Н. Долгоруков, А. Каневский, К. Урбетис, В. Говорков, П. Караченцов и другие молодые художники. Заметное место в процессе активизации искусства советского плаката стал занимать фотомонтаж. Вокруг Г. Клуциса объединилась группа молодых ху-дожников-фотомснтажистов: В, Елкин, А. Гутнов, Спиров, В. Кулагина, Н. Пинус, Ф. Тагиров. Продолжалось и сотрудничество Клуциса с С. Сенькиным. Еще в 1924—1928 годах, наряду с работой над фото-лозунго-монтажами, иллюстрациями в книгах, оформлением периодических изданий, Клуцис проектирует и создает ряд пропагандистских фотомонтажных плакатов о ленинском призыве в партию, о международной рабочей помощи, о спорте и др.

Мы стоим за мир и отстаиваем дело мира.

Но мы не боимся угроз и готовы ответить

ударом на удар поджигателей войны.

И. Сталин.

Москва - Ленинград, 1932.

Однако эти плакаты по своей форме, по принципам построения развивали ранее сделанные Клуцисом фотомонтажи ленинской серии и к VI съезду профсоюзов. В этих произведениях еще не проявлялись все качества, необходимые политическому агитационному плакату. Толчком к выбору Клуцисом предназначенного пути стало выполнение им совместно с С. Сенькиным задания Агитпропа МК ВКП(б) по созданию двух больших плакатов пропагандистского характера «Актив, учись. Иди за советом в ячейку» и «Без революционной теории не может быть революционного движения».

Плакат Г. Клуциса. 1933. 130х89,8 см.

Исполнен в технике литографии и офсетной литографии.

Состоит из двух полотнищ.

Цена на мировом рынке доходит до 0,5 млн. руб.


Легендарный плакат Г. Клуциса. 1931. 144х103,8 см.

Исполнен в технике литографии

и офсетной литографии.

Состоит из двух полотнищ.

Цена на мировом рынке доходит до 0,5 млн. руб.

Легендарный плакат Г. Клуциса. 1930. 120х85,7 см.

Исполнен в технике литографии и

офсетной литографии.

Состоит из двух полотнищ.

Цена на мировом рынке доходит до 0,5 млн. руб.

Плакат Г. Клуциса. 1933. 79,6х170,5 см.

Исполнен в технике литографии и офсетной литографии.

Состоит из трех полотнищ.

Цена на мировом рынке доходит до 0,5 млн. руб.

«Я так взялся, — писал Клуцис жене об обстоятельствах работы над первым из них, — наворошил всех книг, бумаг, фото и т. д. В моей практике ничего еще подобного не было».

Плакат состоял из двенадцати монтажных кусков, а темы и проблемы стояли сложные и трудные.

«Сегодня, — пишет художник в письме от 2 июня, — в 12 часов должны были представить и ровно в 12 представили. Почти совершенно законченными. Осталось только технически поправить. Пойдут в печать (тираж 5000 экз.). Зато никогда еще так не уставал».

Успех окрылил художников. Через месяц Клуцис сообщал с гордостью, что лично следит за ходом качественного выполнения второго «крупного детеныша — плаката», который «вышел очень и очень недурно или, как мы с Сережей говорим: О-о-х!».

Два плаката Густава Клуциса,

посвященные И. Сталину:

Да здравствет сталинское племя

героев стахановцев!

Москва - Ленинград, 1935.

Да здравствует СССР,

прообраз братства трудящихся

всех национальностей мира!

Москва - Ленинград, 1935.

Необычные внешне, насыщенные содержательной политической информацией, плакаты были представлены осенью того же года на открывшейся в Москве в Парке культуры и отдыха Всесоюзной полиграфической выставке. Предчувствие творческого подъема, ощущение, что в жизнь вошло главное и значительное, как пророчество, прозвучало в письме художника от 13 июля 1927 года:

«Ты, Виллит, не можешь себе представить, какое у меня есть сильное желание работать, и никогда еще не было так легко работать. И результаты хорошие. Когда я вижу вот сейчас передо мной два моих плаката, один из них — огромнейший, махина, а другой, который ты знаешь, то во мне появляется сильное желание сделать целую сотню самых лучших и оригинальнейших плакатов, лишь бы были определенные заказы».

Заказчиком была эпоха — эпоха индустриализации страны и коллективизации сельского хозяйства, эпоха строительства социализма. Эпоха рождала бойцов трудового фронта, достойных стать героями создаваемого для них искусства. Эпоха рождала и достойных ее художников. Кроме этого, и другие обстоятельства определяли деятельность Клуциса-плакатиста. Во-первых, он обратился к плакату в зрелый период творчества. В искусстве плаката Клуцис нашел свое призвание. Во-вторых, субъективная эволюция его творчества совпала с объективно-переживаемой стадией перелома в развитии советского плаката. И наконец, в-третьих, его работу сопровождала беспрестанная борьба за утверждение фотомонтажа, за выдвижение его на передовые позиции изобразительного искусства. Исполнится высказанное Клуцисом в собственный адрес пожелание. За десять лет работы в плакате им будет создано более ста политических плакатов на самые актуальные темы борьбы советского народа за построение социализма. Лучшие из них составят веху в развитии советского плаката.

Густав Клуцис. Да здравствует наша счастливая

социалистическая родина,

да здравствует наш

любимый великий Сталин!

Москва - Ленинград, 1935. 104,5х76 см.

Однако в то время художественная критика в лице таких серьезных авторов, как Я. Тугендхольд, ставила под сомнение творческую природу фотомонтажа.

«Он может быть и первым шагом к созданию клубного самодеятельного плаката. Но именно только первым шагом, ибо ясно, что систематическая подмена живого творчества механическими наклейками есть систематическое убивание творческих способностей. Такова чрезвычайно ограниченная сфера приложения фотомонтажного плаката»,— писал Я. Тугендхольд.

Характеризуя кризисное состояние жанра в конце 20-х годов, Я. Тугендхольд отказывается видеть возможность возрождения плаката средствами фотомонтажа. Он усматривает в нем главную опасность для развития художественных вкусов и культуры:

«Нужды нет, что он сух и черств, сер и бесцветен, он сбивает зрителя разными масштабами, что он дает спорное сочетание объемов с плоскостным рисунком, серой фотографии с цветом — он объявлен у нас чуть ли не идеалом пролетарского плаката».

Зоркий глаз критика верно подметил некоторые специфические черты фотомонтажного плаката — разномасштабность в изображении, сочетания объемов и плоскостного рисунка, однотонной фотографии и цвета. Однако в статье Тугендхольда были подвергнуты критике сами приемы и средства метода, достоинства которых определяются не сами по себе, а мастерством и умением художника их применять. Клуцис в своих выступлениях отстаивал возможности, открывающиеся перед художником, работающим в области фотомонтажа. Он защищал метод фотомонтажа от нападок приверженцев традиционных форм и средств в плакате и от ремесленников, дискредитировавших положительные свойства нового вида плаката, использовавших приемы фотомонтажа без проникновения в образный смысл плаката.

Густав Клуцис. Да здравствует СССР

отечество трудящихся всего мира!

Москва - Ленинград, 1931.

Сам Клуцис утверждал:

«Фотомонтаж, как всякое искусство, решает вопрос образно».

Он усматривал в выразительных средствах фотографии дальнейшее развитие языка художественной правды. С нарастающим упорством в 1928—1929 годах Клуцис отдается работе в области плаката, добиваясь в них все большей и большей реалистической выразительности и образности. Расцвет его деятельности наступает в 1930—1931 годах. На состоявшейся в 1930 году в Парке культуры и отдыха выставке объединения «Октябрь» было представлено более десятка плакатов Клуциса, среди них такие выдающиеся работы, как «Выполним план великих работ», «Вернем угольный долг стране», «На штурм 3-го года пятилетки», «1 Мая — День международной пролетарской солидарности», «Да здравствует XIII годовщина Октябрьской революции» и другие. Выставка вызвала широкий общественный интерес и положительные отклики прессы. 31 марта 1931 года ЦК ВКП(б) приняло постановление «О плакатной литературе», в котором отмечались серьезные недостатки в организации издания и в выпуске картинно-плакатной продукции. В целях устранения недостатков и улучшения картинноплакатного дела постановлением предусматривался ряд мероприятий по повышению идеологического и художественного качества изданий, привлечению к картинно-плакатному делу широкой советской общественности. Издание плакатов сосредоточивалось в Изогизе, при нем создавался рабочий совет, организовывались обсуждения издательских планов, эскизов плакатов, передвижные выставки готовой продукции. С образованием плакатной редакции Изогиза Клуцис становится ее активным сотрудником, а на время отпуска председателя Объединения работников революционного плаката Д. Моора принимает на себя заместительство по руководству ОРРП. Как отклик на призыв ЦК ВКП(б) один за другим в течение 1931 года выходят его плакаты: «Ударники, в бой за пятилетку, за большевистские темпы, за оборону СССР, за мировой Октябрь» (к 1 Мая 1931 г.), «СССР — ударная бригада пролетариата всего мира», «Труд в СССР — дело чести, дело славы, дело доблести и геройства» и другие. Клуцис вводит в композиции плакатов цифры — показатели планов пятилетки, под рубрикой «Страна должна знать своих героев» в плакатах печатаются фамилии рабочих — передовиков производства и воспроизводятся их портреты. Плакаты Клуциса издаются 10—20-тысячными тиражами, публикуются и репродуцируются в художественных журналах, в периодической печати, в статьях и сборниках, посвященных проблемам изобразительной пропаганды. Пафос героических будней объединяет плакаты серии «Борьба за пятилетку». «Маршем времени» назвал пятилетку В. Маяковский.

Густав Клуцис. Под знаменем Ленина

социалистическое строительство.

Москва - Ленинград, 1930. 94,4х69,4 см.

В мощных ритмах трудового марша героев фотомонтажных плакатов Клуциса языком изобразительных средств воплощается образ пятилетки. Образы своих героев, советских людей, художник находил в жизни: портреты рабочих снимались в цеху, у печи мартена, в угольном забое. Ради ценного кадра Клуцис готов был поехать куда угодно, пожертвовать сном и отдыхом. Он неустанно снимал, собирая материал для будущих работ. Новые впечатления и большой материал принесла ему творческая поездка по южным районам страны совместно с Сенькиным летом 1931 года. Многие города (Ростов, Новороссийск, Керчь, Баку, Сухуми, Батуми, Тифлис, Ташкент, Горловку) Клуцис увидел впервые. Интерес вызывали индустриальные районы страны и в первую очередь Донбасс, к которому в те годы было приковано внимание всей страны.

Густав Клуцис. Да здравствует рабоче-крестьянская

Красная Армия -

верный страж советских границ!

Москва - Ленинград, 1933. 145х98 см.

В письмах к жене отразились яркие впечатления, переплавленные впоследствии в художественные образы:

«Вчера приехали во Всесоюзную кочегарку. Горловка — это конец всякого подобия на поэзию. Это будни, тяжелый и большой труд, пыль и грязь. Вчера ночью в 10 часов я и Сенькин спустились в шахту вместе со сменой рабочих. Только теперь я понимаю всю серьезность и тяжелый труд забойщика, шахтера. Об этом нет еще настоящей литературы. Самое замечательное — это бани и душ при каждой шахте. Каждая смена после работы входит на чистую половину и одевает свои чистые, часто по последней моде костюмы. Здесь думаю несколько задержаться. Очень уж интересные типажи и разнообразные по форме и содержанию. Работы много».

Умение выбирать типажи, правильнее сказать, типизировать единичное — в плакатах Клуциса признавала даже критика, недооценивавшая художественное значение монтажа. На плакате «На борьбу за топливо, за металл» (1933) в одежде шахтера, с отбойным молотком на плече, уверенной поступью, красивый и сильный, выступает сам Клуцис. В чем смысл такого включения автопортрета? Рядовым пятилетки чувствовал себя Клуцис — неутомимый пропагандист и участник индустриализации страны. Клуцису принадлежит заслуга создания образа советского рабочего в его документальной неповторимости и монументальной одухотворенности. Клуцис прокладывал дорогу героической линии реалистического фотомонтажного плаката. Есть еще один аспект в изображении людей труда, характерный для жанра монтажного плаката, разработанный Клуцисом.

Густав Клуцис. Коммунизм - это Советская власть

плюс электрофикация.

Москва-Ленинград, 1930.

Это изображение в плакате народных масс, миллионов трудовых людей земного шара. Красноармеец или рабочий в «Окнах РОСТА» символизировал образ народа в единичном, типичном. Документальный портрет рабочего или красноармейца крупным планом в плакате выполнял ту же роль. Одновременно, рядом, равноправным героем плакатов Клуциса выступает народ, трудящиеся нашей страны и всего человечества. Массовые митинги, демонстрации, сцены боев и сражений, праздничные шествия входят составной частью в художественное решение многих плакатов Клуциса. Вдохновляющим источником творчества Клуциса был Октябрь в его поступательном победном шествии. Закономерно, что тема народа оказалась для него неотделимой от темы революции. Кропотливо, тщательными изысканиями находил Клуцис пути воплощения в искусстве революционного движения масс. Сложнейший монтаж — постепенный переход от крупного плана к мелкому и мельчайшему, сопоставление единичного и общего — таковы приемы, с помощью которых Клуцис сумел передать размах и масштаб изображаемых событий. В его плакатах правда документа сочетается с художественным преувеличением и обобщением, конкретность факта — с условностью его художественной трактовки. Замечателен в этом смысле плакат «Целью союза является свержение буржуазии...» (1933). Фигура Маркса расположена в центре листа и тем самым интерпретируется как средоточие композиции. Позади него — сцены прошлых восстаний, зарева пожарищ, баррикады Парижской Коммуны.

Густав Клуцис. На штурм 3-го года пятилетки.

Москва - Ленинград, 1930.

Перед ним земной шар и массы трудящихся, охваченные единым порывом борьбы за свободу. Образным языком фотомонтажа художник раскрывает величие идей Маркса, его призыва к объединению для свержения буржуазного строя во имя создания нового, бесклассового общества. Тема международной пролетарской солидарности нашла в творчестве Клуциса многогранное отражение, и часто в его представлении она связывается с образом земного шара. Земной шар для Клуциса — это аллегория мира, объединения трудящихся, символ коммунистического будущего, изобразительный эквивалент лозунга: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». По-разному преломляется изображение планеты Земля в плакатах Клуциса — то в виде условно очерченного окружностью объема, покрытого сетью меридианов и широт, то в виде плоского круга — коллажа из красной глянцевой бумаги, или в рисунке с объемно-теневой проработкой штрихом и элементами фотомонтажа.

Густав Клуцис. Труд в СССР - дело чести,

славы, доблести и геройства.

Страна должна знать своих героев.

М.-Л., 1931.

Густав Клуцис. Ударники в бой!

Л.-М., 1931.

Далеко шагнул Клуцис от элементов образности, найденных в «Динамическом городе», к многообразным реалистическим решениям, но тема будущего Земли, космического индустриального века продолжала оставаться одной из заветных проблем, волновавших художника. В плакатах 30-х годов воплотились лучшие творческие достижения художника предшествующих лет. Зрелый талант вобрал в себя то, что было им открыто в пространственных композициях и в полиграфии, использовал опыт современной живописной культуры и развил неотъемлемые свойства плаката как мощного средства политической наглядной агитации. Как всякое настоящее искусство, фотомонтаж вызвал к жизни свои законы построения и тем самым обновил привычные представления о плакатной форме. Политические плакаты Клуциса отвечают общим требованиям, предъявляемым к этому жанру, они броски, точны, убедительны, остроумны, изобретательны. Художник понял «душу» плаката, внес новые и использовал прежние методы, сохраняя специфику плакатной выразительности.

Густав Клуцис. Дадим миллионы

квалифицированных рабочих

кадров для новых 518 фабрик и заводов.

М.-Л., 1931.

Густав Клуцис. Усилиями миллионов рабочих,

вовлеченных в социалистическое соревнование

пятилетку превратим в четырехлетку.

М.-Л., 1930.

Густав Клуцис. Без тяжелой промышленности

мы не можем построить

никакой промышленности.

М.-Л., 1930.

Приемы создания образа в плакатах Клуциса разнообразны, но особый интерес представляют те, в которых он развивает специфически присущие фотомонтажному методу средства выразительности. К числу таких приемов относятся сопоставления «натурной» съемки с условными изображениями, ритмическое повторение кадров, наплыв одного изображения на другое, совмещение одного или нескольких элементов фотоизображения. Клуцис не боится повторить известный прием, но каждый раз дает самостоятельное и не менее совершенное по мастерству, по технике исполнения решение.

Густав Клуцис. В бой за пятилетку,

за большевистские темпы,

за оборону СССР, за мировой Октябрь.

М.-Л., 1931.

Густав Клуцис. 1 мая день международной

солидарности трудящихся.

М.-Л., 1930.

Таковы несколько вариантов плаката, на которых изображены две совмещенные головы молодых рабочего и работницы, вызывающие в памяти фотомонтажное оформление Лисицким советского павильона на международной выставке «Гигиена» (Дрезден, 1928), в котором слившиеся в единый образ головы юноши и девушки символизировали тему выставки — молодость и здоровье. Фотопортрет, вырезанный по силуэту и наклеенный на окрашенную плоскость, выступает в иной роли, чем на своем органическом фоне. Он перенесен в иную пространственную среду, и уже сам этот факт раздвигает зрительное пространство. Различные же варианты сочетания объемной (трехмерной) фотографии с плоскостными приемами передачи пространства открывают действительно безграничные возможности.

Густав Клуцис. Культурно жить-производительно работать.

Москва-Ленинград, 1932. 144х100,5 см.

Клуцис сознательно шел на монтаж объемного и плоскостного. Новаторский характер наиболее значительных плакатов Клуциса определяется этим специфическим способом изображения, который сам художник называл «приемом развернутого пространства», приемом, столь близким народному восприятию, который на основе новых принципов был продолжен и развит художниками XX века. Варьируя, пробуя, экспериментируя, Клуцис добивался новых зрительных впечатлений. Принцип «развернутого пространства» позволял изменять реальные масштабы в изображении людей и событий, приближать удаленное и отдалять близкое. Клуцис впервые применил принцип трех- и четырехкратной параллельной экспозиции одного и того же плаката. Публикуя в таком виде плакат «Вернем угольный долг стране» (1930) в «Бюллетене сектора искусств Наркомпроса», Клуцис указывал, что «само построение плаката рассчитано на такой принцип» его экспонирования и восприятия.

Густав Клуцис. Да здравствует многомиллионный

ленинский комсомол!

Москва - Ленинград, 1932. 154х109 см.

Таким образом художник добивался повышения силы воздействия плаката на зрителя. Вершиной выразительного специфически плакатного решения стал всемирно известный плакат «Выполним план великих работ» (1930). В архивах музеев и в семье художника сохранились фоторепродукции первоначальных эскизов этого выдающегося произведения Клуциса на разных стадиях воплощения замысла. Появилась возможность проследить тот долгий путь, который прошел художник, прежде чем достиг желаемого результата. Акцентированное изображение руки как образа-символа характерно для творчества многих художников.

Густав Клуцис. Комсомольцы на ударный сев!

Москва - Ленинград, 1931. 104,5х73,5 см.

В рисунках и гравюрах Кетэ Кольвиц руки героев часто несут не меньшую, если не большую художественную нагрузку, чем лицо. Пристальное внимание к руке человека можно проследить на протяжении всего творчества художницы. От таких ранних офортов, как «У церковной стены» (1893), «Нужда» (из цикла «Восстание ткачей», 1893—1898), до таких произведений, как «После битвы» (1907), где у склоненной над убитым женщины освещена только одна рука, а вторая держит фонарик, или в «Листах памяти Карла Либкнехта» (1919 — литография, офорт, гравюра) и в литографии «Помогите России» (1921) — всюду руки: трудовые, скорбящие, протестующие, — проходят лейтмотивом художественной мысли автора. «Руки строителей» — назвал одно из своих стихотворений Ф. Леже. Это одна из ведущих тем творчества французского художника. Документальное фотоизображение рук внес в свои произведения Джон Хартфильд. Образ-символ — рука — появился еще в ранних работах Клуциса: в иллюстрациях к книге Ю. Либединского «Завтра» (1924), в проектах плакатов «Ленинский призыв» (1924). Работая над плакатом «Рабочие и работницы — все на перевыборы Советов» (1930), в последующем варианте которого лозунг был заменен на более лаконичный «Выполним план великих работ»,— Клуцис также обратился к изображению руки. В одном из первых вариантов плаката налицо все будущие элементы сюжета— лозунг, фотография руки, голосующий человек, но еще нет между ними внутренней связи, нет цельности образа, И художник создает один за другим еще несколько вариантов, пока не достигает максимальной силы плакатной выразительности скупыми, но емкими по содержанию средствами. Конструктивность композиционного монтажа — формула метода Клуциса. Эта черта проступает яснее при сравнении с творчеством Хартфильда — выдающегося мастера фотомонтажа. Творчество Хартфильда часто сопоставляли и противопоставляли творчеству Клуциса. Если сравнить плакат «Пять пальцев имеет рука — пятерней ты за горло ухватишь врага. Голосуй за коммунистическую пятерку» (1928) Хартфильда с плакатом «Выполним план великих работ» (1930) Клуциса, то можно почувствовать, в чем заключается разница образного мышления этих художников. Условно можно сказать, что в понятии, составленном из двух слов — фото и монтаж, Хартфильд ставит ударение на первом слове. Клуцис — на втором.

Густав Клуцис.

"Из России нэповской будет Россия социалистическая"

(Ленин).

Москва - Ленинград, 1930. 103х72 см.

Почти одновременно став крупными мастерами монтажного искусства, они явились яркими представителями различных его направлений: Клуцис — конструктивного монтажа, Хартфильд — аллегорического. Монтаж Хартфильда — аллегория, символ, фельетон. Хартфильд работал в период сложной политической обстановки в Германии, а после 1932 года— в тяжелых условиях антифашистской эмиграции. Его оружие — иносказание. С убийственным сарказмом он комментировал политические события в стране. В своих плакатах «Его величество Адольф: Я веду вас навстречу великолепному банкротству» (Берлин, 1932), «Своими фразами он хочет отравить мир» (Прага, 1933) Хартфильд деформирует или видоизменяет фотоизображение, чтобы вложить в него иной смысл. «Живописец пишет картины красками, я—фотографиями», — говорил он. Хартфильд или буквально изображает то, что кроется за смыслом слова, или, наоборот, возводит в символ его переносное значение. «Старое присловие к новой империи — «Кровь и железо» (1934) — называется плакат, на котором черная фашистская свастика составлена из четырех окровавленных топоров. «Через свет к тьме» — перефразировал Хартфильд известное выражение в монтаже, направленном против сожжения книг в берлинском и многих других университетах Германии 10 мая 1933 года. Хартфильд создает с помощью монтажа новую образность.

«При этом использованные в композиции лица, факты, события сами по себе всегда реальны, а вот монтажное сопоставление их «нереально», но глубоко реалистично по духу», — пишет о монтажах Хартфильда И. Маца.

В 1931 году Хартфильд приезжал в Советский Союз, в Москве открылась выставка его работ. Состоялись встреча и знакомство двух художников-коммунистов. Вновь возник сакраментальный вопрос об «изобретателе» фотомонтажа, на который Хартфильд ответил:

«Изобретателем фотомонтажа является тот социальный сдвиг, который произошел за последние 10—15 лет».

Выражение Хартфильда:

«Важно не средство, важно, кто им пользуется» — было подхвачено художниками и критиками.

Густав Клуцис.

"Из России нэповской будет Россия социалистическая"

(Ленин).

Москва - Ленинград, 1930. 87,5х63,2 см. см.

Закон жанра, общая идейная платформа определили общность многих приемов. Знаменитый монтаж Хартфильда «Советский Союз сегодня» (1931) вызывает в памяти плакаты Клуциса «Коммунизм — это Советская власть плюс электрификация» (1929), «Из России нэповской будет Россия социалистическая» (1930) или «Выполним заветы Ленина» (1932). По одному принципу — портрет рабочего на фоне индустриального пейзажа — построены плакат Хартфильда «Новый человек» (1931) и плакаты Клуциса: «Да здравствует XIII годовщина Октябрьской революции» (1930), «Культурно жить —производительно работать» (1932) и другие. Все же различны стиль и почерк этих двух мастеров. Каждый из них шел путем, продиктованным характером внутреннего видения. Средствами композиционного монтажа Клуциса были сюжетная многоплановость, специфические приемы передачи пространства, ассоциативность сопоставлений, благодаря которым документальный образ возводился в степень широчайшего обобщения. Клуцис не прячет «швов», соединяет монтажные узлы. Искусство Клуциса не оставалось замкнутым в кругу разработанных приемов. Среди его работ есть образцы, в которых конструктивный характер монтажа и особое видение пространства по существу сохраняются, но образ создается синтезом монтажа и живописно-пластического воплощения.

Густав Клуцис. Молодежь - на самолеты!

Москва - Ленинград, 1934. 144х98 см.

Таков плакат «Молодежь, на самолеты!» (1934). Параллельное, на новом этапе, обращение к живописи оказало свое влияние на работу художника во всех сферах его творчества и на плакат в том числе. Необычная для прежних вещей световоздушная среда создает цельность пространства. Родилось нечто новое, роднящее плакат с картиной, «написанной» фотографиями, и существенно отличающееся от обычного представления о картине. Клуцис убрал «швы» и по-хартфильдовски написал картину. Но внутренне — в строе мыслей и чувстве формы — остался самим собой. Хронологически и тематически этот плакат вызывает в памяти полотна А. Дейнеки на спортивные темы: «Бег» (1930), «Лыжники» (1931), «Кросс» (1931), «Игра в мяч» (1932), «Бег» (1934). Существенная разница жанров не снимает общих черт, присущих в известной мере искусству Клуциса и Дейнеки. В творчестве каждого из них ярко и своеобразно проявились особенности изобразительного искусства середины 30-х годов: романтическая приподнятость в трактовке действительности и монументальность образов, преобладание светлых, жизнерадостных красок, динамизм, напряженная выразительность действия. Отмечая характерные особенности творчества молодого А. Дейнеки, Р. Кауфман писал:

«В изображенных им людях — рабочих, спортсменах, детях — зритель легко улавливает хорошо знакомые ему черты нашей эпохи. И все же персонажам его картин иногда недостает чего-то неповторимо-индивидуального, они слишком стандартны».

Густав Клуцис. Антиимпериалистическая выставка.

Плакат-афиша. 1931.

Этого нельзя сказать о героях плакатов Клуциса. В его интерпретации образ современника сохраняет неповторимый в своей индивидуальности характер. Можно смело сказать, что к более поздним полотнам А. Дейнеки, таким, как «Первая пятилетка» (эскиз к картине, 1937) или «Левый марш» (1941), тянутся прямые нити от фотомонтажных плакатов начала 30-х годов. Клуцис считал себя и действительно был убежденным революционером в искусстве. Художественная критика в лице И. Маца, В. Герценберг, П. Аристовой, И. Вайсфельда, А. Михайлова неизменно выделяла в своих оценках плакаты Клуциса как наиболее удачные, но отмечала, что они составляют «совершенно случайное явление», «лишь каплю в море выпущенной продукции» (И. Маца). В 1931 году Клуцис принял участие в дискуссии «Задачи изоискусства в связи с решением ЦК ВКП(б) о плакатной литературе». Материалы дискуссии широко освещались в печати, публиковались в журнале «Литература и искусство», вышли отдельным сборником «За большевистский плакат». Публикация доклада Клуциса «Фотомонтаж как новая проблема агитационного искусства» в этом сборнике сопровождалась замечанием редакции, в котором отмечалось, что секция пространственных искусств Института литературы, искусства и языка, где был прочитан доклад, «не согласна с рядом положений т. Клуциса, которые показывают, что т. Клуцис не смог полностью преодолеть ошибок, связанных с группой «Октябрь», в которой он состоял».

Густав Клуцис.

"Целью союза являются: свержение буржуазии,

господство пролетариата, уничтожение старого,

покоящегося на классовых противоположностях

буржуазного общества, и создание нового общества

без классов и частной собственности". К. Маркс.

Москва - Ленинград, 1932. 151,5х102 см.

Имелось в виду противопоставление фотомонтажа как искусства, созданного на базе индустриальной техники, другим видам изобразительной культуры. Высказывания и увлеченность Клуциса своим предметом давали повод для подобных выводов, но пафос доклада и конкретное содержание об источниках возникновения и специфических приемах монтажа были продиктованы стремлением отстоять новый вид агитискусства и доказать, что он занимает передовые позиции в изобразительной культуре современности.

«Пролетарская индустриальная культура, выдвигающая выразительные средства воздействия на миллионные массы, — писал Клуцис, — использует метод фотомонтажа как самое боевое и действенное средство борьбы. Фотомонтаж создал новый тип советского политического плаката, являющийся в настоящее время ведущим. Фотомонтаж первый внес новые социальные элементы в композицию — массу, нового человека, строящего социалистическое государство, рабочих новых видов производства и земледелия, социалистических городов, пролетариата всего мира, не искаженными эстетическими придатками, а живыми людьми. Он создал новые методы организации плоскостного листа, особенности которого заключаются в окомплексировании (организации) ряда политически актуальных элементов:

1. Политический лозунг.

2. Социально-актуальное фото (в том числе и документальное) как изобразительная форма, цвет как элемент активизации, и графические формы, увязанные единой целевой установкой, чем достигается максимум выразительности, политической остроты и силы воздействия».

Клуцис обосновывал особый вид творчества, равноценный по своим художественным возможностям другим видам изобразительного искусства и особенный специфическими способами воздействия.

Густав Клуцис. Привет вступившему в работу

мировому гиганту Днепрострою.

Москва - Ленинград, 1932.

Густав Клуцис. Вернём угольный долг стране!

Москва - Ленинград, 1930. 104х74,5 см.

Подводя итоги дискуссии, И. Маца справедливо говорил:

«Все выступавшие товарищи единодушно признали необходимость борьбы против недооценки фотомонтажа. Нужно, однако, помнить, что эта борьба не должна переходить в переоценку».

Д. Моор, крупнейший мастер советского плаката, так много сделавший для его развития, справедливо признавал передовую роль нового направления на плакатном фронте:

«Фотомонтаж в годы первой пятилетки стал одним из важнейших участков вновь расцветающего боевого политического плаката», — писал он в совместной с Р. Кауфманом статье «Советский политический плакат 1917-1933».

Густав Клуцис. Борьба за

большевистскую уборку урожая -

борьба за социализм.

Москва - Ленинград, 1931.

Густав Клуцис. Ударники полей,

в бой за социалистическую реконструкцию

сельского хозяйства! (И. Сталин).

Москва - Ленинград, 1932. 144х104,5 см.

К произведениям Клуциса пришла мировая известность. Наряду с наиболее значительными советскими художниками Клуцис представлял искусство революционной России на международных выставках в Европе, Америке, Канаде, Японии. Значительное место заняли его произведения на выставках в Стаделик Музеум (Голландия), «Фильм и фото» (Берлин, Штутгарт) и «Фотомонтаж» (Берлин). Предисловие к каталогу берлинской выставки «Фотомонтаж» написано Клуцисом. В отзыве о выставке Гейнус Людеке писал:

«Открытие Клуциса, создателя эпохи фотомонтажа, делает этот род искусства агитационно-пропагандистским: особенно ярко подчеркивается эта мысль после фильма «Турксиб», сделанного также по принципу фотомонтажа. Присущее работам обоих авторов — Густава Клуциса и Дзиги Вертова — огромное пропагандистское воздействие ставит их искусство на революционную службу пролетариату».

Датский искусствовед Гундель при анализе «коллекции работ», поступивших из Советского Союза (имеются в виду экспонаты выставки «Фотомонтаж»), особо отмечает плакаты Клуциса. Д. Рейтенберг, посетивший по делам службы Англию в 1931 году, извещал Клуциса: «В последнем ежегоднике «Плаката и рекламы» (Лондон, 1931) напечатаны Ваши работы с хорошим отзывом».

Густав Клуцис. Развитие транспорта

одна из важнейших задач

по выполнению пятилетнего плана.

Москва - Ленинград, 1929. 72,5х50,7 см.

На страницах журнала «Искусство» советский искусствовед М. Иоффе в статье о плакате выдвинул Клуциса «в ряды передовых мастеров партийнополитического плаката». Однако сложные процессы в развитии советского искусства во второй половине 30-х годов не могли не повлиять на судьбу плаката. «Как смертного греха плакат боится штампа», — говорил Тарабукин. В условиях нетворческого подхода к его специфике стандарт стал главной опасностью для художника. Общее снижение художественного уровня плакатов отразилось и на творчестве Клуциса. Однозначность тематики, схематизм решений отрицательно сказываются на мастерстве. Плакаты теряют блеск новизны, с лиц героев Клуциса исчезает живое выражение. Художник испытывает острое недовольство собой. Уже в 1934 году сокращается количество созданных им плакатов и почти прекращается в 1935—1936 годах.

Актив учись.

Плакат Агитпропа МК ВКП(б).

Густав Клуцис и Сергей Сенькин.

Москва, 1927. 71х52,5 см.

В рабочих тетрадях Клуциса появляется много записей, за внешней сдержанностью которых ощущается душевная горечь. По отрывочным тезисам можно судить о содержании его выступлений: «Работать почти перестал.  Изогиз не нуждается в моей работе. А плакатное дело я люблю. Работая над плакатом, я теснейшим образом с партией и идейно и организационно. Авангардная роль — Маяковский». Понижение художественного уровня отразилось не только на фотомонтажном плакате. Общую тревогу за его судьбу выразил Моор в статье 1935 года «Внимание плакату» и в целом ряде других выступлений и высказываний:

«Мы забыли о специфике плаката, подменив изобразительность натурализмом»; «И вот был плакат и исчез плакат».

Началась критическая переоценка достижений фотомонтажного плаката. Лишь в конце 1950-х годов творчество Клуциса вновь начинает привлекать внимание исследователей (И. Бирзгалис, А. Эглит, Н. Харджиев, Н. Шантыко).

«Талантливость и горячий интерес к делу помогли Клуцису создать немало политически острых и художественно красноречивых фотомонтажных плакатов. Художник оригинально компоновал материал, умел изобретательно использовать масштабные контрасты отдельных изображений, а главное — удачно подобрать фотографии по типажу героев»,— писала в 1965 году Н. Шантыко.

Густав Клуцис. Без революционной теории

не может быть революционного движения.

Москва - Ленинград, 1927. 71х52,5 см.

Сегодня виднее пройденные рубежи и взятые вершины. Многое, казавшееся малозначительным, нетипичным, оказывается значительным и важным. Из художников, работавших в плакате, Клуцис смелее других изменил его привычный облик. Не сразу из времен «плакатной лихорадки» история выделила сработанные вручную «Окна РОСТА». Не сразу был понят и фотомонтаж. По темпераменту борца, по созвучности образного языка эпохе, по монументальности созданного им образа современника Клуцис стоит рядом с теми, кто открывал новые страницы в истории плаката, проявляя при этом незаурядный талант.

Густав Клуцис. Слава великому русскому

поэту Пушкину! 1936.

Если говорить о ценах на плакаты Г. Клуциса на мировых аукционах, то они достаточно солидные: крупные и известные склееные "простыни" проходят от 20 до 30 тысяч американских долларов. Менее известные: от 7 тысяч до 15 тысяч. За это коллекционеры и дилеры просто обожают Густава Густавовича. Плакат "Слава великому русскому поэту Пушкину!" стоит недорого - не тот пролетарский и колхозный "порыв"...



Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?