Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 325 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Книга Марсова или воинских дел от войск царскаго величества россииских. По взятии преславных фортификацеи, и на разных местах храбрых баталии учиненных. Над воиски Его Королевскаго Величества свеиского. Спб, 1713.

(Виньетка). Напечатася повелением императора, петра перваго. Самодержца всероссийскаго.— Санктпитербурх: [Санктпетербургская тип.], лета господня 1713 генваря в день. 2°. Формат листа: 31х41 см. В продолговатый лист. а) Заглавный лист, посреди которого гравюра на меди; на ней изображена часть Невы, с несколькими салютующими кораблями и ботом с трубачем; на правом ее берегу видны городские дома, Петропавловская крепость и церковь св. Троицы; вверху гравюры надпись: САНКТЪПИТЕРЪБУРХЪ, a внизу, на правой стороне, фамилия гравера: ПИКАРТЪ; б) портрет Петра Великого, с подписью: ПЕТРЪ ПЕРВЫI ІМПЕРАТОРЪ. ПРІСНОПРІБАВІТЕЛЬ i ЦАРЬ i САМОДЕРЖЕЦЪ ВСЕРОСІСКІІ; внизу гравюры фамилия гравера: АЛЕКСЕІ ЗУБОВЪ. 1712. Количество листов иллюстраций и страниц текста юрналов и реляций в сохранившихся экземплярах разное. Объясняется очень долгим ее печатанием. Собрание гравюр и реляций, посвященных операциям русских войск против шведов во время Северной войны (1700—1721). Ближайшее участие в подготовке издания и редактировании книги принимал Петр I. „Книга Марсова" была задумана Петром I в 1711—1712 гг., как памятник славы русского оружия. Дата выхода, отмеченная на титульном листе, - приготовлявшего ведомо, что, начиная с 1712 года, книжка печаталась в Санкт-петербургской типографии до, ориентировочно, 1716 года. Абсолютно одних и тех же экземпляров не было: в ходе печати добавлялись листы с новенькими реляциями, перечнями трофеев, гравюрами, часть листов изымалась. Существуют экземпляры с доп страничками, посвященными наиболее поздним событиям Северной войны. Планы крепостей, схемы схваток, армейские реляции, фиксируют «поденно» действия Северной войны. Здесь кроме того приведены гравюры транспарантов, триумфальных ворот, салютов и их элементов. Гравюры выполнены А. Ростовцевым, А. Зубовым, П. Пикартом, А. Шхонебеком. В 1713 г. издание «Книги Марсовой» завершено не было: кроме основных гравюр и объяснительных текстов, относящихся к событиям 1702—1710 гг., в отдельных экземплярах «Книги Марсовой» имеются дополнительные листы гравюр и реляций, посвященных военным событиям последующих лет. «Книга Марсова» дошла до нас в небольшом количестве экземпляров (ок. 18-ти), отличающихся друг от друга числом гравюр и реляций. Книжный памятник национального масштаба. Величайшая редкость!

А.Ф. Зубов. Вид Санкт-Петербурга.

Виньетка титульного листа "Книги Марсовой". 1712.

Библиографические источники:


1. Книжные сокровища ГБЛ. Выпуск 2. Отечественные издания XVIII века. Каталог. Москва, 1979, № 7

2. Пекарский П. «Наука и литература в России при Петре Великом», Спб., 1862, № 233.

3. Бычков А.Ф. Каталог хранящимся в Императорской Публичной библиотеке изданиям, напечатанных гражданским шрифтом при Петре Великом. Спб, 1867, № 44 (очень подробно описано 3 экз.)

4. Библиотека А.В. Петрова. Собрание книг, изданных в царствование Петра Великого. Изд. 2-е, доп. с 34 снимками. Спб, 1913. Книга отсутствует в собрании!!!

5. Сопиков В.С. Опыт российской библиографии. Редакция, примечания, дополнения и указатель В.Н. Рогожина. Т.1-2, Ч.1-5, СПБ, издание А.С. Суворина, 1904-1906, № 5224

6. Строев П. Дополнения, с. 251.

7. Алексеева М.А. "Гравюра петровского времени". Л., 1990, с.с. 131-134

8. Быкова Т.А., Гуревич М.М. Описание изданий гражданской печати 1708-январь 1725. Москва-Ленинград, 1955, с.с. 515-523

Т.А. Быкова очень хорошо исследовала имеющиеся экземпляры: „Книга Марсова", составлявшаяся на протяжении нескольких лет и не доведенная до конца, представляет собой сборник реляций и „юрналов" о победах русских войск в Северной войне. К каждой реляции приложен гравированный план крепости или сражения, в некоторых случаях кроме плана дана гравюра — вид крепости. Перечислим 18 нумерованных планов к реляциям первоначального издания: № 1 — Шлиссельбург (Нотебург), 1702 г.; № 2— Новые Канцы, переименованные в Шлотбург (Ниеншанц), 1703 г.; № 3—Чудское озеро, 1704 г.; № 4—Юрьев (Дерпт), 1704 г.; № 5 — Нарва, 1704 г.; №6 —Митава, 1705 г.; № 7 — Калиш, 1706 г.; № 8—Доброе, 1708 г.; № 9—деревня Лесная, 1708 г.; № 10 — Полтава, 1709 г.; № И —Эльбинг, 1710 г.; № 12 —Выборг, 1710 г.; № 13 —Рига, 1710 г.; № 14 — Дюнамюнде, 1710 г.;, № 15 —Пернов, 1710 г.; № 16 —Корела (Кексхолм), 1710 г.; № 17 —Аренсбург, 1710 г.; № 18 —Ревель, 1710 г. Позднее в книгу были добавлены сообщения с гравюрами: Сражение в Голштинии в 1713 г.; Тоннинг, 1713 г.; Гельсингфорс, 1713 г.; баталия между Голицыным и Армфельтом 1714 г.; Гангутское сражение 1714 г. На заглавном листе книги виньетка с видом Невы, Петропавловской крепости и церкви Троицы.

А.И. Ростовцев. Вид осады Выборга в 1710 году. 1715.

В некоторых экземплярах виньетка подписана Пикартом. В начале книги портрет Петра I в окружении аллегорических фигур работы Алексея Зубова 1712 г.  Гравюра Зубова в уменьшенном виде перегравирована берлинским гравером Бушем (Georg Paul Busch) и помещена на напечатанном им плане Петербурга. План напечатан, вероятно, по заказу Петра I и во всяком случае до 8 ноября 1727 г. (дня ареста Меншикова), так как на плане отмечен ряд его владений. Присоединенные к реляциям планы крепостей или сражений в разных экземплярах книги различны по оформлению. В более ранних оттисках под гравюрой отпечатана гражданским шрифтом легенда. В более поздних оттисках легенда не печаталась на гравюре, а переносилась на нижнюю часть листа помещенной рядом реляции о сражении. Имеются гравюры сражений: „Новый Канцы", „Виктория бывшая на Чюцком озере", „Дерпт", „Нарва", ,,Замок Митов", „Калишская баталия", „Акция под Добрым", „Баталия с генералом Левенгоуптом" (битва при деревне Лесной), „Полтавская баталия", „Эльбинг", „Выборг", „Кексхольм", „Рига", „Динамент", „Пернов", „Аренсбург", „Битва в Голштинии", „Изъявление о фортеции Стетинской", „Гелзенфорс", „Акция" между Апраксиным и Армфельтом, „Баталия" между Голицыным и Армфельтом, Гангутское сражение. В некоторых экземплярах „Книги Марсовой" даны гравюры — виды крепостей „Слюссельбурга", Дерпта, Нарвы, Выборга, Риги, Ревеля.

Большинство гравюр без подписи. Подписаны: „Выборг"-— А. Ростовцевым; „Рига"—Девитом; „Пернов" — Пикартом; взятие Нотебурга, „Акция" Апраксина с Армфельтом и Гангутская баталия (сражающиеся корабли, дата —1715 г.) — Алексеем Зубовым. Последняя гравюра имеется только в одном экземпляре БАН. Помимо планов сражений и видов городов в „Книге Марсовой" помещены гравюры ряда фейерверков, их деталей, транспарантов, триумфальные врата. М. Н. Мурзанова (стр. 157—162) указывает, что в экземплярах БАН имеются собственноручные правки Петра I, закрепляющие в книге изображения фейерверков.

Фейерверк 1 января 1704 года в Москве. Гравюра Адриана Шхонебека,

помещенная в "Книге Марсовой". Петербург, 1713 г.

Ни в одном из экземпляров ГПБ и БАН гравюры не подобраны полностью; в некоторых экземплярах они совпадают, в других их или нет совсем или имеются только отдельные листы. Первыми по времени являются три транспаранта, относящиеся к фейерверку 1702 г.: 1) Сатурн и „Кораблестроение" держат лавровый венок с надписью „Богу за сие благодарение"; 2) на старом, сломленном стволе растет новая ветка, восходит солнце, надпись—„Обновляется надежда";3) под дерево подкапывается какой-то зверь, надпись — „Исторгнет его егда продолжение сие будет" (Ровинский, стр. 181). Вторым по времени помещен „Фейерверк по взятии Нютебурха в Москве в 1703 Генваря в 1 день". В одном экземпляре БАН эта подпись к фейерверку сделана Петром I, в других экземплярах она выгравирована на первой доске. На одном листе 4 гравюры: 1) Сатурн и Меркурий держат план бомбардировки Нотебурга (Шлиссельбурга), наверху фигура католического монаха с ракетой, под ним два воина держат лавровый венок (Ровинский. Обозрение. . ., стр. 181), в одном экземпляре БАН имеется увеличенная деталь этого транспаранта — план бомбардировки; 2) двуликий Янус держит в правой руке ключ, в левой— Замок, надпись-—„Богу за сие благодарение, о сем прошение"; гравюра, повидимому, символизирует благодарность за завоевание истоков Невы, за уже завоеванный Шлиссельбург (ключ-крепость), и надежду на занятие устья Невы: недаром завоеванный в мае 1703 г. Ниеншанц (Новые Канцы) был переименован в Шлотбург (замок-крепость), запиравший для шведов вход в Неву; 3) уходящий корабль, слева стреляющая крепость, надпись— „Желания его исполняются"; 4) леопард с ветвью во рту, надпись—„Победа любит прилежание". Третьими по времени являются восемь листов гравюр работы Адриана Шхонебека (определение В. К. Макарова в каталоге ОИИ ГПБ), относящихся к фейерверку в Москве 1 января 1704 г. (Ровинский. Обозрение..стр. 181—184). Две гравюры описывают общий вид фейерверка: л. 1 — „Фейерверк по взятии Шанс Дерниэт [или Канцов], сочиненный в Москве в 1704 году Генваря в 1 день"; на гравюре большой двуглавый орел с надписью на нем „Сим чрез единого"; на крыльях у орла и в правой лапе три карты морей, ранее доступных России (Белого, Каспийского и Азовского), Нептун в колеснице подвозит к левой лапе орла карту с Балтийским морем; слева от орла транспарант: „Расточенная собирает", справа: „Праздна будет егда прощение не поможет"; л. 2— „Тот же план фейерверка с протчими огнями...", на гравюре изображен дальнейший ход фейерверка. Перед орлом стоят три большие транспаранта (см. дальше, л. 7) и „ящики с ракетами огненными ползающими", все небо заполнено взвивающимися ракетами. Затем идут четыре гравюры фигур на отдельных листах с описанием деталей фейерверка: л. 3—„Образ Юпитера", л. 4—„Палласова образ", л. 5 — „Марсов образ", л. 6 — „Образ Виктории или Побеждения"; затем л. 7 с тремя гравюрами; внизу листа надпись — „Три велиции фонари с толкованием в существе являют" (повторение в увеличенном виде транспарантов на фейерверке 1 января 1704 г. — взятие Нотебурга, двуглавый орел с четырьмя картами и взятие „Шанцы-Шлютбурга"). Гравюра на л. 8 подписана „Чувству зрения предложены", на ней изображены 14 транспарантов на 12 фонарях, гравированных на одном листе. На всех гравюрах помещены гравированные надписи, объясняющие рисунок или эмблему, изображенную на транспаранте. Четвертыми по времени являются, датированные 1 января 1705 г., три неподписанные гравюры транспарантов работы Адриана Шхонебека (определение В. К. Макарова в каталоге ОНИ ГПБ): 1) Моисей с медным змием, надпись — „Имже уязви, тем и исцели"; 2) рука из облаков мечом прокалывает змею, нападающую на женщину, надпись — „Отмщение немилосердно"; 3) пшеничное поле с лежащим серпом, надпись— „Боже како благословил возращение, тако соверши и пожатие". Первый транспарант, повидимому, символизирует поражение под Нарвой в 1700 г. и взятие ее русскими войсками в 1704 г. Третий транспарант также, по - видимому, относится к взятию Нарвы. В „Слове" от 1 января 1722 г. (см. № 681) Феофилакт Лопатинский описывает очень похожий „символ огненный" на фейерверке после взятия Нарвы— поле и „жатель с серпами" с надписью „Боже дал ее посеяти, дай же и пожати". Недостаточно точное описание транспаранта и воспроизведение надписи по памяти вполне объяснимо протекшими 17 годами.

В одном экземпляре БАН „Книги Марсовой" под этими гравюрами сделана подпись рукой Петра I: „Фейерверк по взятии городов Дерпта, Нарвы и виктории на реке Амовже над неприятельскою эскадрою учиненной в Москве в 1706 генваря 1 День". Эти же гравюры перегравированы на двух досках (отдельно пшеничное поле), по определению В. К. Макарова, Алексеем Зубовым и под ними выгравирована вышеуказанная подпись Петра I (Ровинский. Обозрение.. ., стр. 184). Позднейшие оттиски с гравюр Зубова хранятся в ОИИ ГПБ. Пятым по времени является „Фейерверк по Полтавской баталии, бывшей в Москве в 1710 году в 1 день Генваря". На доске три гравюры: 1) транспарант, на котором Юпитер поражает Фаэтона, надпись — „От возношения низвержение"; 2) транспарант со львом, висящим на цепи над подушкой, надпись — „Да знает правителствовати"; 3) гравюра с последовательными картинами фейерверка: два столба с коронами России и Польши, выбегающий из скалы лев (Швеция) и орел (Россия), поражающий стрелой льва. На гравюре дано объяснение фейерверка; последнее по тексту несколько отличается от „Изъявления" этого фейерверка, которое было отпечатано отдельно.

Г. Девит. Вид осады Риги. 1713.

В „Книге Марсовой" помещены „Триумфальные врата по полученной Полтавской баталии", справа внизу подпись — „А. Ростовц." В ОИИ ГПБ в собрании Олсуфьева (т. 12) имеется гравюра этих же врат большего размера, с надписью „Врата триумфалные, строены трудами школных учителей". Возможно, что к торжественному входу Петра в Москву в декабре 1709 г. относится гравюра с надписью „Живописные штуки емблемы и украшения южной страны третьих победительных врат". Посредине фигура Геркулеса, поражающего многоголового дракона. Наверху на скале всадник на коне свергает в воду дракона. Слева изображение крепости, под ним ключ — стрела указывает, очевидно, путь к морю. Наверху двуглавый орел. Последней по времени гравюрой является „Фейерверк, которой учинен для славного мира скороною шведскою в Москве 28 генваря 1722". В открытых дверях стоит двуликий Янус, в одной руке у него лавровый венок, в другой масличная и пальмовая ветви, около открытых створок двери два воина, один с русским, другой с шведским гербом на щитах; в ходе фейерверка воины закрывали двери. Объяснение напечатано под гравюрой гражданским шрифтом, тогда как в предыдущих гравюрах оно выгравировано курсивом (Ровинский. Обозрение.. ., стр. 197).

Некоторые планы сражений и виды крепостей, ранее (до 1713 г.) награвированные на досках большого формата, перегравировывались по формату „Книги Марсовой". Отдельные гравюры большого формата имеются в ОИИ ГПБ, на некоторые указывает Пекарский в своем описании „Книги Марсовой" (II, стр. 290—306). Доски гравюр, изображающих события до 1704 г., вышли, по определению В. К. Макарова, из мастерской Шхонебека, гравюры фейерверка 1 января 1704 г. гравированы им самим. В дальнейшем гравюры выходят из мастерской Пикарта, который с 1714 г. работал в Петербурге. Доски гравюр ранних событий были перевезены из Москвы в Петербург. „Книга Марсова" была задумана Петром I в 1711—1712 гг., как памятник славы русского оружия. В апреле 1712 г. он приказал „вырезать планы и фигуры к Марсовой книге" (Мурзанова, стр. 157). Книга ошибочно считалась первой книгой Петербургской типографии. Первая известная нам точно датированная книга гражданской печати Петербургской типографии напечатана в июле 1712 г.

„Книга Марсова" создавалась постепенно, материал в нее добавлялся и после января 1713 г. В апреле 1716 г. директор Петербургской типографии Аврамов писал, что „книга еще не совершенна" (Пек., II, стр. 304). В 1716—1717 гг. он разыскивал материалы для нее, но не довел дела до конца. Разыскиваемых им реляций о взятии Нейшлота и Боуска нет ни в одном из виденных нами экземпляров и только в одном из экземпляров БАН имеются планы этих городов и в одном экземпляре БЛ гравюра Боуска. В хранящейся в Рукописном отделе ГПБ рукописи Соймонова („Сокращенное описание о достопамятных случаях царствования Петра I") вклеены гравюры вида Нейшлота и его плана (IV, лл. 82 и 83).

А.Ф. Зубов. План сражения при Калише. 1713.

Позднейший оттиск плана Боуска на отдельном листе, хранится в ОИИ ГПБ. Исследования Пекарского, Мурзановой и наше изучение разных экземпляров „Книги Марсовой" показывают, что она не является изданием в обычном понимании этого слова. Дата выхода „Книги Марсовой", помещенная на заглавном листе, — январь 1713 г. — указывает начало создания книги. Постепенно вносились исправления и дополнения в отдельные реляции, а некоторые заменялись другими, переработанными. Как указано выше, в перечне текстов, гравюр и фейерверков, в книгу включены гравюры военных событий, происшедших после 1713 г.

Неизвестный гравер. Вид осады Нарвы в 1704 году. 1715.

В Рукописном отделе БАН хранятся три ранних корректурных экземпляра „Книги Марсовой", на двух — собственноручные исправления Петра I и его указания на подыскание добавочных материалов для книги и на последовательность расположения реляций. Эти исправления частью вошли в печатном виде в экземпляры ГПБ, относящиеся к более позднему времени. В ГПБ четыре экземпляра „Книги Марсовой". Один поступил в библиотеку до 1854 г., два принадлежали И. П. Каратаеву (один из них без гравюр), один Ф. К. Сокурову. Два Экземпляра БЛ менее полны, чем экземпляры ГПБ и БАН. Экземпляр ИБ без гравюр. Все экземпляры разнятся по составу реляций и частью по тексту реляций. Текст некоторых совпадает с ранним текстом экземпляров БАН, в которых имеются правки Петра I, в других он изменен. Текст реляции о взятии Нотебурга одинаков во всех виденных нами экземплярах книги. В некоторых случаях текст реляции об одном и том же событии различен.

Г. Девит. Вид осады Риги. 1713 (рисунок тушью).

Например, в ранних экземплярах „Книги Марсовой" помещена реляция о взятии города Риги 8 июля 1710 г. Позднее реляция заменена „юрналом" почти поденно регистрирующим события осады. Он явно составлен позднее описываемых событий: „Юрнал о атаке города Риги с цитаделемъ, каким образом оная преславная Рижская фортеция взята, через оружие его царского величества, из владения короля Швецкого, и что под тем городом во время атаки чинилось в 1709 и 1710 годех". Заглавия реляций о сражении в Голштинии и взятии Гельсингфорса формулированы как действия „в прошлом 1713 году", что указывает на более позднее время их составления. „Реляцию о бывшей виктории на Чуцком озере" мы видели только в одном оттиске, на обороте первой гравюры фейерверка 1 января 1704 г. с изображением орла, хранящейся на отдельном листе в Отделе редкой книги ГПБ.

Г. Девит (по рисунку П. Пикарта). Торжественный ввод

шведских судов в Петербург. 1714.

Это служит еще одним доказательством того, что изображения фейерверков органически связаны с „Книгой Марсовой". Разное время составления отдельных экземпляров „Книги Марсовой" подтверждается тем, что виньетки на заглавных листах в отдельных экземплярах отпечатаны с разных досок. Экземпляры „Книги Марсовой" не вышли определенным тиражом, они подбирались по мере требования, обычно Петра I. Кабинет-секретарь Макаров давал распоряжения Аврамову напечатать „в запас" по 2—3 экземпляра листов „для какого-либо незапного требования". В феврале 1717 г. книга посылалась Петру I в Амстердам (Пек., II, стр. 302— 334). Этим объясняется, что при ликвидации Петербургской типографии в 1727 г. в ней оказался в наличии только один экземпляр книги и ряд материалов для нее. Материалы эти были перевезены в Москву. Среди них перечислялись и доски фейерверков (Мурзанова, стр. 159). В „Ведомостях" Московской синодальной типографии эти материалы указываются и в последующие годы, как хранящиеся в типографии (Описание документов Архива Синода, XI, Прилож. II; XX, Прилож. II). Подробного описания и сравнения экземпляров „Книги Марсовой" в нашем „Описании" не дается.

А.Ф. Зубов. Вид Васильевского острова и триумфального ввода шведских судов

в Неву после победы при Гангуте. 1714.

Полный разбор „Книги Марсовой" должен явиться предметом особого исследования, выходящим за рамки задач „Описания". Экземпляры „Книги Марсовой", принадлежащие БАН, — ранние, и тем не менее наличие в одном из них гравюры Гангутского сражения, выполненной Алексеем Зубовым в 1715 г., указывает, что этот экземпляр составлен позже даты, указанной на заглавном листе. Время составления экземпляров ГПБ не известно, они могли быть собраны и после смерти Петра I. Экземпляр, принадлежавший Сокурову, составлен, вероятно, в середине XVIII в. В нем ряд гравюр-видов заменен рисунками от руки, среди них планы Боуска и Нейшлота, а также вид Нейшлота. Как рисунки, так и переплет надо, скорее всего, датировать серединой XVIII в. В „Книге Марсовой" отражены военные события Северной войны, в ходе которой Россия заняла одно из руководящих мест в европейской политике. В „Книге Марсовой" собран ряд подлинных реляций о ходе этой войны, даны точные планы сражений, которые чертились или исправлялись по указаниям Петра I. Совершенно очевидно, что для военных историков „Книга Марсова" представляет ценнейший исторический документ.

А.Ф. Зубов. Вид Васильевского острова и триумфального ввода шведских судов

в Неву после победы при Гангуте. 1714. Фрагмент.

У большого знатока петровской гравюры Марии Андреевны Алексеевой читаем: Многолетней работой всего коллектива Санктпетербургской типографии было издание хроники Северной войны — «Книги Марсовой». Руководитель Санктпетербургской типографии М. П. Аврамов в своих поздних прошениях утверждает, что идея книги принадлежала ему: «...и особливую о всех славных Его величества военных делах с абрисами всех завоеванных городов и баталий и прочих прешпектов сочинил книгу ж». Замысел Аврамова отвечал намерениям Петра I создать историю Северной войны. К концу 1712 г. первый вариант книги был гравирован, не хватало только печатных текстов-юриалов: «Имянным Царского Величества указом зделана здесь книга всех завоеванных городов и бывших баталей с шведами»,— сообщает 20 декабря М. П. Аврамов. Январем 1713 г. датирован титульный лист «Книги Марсовой». Книга в ее первоначальном виде представляла собой альбом гравюр на меди.

А.Ф. Зубов. Фронтиспис "Книги Марсовой" с портретом Петра I. 1712.

На титульном листе виньетка с видом Петербурга, гравированная А. Зубовым, затем следуют фронтиспис и шестнадцать пронумерованных таблиц одного размера. На фронтисписе работы А. Зубова представлен портрет Петра I в аллегорическом окружении. По сочетанию символов земного и небесного — это типичная конклюзия. Петр причастен к небесному: его голова изображена на фоне облаков, образующих в центре язык — треугольник. С неба — от имени божьего, расположенного в самом верху, на голову Петра опущен луч божественного сияния, проходящий через лавровый венок. Два трубящих ангела несут венок, чтобы возложить его на голову царя. Справа летит двуглавый орел — необходимый участник каждой аллегорической композиции этого времени. Распластанный в конклюзиях XVII в. и на гравюрах Гражданской типографии, здесь он изображен в сложном ракурсе, не вполне удавшемся граверу. В глубине показано сражение, а по сторонам от портрета действуют античные боги: слева Нептун и Марс обсуждают ход битвы, справа Геракл занес дубинку над врагом. (А. Зубов использовал здесь фигуры аллегорического фронтисписа А. Шхонебека.) Античные герои непринужденно живут рядом с Петром, так же как присутствуют они в его письмах. Например: «...я думаю,— пишет Петр,— что Нептунус зело на меня гневен, что в мою бытность ни однажды такою короткою зимою не порадовал и хотя я всем сердцем ко оному всегда пребываю, но он ко мне зело не склонен». Сочетание христианского и античного — признак барочной культуры, проявляющийся не только в искусстве,— это черта миросозерцания человека того времени. Портрет Петра, помещенный в центре, повторяет в общих чертах живописный оригинал, исполненный незадолго до этого, во время пребывания царя в Торгау, известным чешским художником Я пом Купецким. Существовало, по-видимому, несколько его вариантов, но сохранился только один Гравюра Зубова свидетельствует о том, что Петр привез портрет с собой в Россию и в Петербурге осенью 1712 г. он был показан граверу. Лицо Петра — у Купецкого, молодое с поднятыми кверху кончиками усов — у Зубова получилось старше и серьезнее. Миниатюра (размер лица 3,5Х 3 см) — первый зубовский портрет Петра, в дальнейшем в ряде портретов гравер создаст свой тип изображения царя. В основе шестнадцати таблиц первого варианта «Книги Марсовой» лежат гравюры, исполненные в Москве в Оружейной палате и на Печатном дворе. Большие гравюры уменьшены, сокращены, приведены к единому формату. Так, А. Зубов сделал копию центральной части «Вида осады Шлюссельбурга» Шхонебека. В большие планы взятых городов мастерской Пикарта при копировании внесены значительные изменения: убраны картуши, уточнена ориентация. Введенные в планы изображения кораблика или всадника придают легким и изящным гравюрам то художественное звучание, которое свойственно прикладной графике, чертежам и картам петровского времени. В 1713 г. в общий ряд таблиц были добавлены «План акции под Добрым» и «План сражения при Калите», введенные по инициативе А. Д. Меншикова, принимавшего участие в обеих баталиях. Основным исполнителем первого варианта «Книги Марсовой» был А. Зубов, стоявший во главе мастерской Санктпетербургской типографии. Лишь в сентябре 1712 г. к нему на помощь из Москвы был переведен Гендрик Девит. Новый этап в жизни Санктпетербургской типографии и ее гравировальной мастерской наступил в начале 1714 г. «...Типография началась в 1711 году и по 1714 год была в доме моем»,— пишет М. А. Аврамов. Затем «типографские всякие инструменты перенесены и стан поставлен при гороцком мосту в мазанке, построенной для маниры как при Санкт Питербурхе обывателям строить домы, где начато печатание книгам и грыдорованной работы листам в продажу». Образцовый мазанковый жилой дом для обывателей, построенный в 1712 г. напротив Петропавловской крепости на незастроенной полосе Городского острова (Петроградской стороны), в 1714 г. по царскому указу был передан типографии. В помещении типографии царь побывал 19 апреля 1714 г. «Его Величество был на скампавейном дворе... в лаборатории и в друкальне (печатне),— сообщает «Юриал» По-видимому, во время этого посещения типографии Петр I просмотрел «Книгу Марсову» и внес в нее свои коррективы. Желая придать изданию большую торжественность, он распорядился украсить «Книгу» изображениями фейерверков и видами взятых городов. В 1708—1710 гг., когда в центре внимания Петра было издание книг по артиллерии и фортификации, все художники-граверы были сосредоточены на Московском печатном дворе; теперь же, в 1714 г., главной для царя стала подготовка издания «Книги Марсовой», и поэтому в апреле был дан указ о переводе из Москвы в Санкт-Петербург Пикарта и его учеников. В конце мая Пикарт подает прошение: «По указу велено его, Пикарта, с Москвы выслать в Санкт-Петербург с принадлежащими его инструменты и з домашнею рухлядью. И у него ж, Пикарта, всяких инструментов и разных немецких и всяких книг и рухляди его весом 85 пуд». Подорожная подписана 31 июля, и в августе Пикарт вместе с семьей и учениками оказывается в Петербурге. Еще раньше, в 1713 — начале 1714 г., в Петербург попадает при невыясненных обстоятельствах московский гравер Алексей Иванович Ростовцев (1690— после 1746). Творчество Ростовцева занимает своеобразное место в петровской гравюре. Работ его известно немного — лишь несколько подписных произведений; еще меньше — биографических сведений о нем. Впервые имя Ростовцева появляется в 1709 г. на листе «Брюсова календаря». В это время он — ученик Василия Куприянова, у которого, по-видимому, получил знания основ гравирования, сведения по картографии и астрономии. Затем Ростовцев оказывается в Петербурге. Его инициалами подписан первый лист атласа «Книга розмерная градусных карт Ост-Зее, или Варяжского моря», изданного в Петербурге в мае 1714 г. Атлас Варяжского, то есть Балтийского, моря в его первом издании — это тоже цельногравированный альбом, вышедший из мастерской А. Зубова. На титульном листе помещена та же большая виньетка с видом Петербурга, что и в «Книге Марсовой». Затем следуют двенадцать карт с жанровыми картушами: здесь и геодезическая съемка, и обмер глубин, и ловля рыбы. Это вольные повторения картушей на картах оригинала атласа, изданного в Голландии. Итак, с осени 1714 г. в Санктпетербургской типографии работают наиболее крупные граверы — Алексей Зубов, Гендрик Девит, Алексей Ростовцев, Питер Пикарт. В 1715—-1717 гг. для «Книги Марсовой» гравировано шесть видов взятых городов: «Выборг» А. Ростовцева, «Рига» Г. Девита, «Пернов» П. Пикарта, «Ревель», «Нарва» и «Нейшлот» работы неизвестных граверов Санктпетербургской типографии. Все виды примерно одного размера. Название каждого города помещено вверху на ленте. Это первая в русском искусстве серия видовых гравюр-проспектов. О том, как шла работа над проспектами, можно судить на примере истории создания «Риги». Дело в том, что из всей серии лишь об этой гравюре сохранился документ, а также известны подготовительный рисунок к ней и западноевропейский аналог изображения. В письме кабинет-секретаря А. В. Макарова коменданту Риги говорится: «Царское величество указал послать от сель доносителя сего писма грыдоровального мастера Гендрика Девита для рисования рижского прешпекту. И когда оной Девит у вас явитца, тогда извольте приказать рижским инженерам, чтоб они с ним в том деле обще трудились и зделали б на том абрисе с которой стороны была атака и бомбардирование и где были батареи и кесели (углубления в земле для установки мортир) и все, что к тому принадлежит...» н. Итак, художник был послан на место события для его точного изображения. Были ли подобные командировки правилом? Во всяком случае, Девит должен был проехать и в Ревель, ревельскому коменданту было послано аналогичное письмо. Получив сведения на месте от рижских военных инженеров, Девит, надо полагать, с большой точностью показал расстановку русских батарей, обстреливающих Ригу с двух сторон — с моря и с суши. Эта информация была важна для его современников и интересна историкам. В изображении города Девит не был самостоятелен, он повторил гравюру И. Литтена 1701 г.,! Так же как у Литтена, на одном листе даны два изображения Риги: на верхнем город расположен на горизонте, а впереди, за полоской воды, показаны стреляющие батареи (эту композицию повторяют и другие проспекты), на нижнем дана широкая панорама местности, город помещен в ее центре. Рисунок Девита сохранился в альбоме Эрмитажа. В исполненную с него гравюру художник внес лишь небольшие изменения. На рисунке траектории полета снарядов, показывающие число пушек на обстреливающих батареях, заканчиваются ядрами, нависшими над мирным, неразрушенным городом. В гравюре город горит, над ним поднимаются клубы дыма — следствие обстрела, перспектива на нижнем изображении теряется в тумане пожара. Гравюра с ее более контрастным сочетанием черного и белого более «воинственна», чем мирный, спокойный рисунок. Однако «Рига» Девита кажется сухим инженерным чертежом рядом с гравюрой А. Ростовцева «Выборг». Мы не знаем, ездил ли Ростовцев в Выборг, или архитектуру города он передал по каким-нибудь старинным его изображениям, и это не важно. Не имеет значения и то, что Ростовцев повторил обычную в этом случае композицию: за полосой воды — крепость, на первом плане — стреляющие батареи, так же изображена осада Риги, Нарвы. Но ни в одном из видов авторам не удалось создать столь выразительный образ штурма, гибели города в огне. Языки пламени охватили Выборг, и огромные суровые дымы неподвижно стоят над ним. Эти объемные, впечатляющие своей могучей силой дымы, так же как дымы от выстрелов, определяют напряженность образа. Им вторят суровые складки земли на первом плане, резкие линии неба. Соотнесенность земли и неба, значительность, космичность происходящего делают «Выборг» Ростовцева одной из лучших гравюр петровского времени. Не случайно «Выборг» повторили народные мастера в середине XVIII в. 3, содержание гравюры в то время уже не представляло непосредственного интереса, но художников привлек выразительный образ осады. В 1715 г. «Книга Марсова» считалась законченной. Кроме видов осажденных городов, в нее были включены изображения фейерверков, Ростовцев исполнил копию гравюры 1710 г. «Врата школьных учителей». В книгу входило теперь более тридцати офортов, их число увеличивалось с новыми победами.

В сытинской «Военной энциклопедии» находим:

«Книга Марсова» ("Книга Марсова или воинскихъ дѣлъ отъ войскъ Царскаго Величества Россійскихъ во взятіи преславныхъ фортификацій, и на разныхъ мѣстахъ храбрыхъ баталій учиненныхъ надъ войсками Его Королевскаго Величества свѣйскаго"), — собраніе реляцій и описаніе боевых столкновеній, относящихся къ событіямъ Великой Сѣверной войны; составлена въ царствованіе Петра Великаго и представляетъ одно изъ старѣйших произведеній зарождавшейся въ то время русской военной литературы. Регулярная армія, едва сформированная въ 1699 г., потерпѣвъ въ 1700 г. неудачу подъ Нарвой, въ теченіе долгих лѣтъ трудной борьбы со Швеціей, шагъ за шагомъ, большими трудами и энергіей своего геніальнаго Преобразователя, идетъ къ побѣдѣ, завоевывая себѣ заслуженную славу, наименованіе "Великаго" своему вождю и выдвигая обновленную Россію въ ряды великих державъ міра. Естественно, что эти успѣхи русскаго оружія должны были вызвать желаніе у современниковъ сохранить ихъ для потомства, — и вотъ при Петрѣ, его велѣніемъ, печатается "Книга Марсова". Первымъ изданіемъ ея принято считать серію выпусковъ, печатаніе которыхъ началось въ 1712 г. По - видимому, книга много разъ дополнялась, исправлялась и передѣлывалась, и каждая изъ этихъ передѣлокъ появлялась отдѣльными оттисками. Ограниченное количество экземпляровъ 1-го изданія, сохранившихся до нашихъ дней, — всѣ не сходны между собою. П. Пекарскій, авторъ премированнаго академіей наукъ труда "Наука и литература въ Россіи при Петрѣ Великом", видѣлъ только 4 книги 1-го изданія и всѣ разнящіяся одна отъ другой. Въ Петербургѣ большинство фундаментальныъ библіотекъ 1-го изданія "К. М." не имѣютъ, а въ другихъ, хотя она и значится по каталогамъ, но фактически отсутствуетъ. Экземпляръ книги академіи наукъ исчезъ. Корректурный экземпляръ "К. М." хранится въ библиотекѣ Московской духовной типографіи. Въ этомъ экземплярѣ не только буквы, но во многих мѣстахъ слова и выраженія исправлены рукою Петра; напр., на 17 стр., въ надписи: "Осада города Юрьева, бывшая въ лѣто отъ Христа 1704 г.", зачеркнуто слово "осада" и написано "белагръ"; вмѣсто Юрьева поставлено Дерптъ и т. д. На гравиров. рисункахъ, приложенныхъ къ книгѣ, также попадаются замѣчанія и поправки Царя. На заглав. листѣ (только 1-го изд.) имѣется гравюра на мѣди безъ надписи и означенія имени гравера. Гравюра представляетъ часть Невы ок. нынѣш. Мрамор. дворца съ Петропавл. соборомъ и церковью св. Троицы на противополож. берегу. На 2-мъ листѣ изображенъ портретъ Петра I, окруженный аллегорич. рисункомъ и арматурой съ надписью: "Петръ первый, Императоръ присноприбавитель (присноприбавитель, вмѣсто августѣйшій, augustus, отъ augeo — умножаю, прибавляю), царь и самодержавецъ всероссійскій". Внизу портрета стоить имя гравера: "Алексѣй Зубовъ, 1712 г.". О 1-мъ изд. "К. М." слѣдуетъ отмѣтить слѣд.: текстъ первонач-но составлялся изъ соврем. реляцій, появлявшихся вскорѣ послѣ описанныхъ въ нихъ событій; позднѣе (въ слѣд. отпечаткахъ книги) къ этимъ реляціямъ б. сдѣланы добавленія изъ донесеній рус. генераловъ. Приложенные къ книгѣ планы по больш. части скопированы съ изображеній и плановъ, к-рые, въ увеличен. размѣрѣ, дѣлались въ разное время и нынѣ почти всѣ сохранились въ Имп. Эрмитажѣ въ галлереѣ Петра В. "К. М." начали приготовлять къ печати въ 1712—13 гг., что слѣдуетъ изъ датъ подъ портретомъ Петра — 1712 г. и на заглавном листѣ — 1713 г. Однимъ изъ первыхъ корректурных экземпляровъ "К. М." является упомянутый экземпляръ, хранящійся въ библиотекѣ Московской духовной типографіи. Въ первыхъ напечатанныхъ книгахъ (экз-ръ, бывшій въ академіи наукъ) въ 1713 г. текстъ заканчивается реляціею о взятіи Ревеля въ 1710 г. Изъ замѣтокъ рукою Петра видно, что онъ хотѣлъ къ нѣкоторымъ планамъ, помѣщеннымъ въ экз-рѣ ак-міи наукъ безъ описанія, составить таковыя изъ донесеній Шереметева, Ностица и др. Въ болѣе поздн. оттискахъ того же изд., напечатанныхъ послѣ 1713 г., составленныя дополнит. описанія уже помѣщены. Въ этихъ добавленныхъ позднѣе описаніяхъ упоминается о 1713 г., какъ прошедшемъ, и говорится о событіяхъ, имѣвшихъ мѣсто въ 1714 г. Однако, и этими добавленіями не удовольствовались, — экз-ръ Публ. библ-ки представляетъ новую, полнѣйшую редакцію. Такъ наз. 2-е изд. "К. М." (Спб., 1766 г.) болѣе всего сходно съ этимъ послѣд. экз-ромъ. Вторымъ "тисненіемъ" "К. М." напечатана въ Петербугѣ при "мор. шляхет. кад. к-сѣ" въ 1766 г. Это изд. имѣетъ 193 стр. и 23 гравир. плана. "К. М." 2-го изд. представляетъ собою напечатанные "юрналы или поденныя росписи" и реляціи отдѣл. боев. столк-ній съ 1702 по 1714 г. и содержитъ слѣд. главы: описаніе осады Нотебурга въ 1702 г. ("Юрналъ или поденная роспись, что въ мимошедшую осаду подъ крѣпостью Нотебургомъ чинилось. Сентября съ 26-го числа въ 1702 г."); описаніе взятія кр-сти Новыхъ Канецъ въ 1703 г.; осада Юрьева въ 1704 г.; описаніе дѣйствій подъ Нарвой въ 1704 г.; реляція "Нитавскія осады" въ 1705 г.; реляція "баталіи при Калишѣ" въ 1706 г.; реляція о "бывшей акціи подъ Добрымъ" въ 1708 г.; "Объявленіе баталіи" при Лѣсной въ 1708 г.; "Обстоятельная реляція" сраженія подъ Полтавой въ 1709 г.; реляція дѣйствій при городѣ "Елбингѣ" въ 1710 г.; реляціи о взятіи кр-сти Выборга въ 1710 г.; о взятіи города "Гексгольма" въ 1710 г.; "Юрналъ о атакѣ города Риги съ цитаделемъ" въ 1709 г.; описаніе взятія "Динаменде Шанца" въ 1710 г.; реляція о взятіи "непріятельской фортеціи Аренсбурга" въ 1710 г.; реляція о "взятіи славнаго города Ревеля" въ 1710 г.; реляція о "дѣйствіи войскъ царскаго величества, надъ непр-лемъ въ Голштиніи" въ 1713 г.; юрналъ о "маршѣ войскъ союзныхъ отъ Фридрихсштата за швед. войскомъ подъ командою генерала графа Штейнбока, и что чинилось со онымъ подъ Тонингомъ" въ 1713 г.; реляція о дѣйствіяхъ въ "Финландіи" въ 1713 г.; описаніе взятія "Стетина" въ 1713 г.; реляція о сраженіи у деревни Лапола въ 1714 г.; реляція о "случившейся морской баталіи между россійскою авангардіею и шведскою ескадрою" въ 1714 г. Всѣ перечисленныя 23 главы "К. М.", иногда оч. короткія, сопровождаются прекрасно гравированными, нагляд. планами. Отсутствіе описанія несчастной для насъ осады кр. Нарвы въ 1700 г. и нѣк-рыя фактич. неправил-ти, допущенныя Царемъ въ описаніи друг. боев. эпизодовъ, не исключаютъ огром. в.-истор. значенія "К. М.", какъ перваго печат. памятника дѣйствій нашей регуляр. арміи. 2-е изд. "К. М." м. найти въ фундамент. библ-кахъ и у отдѣл. лицъ, но и оно въ наст. время представляетъ немалую библіограф. рѣдкость. ("К. М.", 2-е изд., 1766 г.; Л. Пекарскій, Наука и литература въ Россіи при Петрѣ В., томъ II, Спб., 1862).

Издания Петровской эпохи представляют собой совершенно особую и оригинальную группу антикварной книги, принципиально отличную по своему содержанию и художественно-полиграфическому оформлению от книг как предшествующего, так и последующего времени. Преобразовательная деятельность Петра I во всех сферах жизни русского общества привела к быстрому социально-экономическому и политическому развитию страны в начале XVIII века, бурному росту национальной культуры, науки, просвещения, носящих ярко выраженный светский характер, способствовала широкому развитию издательского дела, поставленного на службу интересам государственного преобразования и развития новой культуры. Известно, что Петр I лично руководил книгопечатанием и издательским делом, сам определял тематику изданий, отбирал книги для перевода, занимался редакторской работой, следил за качеством печати, много внимания уделял вопросам оформления изданий, в том числе качеству бумаги и переплета. С его именем связано создание типографии для печатания светских книг на русском языке в Амстердаме (1698-1702), основание Петербургской типографии (1712), за короткое время ставшей ведущей в стране по изданию гражданских книг, появление новых видов изданий и др., а главное - реформа русской азбуки и на ее основе - печати (1707-1710). Легкость усвоения, удобство в наборе новой гражданской азбуки, заменившей старую кирилловскую с ее сложной графикой и еще более сложным (с учетом надстрочных знаков) типографским набором, демократизировали чтение, способствовали распространению грамотности, развитию просвещения. Многие книги Петровского времени были переводными, поэтому и гравюры-иллюстрации часто представляли собой копии с иностранных изданий. Русские мастера, однако, обычно вносили в них что-то свое. Лучшими граверами того времени считались братья Алексей и Иван Зубовы, работавшие в технике офорта и создавшие большое количество книжных иллюстраций и гравированных листов как самостоятельных изданий. Им принадлежит и первенство введения в России техники меццо-тинто (от итал. mezzo - средний и tinto - окрашенный) или "черной манеры" - разновидности ручного способа изготовления печатной формы в углубленной гравюре на металле, отличающейся глубиной и бархатистостью светотени, позволяющей передавать полутона изображения. Братьями Зубовыми создано более ста чертежей и гравированных изображений к книге выдающегося итальянского зодчего Джакомо Бароцци да Виньола "Правило о пяти чинах в архитектуре" (1709), одному из первых русских изданий по архитектуре и строительству. Резцу Алексея Зубова принадлежат гравюра-аллегория к книге "Устав Морской" (1720), созданная по рисунку Карла Растрелли; иллюстрации к "Географии генеральной" Б.Варения (1718); виньетка с видом на Неву, помещаемая в начале каждого номера "Ведомостей", выпускавшихся в Петербурге; гравюры из "Книги Марсовой" (СПб., 1713) и т.д. Некоторые книги Петровской эпохи известны нам в единичных экземплярах: так, "Книга Марсова" (1713) - в 18 экземплярах, издание Полидора Виргилия Урбинского "Осьмь книг об изобретателях вещей..." (1720) - в шести, "Юности честное зерцало" - в двух, причем один из них сильно испорчен. Некоторые книги начала XVIII века известны лишь по описанию. Видимо, вообще не сохранилось типографски законченного издания "Символы и Емблемата", перепечатанного Петербургской типографией в 1719 году с первого амстердамского издания 1705 года и др. Часть книг (в первую очередь хронографы, лубочные книги, гравюры, листовки и даже государственные акты, подписанные рукой Петра I) была уничтожена уже после его смерти как подрывающая престиж духовной и светской власти. Подобная судьба, например, постигла знаменитую "Правду воли монаршей", написанную Феофаном Прокоповичем с единственной целью обосновать известный указ Петра I о престолонаследии, дававший право монарху самому назначать себе преемника в обход законных наследников. Книга эта после вступления на престол Петра II в соответствии с указом Верховного Тайного совета была изъята у населения и из присутственных мест в количестве 14931 экземпляра (1733). По указанию того же совета (1727) были изъяты петровские указы и манифеста, связанные с престолонаследием царевича Алексея Петровича и царицы Евдокии Лопухиной. В 1731 году было приказано изъять у населения все экземпляры книги С.Пуффендорфа "Введение в гисторию европейскую", поскольку в ней оскорбительно говорилось об отце императрицы Анны Иоанновны - Иоанне Алексеевиче и т.д. Последняя книга, правда, была возвращена владельцам после сделанных в ней исправлений, а после воцарения Елизаветы Петровны вновь разрешена к свободному обращению. Сохранению петровской книги гражданской печати не способствовали и библиофилы, которые до середины XIX века не видели в ней предмета коллекционирования. Одним из первых в России начал коллекционировать издания эпохи Петра I Ф.Е.Сокуров, собрание которого насчитывало 91 книгу и 6 гравюр. В последующие десятилетия наблюдается стремительный рост интереса к книгам начала XVIII века как удивительно ярким и своеобразным памятникам своей эпохи, изданиям, принципиально новым по содержанию и по форме. Этот факт и следует учитывать букинисту в первую очередь при изучении петровской книги как товара. В июле 1713 года в этой же типографии была издана ещё одна книга с таким же названием (не будем путать ее с нашей гораздо более знаменитой "Марсовой книгой"):

[Маллэ, Аллан Манессон]. Книга Марсова или воинских дел. Напечатася повелением императора петра перваго. самодержца всероссиискаго. В санктпитербурхской типографии. Лета 1713. Месяца Иуля в день. Заглавный лист, 6 нн., 248 стр. Гравированная виньетка и 152 чертежей. Дер. гравир. Инициалы. Перевод со второго издания книги Аллана Манессона Маллэ: Mallet Allaiii Manesson. Les travaux de Mars ou I'Art de la guerre divise en 3 parties. Paris, 1684—1685. Переводчик — Иван Зотов. Переведен первый том, книги первая и вторая.

Заглавный лист "Книги Марсовой" Аллана Манессона Маллэ.

Петербург, 1713.

Гравюра для "Книги Марсовой" Аллана Манессона Маллэ.

Петербург, 1713.

Гравюра для "Книги Марсовой" Аллана Манессона Маллэ.

Петербург, 1713.


В 1766 году было 2-е издание отечественного шедевра:

Книга Марсова или воинских дел от войск царского величества российских о взятии преславных фортификаций и на разных местах храбрых баталий учиненных над войски его королевского величества с перваго Санктперербургского 1713 года издания вторым тиснением напечатанная в Санктпетербурге при морском шляхтеном кадетском корпусе 1766 года.

2-е издание "Книги Марсовой". Спб, 1766.

Содержание (текст, схемы):

- Юрнал или поденная роспись, что в мимошедшую осаду под крепостью Нотебургом чинилась (1702)

- Юрнал о взятии крепости Новых Канец (1703)

- Белагр или осада города Юрьева (Дерпта) (1704)

- Юрнал или поденная роспись, что крепостью Нарва чинилось (1704)

- Реляция Нитавская осада (1703)

- Реляция о бывшей баталии при Калише (1706)

- Реляция о бывшей акции под Добрым (1708)

- Объявление баталии. Лесная (1708)

- Обстоятельная реляция о Полтавской баталии (1709)

- Реляция каким образом город Елбинг взят (1710)

- Обстоятельная реляция о взятии Выборга (1710)

- О взятии города Кегсгольм или Корелы (1710)

- Юрнал о атаке города Риги (1709-1710)

- Юрнал о взятии Дюнамюнде шанца (1711)

- Реляция о взятии города Пернова (1710)

- Реляция о взятии неприятельской фортеции Аренсбурга (1710)

- Реляция о взятии славного города Ревеля (1710)

- Реляция о действии войск царского величества над неприятелем в Голштинии (1713)

- Юрнал или поденная роспись о том, что чинилось под Тонингом (1713)

- Реляция о бывшей баталии в Финляндии (1713)

- Реляция о взятии Гельсинфорста (1713)

- Юрнал о взятии города Стетина (1713)

- Реляция о баталии в Финляндии близ Васы у деревни Лапола (1714)

- Реляция о случившейся морской баталии, между российским авангардом и шведской эскадрой



Книжные сокровища России

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?