Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 342 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Гампельн, Карл. Екатерингофское гулянье. Спб, около 1824-1825.

12 оттисков по его собственным рисункам, сделанным в 1822-1823 гг. Размеры каждого оттиска: 9,5х84,1 см. Офорт, акватинта, подкраска акварелью и гуашью. Склеенные оттиски образуют длинную бумажную ленту с гравированным изображением. На поле, справа, подпись по французски:

"Dessiné d'après Nature et Gravé à St.-Petersbourg par Charles de Hampeln Sourd muet de L'Academie de beaux Arts et de L'Institut des Sourds muets a Vienne".

Длина ленты около 10 метров, высота — 95 мм. Гампельн выполнил изображение с натуры и гравировал в 1824 году в мастерской Академии художеств в живописной технике акватинты. Екатерингофское гулянье проводилось ежегодно 1 мая на дороге из Петербурга (от Калинкина моста) до Нарвской заставы и дальше в пригородный дворец Екатерингоф, таким образом отмечалось начало летнего сезона. Это было как народное гулянье с развлечениями и танцами, так и дворянское кружение в каретах и открытых экипажах. Изображение гулянья занимает 12 полос и представлено чрезвычайно живо и весело. Художник изобразил музыкантов разных сортов, балаганы, собачьи танцы, раек, разные пляски – русскую, казачок и немецкую. А в заключение изображены ряд придворных карет и в их числе две кареты с императрицами и сам император Александр I верхом, окруженный свитою. В мае 1825 года гравированная лента, намотанная на изящную декоративную катушку, была преподнесена императрице Елизавете Алексеевне, которая, в целом одобрив ее, сочла "не совсем пристойными" некоторые бытовые подробности, такие как "изломанные возницы, бешеные лошади, разные люди, лежащие в растяжку ...".

Исчезнувший в XX веке деревянный Екатерингофский дворец появился в 1711 году на южном берегу устья реки Невы как загородная резиденция Екатерины I — жены Петра I. Эти земли Пётр подарил ей уже через несколько лет после отвоевания у шведов. Неподалёку на соседних островах находились и царский Подзорный дворец, и отведенные их дочерям усадьбы Анненгоф и Елизаветгоф (не сохранились). От разобранного на дрова в 1926 году дворца императрицы получила название речка Екатерингофка, являющаяся западной границей всего парка и его старой, западной части.

В XIX веке Екатерингофский парк стал общедоступным местом гуляний и превратился в излюбленное место отдыха петербуржцев. В 1830-е гг. К.А. Тон осуществил здесь свой первый заметный проект — строительство Екатерининской церкви (не сохранилась). Проспект Римского-Корсакова, ведущий со стороны центра города в сторону парка, в то время назывался Екатерингофским. Екатерингоф часто упоминается в произведениях русской классической литературы, включая романы «Обломов» и «Идиот».

Одно из событий Северной войны, ставших победоносным для русских войск, произошло рядом в устье Невы и стало этапом в закреплении России на территории будущего Санкт-Петербурга: русские солдаты во главе с Петром I и А. Д. Меншиковым взяли в плен два шведских корабля «Гедан» и «Астрильд» 6 мая 1703 г. через несколько дней после взятия основной шведской твердыни на территории будущей российской столицы — крепости Ниеншанц в восточной части невской дельты. Это дало основание в последующие годы устраивать в Екатерингофе по указу Петра I майские праздники.

Итак, жесткий бой в устье Невы — условное морское сражение, состоявшееся 7 (18) мая 1703 года в устье реки Невы между тремя десятками лодок с солдатами Преображенского и Семёновского лейб-гвардейских полков под командованием Петра Первого и А.Д. Меншикова и двумя небольшими кораблями «Гедан» и «Астрильд» шведского флота, пришедшими в составе эскадры на помощь крепости Ниеншанц. В ходе непродолжительного боя оба шведских корабля были взяты на абордаж. Условно бой можно назвать первым морским сражением русского флота. Дата 7 мая считается датой рождения Балтийского флота.


1 мая 1703 года Пётр I жестокой бомбардировкой заставил сдаться шведскую крепость Ниеншанц в устье Невы, на месте нынешнего Санкт-Петербурга. А уже вечером 2 мая невдалеке от устья Невы появляется эскадра из девяти шведских судов под командованием адмирала Нумерса, направленная на помощь осажденной крепости. Эскадру замечает засада под командованием сержанта Михаила Щепотьева, оставленная Петром на острове Витсасаари (Гутуевский остров), о чем немедленно и доносит царю. Шведы, не зная, сдалась крепость или нет, подали условный сигнал — два пушечных выстрела. Борис Петрович Шереметев распорядился ответить двумя выстрелами крепостной артиллерии, что и повторял потом ежедневно утром и вечером. Пароль угадали верно, шведы его приняли и, задержанные встречным ветром, встали на якоря, спустив шлюпку, которая должна была привезти на борт лоцмана. Засада с Гутуевского острова атаковала высадившихся со шлюпки, но преждевременно — удалось захватить лишь одного матроса. Сама шлюпка поспешно вернулась к эскадре. Шведов не смутило присутствие на Гутуевском острове небольшого отряда русских бойцов. Ниеншанц исправно утром и вечером подавал опробованные условные пушечные сигналы, что убеждало шведских моряков в полном благополучии дела. 6 мая от эскадры отделились высланные на разведку десятипушечный бот «Гедан» («Щука») и восьмипушечная шнява «Астрильд» («Звезда»). Однако они не успели до наступления темноты войти в Неву и встали на якорь в ожидании рассвета. Об этом тотчас дают знать Петру в Ниеншанц. Петр с Меншиковым (ибо «понеже иных, на море знающих, никого не было») с тридцатью лодками спустились ночью навстречу неприятелю. Часть лодок под командованием поручика Меншикова остались у истоков реки Фонтанки скрывшись за островом Ламмасари (Овечий), вторая половина во главе с бомбардир-капитаном Петром Михайловым (Петр I) спустилась к деревне Калинкиной (Кальюлы) к морю. На рассвете эта группа тихою греблею вдоль Васильевского острова на фоне леса обошла шведов и зашла на них со стороны моря. Под утро потемнел горизонт и пошел проливной дождь, что сыграло на руку атакующим. Группа Меншикова вышла с верховьев Фонтанки и атаковала шведов. Шведы, еще ночью заметив обходящие их лодки, сыграли тревогу и подняли паруса, намереваясь присоединиться к эскадре. Однако сильный встречный ветер и узости протоки им в этом препятствовали. Шведская эскадра также подняла паруса, пытаясь прийти на помощь попавшим в ловушку товарищам, однако войти в Неву не решилась. Шведские корабли открыли сильный заградительный артиллерийский огонь.

Несмотря на это, а также полное отсутствие своей артиллерии, русские лодки бросились в атаку на шведские суда. Миновав зону обстрела корабельных пушек, лодки достигли бортов кораблей и начался жестокий абордажный бой. При помощи только мушкетной стрельбы и гранат русские солдаты взяли оба шведских судна на абордаж. Свершилось небывалое — с лодок, не имевших артиллерийского вооружения, были захвачены в абордажном бою два военных корабля, оснащенных восемнадцатью пушками. Царь, «не щадя своей монаршей милости», одним из первых влетел на палубу «Астрели» с топором и гранатою в руках. Жесткий характер битвы подтверждает сам Петр в письме Федору Матвеевичу Апраксину:

«Понеже неприятели пардон зело поздно закричали, того для солдат унять трудно было, которые, ворвався, едва не всех покололи, только осталось 13 живых. Смею и то писать, что истинно с 8 лодок только в самом деле было. И сею, никогда бываемою викториею вашу милость поздравляю».


Питер Пикарт. Шнява «Астрильд».


Питер Пикарт. Бот «Гедан».

Взяв вражеские корабли в качестве трофея, русские воины привели их в полдень следующего дня (8 мая) к стенам крепости, получившей название Шлотбург. Обескураженный потерей двух кораблей, адмирал Нумерс увел эскадру в море, но продолжал оставаться все лето у устья Невы. Сами же плененные в бою корабли были тяжело повреждены. Несмотря на то, что оба они стали ядром зарождающегося флота, активно в русском флоте им служить не пришлось.

30 мая царь отпраздновал первую морскую победу троекратным залпом из пушек и ружей. Петр I и Меншиков были награждены военным советом орденами Святого Андрея Первозванного (номера 6 и 7 соответственно). Награждение проходило 10 мая в походной церкви. Вручал ордена первый кавалер этого ордена генерал-адмирал Головин после торжественного молебна в крепости Шлотбург. На эту награду Петр в письме графу Апраксину отреагировал так:

«Хотя и недостойны, однако ж от господина фельдмаршала и адмирала мы с господином поручиком учинены кавалерами Св. Андрея».

Все офицеры, участвовавшие в бою, были награждены золотыми медалями с цепями, а солдаты — серебряными медалями без цепей. На одной стороне медали находился барельефный портрет Петра I, а на другой — фрагмент боя и надпись:

«Небываемое бывает. 1703».

По правительственному заказу были изготовлены гравюры с изображением взятых судов и видом боя.

Короткая справка: Гампельн, Карл Карлович (нем. Karl Hampeln) — известный глухонемой художник, живописец-портретист, гравёр и литограф, член Венской Академии художеств. Карл Гампельн - старший в 1779 году приехал в Санкт-Петербург из Польши. Его небольшой торговый дом поставлял для Екатерины II мебель для Мраморного дворца и в личные апартаменты в Зубовском флигеле Большого Царскосельского дворца. В самом начале 1790-х годов семейство Гампельна перебралось в Москву, где отец будущего художника открыл магазин "Под знаком Белого орла", а при нём мебельную мастерскую. В 1794 году в Москве и родился Карл - младший. Уже ранней молодости он был вынужден переехать в Вену, чтобы стать воспитанником училища для глухонемых. Благодаря доброму отношению директора училища Мая, Карл Гампельн поступил в число воспитанников Венской Академии художеств. Во время Венского конгресса 1815 года он был представлен императору Александру I, который из милосердия оплатил дальнейшее обучение Гампельна. Весной 1817 года Гампельн вернулся в Россию, 14 июня он приехал в Москву, а 21 июня вся его семья была уже в Петербурге. Гампельн передал императрице Марии Фёдоровне рекомендательное письмо из Вены. Государыня попросила А. Н. Оленина найти художнику какую-нибудь работу и устроить его судьбу. Алексей Николаевич Оленин (28 ноября (9 декабря) 1763-17 (29) апреля 1843) – государственный деятель, историк, археолог и художник, в 1814—1827 годах был Государственным секретарем, впоследствии членом Государственного совета и действительным тайным советником. С 1804 года Оленин был членом Академии художеств, а с 1817 года – ее президентом. Алексей Николаевич сыграл важную роль в судьбе Гампельна. Из письма Оленина столичному полицмейстеру Горголи можно узнать, что братья Карл и Егор Гампельны, приехав в Петербург, не только жили в доме Оленина, но и находились на его попечении. 13 октября 1817 года Оленин писал в Москву дяде художника Е.Ф. Риттеру о том, что Гампельны живут в его доме и «ведут себя по сие время добропорядочно». Через месяц после разговора с императрицей Карл был принят в санкт-петербургское Училище глухонемых, находившееся под особым покровительством императрицы Марии Федоровны. В Училище Гампельн работал учителем рисования и гравирования до 1821 года.  Будучи глухонемым, художник подписывал свои картины полной фамилией или сложной монограммой, но всегда с добавлением по-французски «sourd-muet», что переводится как глухонемой. Иногда картины подписывались просто этим словом – без имени и фамилии. В 1825 году в письме Н.М. Лонгинову Оленин напишет, что Гампельн нашёл в его доме «тихое пристанище». Действительно, художник встречался с крупнейшими представителями литературы, изобразительного искусства, театра, ему были открыты собрания произведений живописи и графики, археологические коллекции и книжные издания, которыми был наполнен дом Оленина. В период следствия над декабристами знакомства, связанные с домом Оленина и семьей Коновницыных, сыграли тоже свою роль в дальнейшей судьбе художника, ведь Карл писал их портреты. В архивных материалах имеется опять-таки свидетельство заботы А.Н. Оленина. В январе 1826 года он хлопочет о получении Гампельном документа, «достаточного для прожития его в Санкт-Петербурге». Но, видимо, личность художника все же привлекла внимание властей. В итоге ему пришлось сменить место жительства, он переехал в Москву, где его тепло встретила общественность. В «Дамском журнале» за 1829 год были напечатаны строки, посвященные художнику:

Не слышит он, не говорит:

Так суждено его звездою!

Но он волшебною рукою

Бездушное живым творит.

Увы, автор строк не указан… Художник изображал события из жизни московского общества - "Закладка Москворецкого моста в Москве" (1830), "Купеческий обед" (1834), "Открытие в селе Тарутино памятника в честь победы в Отечественной войне 1812 года" (1834), "Сценки из быта крепостных актрис" (1840—1850-е). Серия акварельных рисунков Гампельна из помещичьей жизни находится в Историческом музее и в собрании Н.М. Миронова в Москве. Сохранилось несколько картин художника, написанных маслом - "Сцена из Отечественной войны 1812 года" и "Продавец гипсовых статуэток в Петербурге". Вторая картина датирована не ранее 1832 года. Основанием для датировки служат наградные медали на груди старого солдата. Искусствоведы провели исследование и выяснили все об этих наградах. Медаль «В память отечественной войны 1812 года» была учреждена 5 февраля 1813 года, «За взятие Парижа 19 марта 1814» учреждена 30 августа 1814 года, освящена в 1826 году, а раздача затянулась до 1 мая 1832 года. Следующие награды - медаль «За турецкую войну 1828—1829» и крест «Польское восстание 1831» были учреждены в 1829 году. И еще одна медаль «За взятие приступом Варшавы 1831» была учреждена 31 декабря 1831 года, следовательно, раздаваться могла не ранее 1832 года. Отсюда и определили датировку картины, относя её к московскому периоду творчества художника. Картина приобретена Третьяковской галереей в 1920 г. у К.С. Морозова. Гампельн – в первую очередь, портретист, автор огромной портретной галереи современников, в том числе семьи Пушкиных. Художник написал карандашные и акварельные портреты семейства Дюр (1839), актрисы Асенковой в профиль (1841), детей Талызиных, кн. Н.Ф. Горчаковой (жены писателя), С.Д. Львова, И.В. Черткова, А.А. Андро, урожденной Олениной, детей князя Н.Г. Вяземского. Среди моделей художника можно назвать еще графа Н.П. Шереметева, Н.А. Корсакова, П.Л. Шиллинга, К.Я. Булгакова, графа А.Ф. Ланжерона, С.Д. Львова и других. Все картины выполнены в различных техниках, портреты поражали современников точностью изображения и прекрасной передачей характера изображённого. Большая коллекция этих портретов была выставлена в 1905 году на выставке исторических портретов в Таврическом дворце. Многие рисунки Гампельна находились в собраниях С.С. Боткина, графа Д.И. Толстого и других лиц. Карл Гампельн был известен и как гравер, из его гравёрных работ историки называют «Святое Семейство» и «Иоанн Креститель подводит к Спасителю барашка» и др. Позже из России Гампельн переселился в Лондон и о дальнейшей его судьбе ничего неизвестно. Последние годы своей жизни художник прожил в Вене, где умер в 1880-х годах.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?