Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 885 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Длигач, Лев . Автобус N 6. Картинки Бориса Крюкова.

Киев, изд-во "Культура" Гостреста "Киев-Печать",[1928]. 12 с. с ил. В цв. издательской конструктивистской литографированной обложке.

 

 

 

 

 

 


Крюков,  Борис Иванович (1895 — 1967). Родился в местечке Оргеев (Орхей)— ныне находится в Молдове. Псевдоним — Иван Усатенко – украинский живописец, график, мозаист, театральный декоратор. Его отец — работник суда - россиянин, мать — украинка из рода Усатенко. После смерти матери отец женился вторично. В 1905 семья переехала в Каменец-Подольский, потом в Винницу. Рисовать  Борис начал с детства. Поступил в художественную школу Федора Кричевского в Киеве, в класс Николая Бойчука и Георгия  Нарбута. В 1918 году прекратил учебу и поехал в Каменец-Подольский, преподавал рисунок в художественно-промышленном техникуме. Долго работал в Киевском театре оперы и балета — 1923–1940. В 1930-х годах много и продуктивно сотрудничал с различными киевскими издательствами в качестве художника-иллюстратора: с государственным издательством«Украина», с издательствами «Культура», «Радянський письменник». Иллюстрировал книги Льва Длигача, Ивана Франко, Бориса Гринченко, Бориса Антоненко-Давидовича, Григория Епика, Леонида Первомайского, Наталии Забилы, Петра Панчо, Ивана Ле, Оксаны Иваненко, Юрия Смолича, Тараса Шевченко и др. Вокруг киевского издательства «Культура» Гостреста «Киев-печать» в это время сформировалась группа молодых и талантливых художников – графиков: Леонид Гамбургер, Борис Ермоленко, Евгений Рачев, Борис Крюков, И. Нижник, Иван Кисель и др., которые объединились вокруг М. Бойчука и проповедывали в своем творчестве радикальный авангард и бесшабашный конструктивизм при оформлении детской книги.

Наиболее отчетливо в работах киевских иллюстраторов прослеживается влияние графики «Общества станковистов». Например, в рисунках Л. Гамбургера к «Пятилетке» Б. Евгеньева (1930) узнаются некоторые графические приемы А. Дейнеки, в оформлении другой производственной книжки, «Тракторобуд» Н. Забилы (1933), свободный эскизный рисунок в духе Н. Шифрина сочетается с конструктивистским монтажом фотографий. В подобной стилистике часто работал и Б. Крюков. Он обращался к производственной теме («Гончары» (1930), изображал сцены из жизни современных подростков («Колькина биография» Д. Чепурного (1930). Но гораздо более выразительны и изобретательны его рисунки к сказке «Носорог» (поэтическому переложению киплинговского сюжета). Оформитель отказывается от единства приемов, играет с различными мерами условности, постоянно меняя правила этой игры: плотная, объемная фигура туземца держится за бесплотную, едва намеченную слабыми линиями пальму. Пейзаж дается узкой полоской слева от наборной полосы, а не вписавшаяся в него громоздкая фигура носорога топчется рядом, прямо на белом поле страницы. На одном листе соседствуют многократные изображения одного персонажа в разных состояниях; иногда фазы движения кадрируются, разграничиваются белыми линиями, иногда сливаются в одну композицию; то фигура носорога включается в пространственную среду, то вырезается из нее по контуру. Вероятно, эта игра увлекала читателей не меньше, чем сюжет сказки. В книжке-картинке Б. Ермоленко «Спецодежда» (1930) можно усмотреть влияние В. Ермолаевой, фигуры лепятся сочными цветовыми пятнами, правда, в отличие от ленинградской художницы, ее киевский коллега отдает предпочтение прямым линиям, по возможности упрощает формы до элементарных геометрических фигур. График не просто показывает униформы и инструменты представителей разных профессий, но стремится заинтересовать ребенка сутью работы пожарного, водолаза, повара, шахтера. Эта книга заставляет вспомнить и «Кем быть?» В. Маяковского (1929) в оформлении Н. Шифрина. Но если там один и тот же мальчик примерял на себя разные костюмы и профессии, то здесь перед нами проходит галерея разных типажей. Очень выразительны, скажем, мечтательный дворник, стриженный «под горшок» простодушный трубочист, хитрый повар с прищуренными глазами. И все же в целом книга полностью соответствует своему названию: спецодежда здесь гораздо важнее ее владельцев, недаром лица многих персонажей скрыты от зрителя летными очками, водолазными шлемами, марлевыми повязками, респираторами. Еще одна примечательная работа Ермоленко—оформление книги В. Инбер «Кресло, стул и табурет» (1930). Юный герой этой книги сравнивает разные виды мебели и отдает явное предпочтение незатейливому демократичному табурету, поскольку он представляет максимум возможностей для игр. Составив две табуретки, ребенок воображает себя отважным летчиком, а стул вызывает у него ассоциации с железной дорогой. Многообещающие эксперименты киевских художников могли бы иметь интересное продолжение, если бы общая судьба отечественной книжной графики сложилась иначе.

Но вернемся к Борису Крюкову. В 1943 переехал с семьей во Львов, где принимал участие в выставке украинских изобразительных художников (того же года). Впоследствии переехал в Краков и в 1944 — до Австрии, где жил в городе Гмунден. Выставлял свои произведения в городах Линц, Инсбрук, Зальцбург и Вена. В 1948 году эмигрировал в Аргентину, где поселился в Буэнос-Айресе. Выставлялся в галереях Буэнос-Айреса в 1949, 1951, 1952, 1954, 1956, 1958, 1965. Произведения Крюкова также выставлялись в США и Канаде. В 1950-60-е годы проиллюстрировал для издательства М. Денисюка и Ю. Середяка около 80 украинских книг, рисовал карикатуры для украинского сатирического журнала «Метла». Иллюстрировал книги для детей и журналы для молодежи, для издательства Атлантида (Atlantida). Дважды (в 1964 и 1965) его иллюстрации отмечались премиями: на международном конкурсе в Мадриде (Испания) за рисунок «Дон-Кихота» (издательство Кодекс, Буэнос-Айрес) и «Дон Сегундо Сомбра» (то самое издательство). С 1950 года до смерти был единственным иллюстратором серии «Незабываемые классики» (Clasicos inolvidables) престижного и уважаемого в Испании издательства «Эль Атенео» (El Ateneo): «Тысяча и одна ночь» (1950 и 1956), «Фантастические рассказы» Е. По (1951), «Божественная комедия» Данте Алегери (1952), «Декамерон» Дж. Боккаччо (1953), «Дон Кихот» Г. Сервантеса (1954), избранные произведения Ф. Кеведо-и-Вільєгаса (1957), «Классический Испанский Театр» (1958), произведения А. Франса (1959), Е. Золя (1961). Кроме этого «Шутки Бахуса» (Киев 1942), «Запорожцы» и «В гостях» (Львов 1943), « В веселому настроению» (Зальцбург 1946), «Совет мудрецов» (Буэнос-Айрес), сборник семьи Шафранюк, Канада, мозаичный запрестольный образ Богоматери (1966, в украинском католическом соборе, Буэнос-Айрес), два портрета кардинала Слипого (Буэнос-Айрес и Рим), автопортреты (1943 и 1962), много мнимых краєвидав и жанровых сцен в стиле старых мастеров, несколько портретов жены (художницы Ольги Гурской) и дочери Лидии (дипломированной переводчицы). Два масляные изображения крупных фигур аргентинской истории «Битва при Чакабуко» (освободитель генерал Хосе де Сан-Марты на коне перед войском, коллекция муниципалитета Буэнос-Айреса) и большой портрет адмирала Г. Брауна (1967, незаконченный через смерть, до сих пор в аргентинском морском институте).  В 1969 были организованы посмертные выставки художника в США и Канаде. В 1970 - жена художника выдала в Аргентине альбом «Boris Kriukow» с предисловием испанском, украинском и английском языках. В 1977 и 1980 были проведены посмертные выставки в Германии (Мюнхен, Украинский Свободный Университет, по случаю 10-й годовщины смерти, и в Бад-Айблингу, мерами Альфреди Пулюй-Гогенталь, жены О.Г. Пулюя, сына украинского физика Ивана Пулюя). К концу 1980-х годов в УССР творчество Крюкова замалчивалась, хотя имя художника упоминается 15 раз, как иллюстратора советских книг, в био-библиографическом словаре «Украинские писатели» 1965, том 5-й.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?