Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 694 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Вот наши с натуры. Составил и рисовал на камне И. Щедровский.

[Спб.], печатано в литографии Тюлева, 1845. 20 листов раскрашенных литографий форматом 31,3х37,6. В марокеновом переплете эпохи с тиснением золотом на корешке. Oblong. Издательские обложки — раскрашенные литографии с золотом — сохранены в переплете. Большая часть тиража вышла в издательской картонажной папке с коленкоровым корешком. Первая обложка наклеена на верхнюю крышку, вторая — на заднюю. На внутренней стороне издательской папки — название серии и перечень сюжетов на французском языке, цензурное разрешение отсутствует. На первой обложке дополнительно: «Портфель первая, в ней двадцать рисунков — цена десять рублей серебром». На задней обложке — лира, орел, бюст Брюллова, портрет Императора Николая I. Редкость! К сожалению, портфель вторая под названием «Знай наших!» по неизвестной причине так и не вышла в свет.

Библиографическое описание:

1. Антикварная книжная торговля Соловьева Н.В. Каталог №105, Спб., 1910, «Редкие книги», Livres Rares, №387.

2. Обольянинов Н. Каталог русских иллюстрированных изданий. 1725-1860. Спб., 1914, №2980.

3. В.А. Верещагин. Русские иллюстрированные издания XVIII и XIX столетий. (1720-1870). Библиографический опыт. Спб., 1898, №963.

4. Дар Губара. Каталог Павла Викентьевича Губара в музеях и библиотеках России. Москва, 2006, №3053.

Перечень названий литографий:

1. «Хозяйка прачечной, две прачки, дочь хозяина, кучер».

2. «Портной, сиделец из пивной, красильщик, кучер без места, сапожник».

3. «Торговка порчеными апельчинами, жена матроса с дочкой, торговка яблоками, молоч-ница».

4. «Шарманщик, сбитенщик, ломовой извозчик, продавец решет, полотер».

5. «Извозчик в зимней одежде, его жена, солдатка-башмачница».

6. «Два чухонца — торговцы мясом, маслом и

мелкой рыбой, коновал, солдат в отпуске, молочницы охтенки».

7. «Извозчик, продавец пирогов, старуха с дочерью, подбирающие сено на улице».

8. «Жена столяра, водовоз с Васильевского Острова, белошвейка, подносчик дров».

9. «Ямщик, слесарь, работник с табачной фабрики, дворничиха, продавец брусники, белошвейка из порядочного дома».

10. «Крестьянин, ищущий работы, бродячий торговец, купец, две нищенки».

11. «Сын дворника, дворник, почтальон, матросские дети».

12. «Два плотника, два подручных печника».

13. «Три чухонца, два кузнеца, десятник с постройки».

14. «Извозчик, кухарка, мелочный торговец, пекарь, приказчик, обойщик».

15. «Стекольщик и плотник».

16. «Слуга, прибывший из Сибири, кучер в рабочем платье, почтальон, дворник из бывших солдат».

17. «Нищий с сыном, посыльный из лавки, продавец кваса».

18. «Бонна с ребенком, торговец рыбой, хозяин табачной лавки, кормилица с ребенком и мальчиком».

19. «Токарь, остальные столяры».

20. «Пять бондарей, у печи целовальник с женой бондаря».

Литографии печатаны с нескольких камней и раскрашены от руки. В 1846 году вышло 2-е издание с двумя issue (выходами), печатанные уже на картоне. Интерес к сюжетам из окружающей жизни, все отчетливее проявлявшийся в русском искусстве, не остался незамеченным санкт-петербургским Обществом поощрения художников. Поиски им реалистической тематики, нового содержания нашли отражение в раздаваемых художникам заказах на «бытовые сцены». О признании Обществом поощрения художников происходящих изменений в идейном содержании русского искусства свидетельствует принятое им в 1837 году предложение И.С. Щедровского «составить рисунки с натуры, изображающие простонародные сцены, в коих можно было бы видеть костюмы петербургских жителей». Рассмотрев предложенные художником в качестве образцов будущей работы два рисунка, Общество поощрения решило издать их в литографиях, которые будут поступать в продажу тетрадями по шести листов в каждой и под названием «Сцены русского народного быта». Подготовка нового литографированного издания увлекла и заказчика и исполнителя. Рисунки без промедления оплачивались Обществом поощрения художников и сразу же передавались на литографирование художникам А.А. Умнову и Л.А. Белоусову. Денежные счета Комитета Общества свидетельствуют, что к началу 1839 года были готовы 36 рисунков. Однако в том году вышли только две первые тетради литографий. Выпуск остальных задержался из-за смерти владельца печатавшей их мастерской — А.М. Мошарского. И только к концу 1840 года во вновь открытой в Петербурге новой мастерской К.И. Поля оставшиеся рисунки И.С. Щедровского были переведены на камень. «Сцены русского народного быта» — большая сюита несложных по замыслу бытовых картин, знакомящих с жизнью типичных низких слоев обитателей Петербурга: разносчиков, прачек, нянь, извозчиков, мастеровых, дворников, нищих. Тщательность, с которой Щедровским переданы скромные одежды персонажей, выразительность поз, жестов и даже мимики сообщают им метко схваченную характерность типа и вместе с тем показывают, что это уже не беглые уличные зарисовки, а глубоко осмысленные композиции. Входящие в них в качестве деталей фона обветшалые стены домов, покосившиеся ограды, заброшенные углы дворов, двери трактира и пр. придают рисункам повествовательность и убеждают в естественности и конкретности поведения людей в обычной для них среде. Наряду с собственно типажными зарисовками интересовали Щедровского различные стороны быта городских «низов». Среди его композиций есть изображения сцен труда бондарей, плотников, стекольщиков, штукатуров.

Незатейливые развлечения простого народа нашли отражение в таких рисунках, как «Игра в свайку», «Игра в бабки», «В трактире», «У питийного дома» и т. д. В этих сюжетах с особой наглядностью выявляется, как несложные уличные сцены, всегда присутствующие в русских видовых изображениях, окончательно переросли в самостоятельные жанровые темы, отодвинув на второй план архитектуру и сведя ее роль лишь к фону, необходимому для четкости обозначения места и обстоятельств действия. С художественной стороны эти композиции отличаются рядом своеобразных приемов: свободным и непринужденным рисунком, пластической цельностью образов, завершенностью и неповторимостью сцен. В них Щедровский, уже завоевавший себе известность литографа-профессионала, занятого в основном репродуцированием чужих оригиналов, выступил как художник, обладавший природным даром рисовальщика и творческой самостоятельностью. Близкие сюжетно изображениям А.О. Орловского из литографированного им альбома 1825—1826 годов, «Сцены русского народного быта» И.С. Щедровского отразили новую ступень в разработке бытового жанра в русском искусстве. В отличие от Орловского, подчинявшего свою задачу передаче характерной внешности выделенных им «типов», Щедровский лаконизмом трактовки сцен, монументальностью форм, верностью бытовых деталей, живописью и разнообразием эпизодов стремился к большей индивидуальности и простоте образов, их социальной определенности. В этих рисунках художника нельзя не видеть новых поисков объективного отражения мира. Своей правдивостью и выразительностью они явили один из первых примеров утверждения демократических сюжетов в изобразительном творчестве, обретавшем новое идейно-художественное содержание. Демократическая направленность графики И.С. Щедровского не ускользнула от внимания современников. «Художественная газета» Н.В. Кукольника, приветствуя появление двух первых литографических тетрадей, отметила их как «прекрасные попытки в простонародном русском роде». Более определенно значение этих бытовых рисунков было отмечено самим Обществом поощрения художников, поместившим в своем отчете за 1840 год следующую их оценку: «Все они отличаются замысловатостью и юмором в сочинении и представляют с разительным сходством черты русского простолюдина, схваченные с натуры и переданные с необыкновенной верностью. Рисунки господина Щедровского суть остроумные и нравописательные статьи в картинках». Этим восприятием рисунков Щедровского, так же как и их изданием тира-жом в 500 экземпляров, часть которых выходила раскрашенными акварелью, Общество поощрения художников продемонстрировало свое отношение к передовым позициям русского искусства, приветствуя его новые задачи и темы. Отвечая выдвинутому временем и четко сформулированному требованию вождя демократического движения в России В.Г. Белинского «изображать ту жизнь, которая выступила на историческую арену, то есть жизнь во всей совокупности общественно-бытовых черт», подготовленные Обществом поощрения эстампы как бы намечали направление в дальнейшем накапливании литографическим искусством элементов реализма. Итак, подведем предварительные итоги. В преддверии нашего издания 1845 года, в 1839 году Общество Поощрения Художников издало альбом из 36 рисунков Игнатия Степановича Щедровского «Сцены из русского народного быта», литографированные А. Умновым (35 листов) и А. Белоусовым (1 лист). Даже в тех случаях, когда совпадают названия сюжетов, они отличаются от изображений 1845 года. Альбом 1839 года вышел тиражом в 500 экземпляров, что по тем временам крайне много, но судя по старинным книгопродавческим каталогам, он наиболее дорогой из всех альбомов И.С. Щедровского. В 1852-м году вышло новое издание под заглавием «Сцены из русского народного быта, рисованные с натуры И.С. Щедровским»; 20 литографий, исполненные тоном. Текст на 79 листах написан В.И. Савиновым. Печатано в лит. А. Мюнстера. В 1855 году выходит еще одно издание с указанием адреса Paul Petit с текстом В.И. Савинова на 47 листах. Рисунки те же, что и в издании 1845 года. Для издательской деятельности в России 4-ре издания альбома с жанровыми сценами из народного быта- нонсенс. Скорее всего, это единичный случай, что говорит о необычайной популярности литографий Игнатия Степановича Щедровского! Все четыре издания весь XX-й век являлись редкостью на антикварном рынке, что распространяется и на отдельные листы. Прославленные художники-литографы А. Орловский и А. Лебедев, работавшие в этом же жанре, попадаются значительно чаще. В изданиях Щедровского 1845, 1846, 1852 и 1855 годов сами листы практически не повторяются: в некоторых есть отличия в заднем плане, в других листах переставлены или изменены фигуры, есть и цветовые отличия. Первое издание (1845) было раскрашено, но попадаются и сочные и бледные по раскраске экземпляры. Издание 1846 года - первый опыт цветной литографии в России, напечатанной в три тона: для каждого рисунка нужны три камня: один с черною краской, другой с голубоватой и третий с красноватой, но и небольшая ручная тонировка все-таки имеет место быть. Хотя первенство в этом вопросе, несомненно, принадлежит К.Я. Тромонину - это его изобретение 1842-го года. Издания 1852 и 1855 годов более простые и непритязательные по технике исполнения. У Д.А. Ровинского описан именно такой экземпляр. Вот что писал Борис Заболотских о знаменитом русском художнике-бытописателе в своей наиинтереснейшей монографии «Русская гравюра»:

«Вначале нынешнего XX столетия петербургский собиратель Евграф Евграфович Рейтерн приобрел серию литографий под заглавием «Сцены из русского народного быта», изданную «Обществом поощрения художеств» в 1839 году. «Сцены», выполненные художником Щедровским, отображали жизнь мастеровых и промышленных рабочих. Работы отличало глубокое знание предмета, величайшая точность в передаче быта и характеров изображаемых лиц. Всего в альбом входило тридцать шесть литографий: «Игра в шашки», «Сбитеньщик», «Игра в карты», «Столярная мастерская», «Бондари», «Продавец сит», «Игра в бабки», «Разносчик и извозчик» и другие. Подлинники их, как выяснил позднее Рейтерн, рисованные тушью, находились в Русском музее в Петербурге. Часть их экспонировалась.

Заинтересовавшись творчеством художника-бытописателя, Рейтерн принялся разыскивать его работы. И преуспел в своем начинании. Ему удалось приобрести альбом из двадцати литографий, выпущенный в 1845 году. На титульном листе его имелась надпись золотом:

«Вот наши! С натуры составил и рисовал на камне И. Щедровский».

Рамку составлял рисованный занавес. С правой стороны его — кучер на облучке, беседующий с молодой женщиной, как видно, просящей подвезти, с левой — разбитной парень, развлекающий игрой на балалайке юную красавицу. Некоторые из литографий, как понял Рейтерн, дублировали картинки из серии «Сцены из русского народного быта», правда, с изрядными поправками и дополнениями. О том, что ему посчастливилось раздобыть редкость из редкостей Рейтерн понял, когда выяснил, что этого альбома нет даже в Эрмитаже. Имелся, правда, другой: 1846 года. В предисловии к нему Щедровский обещался выпустить в следующем году второй альбом — двадцать картин народного быта. Все свое внимание собиратель сосредоточил на розыске этого альбома. Но тот словно сквозь землю провалился. Зато в журнале «Иллюстрация» за 1847 год он обнаружил воспроизведение сценки «Игра в шашки». В аннотации сообщалось, что альбом литографий Щедровского — первый отечественный опыт печатания в три тона, поскольку разом требуются три камня: один — с черной краской, другой — с голубоватой, третий — с красноватой. Подписчикам обещалась льгота: покупка альбома всего за пять рублей. Последующие розыски литографий Щедровского оказались весьма результативными. В частности, Рейтерну удалось раздобыть повторное издание альбома 1845 года — перепечатку 1852 года. В Публичной библиотеке он наткнулся на другое незнакомое искусствоведам переиздание — 1855 года, с посвящением Николаю Первому. Здесь же сохранялись и четыре совершенно неизвестные литографии Щедровского: «Христос на Голгофе» (большой лист, отпечатанный в Петербурге у Поля Пети в 1850 году). Отличное от всех мнение имел, пожалуй, лишь московский собиратель Сергей Петрович Виноградов, обладатель превосходной коллекции отечественных гравюр и литографий. — В сообщении Рейтерна, — говорил он в кругу знакомых коллекционеров, — многое пропущено, а о многом вообще не сказано. Даже по поводу самой капитальной работы Щедровского — литографии «Христос на Голгофе» с картины Штейбена — сообщается крайне мало.

— Стало быть, сведения отсутствуют, — возражали ему.

— В том-то и дело, что их предостаточно. Еще до выхода литографии в свет появилось особое объявление, отпечатанное на широкоформатном листе: «Небывалый литографический эстамп»... В рекламном проспекте имелись уменьшенная копия литографии и текст, из которого явствовало, что данная работа Щедровского — плод трехлетней работы, отпечатана в литографии Поля Пети в Петербурге, экземпляры на китайской бумаге продавались по десять рублей за штуку. Далее сообщалось, что Государь Император высоко оценил художественные достоинста работы и наградил художника драгоценным бриллиантовым перстнем. Ознакомив собеседников с этим любопытным документом, Виноградов обронил веско, как бы ставя последнюю точку в разговоре:

— Как видно из даты цензурного дозволения, — 30 января 1851 года — литография Щедровского «Христос на Голгофе» была опубликована в начале того же года.

Теоретический спор, тем не менее, не угас. Перед Виноградовым был поставлен новый вопрос:

— Какие еще другие огрехи замечены вами в статье Рейтерна? Портрет Николая Первого (очень красивый лист, вышедший из литографии Пети в 1850 году, очевидно, малым тиражом), портрет Александра Второго в гусарском мундире (Пети, 1856 год), портрет статского советника Ф.Серно-Соловьевича (Пети, без даты). Кое-что разузнал Рейтерн и о самом художнике. Игнатий Степанович Щедровский ( 1815-1870) ) был сыном титулярного советника и родился в Литве, в бедной польской семье, где и прошло его детство. В начале 1830 годов он учился в Вильнюсском университете у И. Рустемаса. В 1833 году он приезжает в Санкт-Петербург и пытается поступить в число шкотных учеников Академии художеств, но на конкурсном экзамене занимает одно из последних мест и зачисляется только в своекоштные ученики с оплатой за учебу. Чтобы иметь право на обучение не имея при этом средств, он был определен вольноприходящим учеником. В 1834 году представил в Академию художеств пейзаж маслом для получения звания свободного художника. Тогда же получил дополнительное задание: написать с натуры вид в окрестностях Петербурга. Работу признали удачной — и в 1836 году Щедровский стал свободным художником. Еще через шесть лет он получил звание академика живописи за картину «Русская свадьба». Но тут выяснилось, что его истинное призвание — все же литография. В этом виде гравирования Щедровский оказался много сильнее остальных мастеров. Подтверждение тому — самые первые его литографированные копии с эрмитажных картин Тенирса-младшего «Фламандские праздники». Этот художник оказал сильнейшее воздействие на формирование творческой личности Щедровского. В его «народных сценах» та же простота сюжета, достоверность изображаемых лиц, полное отсутствие какой-либо манерности. Он рисует на камне и «Последний день Помпеи» Карла Брюллова, создает серию исторических портретов и портретов своих современников-военных и государственных лиц, в том числе в 1854 году большой погрудный портрет Императора Николая I и большой в овале портрет Императора Александра II в гусарском мундире (1856) и его же портрет в восьмиугольном фоне у стола с бюстом Николая I,- все печатано в литографии. В 1867 году Игнатий Степанович выполнил овальный портрет действующей Императрицы Марии Федоровны. В начале своей литографской деятельности в 1835-1841 годах он исполнил 13 портретов членов Российской Академии. После последнего издания альбома (1856) Щедровский жил в Москве и работал в жанре портрета. Умер Щедровский 25 декабря 1870 года в Москве в городской больнице. Результаты своих многолетних поисков сведений о жизни и творчестве Игнатия Щедровского Рейтерн предложил вниманию редакции петербургского журнала «Старые Годы». Небольшая публикация с двумя иллюстрациями — «Игра в шашки» и «Мастерская бондаря» — появилась в ноябрьском номере за 1908 год. Она не осталась незамеченной. Отечественные коллекционеры и знатоки литографического искусства отдали должное эрудиции Рейтерна.

— Среди портретов, литографированных Щедровским, он не упомянул о небольшом по размеру, но чрезвычайно интересном изображении командира лейб-гвардейского Уланского полка барона Егора Карловича Ренне... Идем далее. Говоря об участии Щедровского в издании портретов членов Российской академии, он упомянул только изображение графа Александра Сергеевича Строганова. А между тем художник выполнил еще двенадцать «парсун»: Елагина, Мусина-Пушкина, Хераскова, Шувалова и других. Едва он окончил, как раздались восторженные восклицания: одни удивлялись прекрасной памяти Виноградова, свободно оперировавшего десятками имен, другие отдавали должное его знанию отечественного гравировального искусства. Переждав, пока стихнет шум, Виноградов заключил:

— Об одном большом и довольно красивом портрете работы Щедровского также ничего не сказано Рейтерном. Это — портрет цесаревны, впоследствии императрицы Марии Федоровны. Он — овальный, слева надпись: «Щедровский в Москве», под портретом — другая словесная помета: «Литография Эргот, Москва, Петровка, 17». Через некоторое время еще два дополнения к библиографии работ Игнатия Щедровского сделал петербургский собиратель Е.Н.Тевяшов. Основное — огромный литографированный лист «Призвание князя Пожарского», выполненный мастером в 1833 году. Кроме того, он установил, что в альбоме «Живописный Карамзин, или Русская история в картинах» (Спб., 1836) Щедровский выполнил шесть литографий: «Жертвоприношение Рюрика» (862 г.), «Олег перед Киевом» (882 г.), «Мир с греками» (944 г.), «Великая княгиня Ольга» (945 г.), «Собор епископов во Владимире» (1274 г.), «Дмитрий Донской» (1359 г.)».

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?