Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 1251 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Четвёртая и последняя часть «Стихотворений Пушкина»,1835 г.

Стихотворения Александра Пушкина. Часть четвертая. Санктпетербург. Печатано в типографии Императорской Российской Академии. 1835. 8°. (20 X 13 см. обрез.). Шмуцтитул + заглавный лист + 189 стр. + 1 ненум. стр. (оглавление). Обложка: на передней стороне, в наборной рамке, напечатано: «Стихотворения Александра Пушкина. Четвертая часть. Санктпетербург. 1835»; на последней стр.— одна наборная рамка, без текста. Цензурное разрешение: 29 апреля 1835 года; цензор А. Никитенко. Дата выхода — около 14 сентября 1835 года. Основанием датировки служит «Обозрение новых книг, вышедших в сентябре 1835 года», напечатанное в «Библиотеке для чтения», т. XII за тот же год; указывается цена книги — 10 рублей. В библиотеке Санктпетербургского университета хранится экземпляр с цензурным билетом на выпуск из типографии, датированным 12 сентября 1835 года. Пожалуй, самое дорогое прижизненное издание Пушкина (по цене конкурирует с комплектом "Евгения в главках").

Библиографические источники:

1. The Kilgour collection of Russian literature 1750-1920. Harvard-Cambrige, 1959, №882

2. Смирнов–Сокольский Н.П. Моя библиотека, Т.1, М., «Книга», 1969, №1020

3. Собрание С.Л. Маркова. Санкт-Петербург, издательство «Глобус», 2007, №21

4. Смирнов-Сокольский Н.П. «Рассказы о прижизненных изданиях Пушкина». Москва, 1962, №35

5. Синявский Н. и Цявловский М. Пушкин в печати. 1814-1837. Хронологический указатель произведений. Москва, 1914. №1042

6. Университетская пушкиниана. Прижизненные публикации и издания А.С. Пушкина. Каталог. Москва, 200. №673-701

Роспись содержания 4-го тома:


Стр. 3—10: Гусар.
Стр. 13—41: Сказка о мертвой царевне и семи богатырях.
Стр. 45—48: Будрыс и его сыновья.
Стр. 51—55: Воевода.
Стр. 57—58: Красавица (В Альбом Г***).
Стр. 61—72: Сказка о золотом петушке.
Стр. 75—86: Сказка о рыбаке и рыбке.
Стр. 89—100: Разговор книгопродавца с Поэтом.
Стр. 101—103: Подражания древним.
Стр. 104: Элегия.
Стр. 107—112: Предисловие к Песням западных славян.
Стр. 115—176: Песни западных славян.
Стр. 115—120: 1. Видение Короля.
Стр. 121—124: 2. Янко Марнавич.
Стр. 125—127: 3. Битва у Зеницы-великой.
Стр. 128—133: 4. Феодор и Елена.
Стр. 134—136: 5. Влах в Венеции.
Стр. 137—139: 6. Гайдук Хризич.
Стр. 140—142: 7. Похоронная песня, Иакинфа Маглановича.
Стр. 143—148: 8. Марко Якубович.
Стр. 149—152: 9. Бонапарт и Черногорцы.
Стр. 153—154: 10. Соловей.
Стр. 155—157: 11. Песня о Георгии Черном.
Стр. 158—159: 12. Воевода Милош.
Стр. 160—161: 13. Вурдалак.
Стр. 162—168: 14. Сестра и братья.
Стр. 169—174: 15. Яныш Королевич.
Стр. 175—176: 16. Конь.
Стр. 177—189: Примечания к песням Западных Славян.


Главная мечта всех книголюбов, собирающих русские книги XIX века,— это прижизненная Пушкиниана. По указателю Н. Синявского и М. Цявловского таких изданий было 38.
Вот их список в алфавитном порядке:
1. «Бахчисарайский фонтан» 1824 г.
2. «Бахчисарайский фонтан» 1827 г.
3. «Бахчисарайский фонтан» 1830 г.
4. «Борис Годунов» 1831 г.
5. «Братья-разбойники» (1-е изд.) 1827 г.
6. «Братья-разбойники» (2-е изд.) 1827 г.
7. «Граф Нулин» 1827 г.
8. «Граф Нулин» 1832 г.
9. «Евгений Онегин», глава первая 1825 г.
10. «Евгений Онегин», глава первая (2-е изд.) 1829 г.
11. «Евгений Онегин», глава вторая 1826 г.
12. «Евгений Онегин», глава вторая (2-е изд.) 1830 г.
13. «Евгений Онегин», глава третья 1827 г.
14. «Евгений Онегин», глава четвертая и пятая 1828 г.
15. «Евгений Онегин», глава шестая 1828 г.
16. «Евгений Онегин», глава седьмая 1830 г.
17. «Евгений Онегин», глава осьмая 1832 г.
18. «Евгений Онегин» (полностью) 1833 г.
19. «Евгений Онегин» (полностью) 1837 г.
20. «История Пугачевского бунта», ч. 1 1834 г.
21. «История Пугачевского бунта», ч. 2 1834 г.
22. «Кавказский пленник» 1822 г.
23. «Кавказский пленник» 1828 г.
24. «На взятие Варшавы» 1831 г.
25. «Повести, изданные Александром Пушкиным» 1834 г.
26. «Повести покойного Ивана Петровича Белкина, изданные А. Пушкиным» 1831 г. «Полтава» 1829 г.
27. «Поэмы и повести Александра Пушкина», ч. 1 1835 г.
28. «Поэмы и повести Александра Пушкина», ч. 2
29. «Руслан и Людмила» 1820 г.
30. «Руслан и Людмила» 1828    г.
31. «Стихотворения Александра Пушкина» 1826 г.
32. «Стихотворения Александра Пушкина», 1 ч. 1829    г.
33. «Стихотворения Александра Пушкина», 2 ч. 1829 г.
34. «Стихотворения Александра Пушкина», 3 ч. 1832 г.
35. «Стихотворения Александра Пушкина», 4 ч. 1835 г.
36. «Стихотворения А. Пушкина» (из «Северных Цветов») 1832 г.
37. «Цыганы» 1827 г

38. Отдельно стоит: Der Berggefangene / Кавказский пленник (1824).

Кавказский Пленник. Повесть. Cоч. А. Пушкина. Санкт-Петербург. Печатано в типографии, состоящей при особенной Канцелярии Министерства Внутренних Дел. 1824. Der Berggefangene von Alexander Puschkin. Aus dem russischen ubersetzt. St.-Petersburg. Gedrucke in der Buchdruckerei der besondern Kanzellei des Ministeriums des Innern. 1824. X + 68 стр.

II стр.: титульный лист на русском языке;

III стр.: титульный лист на немецком языке;

IV стр.: Цензурное разрешение;

V стр.: Цензурное разрешение на немецком языке;

VI-IX стр.: Vorerlauterungen.

1 стр.: шмуцтитул: Кавказский Пленник. [Далее: на четных страницах - русский текст, на нечетных - немецкий перевод].

2-5 стр.: [Посвящение.] Н. Н. Раевскому.

6-35 стр.: Часть I («В ауле, на своих порогах...»).

36-59 стр.: Часть II («Ты их узнала, дева гор...»).

50-52 стр.: Черкеская песня.

60-65 стр.: [Эпилог, отделенный от остального текста чертой] («Так муза, легкой друг мечты...»).

Самые редкие из них:
1. «Бахчисарайский фонтан» 1827 г.
2. «Стихотворения Александра Пушкина», 4 ч. 1835 г.
3. «На взятие Варшавы» 1831 г.
4. «Стихотворения А. Пушкина» (из «Северных Цветов») 1832 г.

 

Первые две позиции, особенно, редчайшие – цена на них просто зашкаливает! Остановимся на второй. Читаем у Н.П.Смирнова-Сокольского:
В этой книге заканчивается начатое еще в 1829 году издание «Собрания стихотворений» Пушкина в четырех частях. Первые две части вышли в 1829 году, третья — в 1832 и эта, последняя часть, четвертая & в 1835 году. Судя по материалам П.В. Анненкова, покупателем тиража третьей и четвертой частей «Стихотворений» был А. Ф. Смирдин, заплативший Пушкину гонорар 12000 рублей за обе части. У Анненкова сказано об этом не очень ясно, и можно понять (некоторые так и поняли), что гонорар этот уплачен не за две, а за четыре части. Выше я уже имел случай привести доказательства того, что это неверно: гонорар 12000 рублей уплачен лишь за две последние части «Стихотворений». Приобрел Смирдин не право издания, а, именно, тираж, как третьей, так и четвертой частей «Стихотворений». По известному уже нам его обычаю ни на той, ни на другой книгах нет его издательской марки. Четвертая часть «Стихотворений» печаталась в типографии Академии наук. Рассказ об издании этой книги можно начать с письма поэта Бенкендорфу 23 ноября 1834 года. Пушкин писал: «Книгопродавец Смирдин хочет издать в одну книгу мои уже напечатанные стихи; я осмелился их препроводить в канцелярию его превосходительства А.Н. Мордвинова, по предписанному пред сим порядку».

Уже 4 декабря того же года последовало разрешение Бенкендорфа на печатание книги, что, однако, не освободило Пушкина и от обыкновенной цензуры. На книге нет визы «С разрешения правительства», а стоит подпись цензора А. Никитенко. Подчинение Пушкина двум цензурам в это время было, очевидно, уже узаконено. Весьма ценны для истории издания прижизненных книг Пушкина сохранившиеся документы, связанные с напечатанием четвертой части «Стихотворений». В числе этих документов имеется «Выписка из журнала Императорской Российской Академии в субботу 28 сентября 1835 года», в которой говорится: «Непременный секретарь представил рапорт типографии о печати стихотворений Александра Пушкина, часть IV, составившая набором 1274 листов и что на выпуск оной получен билет цензурного комитета за № 1232. Справка: Книга сия печаталась на счет книгопродавца Смирдина, и следовавшие деньги, считая по 30 рублей за лист, 367 p. 50 к. получены от него г. казначеем и записаны в приход по типографской книге под № 9. Определено: напечатанные экземпляры отпустить г. Смирдину, исполнение сего предоставить непременному секретарю. Подписано: Непременный секретарь Д. Языков. Присутствовавшие на заседании члены Академии». По цене, указанной за печать — 30 рублей за лист,— можно точно установить тираж книги: один «завод», или 1200 экземпляров (за два «завода» брали 50 рублей). Цитируемый документ подтверждает ранее высказанные догадки о таком же тираже первых трех частей собрания стихотворений, а также то обстоятельство, что, покупая тиражи книг Пушкина за определенные гонорары, Смирдин расходы по печатанию брал на себя.

В приведенном расчете отсутствует цена бумаги, так как, по-видимому, Смирдин сам ее завез в типографию из своих запасов. Примечательно, что вся четвертая часть этого собрания состоит из произведений Пушкина, которые до этого были в 1834—1835 годах напечатаны в журнале Смирдина «Библиотека для чтения». Таким образом, на протяжении одного года Смирдин дважды уплатил Пушкину гонорар за одни и те же произведения. Исключение составляет только «Разговор книгопродавца с поэтом», ранее напечатанный в первом издании первой главы «Евгения Онегина» в 1825 году в виде своеобразного предисловия к роману. На этот раз, в четвертой части «Стихотворений» Пушкин напечатал его как послесловие ко всем четырем частям. Следует напомнить, что из первого полного издания «Евгения Онегина» 1833 года этот «Разговор книгопродавца с поэтом» был исключен автором. Не будет «Разговора» и в последнем издании романа 1837 года. Выход в свет четвертой части «Стихотворений» был холодно принят современной критикой, рассуждавшей о том, что талант Пушкина как лирического поэта «кончился». Между тем, именно в эти годы гений Пушкина достиг вершины зрелости и глубины мысли. Обращение к русским народным сказкам, к славянскому фольклору, к «Слову о полку Игореве» и, наконец, к творчеству Александра Радищева — все это подчеркивало глубокий интерес Пушкина к судьбам порабощенного родного народа, к борьбе его за свободу. Ярким доказательством этого является написанная им история крестьянского восстания, руководимого Емельяном Пугачевым. Давно уже кабинет «служителя Муз и Аполлона» был превращен в библиотеку-лабораторию мыслителя и ученого.

Книги на четырех языках стали верными помощниками Пушкина. 1836 год, год «Капитанской дочки», «Современника», был и годом создания многих замечательнейших его лирических стихотворений. Некоторые из них он успел напечатать в «Современнике», многие остались ненапечатанными. Разговоры об «упадке» лирического гения Пушкина в эти годы — это толки недоросших до понимания его поэзии критиков. В 1836 году Пушкин пишет свой замечательный «Памятник». Строки беловой рукописи этого стихотворения:
И долго буду тем любезен я народу,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что в мой жестокий век восславил я свободу...—

после смерти автора исправляет Жуковский, вынужденный представить Пушкина потомству, как «верноподданного и христианина». Долгие годы на постаменте бронзового изваяния поэта в Москве было вычеканено:
И долго буду тем народу я любезен,
Что чувства добрые я лирой пробуждал,
Что прелестью живой стихов я был полезен...

В столетие со дня смерти Пушкина эти строки, изуродованные Жуковским, были исправлены, и они появились на памятнике в своем, якобы «первоначальном» виде, с третьей строкой беловой рукописи автора:
Что в мой жестокий век восславил я свободу...
Однако всем известно, что в первоначальном наброске «Памятника», строка эта написана рукой поэта иначе, а именно:
Что вслед Радищеву восславил я свободу...
Нет нужды продолжать спор о том, какую из этих двух строк надо считать «канонической»: строку белового автографа или строку черновика. Мы исправляем строки, изуродованные цензурой, и далеко не всегда исправляем строки, изуродованные самим автором, ограниченным в своей воле той же цензурой. Согласимся только, что «восславить свободу вслед Радищеву» и восславить ее вообще, хотя бы даже и «в мой жестокий век» — это два разных «восславления», и надо сознаться, что восславление второе, то есть абстрактное, неизвестно чьей и какой свободы, можно найти у весьма многих поэтов того времени, а вот свободу «вслед Радищеву» восславил один лишь Пушкин. Возможно, что когда-нибудь на его памятнике в Москве восстановят эту огненную строку замечательного стихотворения, напоминающую к тому же имя первого русского писателя-революционера Александра Радищева. Интерес к Радищеву у Пушкина был безмерен. Еще в июне 1823 года он писал Бестужеву: «Как можно в статье о русской словесности забыть Радищева? Кого же мы будем помнить?» С годами увлечение поэта Радищевым росло. Годы 1833 — 1836 отмечены в творчестве Пушкина постоянным общением с книгами первого русского писателя-революционера. Пушкин не во всем соглашался с Радищевым, но по-настоящему советовался только с ним. «Радищев — рабства враг...» — вот главное, за что любил Пушкин автора многострадальной книги «Путешествие из Петербурга в Москву». Следует вспомнить, что другое замечательное и вольнолюбивое стихотворение Пушкина «Деревня» в рукописи содержит строки:
Увижу ль я народ неугнетенный
И рабство падшее по манию царя...

Строки эти имеют все основания считаться «каноническими», авторскими строками. В 1930 году литературовед Н. Ф. Бельчиков обнаружил в архиве П. А. Вяземского список этого стихотворения, сделанный незнакомым нам почерком. В этом списке указанные строки стихотворения «Деревня» звучат так:
Увижу ль я народ неугнетенный
И рабство падшее и падшего царя...

Рукою П.А. Вяземского на этой строке сделано исправление и написано уже известное нам — «по манию царя». Можно не доказывать, что звучание всего стихотворения существенно меняется от этой поправки. Мне довелось самому видеть три или четыре подобных же списка, в которых вместо «по манию царя» — было написано «и падшего царя». Следовательно, список «Деревни» с таким изменением последней фразы, находившийся у П.А. Вяземского, был не случайным и не единичным явлением. Наличие списка именно в архиве П.А. Вяземского усугубляет его значение. В черновиках поэта нет такой фразы. Фразу эту написали за него другие. Написали его читатели.
Кажется, Валерий Брюсов сказал: «У каждого из нас свой Пушкин». Книга Брюсова о творчестве великого поэта так и называется — «Мой Пушкин». У обладателей указанных списков «Деревни» был, по-видимому, тоже «свой Пушкин», и они переделывали и читали его мысли так, как им хотелось читать их. По содержанию фразы «и падшего царя» можно судить, что читатели эти не принадлежали к числу приверженцев «власти его императорского величества». Четвертая часть «Стихотворений» 1835 года — последнее прижизненное издание Пушкина, в котором А.Ф. Смирдин принимал также ближайшее участие. В 1836 году поэт начал издавать собственный журнал «Современник», и главным образом это нарушило взаимоотношения поэта с издателем. В январе 1836 года Пушкин писал Нащокину: «Денежные мои обстоятельства плохи — я принужден был приняться за журнал. Не ведаю, как это пойдет. Смирдин уже предлагает мне 15000, чтоб я от своего предприятия отступился и стал бы снова сотрудником его Библиотеки. Но хотя это было бы и выгодно, но не могу на то согласиться. Сенковский такая бестия, а Смирдин такая дура — что с ними связываться невозможно». Но «дурой» Смирдин не был. Он сам уже тяготился в это время циничной и беспринципной кликой Сенковского-Булгарина-Греча, все более и более опутывавшей его предприятие. В Пушкине видел Смирдин спасение своего журнала, и кто знает, как повернулось бы дело, войди поэт в него полным хозяином и победителем «журнального триумвирата». Но Пушкин на это не пошел, а Смирдин был слабохарактерен и все еще не отказывался от идеи «объединения всех российских литераторов». Что же общего могло быть у Пушкина с «бестиями» вроде Сенковского или Булгарина?



Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?