Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 490 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

11. 02. 2011. Библиографический кабинет Rarus's Gallery. Топ 10 крупнейших официальных русских продаж антикварных книг и рукописей за 2010 год:

Price Realized: $314,500

Нельзя не отметить лот из раздела книжной графики - Марк Шагал (1887 – 1985). Альбом цветных литографий, подписанных знаменитым художником. 4 рассказа из “Сказки 1001 ночи”. Нью-Йорк, Pantheon Books, Inc., 1948. 45,5х35,4 см. Комплектный экземпляр из 12-ти цветных литографий №62 (из 90), подписанных автором. Весь тираж 100 нумерованных и подписанных автором экземпляров. Были ещё 10, особенных на бумаге верже: 1 дополнительная литография – это Deluxe Edition. Уход: $314,500. Аукцион Кристис. 26-27 апреля 2010 года. Prints and Multiples. Нью-Йорк. Лот № 27. Еще во время пребывания в США Шагал освоил в иллюстрациях к арабским сказкам 1001 ночи технику цветной литографии. Именно литография, цветная и черно-белая, становится отныне излюбленным видом печатной графики художника. “Сказки Тысячи и Одной Ночи”  — памятник средневековой арабской литературы, собрание рассказов, объединённое историей о царе Шахрияре и его жене по имени Шахразада (Шахерезада).  Шагал — один из самых фантасмагорических лиричных живописцев XX века:
“Рисую мир в оцепененье сна.
Когда мой лес завалит снегопадом,
Картины превратятся в сновиденья.
Но столько лет я среди них стою!
Я жизнь провел в предощущенье чуда”.

Марк Шагал.

В предисловии к книге Ж. Кэна “Шагал-литограф”, вышедшей в Париже в 1960 году, Шагал напишет: “Мне кажется, мне чего-то не хватало, если бы я, оставив в стороне цвет, не занялся в определенный момент жизни гравюрой и литографией. С самой юности, когда я только начал пользоваться карандашом, я искал чего-то, что могло разливаться, подобно большому потоку, устремленному к далеким и влекущим берегам. Когда я брал в руки литографский камень или медную доску, мне чудилось, что у меня в руках талисман. Мне казалось, что я могу поместить на них все мои печали и радости... Все, что наполняло мою жизнь: рождения, смерти, животных, бедных рабочих, родителей, влюбленных в ночи, пророков на улице, в храме и на небе. И с возрастом - трагедию жизни в нас и вокруг нас. Когда я беру инструменты для работы, я ощущаю все различие между литографией, рисунком и офортом. Можно неплохо рисовать, но не чувствовать пальцами самый нерв литографии, так же, как любой штрих гравюры должен выявлять всю ее специфику, не имеющую ничего общего с ремесленной ловкостью”.  Одну из главных особенностей гравюры Шагал видел, в частности, в том, что с ее помощью можно было передать одновременно микрокосмичность и непрерывность, целостность Бытия, которые лежали в основе видения самого художника. «Я всегда мечтал работать над книгами», - писал Шагал, добавляя, что понимал эту работу как «сродственность в искусстве», «потому что через все искусства проходит некая «линия сердца», их соединяющая».  Эта «линия сердца» соединяла Шагала с множеством литературных произведений современности и прошлого, среди которых главное место занимала Библия. Еще в 1910-е годы художник создал ряд магических по выразительности рисунков тушью к прозе и поэзии еврейских писателей. Однако подлинным художником книги он стал после отъезда из России на Запад, во время своего пребывания в 1922-1923 годах в Берлине. Пользуясь советами известного гравера Германа Штрука, а также некоторых других специалистов, он в совершенстве овладел техникой офорта, сухой иглы, акватинты и черно-белой литографии. Именно в Берлине Шагал создал свою первую, замечательную по выразительности, но еще сравнительно небольшую книжную серию из 20 офортов, являвшихся иллюстрациями к автобиографической книге «Моя жизнь».

Получив в сентябре 1923 года приглашение от известного маршана и издателя А. Воллара, художник уезжает в Париж, который отныне становится, как он выражался, его «вторым Витебском». Отвергнув придуманную Волларом тему для иллюстраций, Шагал предложил собственную - «Мертвые души» Гоголя. С 1923 по начало 1926 года он выполнил 96 листов в технике офорта, сухой иглы и акватинты, которым было суждено стать одной из вершин его книжной графики.  Последней большой работой Шагала в 1920-е годы в области печатной графики явились 100 гравюр к «Басням» Лафонтена, предваренные 100 гуашами, показанными на выставке, приуроченной к юбилею классика французской литературы. Выставка неожиданно закончилась скандалом из протестов националистически настроенных критиков. Воллару пришлось писать записку в Палату Депутатов, в которой он оправдывал свой выбор художника-иностранца, еврея из Белоруссии, его гениальной способностью создавать волшебно-фантасмагорические и народные по духу образы, которые были близки изначальным источникам творений Лафонтена. Однако самым грандиозным трудом Шагала в области печатной графики, охватывающим период с начала 1930-х по послевоенные годы, явились иллюстрации к Библии. По его признанию, он начал мечтать о них сразу после приезда в Париж, но мечта эта смогла стать явью лишь после поездки художника в 1931 году в Палестину, а также в Сирию и Египет. Впечатления от этого путешествия, которые он называл «сильнейшими в своей жизни», слившись с воспоминаниями о родном мире белорусских местечек, послужили основой 105 офортов, законченных уже после войны. «В Израиле, - вспоминал он, - мне открылась Библия и еще что-то такое, что есть часть моего существа». В библейской серии Шагал проявил себя как один из немногих подлинно религиозных художников ХХ века, чьи творения, перекликавшиеся с творчеством Рембрандта и Эль Греко, одновременно принадлежали новому времени и стояли в ряду с самыми значительными художественными свершениями эпохи. Вслед за «Мертвыми душами» и «Баснями» Лафонтена Библия была издана Териадом в Париже в 1956 году; впоследствии один экземпляр тиража был подарен семьей художника ГМИИ им. А.С. Пушкина, а несколько листов, датированных 1931-39 годами, переданы в дар немецкими коллекционерами Музею Марка Шагала в Витебске.

1. Price Realized: $158,500

Возглавляет данный рейтинг Эль Лисицкий. Так называемая папка литографированных "фигуринов" (Figurinenmappe): цветная автолитографическая серия "Пластическое оформление электромеханического спектакля "Победа над Солнцем". Ганновер, 1923. Lissitzky El. Die plastische Gestaltung der elektro-mechanischen schau "SIEG ÜBER DIE SONNE", Hannover, Rob. Leunis and Chapman GMBH, 1923.Тираж всего 75 нумерованных копий. Экземпляр № 5. Все 10 листов (wove paper) 55х47 см. подписаны карандашом самим Эль Лисицким. К папке прилагается лист с описанием электро-механического шоу. Аукцион Сотбис. 04 ноября 2010 года. Important Russian Art. Нью-Йорк. Лот № 16. Этот экземпляр уже продавали на аукционе Сотбис в 2007 году. Тогда цена была в три раза выше: $447,744! «Победа над Солнцем» (1913) — футуристическая опера Михаила Матюшина и Алексея Кручёных, целиком построенная на литературной, музыкальной и живописной алогичности. Либретто написал А.Е. Крученых, музыку - М.В. Матюшин, стихотворный пролог - В.В. Хлебников. Она стала примером совместной работы поэтов и художников, синтеза искусств — слова, музыки и формы. Опера повествует о том, как группа «будетлян» отправилась завоевывать Солнце. Либретто широко пользовалось заумью (оставаясь довольно понятным), музыка была хроматической и диссонансной, а оформление — карикатурным, преувеличивавшим характеристики того или иного персонажа. Оперу уже ставили два раза: в 1913 году - в редакции Казимира Малевича, а в 1920 - в редакции Веры Ермолаевой.  В 1920–1921 годах Лазарь Лисицкий вернулся к данной теме и разработал проект постановки оперы «Победа над солнцем», как электромеханического представления: актеров заменяли огромные марионетки, которые должны были перемещаться по сцене при помощи электромеханической установки. Частью сценографии оказывался сам процесс управления марионетками, а также звуковыми и световыми эффектами. Единственным свидетельством грандиозного, но не осуществленного новаторского замысла Лисицкого остались альбомы эскизов костюмов для персонажей оперы в технике акварели, гуаши и туши. Эскизы не были использованы, постановка не была осуществлена. В 1923 году в Германии по этим эскизам художник сделал папку цветных литографий (один экземпляр есть в ГТГ). Фигурины имеют названия: "Чтец", "Будетлянский силач", "Трусливые", "Путешественник по всем векам", "Спортсмены", "Забияка", "Старожил", "Гробовщики", "Новый".

 

2. Price Realized: $134,000

На втором месте книга - легенда: О началах геометрии (г. Лобачевского). Извлечено самим Сочинителем из рассуждения под названием: «Exposition succinete des principles de la Geometrie etc.», читанного им в заседании Отделения физико-математических наук 11 февраля 1826 года. «Казанский Вестник, издаваемый при Императорском Казанском университете». Кристис. 22 июня 2010 года. Fine Printed Books and Manuscripts Including Americana. New York, Rockefeller Plaza. Лот № 275. 5 статей, помещенных в частях XXV, XXVII, XXVIII. Казань, печатано в университетской типографии, 1829-1830.
1829: часть XXV, февраль-март, стр. 178-187, апрель, стр. 228-241; часть XXVII, ноябрь-декабрь, стр. 227-243, скл. табл. I, фиг. 1-6 (из 9) геометрических диаграмм. 1830: часть XXVIII, март-апрель, стр. 251-283, скл. табл. II, фиг. 10-17 геометрических диаграмм, июль-август, стр. 571-636. Издательские обложки к частям сохранены. Формат: 20.2х11.7 см. (экз. сильно зарезан). Чрезвычайная редкость!
Значение самого факта создания неевклидовой геометрии для всей современной математики и естествознания колоссально, и английский математик Клиффорд, назвавший Н.И. Лобачевского «Коперником геометрии», не впал в преувеличение. Н.И. Лобачевский разрушил догму «неподвижной, единственно истинной евклидовой геометрии» так же, как Коперник разрушил догму о неподвижной, составляющей незыблемый центр Вселенной — Земле.

«Непреходящая слава Лобачевского в том, что он решил нам задачу, которая оставалась нерешенной две тысячи лет». С. Ли.

В чем же сущность, сокровенный смысл открытой Лобачевским неэвклидовой геометрии? Почему великий геометр назвал ее Воображаемой? Почему эвклидова геометрия является частным — вернее, предельным — случаем геометрии Лобачевского? Реальна ли геометрия Лобачевского в смысле соответствия физическому пространству, существует ли поверхность, на которой справедлива новая геометрия, или же она бесполезный плод фантазии, досужий вымысел, игра воображения, формальное доказательство независимости пятого постулата от других эвклидовых аксиом? Какая из двух геометрий с большей точностью описывает реальный мир? Шаг за шагом Лобачевский подходил к открытию новой геометрии, проследив в той мере, в какой возможно рассказать о сокровенной, тончайшей работе гениального ума, где из хаоса мимолетных наблюдений на основе опыта и интуиции рождается небывалая истина, постепенно выкристаллизовывающаяся в виде четкой формулы. Первое значительное открытие Лобачевского состояло в доказательстве независимости пятого постулата геометрии Эвклида от других положений этой геометрии. Вторым открытием была уже сама логически непротиворечивая система новой геометрии. На свою геометрию он смотрел именно как на теорию, а не как на гипотезу. Придя к логическому заключению, что в мировом пространстве, а возможно и в. микрокосме, сумма углов треугольника должна быть меньше двух прямых, Лобачевский смело выдвинул свою исходную аксиому, свой постулат и построил необычную геометрию, так же, как и эвклидова, лишенную внутренних противоречий. Воображаемой назвал не потому, что считал ее формальным построением, а потому, что она пока оставалась доступной лишь воображению, а не опыту. Его не покидала мысль вновь вернуться к измерению космических треугольников и установить истину. Ничего не меняя в «абсолютной» геометрии, он лишь заменил пятый постулат антипостулатом, антиэвклидовой аксиомой: через указанную точку можно провести множество прямых, не пересекающих данную. В 1998 году на аукционе Christie’s в Нью-Йорке почти весь год распродавалась самая известная в мире библиотека по науке и медицине: "The Haskell F. Norman library of science and medicine". На третьих торгах данной огромной коллекции научных уник под лотом №1174 скрывался скромный конволют из 5-ти статей, надерганных из «Казанского Вестника» за 1829-30 годы. Поражает окончательная цена — огромная для того времени! $387,500! Это, как сейчас, где-то $1 000 000. По всем показателям получается, что это одна из самых легендарных русских книг! Самые дорогие русские книги стоили тогда $3000-$10000. Что делать, в то время научная тема доминировала по ценам. Со временем вкусы меняются! Более подробную информацию по этой легендарной книге вы найдёте у нас на сайте в разделе "История русской мысли и печать".

3. Price Realized: $124,334

На третьем призовом месте - 138 рукописных карточек знаменитого русско-американского писателя, одного из классиков литературы ХХ века, Владимира Владимировича Набокова (1899-1977). Аукцион Кристис. 23 ноября 2010 года. Valuable Printed Books and Manuscripts. Лондон. Лот № 26. Набоков В. В. “Лаура и ее оригинал”. Сенсационный роман на английском языке  Его ждали так долго. Тридцать три года сто тридцать восемь карточек, на которые записывал текст своего романа Владимир Набоков, хранились в банковской ячейке. И вот сын писателя Дмитрий Владимирович решил, вопреки воле отца, обнародовать, продать оригинал и опубликовать эту “блестящую, оригинальную и потенциально революционную” вещь, представляющую собой “самую концентрированную квинтэссенцию творчества” Владимира Владимировича.

4. Price Realized: $98,425

На четвертом почетном месте прочно обосновались 43 литографии  из серии “Собрание видов Санкт-Петербурга и окрестностей”. 4 эстампа раскрашены от руки, 4 выполнены в технике сепия. Издание Общества поощрения художников. 1821-1824, Санкт-Петербург.  Издание выходило тетрадями по 4 эстампа в каждом. Тираж приблизительно 350 экз., из коих 50 раскрашивали водяными красками в специальной мастерской. Всего вышло 46-47 эстампов. Участвовали С.Ф. Галактионов, А.П. Брюллов, К.П. Беггров, А.А. Тон, А. Тозелли, К.Ф. Сабат, С.П. Шифляр, А.Ф. Шух. Как свидетельствуют документы, над первыми литографиями Галактионов начал работать уже в июне 1820 года, хотя закончены они были и вышли в свет в 1821 году. Жанровому мотиву, его взаимосвязи с глубоко-лирическим архитектурно-пейзажным окружением были привержены все участники данного проекта.  Аукцион Сотбис. 06 мая 2010 года. Travel, Atlases, Maps & Natural History. Лондон. Лот № 36. Один из самых амбициозных видовых проектов в истории русской литографии!

5. Price Realized: $94,714

На пятом месте –  Родченко А.М., Лисицкий Эль  и др. “История ВКП(б) в плакатах”. Москва, изд. Комакадемии и Музея Революции СССР , 1926. Папка с 25 агитационными цветными офсетными плакатами 725 x 545мм, выполненными в технике фотомонтажа с использованием музейных материалов, фотографий и документов. Их издавали и на языках народов СССР. Большинство плакатов и обложки исполнены художником Александром Михайловичем Родченко (1891-1956). Уход: £61,250. Сотбис. 01 декабря 2010 года. Music, Continental and Russian Books and Manuscripts. Лондон. Лот № 220. Это издание, бесспорно, относится к жанру конструктивизма, в самых ярких его проявлениях — пропаганде. Одно из знаменитых «парадных» фото-изданий сталинского периода российской истории, когда Великий Тиран создавал историю из событий, которые не происходили, он документировал то, чего не было, закреплял в сознании людей несуществующее. Пропагандистские издания печатались и в других тоталитарных государствах, им придавалось большое значение, тратились огромные средства, но только советская пропагандистская книга стала явлением художественным. Перелистывая иллюстрированные пропагандистские издания двадцатых-тридцатых годов прошлого века, мы ощущаем не только чувство страха, ужаса, но и восхищения. Эта амбивалентность возникает каждый раз, когда раскрываешь книги, оформленные Лисицким, Родченко, Телингатером. В чём феномен советской парадной книги? Ответ очевиден — время! Время, страшное в своём фанатизме, но и романтическое, время безоговорочной веры и грёз. Позднее эти плакаты были запрещены и изъяты из хранилищ, ведь на них были изображены и те вожди, которые впоследствии стали врагами народа.

Price Realized: $92,500. Здесь обязательно надо упомянуть об одном интересном лоте на аукционе Сотбис. 21-22 апреля 2010 года. Russian Art. Нью-Йорк. Лот № 336. Григорьев, Борис Дмитриевич (1886-1939). Большая подборка-коллекция книг, писем и журналов. В её состав вошла добрая дюжина книг: в том числе первая книга В. Каменского "Землянка" (СПБ., 1911) с иллюстрациями и обложкой Б. Григорьева, все три издания "Расеи" (1918, 1921, 1922), парижский цикл "Intimite" (Пб., 1918), цикл "Visages de Russie" (Paris, 1923), цикл "Boui Boui" в немецком варианте (Berlin, 1924) и "Der Moskowitsche Eros" (Munich, 1924). Кроме них, в лот вошли также два каталога выставок русского искусства в Нью-Йорке в 1923 году и в Брюсселе в 1930 году, а также каталоги выставок художника, прошедших в 1928 году в Сантьяго и в 1935 году в Нью-Йорке. Более 20 писем от 1933-1934 годов к В.Н. Башкирову и С.А. Сорину. Вкючать эту интересную "григорьевскую" подборку в наш рейтинг вряд ли стоит: коллекция она и есть коллекция, но упомянуть об этом событии просто необходимо.

 

6. Price Realized: $79,869

На шестом месте - Кутепов Н.И. Великокняжеская, Царская и Императорская охота на Руси. Исторический очерк Николая Кутепова. Иллюстрации профессора В.М. Васнецова и академика Н.С. Самокиша при участии К.В. Лебедева, И.Е. Репина, Ф.А. Рубо, В.И. Сурикова, А.Н. Бенуа, А.М. Васнецова, Э.Э. Лансере, Л.О. Пастернака, А.П. Рябушкина, А.С. Степанова и В.А. Серова. Печатано с разрешения Министра Императорского Двора. Т.I-IV. Спб., Издание Экспедиции Заготовления Государственных бумаг, 1896-1911. С 92 илл. вне текста и 478 илл. в тексте. В 4-х великолепных издательских переплетах с тиснением красками, золотом и серебром на крышках и корешках по особым рисункам. Тройной золотой обрез. Оригинальные форзацы с полихромной печатью. Сотбис. 01 декабря 2010 года. Music, Continental and Russian Books and Manuscripts. Лондон. Лот № 234. Одно из самых известных российских "помпезных" изданий с высочайшим уровнем типографского искусства! Более полную информацию об этом издании вы найдёте у нас на сайте в разделе "Русские книжные сокровища".

7. Price Realized: $79,040

На седьмом месте - Кандинский В.В., Марк, Франц. “Голубой всадник”. Альманах. Wassily Kandinsky und Franz Marc. „Der Blaue Reiter”. R. Piper and Co. Verlag, Munich, 1912. Первое издание. Аукцион Hauff and Auvermann, Berlin. Декабрь 2010 года. К сожалению, нет ссылки на лот- архив продаж отсутствует - есть только ссылка на сам Аукционный Дом. Уникальный экземпляр из числа 50-ти, так называемых deluxe edition of 50  с подписанными самими авторами гравюрами (автогравюрами)! Original blue morocco-covered boards with gold embossed Kandinsky vignette on the cover and title along the spine. Формат: 29,2 x 22,9 см. Такой комплектный экземпляр должен содержать 2 подписанные гравюры на дереве в цвете, 4 репродукции с цветной  музыкальной партитурой (все в тексте), титул и текст на немецком языке. Издано на разных типах бумаги, что также учитывается коллекционерами. Считается, что еще существует 10 музейных экземпляров с настоящими рисунками, но в продажу они никогда не поступали! Скорее всего это из разряда библиофильских легенд … Второе издание вышло там же в 1914 году. По цене оно сильно уступает первому изданию. Аналогичный нашему экземпляр из deluxe edition of 50 первого издания продавался на аукционе Кристис 28 апреля 2009 года. Prints & Multiples.  New York, Rockefeller Plaza. Лот № 28. Был продан почти в два раза дешевле: $37,500. В середине мая 1912 года издательство Райнхардта Пипера в Мюнхене выпустило в свет альманах "Синий всадник" - программный документ художников-авангардистов (по времени ему предшествовал лишь манифест итальянских футуристов), не утративший своего значения и сегодня. Издателю же альманах принес славу активного участника "бескровной революции от эпохи вильгельмовской империи к модерну". Составители и авторы сборника Василий Кандинский (1866-1944), он же переводчик русских материалов на немецкий язык, и Франц Марк (1880-1916) выступили от имени всех "молодых" или "диких" всех великих в духовном отношении стран - Германии, России, Франции, Италии под знаком утверждения единства поисков новых путей в искусстве, поисков духовного в мире тьмы. Они поставили вопрос о новом философском осмыслении прекрасного, о достижении взаимопонимания между творцом, художником, с одной стороны, и зрителем, слушателем - с другой. Вопрос был поставлен так широко потому, что альманах был манифестом художников, музыкантов, деятелей театра, философов и поэтов, рассматривавших искусство как целостное явление. Поэтому составители альманаха и поставили перед собой задачу заново прочитать историю последнего, раздвинув ее временные и качественные границы. Речь шла о произведениях первобытного искусства, фольклора, искусства примитива, художников-любителей и детского рисунка. Их они видели равновеликими работам профессионалов, а порой и превосходящими по свежести восприятия мира, оригинальности и выразительности решения. В пределах же профессионального искусства они избрали для себя новые приоритеты - от пребывавшего на протяжении столетий в забвении великого живописца Эль Греко до Каспара Давида Фридриха, Филиппа Отто Рунге, Поля Сезанна. Из сказанного следует, что, выделяя особо понятие духовности в искусстве, составители сборника говорили о двух равнозначных полюсах в развитии последнего - "великой реалистике" и "великой абстракции" (В. Кандинский). Причем важнейшим для них оставалось содержание - "необходимость", которая несет на себе, конечно, отпечаток творческой индивидуальности художника, характеризуется временным и национальным фактором. Этому последнему, по словам Кандинского, должен был прийти на смену фактор общечеловеческого устремления к идеалу. Себя же Марк, Кандинский полагали свидетелями начавшегося в данном направлении процесса. И хотя немецкий раздел альманаха представляют такие крупнейшие фигуры, как Марк, Макке, Шенберг, альманах, вышедший в Германии, по существу был делом рук мастеров русского авангарда во главе с Кандинским. Это кубофутурист Давид Бурлюк, Леонид Сабанеев, первым из русских историков музыки по достоинству оценивший поиски своего великого соотечественника Александра Скрябина в области цветосветомузыки, Фома фон Гартман и Николай Кульбин, теоретики, практики, прокладывавшие пути новому образному музыкальному языку. Совершенно естественно появление в этом содружестве и Михаила Кузмина, олицетворявшего своим творчеством синтез искусств, воспринимавшего мир пантеистически во всем богатстве его красок. Здесь и один из известнейших русских философов "серебряного века" Василий Розанов с его размышлениями по поводу принципов гармонии и метафоричности искусства древних. Невелик раздел театра - но зато это статья Кандинского о единстве сценических искусств и его же сценическая композиция "Желтый звук". В этом же, 1912 году, не приняв кубизм и футуризм, Марк полностью переключается на создание своих абстракционистских работ. Широко известны серии его картин animals—particularly о лошадях и deer—in о лесных животных, в которых он пытался выразить свое восхищение чудом природы. В своих работах (например, "Синие лошади", 1911, Walker Art Center, Minneapolis, Minnesota) он использовал и ломаные линии, и стилизованные кривые, и блестящий нереальный цвет. Франц Марк погиб на фронте под Верденом в первую мировую войну в 1916 году.

8. Price Realized: $76,158

На восьмом месте так называемый "морозовский" Апокалипсис (Откровение Иоанна Богослова) с толкованиями архиепископа Андрея Кесарийского, исполненный в "поморском" стиле. 224 л.л.  Рукопись, полуустав, circa 1820, отчетливые филиграни на бумаге с надписью "J.Kool". Чернила черные. Заставки, концовки и инициалы- красные. Бумага плотная. Формат: 36.0х26.0 см. В рукописи 73 (!) миниатюры, 4 больших заставки, 2 гигантских инициала с птичьим орнаментом. Переплет: доски обтянутые сафьяном, латунные застёжки, богатое  золотое тиснение. Кристис. 27 октября 2010 года. The Arcana Collection Part II: Important Rare Books and Manuscripts. Лондон. Лот № 60. Исследования показывают, что Апокалипсис был написан между 70-95 г.г. н.э. и, возможно, не одним человеком. Главное патристическое толкование на Апокалипсис принадлежит Андрею, архиепископу Кесарии Каппадокийской (VI век). Оно было хорошо известно в славянской письменности, из русских списков наиболее ранний – новгородский, XII-го века. Иллюстрированные списки "Толкового Апокалипсиса" широко распространяются с XVI-го века, а в XVII-XIX веках - это одно из наиболее популярных, многократно переписываемых и иллюстрируемых произведений, бытующих в среде старообрядческих книжников с их постоянным интересом к эсхатологической тематике. Правда, экземпляры, имеющие высокохудожественный и музейный уровень исполнения попадаются исключительно редко… Временные затраты писца на такое качество работы составляли до 3-х лет! Хозяин данного "Апокалипсиса" крупный фабрикант и старообрядец Викул Елисеевич Морозов (1829-1894). Учредил в 1882 "Товарищество мануфактуры Викулы Морозова с сыновьям в местечке Никольском". Обладая слабым здоровьем, он часто ездил на лечение в Англию, постигая там ведение хлопкового дела и внедряя новейшие достижения у себя на фабрике. Его предприятие было весьма прибыльным: при средней норме прибыли в хлопчатобумажной промышленности в 1888 17,9% прибыль на фабрике Викулы Морозова составляла 31,6%, а в 1893 — 16% при средней по отрасли 8,3%. На свою фабрику во избежание беспорядков он старался принимать только рабочих-старообрядцев. Для рабочих строились казармы с бесплатным проживанием, освещением, отоплением и водоснабжением. При фабриках имелись фермы по 25—30 коров в каждой, собственные бойни, мельницы, хлебопекарни. На средства Викулы и его сыновей в Никольском были построены: образцовая больница, две фабричные школы и богадельня; с помощью английских специалистов, работавших на морозовских мануфактурах, в 1910 и 1914 были сооружены два футбольных стадиона, считавшихся в те годы лучшими в России.  В деревне Ионово благодаря влиянию Викулы Морозова была открыта в 1880 единственная в России легальная старообрядческая школа. В селе Саввино (ныне входит в черту города Железнодорожный) в 1879 по инициативе Викулы Морозова было образовано новое товарищество "Саввинская мануфактура Викулы Морозова сыновей, Ивана Полякова и К", рядом с которой были построены казармы для рабочих. В храме Преображения Господня, что находилось недалеко от фабрики, был установлен фарфоровый иконостас, изготовленный на фарфоровом заводе его близкого друга М. С. Кузнецова. Превосходный образец поморской рукописи начала 19-го века! Имеет историческое и музейное значение!

9. Price Realized: $66,880

На девятом предпоследнем месте - Пушкин А.С. Сочинения. Издание к 100-летней годовщине гибели поэта М.Л. Гофмана. Берлин, Speer & Schmidt, 1937. Рабочий экземпляр Владимира Владимировича Набокова. Рукописные аннотации на полях к переводу на русском и английском языках на 228 страницах. Всевозможные мысли, рисунки любимых бабочек, шахматные резюме и т. д. и т.п. Кристис. 02 июня 2010 года. Valuable Manuscripts and Printed Books. Лондон. Лот № 216. Данный лот был включен в топ-лоты аукциона и на него распространилась обширная рекламная кампания. Провинанс: от наследников В.В. Набокова.  В женский Уэлсли колледж Набокова пригласили преподавать европейскую литературу и русский язык и литературу в переводе на английский американским студенткам. Это было в конце лета 1941 года. Занятия в колледже оставляли достаточно времени и для изучения бабочек в Музее сравнительной зоологии Гарвардского университета, и для работы над Пушкиным. Набоков начал работать над книгой переводов "Онегина" еще в тридцатые годы. К.И.Чуковский в статье "Онегин на чужбине" писал, что переводчики превращали пушкинский роман в стихах "в дешевый набор гладких, пустопорожних, затасканных фраз". Когда "в 1964 году вышли комментарии Набокова к "Евгению Онегину" (и его перевод), - вспоминает Нина Берберова, - и оказалось, что не с чем их сравнить: похожего в мировой литературе нет и не было, нет стандартов, которые помогли бы судить об этой работе. Набоков сам придумал свой метод и сам осуществил его, и сколько людей во всем мире найдется, которые были бы способны судить о результатах?" Всякий перевод - это неизбежное толкование текста, и переводчик всегда в какой-то мере комментатор. Цветаева переводила стихи Пушкина на французский язык, привнося в них нечто свое. Она писала в 1936 году: "Мне твердят - Пушкин непереводим. Как может быть непереводим уже переведший, переложивший на свой (общечеловеческий) язык несказанное и несказное? Но переводить такого переводчика должен поэт". У Набокова иное отношение. Несмотря на то, что он чрезвычайно ценил форму, словесную организованность, ритм, рифму, начав переводить "Евгения Онегина" стихами, он отказался от этого, увидав неминуемые потери. Набоков перевел весь роман ритмической прозой, надеясь, что всю "солнечную сторону" текста можно будет подробно объяснить "в тысяча и одном примечании". Никто не скажет, в каком случае потери больше. Своему переводу Набоков предпослал "Введение" с описанием пушкинского текста, с рассказом о том, что "Евгений Онегин" содержит 5541 стихотворную строку, из которых все, кроме 18-и, представляют собой четырехстопный ямб с чередованием женской и мужской рифмы. Онегинскую строфу Набоков сравнивает с четырехстопными стихами в английской, французской, итальянской поэзии. Здесь же он говорит о непростых переходах Пушкина от одной темы к другой, о стилизованной автобиографичности "Евгения Онегина" и о его творческой истории, о том, что в комментариях он учитывал и варианты, и черновые наброски. Многие темы "Введения" развиты в комментариях, которые следуют за переводом и занимают второй и третий тома. В четвертом томе воспроизведен русский текст "Евгения Онегина". Набоков знал литературу, известную Пушкину, раскрывал читателю множество значений, связанных с тем или иным словом в "Онегине", считал, что для понимания перевода на английский необходимо также знать и литературу английскую и немецкую, переводы которой на французский язык были известны Пушкину. Задача Набокова была очень трудна, так как сложнейшую стилистическую ткань пушкинского текста надо было передать на другом языке, с собственной богатейшей литературной традицией, отметить галлицизмы и непременно также сходство и расхождения с другими авторами, скрытые - часто пародийные - намеки, понятные посвященным. С этой точки зрения Набоков видел в "Евгении Онегине" "его аркадскую даль, змеиный блеск его чужеземных притоков... многоцветные уровни литературной пародии... Написание книги... было вызвано острой потребностью, возникшей в процессе чтения курса русской литературы, который я вел в 50-е годы в Корнелльском университете, в городе Итака, штат Нью-Йорк, а также полным отсутствием какого бы то ни было истинного перевода "Евгения Онегина" на английский язык; но затем - на протяжении почти восьми лет (в течение одного года из них я получал финансовую поддержку от фонда Гугенхейма) - книга разрасталась".

10. Price Realized: $50,000

Десятое последнее место поделили 2 лота с одинаковым ценовым результатом:

а). Советские космические исследования. Орбитальная станция "Салют-6" ("Salyut-6"). 10 декабря 1977 - 16 марта 1978. Циклограмма-диаграмма полета.  Кристис. 02 декабря 2010 года. Beautiful Evidence: The Library of Edward Tufte. New York, Rockefeller Plaza. Лот № 151. В апреле 1971 года в космосе появилась первая в мире советская долговременная орбитальная станция «Салют». Сейчас точную копию станции серии «Салют» можно увидеть в павильоне «Космос» на ВВЦ в Москве. Сама по себе эта станция не может ни взлететь, ни совершить посадку. Ее выводят на околоземную орбиту, как огромный спутник,  мощные "Протоны". Однако в отличие от обычных спутников станция «Салют» может работать не только в автоматическом, но и в пилотируемом режиме. Масса станции «Салют» 19 тонн, длина – 16 метров, площадь солнечных батарей – 63 квадратных метра, и объём внутренних помещений – 100 кубических метров. Станция «Салют» разделена на три отсека. Самый узкий – переходной отсек. Длина этого цилиндра 3 метра, диаметр 2 метра. В его состав входит стыковочный узел, через который и космонавты, и грузы могут попасть из корабля на станцию. Переходный отсек – жилое помещение. Он герметичен, и в нем размещены научная аппаратура, системы жизнеобеспечения и терморегулирования. Тут же находится и пункт управления станции, а снаружи переходного отсека укреплены солнечные батареи, антенны, телекамера и разные датчики. В отсеке «Салюта-1» установлена астрономическая обсерватория «Орион», включающая зеркальный телескоп диаметром 28 сантиметров, спектрографы и другие приборы. Шесть иллюминаторов отсека позволяют вести наблюдения Земли и космоса. Через специальный люк из переходного отсека можно перейти в рабочий отсек. Это самое большое из помещений станции. Рабочий отсек состоит из двух цилиндров диаметрами в 2,9 метра и 4,2 метра, соединенных усеченным конусом при общей длине в 9,1 метра. Здесь находится множество приборов, обеспечивающих комфорт космонавтам. Отсюда, так же как и с переходного отсека, можно управлять станцией и отдельными ее устройствами. Сквозь любой из пятнадцати иллюминаторов видно все то, что происходит вне станции. Во время сна космонавты закрепляли себя в удобном им положении, иначе при любом неаккуратном движении они могли «поплыть» по кабине. Хотя на станции можно было спать и на «потолке», конструкторы станции постарались сделать все, чтобы, несмотря на невесомость, обстановка на станции напоминала земную. Так, например, на «Салюте-3» условный пол был сделан темным и покрыт ворсовой дорожкой, условный потолок побелили, а стенам придали промежуточные тона. На станции присутствовали тренажёры, при помощи которых космонавты укрепляли свои мышцы, и без которых не возможен ни один долговременный космический полёт. За рабочим отсеком находится агрегатный отсек. Так как он предназначен для размещения топливных баков и бортовых двигателей, нужды в герметизации нет. Внешняя поверхность этого отсека, как и других, используется для установки солнечных батарей, антенн, телекамеры и разных научных приборов. Каждая последующая модель станции из серии «Салют» имела новые устройства и доработки, становилась более совершенной. Так на «Салюте-3» были установлены подвижные панели солнечных батарей. Какое бы положение в пространстве ни занимала станция, специальный механизм постоянно ориентировал панели так, чтобы солнечные лучи падали на них перпендикулярно. При таком положении панелей батареи дают наиболее мощный ток, что обеспечивает наилучшее энергоснабжение станции. На «Салюте-4» использовалась установка, дающая очень чистую воду из отходов жизнедеятельности экипажа. Удалось хотя бы частично организовать на станции замкнутый круговорот воды – первый шаг по осуществлению в «эфирных поселениях» полностью замкнутых экологических циклов. Успешно работали две шлюзовые камеры для отбросов. С помощью специальных устройств «выстреливали» контейнеры с мусором так, что, снижаясь к Земле, они сгорали в атмосфере. Одним из важных усовершенствований была автономная система навигации. С ее помощью космонавты получают все сведения об орбите станции и ее положении в пространстве в данный момент. Стоит еще упомянуть необычный космический костюм «Чибис», надев который космонавты «обманывали» невесомость. Как известно, на Земле сердце гонит кровь к голове, а вниз она опускается за счет силы тяжести. В условиях невесомости тяжести нет, и кровь приливает к голове, что вызывает весьма неприятные ощущения. Костюм «Чибис» имеет собранные в гармошку штаны и плотно прилегающий к телу пояс. Специальный компрессор выкачивает воздух из штанов и создает внутри них пониженное давление, что заставляет кровь отливать от головы к нижней половине тела. В 1977 году на орбиту была запущена станция «Салют-6». В отличие от своих предшественниц эта станция имеет два стыковочных узла, благодаря которым удалось создать на орбите сооружение из трех аппаратов – двух кораблей «Союз» или, скажем, корабля «Союз» и «Прогресс» и находящейся между ними станции. Новшеством на ней была баня. 17 июня 1978 года корабль «Союз-29» с космонавтами В. В. Коваленко и А. С. Иванченковым на борту пристыковался к временно пустовавшему «Салюту-6». Начался героический, длительный космический орбитальный полет, продолжавшийся 140 суток! Для обеспечения нормальной работы космонавтов к орбитальному комплексу «Союз-29» — «Салют-6» были посланы последовательно три грузовых корабля: «Прогресс-2», «Прогресс-3», «Прогресс-4». Они доставили на комплекс топливо, аппаратуру, расходуемые материалы и все необходимое для нормальной жизнедеятельности космонавтов. Без грузовых космических кораблей длительный 140-суточный полет был бы невозможен. Работа «Прогрессов» уменьшает расходы, обеспечивает активную работу долговременных крупных космических станций. Но и их рекорд вскоре был превзойден. Космонавты Владимир Ляхов и Валерий Рюмин в 1979 году успешно проработали на «Салюте-6» почти полгода. В апреле 1980 года, на станции «Салют-6» сверхдлительный полет начали космонавты Л. Попов и В. Рюмин. Этот рекордный 185-суточный полет был успешно завершен. Полет станции «Салют-6», продолжавшийся 4 года 10 месяцев, был завершен 29 июля 1982 г. За это время станция совершила 27785 оборотов вокруг Земли. За время существования станции было проведено большое число научно-технических и медико-биологических экспериментов, был накоплен богатый опыт использования долговременных космических станций. Всего на станции было принято 14 экспедиций с участием 28 космонавтов.

б). Печатный черновик письма, одна страница размером А4, к Иосифу Сталину (1879-1953), подписанный ("Winston S. Churchill", Moscow, 15 October 1944) в судьбоносный и трагический для Европы момент.  Англия - США с одной стороны, и СССР- с другой пытались "поделить" в Москве Европу на сферы влияния. Каждый день на переговорах в Кремле шли "битвы" то за Грецию, то за Венгрию, Болгарию, Румынию  и Польшу. Кристис. 03 декабря 2010 года. Fine Printed Books and Manuscripts Including Americana. New York, Rockefeller Plaza. Лот № 48. С 9 по 19 октября1944 года Черчилль находился в Москве на переговорах со Сталиным, которому предложил разделить Европу на сферы влияния, однако советская сторона, судя по стенограмме переговоров, отклонила эти инициативы, назвав их «грязными». На встрече в Москве в 1944 году между Сталиным и Черчиллем произошел следующий, вошедший в историю, диалог. "Черчилль заявляет, что он заготовил довольно грязный и грубый документ, на котором показано распределение влияния Советского Союза и Великобритании в Румынии, Греции, Югославии, Болгарии [...] Американцы будут поражены этим документом. Но Маршал Сталин - реалист, он, Черчилль, тоже не отличается сентиментальностью, а Иден - это совсем испорченный человек. Он, Черчилль, не показал этого документа Британскому Кабинету, но Британский Кабинет обыкновенно соглашается с тем, что он, Черчилль, и Иден предлагают. Что касается парламента, то в парламенте у Кабинета большинство, да если и показать парламенту этот документ, он все равно ничего в нем не поймет. Тов. Сталин говорит, что 25%, предусмотренных для Англии в Болгарии, не гармонируют с другими цифрами таблицы. Он, тов. Сталин, считал бы необходимым внести поправки, а именно предусмотреть для Советского Союза в Болгарии 90%, а 10% для Англии".  "Грязный", по Черчиллю, документ содержал предложение разделить "сферы влияния на Балканах в следующем процентном соотношении: Румыния - 90% влияния России, 10% - другие; Греция - 90% влияния Англии (в сотрудничестве с США), 10% - другие; Югославия и Венгрия - 50 на 50%; Болгария - 75% влияния России, 25% - другим странам. "Процентное соглашение", предложенное Черчиллем, не было неожиданностью для Сталина, как и то, что ключевым при этом являлся вопрос о Греции, где коммунисты уверенно шли к власти. По свидетельству очевидцев, Сталин поставил синим карандашом галочку на документе и вернул его Черчиллю. После некоторой паузы премьер произнес: "Не будет ли сочтено слишком циничным, что мы так запросто решили вопросы, затрагивающие миллионы людей. Давайте лучше сожжем эту бумагу". "Нет, держите ее у себя", - сказал Сталин. Черчилль сложил листок пополам и спрятал его в карман. Но в послании, которое спустя два дня, 11 октября, Черчилль отправил Рузвельту, о своем "процентном предложении" он проинформировал его весьма туманно. Красная Армия в это время вступила на территорию Югославии, и до границ Греции оставалось рукой подать. Соблазн был велик, но, как позднее писал британский премьер, "Сталин никогда не нарушил данного мне слова". Анализ советской политики и дипломатии того времени свидетельствует, что ее главной целью являлось создание в послевоенной структуре Европы "пояса безопасности" из дружественных Советскому Союзу приграничных государств, ликвидация враждебного "санитарного кордона", существовавшего на западных границах страны перед Второй мировой войной.

Price Realized: $48,323

Здесь нельзя не упомянуть о 2-х лотах с одинаковым ценовым результатом:

а). Арабески. Разные сочинения Н. Гоголя. Части 1-2. Санкт-Петербург, типография вдовы Плюшар с сыном, 1835. Цензурное разрешение сборника — 10 ноября 1834 года.
Ч. 1: [8], 287 стр.
Ч. 2: [6], 276 стр.

Формат: 22,5 х 14,5 см. В издательских обложках (сохранилась только передняя обложка первой части и оба корешка), необрезанный экземпляр с неразрезанными страницами. В великолепном библиофильском состоянии, что является бесспорной редкостью. В современном футляре. (Мастерская "Парагон").  Издание представляет коллекционную ценность. Первое прижизненное издание сборника Н.В. Гоголя (1809-1852). Впервые в этих сборниках появились «Записки сумасшедшего» (Ч.2). Все остальное было напечатано ранее в разных периодических изданиях. Провенанс: экземпляр писателя В.В. Лаврова. Аукцион журнала “Про книги”. 24 апреля 2010 года.  Редкие книги, автографы и рукописи. Москва. Лот № 9. «Арабески» были отпечатаны 20-22 января 1835 года. В 1-ю часть вошли: «Скульптура, живопись и музыка»; «О средних веках»; «Глава из исторического романа»; «О преподавании всеобщей истории»; «Портрет»; «Взгляд на составление Малороссии»; «Несколько слов о Пушкине»; «Об архитектуре нынешнего времени»; «Ал-Мамун». Во 2-ю часть вошли: «Жизнь»; «Шлецер, Миллер и Гердер»; «Невский проспект»; «О малороссийских песнях»; «Мысли о географии»; «Последний день Помпеи»; «Пленник»; «О движении народов в конце V века»; «Записки сумасшедшего». Обращаясь в «Невском проспекте» к картинам демонической жизни, Гоголь осмысливает причины ее одержимости и опустошенности. «Невский проспект» — метафора ада, который обустраивает сатана на земле. Демон силится придать видимость светоприсутствия, и этому подчинился человек, принявший обман за истину. Причуды зла неограниченны в городе-иллюзионе. Однажды Гоголь свернул с Невского проспекта и, проходя мимо незанавешенного окна одного из домов, нечаянно заглянул в него. В глубине узкой, тускло освещенной комнаты неподвижно сидел бледный молодой человек с вьющимися белокурыми волосами. Его лицо выражало страдание, он задумчиво смотрел перед собой, словно не решаясь пошевелиться. На стенах висели какие-то картины, в углу темнел мольберт. «Наверное, бедняк художник», — подумал Гоголь. Ему показалось, что судьба этого молодого человека, вероятно приехавшего в сырую холодную столицу в жажде славы из какой-нибудь дальней стороны, напоминает его собственную судьбу. Ведь он так же одинок, как этот молодой художник. За годы, проведенные в Петербурге, ему пришлось столкнуться с горькой нуждой, унижениями, завистью, изведать много горя и недоброжелательства. Перед глазами вставала картина Невского проспекта, то необычайно оживленного, кишащего нарядно одетыми завсегдатаями, с проносящимися блестящими экипажами, запряженными горячими, стройными как стрела лошадьми, то погружающегося в неверный полумрак, в котором скрывалась нужда, страдания. «Невский проспект» — это повесть о Петербурге, о жестоких контрастах большого города, о гибели честного, одаренного художника Пискарева и о благополучии пошлого и .самодовольного поручика Пирогова. Гоголь сначала назвал своего художника Палитриным, но потом изменил его фамилию на Пискарева, подчеркнув этим его скромность, неприметное место его в жизни наподобие маленькой незаметной рыбки. Этих полунищих чудаков Гоголь встречал во время своих посещений Академии художеств. Они обычно бывали добрыми и застенчивыми, любили свое искусство, наивно верили в справедливость и чистоту окружающих людей. С душевной болью, взволнованно рассказывал Гоголь трагедию художника, ставшего жертвой своей всепоглощающей страсти. Его Перуджинова Бианка, столь прекрасная в прозрачном сиянии вечернего искусственного света, на деле оказалась грубой и вульгарной потаскушкой. Герой повести Пискарев, пораженный превращением красавицы в обитательницу публичного дома, задумывается о двойственности человека, о предпочтении, оказываемом «адскому духу» и в отчаянии кончает жизнь самоубийством. Гоголь нарисовал грустную и суровую по своей правде картину его похорон, похорон нищего, никому не нужного человека.  Повесть «Портрет» Гоголь счел своей неудачной попыткой и позднее значительно его переработал. В новой редакции он был опубликован в третьей книге журнала «Современник» за 1842 год. Прототипом художника, приславшего из Италии на выставку в Петербург свою картину, послужил А. А. Иванов, всю жизнь работавший над одной картиной — «Явление Христа народу». Его черты отразились также в образе ушедшего в монастырь старца художника. Структура «Записок сумасшедшего», являющиеся по форме дневником, последовательно фиксирующем этапы сумасшествия главного героя Поприщина, членится на комическую историю титулярного советника, комическую историю сумасшедшего, вообразившего себя «отыскавшимся» наследником испанского престола, и заключительную запись, страстный монолог замученного человека. Трагедия героя, пропущенная через комический слог его монолога, состоит в том, что в своих амбициях он метит на что-то более высокое, чем те социальные и духовные рамки, в которых вынужден существовать. «Плюю на всех!» Это верх мизантропии и ненавистничества, самая черная зависть. Бессильная жажда мщения. Неистовство в желании унизить весь мир. И вместе с тем вопль о помощи. Лихорадочно ищет герой Гоголя выхода из своего несчастного положения (он и его любовь осмеяны), ищет выхода в возвышении над обидевшим его, в скачке чисто материальном, сословном, наглядном. Он не может даже титула подобрать, чтоб пожестче отомстить за себя. Так дорастает он до короля. Король — это не только насмешка над табелью о рангах (такого чина там нет), но и таинственность поприщинского мышления, его иносказательность, ибо король-то испанский, а в Испании и короля-то нет, и трон пуст. Для русского читателя этот факт уже был сказкой, мифом, непонятной мечтой, и в эту-то мечту (бывшую реальностью для Европы 1833 года) и перенесся герой Гоголя. Действительность врывается в повесть Гоголя и подталкивает воображение Поприщина, подсказывает ему: дерзай! Трон в Испании пуст. Ты король! Ты истинный наследник престола, ты тот, кого все ждут и все ищут и кто должен наконец занять свое место под солнцем. И вот первая запись в дневнике обретшего себя героя. «Сегодняшний день — есть день величайшего торжества! В Испании есть король. Он отыскался. Этот король я!» Поприщин совершает свой скачок. Как уверяет П.В. Анненков, он однажды застал в Петербургской квартире Гоголя на Малой Морской пожилого человека, рассказывавшего о привычках сумасшедших, строгой, почти логической последовательности, замечаемой в развитии нелепых их идей. Гоголь подсел к нему, внимательно слушал его повествование, и когда один из приятелей стал звать всех по домам, Гоголь возразил, намекая на своего посетителя: «Ты ступай... Они уже знают свой час и, когда надобно, уйдут». Большая часть материалов, собранных из рассказов пожилого человека, употреблены были Гоголем потом в «Записках сумасшедшего». Вероятно, пожилой незнакомец был опытным врачом-психиатром. Во всяком случае, как отмечают современные специалисты, в «3аписках сумасшедшего» клинически точно описано зарождение и развитие шизофренического бреда, сосредоточение на одной посторонней идее, выросшей до маниакальной idee fixe. Важную роль в повести играет заимствованная у Гофмана «переписка собачек», позволяющая, наряду с раскрепощением сознания «сумасшедшего», увидеть мир привычных явлений в естественно-обнаженном виде. «Арабески» — это арабские узоры, представляющие собой соединение разнородных элементов. Отсутствие единства, разнобой, разлад Гоголь декларировал и в предисловии к книге, а затем и в письмах, сопровождающих дарственные экземпляры.

б). Квадри, Виктор Викторович, Шенк, Владимир Константинович. Императорская Главная квартира. История Государевой свиты. Столетие Военного министерства. 1802-1902. Главный редактор-генерал-лейтенант Д.А. Скалон. В 4-х т.т., т.5- Приложения. Санкт-Петербург, 1902-1914. Т.1. XVIII век. Составил В.В. Квадри: 1902. 832 с. с иллюстрациями, 38 л. иллюстраций. Т.2. Царствование императора Александра I. Составил В.В. Квадри: 1904. 786 с. с иллюстрациями, 23 л. иллюстраций. Т.З. Царствование императора Николая I. Составили В.В. Квадри, В.К. Шенк: 1908. [4], 626, 365 с. с иллюстрациями, 52 л. иллюстраций. Т.4. Царствование императора Александра II. Редактор и составитель В.К. Шенк: 1914. [6], 948, [4] с. с иллюстрациями, 60 л. иллюстраций. Т.5. Царствование императора Александра II. Приложения: 1914. 339, [1] с. с иллюстрациями. В пяти издательских переплётах мастерской Г. Эрлинга (Невский пр., 73; Б. Кузнечный пер., 8). Оформление переплётов и титульных л. - Н.С. Самокиша. Тройной золотой обрез. 29,1x21,5 см. Тираж 2210 экземпляров, из них 10 -для вечного хранения. Сотбис. 01 декабря 2010 года. Music, Continental and Russian Books and Manuscripts. Лондон. Лот № 245. Великолепное и роскошное издание "Императорская главная квартира. История Государевой свиты" явилось частью обширного издательского проекта. В 1902 году в России отмечался столетний юбилей образования в России министерств. Император Николай II перед празднованием юбилея отдал распоряжение о написании книг, посвященных истории деятельности министерств и ведомств за 100 лет. Военному министру генерал-лейтенанту Д. А. Скалону было отдано распоряжение составить историю военного министерства. Для предварительной редакторской работы были привлечены сотрудники архива Генерального штаба, военные историки, делопроизводители. Издание начинается с краткого очерка о деятельности вооруженных сил в России до создания министерства, а завершается материалами начала XX века. Этот многотомный труд начал выходить в юбилейный год, в 1902 году. Издание вышло в 13 томах, разбитых на более чем 50 книг, и имеет систематический указатель, вышедший отдельным томом. К началу XX века Императорскую главную квартиру составляли: Свита его императорско­го величества, Военно-походная канцелярия, собственный его императорского величества конвой, рота дворцовых гренадер и лейб-меди­ки. Пять массивных томов (пятый том содер­жал приложения), на протяжении почти пят­надцати лет готовившиеся сначала полковни­ком (по ходу продвижения работы ставшего генерал-майором) В.В. Квадри, а затем заме­нившим его делопроизводителем Военно-по­ходной канцелярии капитаном (к окончанию издания уже полковником) В.К. Шенком, содержали, как указывалось во вступительной аннотации, "исторический очерк Император­ской главной квартиры, состоящий из описа­ния службы государевых ближних слуг, Госуда­ревой свиты со времени основания её Петром Великим, а также всех учреждений, которые составляли канцелярию государя императора в походах и путешествиях, а в остальное время представляли собой собственную Военную канцелярию его величества и ведали делами Государевой свиты". Согласно Словарю В.И. Даля, свита - это окольные при государе или при знатной особе: провожатые, близкие, окружающие, приближённые, почётная дружина, позадица. Имен­но с этой "позадицы" и начал своё повествова­ние В.В. Квадри, рассказав о достославных временах, когда "великие князья, а позже цари московские были близки к своим воинам и не­редко лично предводительствовали ими в по­ходах и в бою. Среди "вольных воев" князь имел отдельный отряд, состоявший из единомышленников, родственников и друзей, или "дружей", князя, по которым и отряд этот на­зван был дружиной". От древних дружин к окольничим, думным дьякам и "ближним людям", а от них - к ден­щикам Петра I и, наконец, к генерал-адъютан­там - таков, по мнению автора, путь постепен­ного формирования Государевой свиты в Рос­сии. Так как Свиту составляли генерал-адъютанты, свитские генерал-майоры (или контр­адмиралы) и флигель-адъютанты, то особое внимание в очерке уделяется истории возник­новения этих званий. Генерал-адъютанты по­явились в России при Петре Великом. Первые упоминания о них относятся к 1713 и 1716 го­дам. Всего в царствование Петра их было 9, при Елизавете Петровне — уже 11, при Екате­рине II - 25. Именно Екатерина в 1775 году уч­редила звание флигель-адъютанта, а Николай I сорок лет спустя - свитского генерала. Кроме того, начиная с правления Александра I, стали назначать "генералов, состоящих при особе его величества". Обязанности лиц Свиты были весьма разнообразны и возлагались на них по воле самого государя. Как раз в возможности "прямого" действия, немедленного оператив­ного правления в кризисных ситуациях видят летописцы императорской Свиты её силу и необходимость: "Близость к особе монарха и осо­бое доверие его к лицам Свиты - вот что ставит Государеву свиту в исключительно высо­кое и почётное положение, делая возможным выполнение лицами её, независимо от высоты чина и служебного положения, высочайших поручений в делах, не поддающихся обыкно­венному течению и для разрешения которых необходимо непосредственное проявление во­ли самодержца". Формирование Свиты осуществлялось по вы­сочайшему усмотрению: генерал-адъютанты назначались самим императором из полных ге­нералов и генерал-лейтенантов, свитские генералы - из генерал-майоров, флигель-адъютан­ты - из штаб- и обер-офицеров. Состав свиты постоянно менялся. Если при Александре I в Свиту входили 176 человек, а при Николае I -540, то в царствование Александра II генерал-адъютантов было 179, свитских генералов -347, флигель-адъютантов - 404, генералов при особе императора состоящих - 9, всего же -939 человек. Несколько генерал- и флигель-адъютантов несли при императорах постоянное дежурст­во, сопровождали их на парадах, смотрах, раз­водах, ученьях, сопутствовали во время путе­шествий, принимали просьбы на высочайшее имя, докладывали о самых значительных происшествиях и пожарах, отправлялись в поезд­ки с особыми поручениями. Так, в 1861 году Александр II разослал свитских генерал-майо­ров и флигель-адъютантов во все концы импе­рии для содействия губернскому начальству при введении положений об отмене крепост­ного права. Помимо исторического очерка труд В.В. Квадри и В.К. Шенка содержит краткие биографии лиц, составлявших императорскую Свиту со времён Петра I до правления Александра П. Оформил издание один из признанных масте­ров державного стиля начала XX века - Н.С. Самокиш. Книга была выпущена по распо­ряжению и на средства Военного министерст­ва тиражом 2210 экземпляров. Десять из них предназначались для вечного хранения в не­драх самого министерства.

Книжные сокровища России

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?