Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 422 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Чернихов Я.Г. Основы современной архитектуры. Экспериментально-исследовательские работы.

2-е изд., доп. Л.: Ленинградское общество архитекторов, 1931. 96, [3], [2] с.- реклама: ил., [46] л. цв. и чёрно-бел. ил. Форзацы из тонированной бумаги. Торшонированный обрез. В картонажном издательском переплёте. 31х22 см. Тираж 3150 экз.

 

 

 

 

 

Гинзбург М.Я. Стиль и эпоха. Проблемы современной архитектуры.

М., Государственное издательство, 1924.

В издательском тканевом переплете с

бумажными наклейками на верхней крышке и корешке.

Книга одного из основоположников

конструктивизма в архитектуре.

Весь спектр проблем современной архитектуры уже подымал в 1924 году Моисей Гинзбург. Яков Чернихов не мог не прочитать эту книгу.

Краткая справка: Гинзбург, Моисей Яковлевич (1892 -1946) - советский архитектор, представитель конструктивизма. Опираясь на достижения строительной техники, разрабатывал новые формы «социальной» архитектуры. Проектировал жилые дома с обобществлённым коммунально-бытовым обслуживанием в Москве (1926, 1930), санаторий имени Г.К. Орджоникидзе в Кисловодске (1935-1937, с соавторами). Наиболее известные его книги: «Ритм в архитектуре» (1923); «Стиль и эпоха» (1924); «Жилище» (1934) и др.

Поэтому Яков Георгиевич решил рассмотреть эту проблему немного в другом аспекте.

Селим Хан-Магомедов

Феномен Я. Чернихова

(символический экспрессионизм графических композиций)

В конце 20-х - начале 30-х годов в Ленинграде одна за другой выходят книги мало известного до того архитектора Я. Чернихова. Книги были богато иллюстрированы сотнями графических композиций (отвлеченных, орнаментальных и архитектурных), выполненных автором. Поражало графическое мастерство и изощренность фантазии Я. Чернихова. В годы когда в нашей стране авторских книг архитекторов издавалось очень мало, появление сразу семи книг одного автора было неординарным явлением. Книги с интересом раскупались художниками и архитекторами. Особое внимание архитекторы проявили к первой книге Чернихова, посвященной архитектуре, - "Основы современной архитектуры", изданной в 1929 г. тиражом 1500 экземпляров. Она быстро разошлась, и в 1931 г. вышло ее второе издание. Пристальное внимание к этой книге Чернихова объяснялось как самим ее многообещающим названием, так и большим количеством опубликованных в ней графических архитектурных композиций (всего 225 рисунков). Книга, появившаяся в ситуации острой полемики различных архитектурных течений, была воспринята многими как изложение в текстовой и графической форме личностной концепции формы автора. Интерес к Чернихову был связан еще и с тем, что публикация такой книги именно этого автора не была никак подготовлена ни участием Чернихова в конкурсах, ни деятельностью его в новаторских творческих группировках, ни преподаванием в архитектурном вузе (он преподавал в Ленинградском институте инженеров путей сообщения). Поэтому появление книги вызвало эффект разорвавшейся бомбы. Уже первый просмотр книги убеждал, что ее автор - талантливый художник. Создавалось даже впечатление, что на небосклоне архитектурного авангарда взошла новая яркая звезда. Однако интерес к Чернихову как к оригинальной творческой личности быстро снизился. Книги его продолжали выходить ("Орнамент. Композиционно-графические построения", 1930; "Конструкция архитектурных и машинных форм", 1931; "Архитектурные фантазии. 101 композиция", 1933), а место и роль его в архитектуре авангарда падали. Можно сказать, что подавляющее большинство архитекторов тех лет как бы вообще не учитывало присутствие Чернихова в архитектурной жизни. Книги его действительно были, а Чернихова как значительной творческой личности в архитектуре вроде бы не было.

Эту реальную психологическую ситуацию тех лет важно учитывать сейчас, когда графические композиции Якова Чернихова широко публикуются и демонстрируются на выставках и может создаться впечатление, что и в 20-е - начале 30-х годов Чернихов воспринимался как крупная фигура советского архитектурного авангарда. Нет, тогда он так не воспринимался. Феномен Чернихова требует объяснения. Существовали архитекторы, работы которых были в 20-е годы мало известны, и мы только сейчас вводим их в широкий научный и творческий обиход. Но архитектурные композиции Чернихова были известны, пожалуй, больше, чем проекты любого сторонника архитектурного авангарда, да еще в таком количестве, о приближении к которому тогда никто и мечтать не мог. И тем не менее сейчас создается впечатление, что современные исследователи как бы возвращают в историю архитектурного авангарда архитектора Чернихова, которого оттуда кто-то насильственно изъял. Что же произошло все-таки с Черниховым на рубеже 20-30-х годов? Беседуя со многими архитекторами, активно работавшими в те годы, я не раз задавал им вопрос: почему при таком количестве опубликованных архитектурных фантазий и композиций Чернихов не стал тогда значительным явлением советского архитектурного авангарда?

Обобщенное мнение моих собеседников сводилось к следующему: во-первых, тексты его не содержали концептуальной новизны и во многом были просто банальны; во-вторых, не было оригинальной концептуальной основы и в его архитектурных композициях, а новизну на уровне концепции в те годы все остро ощущали; в-третьих, само огромное количество опубликованных в короткое время архитектурных композиций, каждая из которых претендовала на оригинальность, дало обратный эффект; количество не перешло в качество, а снизило общее качество этих композиций в глазах архитекторов; в-четвертых, в графических композициях Чернихова присутствовало что-то неуловимое от стилистики модерна, формальная связь с которым в те годы оценивалась как признак дурного вкуса; в-пятых, Чернихов все же воспринимался скорее как талантливый график, а не как оригинальный архитектор. Такое впечатление от Чернихова его современников подтверждается и реакцией на его первую архитектурную книгу ("Основы современной архитектуры") профессиональной архитектурной печати. Все три существовавшие тогда архитектурных журнала опубликовали на нее критические рецензии. Ниже даны фрагменты этих рецензий.


"СА": "Текстовая часть книги состоит из 5 разделов, носящих, как и вся книга, звучные и многообещающие заглавия... К сожалению, содержание этих 5 "разделов" настолько путано и нечленораздельно, что излагать и критиковать их последовательно - не представляется возможным... Все "теоретические" рассуждения Чернихова носят печать поверхностного, эстетски-дилетантского, асоциального понимания архитектуры... "Символический" формализм Я. Чернихова давно изжит нашей архитектурой. Если бы книга появилась в 1921 - 1922 гг., когда у нас процветали символизм и "динамика" во всех их видах и разновидностях, она, быть может, сыграла бы некоторую роль. Сейчас же рассуждения, приведенные в книге, в большинстве своем анахроничны и порой довольно забавны... Если текст книги говорит о теоретической беспомощности Я. Чернихова, то иллюстративная часть отчасти компенсирует это обстоятельство, характеризуя автора как даровитого и формально изобретательного графика. "Архитектурные фантазии", в большом числе приведенные в книге, смотрятся с интересом, но все же пониманию "основ современной архитектуры" и они ничего не дают... В общем, книга (без текста) может быть полезна графикам, ищущим "архитектурных мотивов". О этой же точки зрения она может быть интересна и архитектору".

"Строительная промышленность": "...книга, интересно иллюстрированная и прекрасно графически оформленная, имеет, однако, два крупных недостатка... Она, во-первых, весьма неудовлетворительно изложена, и, во-вторых, плохо обоснована теоретическая часть ее... На протяжении всей книги встречается много темных мест как в определении архитектуры (затушевывание социальной обусловленности ее), так и в стремлении автора довольно часто понятие архитектуры подменять понятием линейно-графического способа ее изображения".

"Строительство Москвы": "...автор дает абстрактную теорию формы, ни в какой мере не связанную с современной идеологией, новой техникой... По сути методического содержания книга Чернихова является наиболее опасной разновидностью всех появившихся до сих пор попыток объяснить архитектуру как формальное, отвлеченное решение плоскостных и пространственных задач".

Критические рецензии на эту книгу Я. Чернихова были опубликованы и в других журналах (например, рецензии А. Михайлова в журналах "Книга и революция", 1930, № 7 и "Советская архитектура", 1931, № 5-6). Разумеется, в этих рецензиях было много полемического перехлеста и нашла отражение характерная для тех лет тенденция излишней идеологизации профессионально-творческих проблем архитектуры. И все же знаменательна отрицательная реакция на книгу представителей практически всех новаторских организаций: АСНОВА, ОСА, ВОПРА - именно их члены писали рецензии в журналах. По отношению к Чернихову как участнику архитектуры советского авангарда важны оценки современниками именно его книг, так как он вошел в архитектуру прежде всего как "книжный" архитектор. Не просто как автор где-то выставленных проектов, а как график-иллюстратор своих книг. Так как же оценивать место и роль Чернихова в советском архитектурном авангарде? Чтобы ответить на этот вопрос, важно понять, каким типом таланта обладал Чернихов. Это важно для того, чтобы не предъявлять к нему тех требований (как, кстати, это частично и делали авторы цитированных выше рецензий), которые нельзя предъявлять художнику именно такой одаренности. Чернихов был редкостно одаренным человеком, но талант его был специфическим, причем в процессе интенсивных занятий "искусством начертания" (термин Чернихова) он еще больше усилил специфичность своего композиционно-графического дарования.  Я. Чернихов сначала окончил Одесское художественное училище, затем Высшие педагогические курсы при Академии художеств и, наконец, архитектурный факультет Академии художеств. Диплом архитектора-художника он получил в 1925 г. в возрасте 36 лет. Многое в своеобразии художественного творчества Чернихова помогает понять его изданная в 1927 г. первая книга "Искусство начертания", в которой он изложил свои принципы построения графических композиций. Это небольшого формата книга, которую автор в предисловии охарактеризовал как предварительное издание его большой работы. По содержанию книга представляет собой учебное пособие для желающих совершенствоваться в графическом начертании. Обращаясь к читателям, автор предлагает "создавать так называемые "графические задачи" и на их разрешениях строить свои успехи и достижения в начертательном искусстве. Лично я добился интересных результатов, занимаясь в целом ряде школ (реальное училище, городские школы, женские учебные заведения, единые трудовые школы, фабзауч, рабфаки и проч.). Целый ряд опытов, проделанных мною и моими последователями, показал, что подход к разрешению графического начертания на предложенном мною принципе имеет твердое основание". Эти разработанные Черниховым принципы (приемы, средства и способы) графического начертания и излагаются в книге.

Яков Чернихов. Водонапорная башня канатного цеха

з-да "Красный гвоздильщик". Ленинград. 1930-1931.

Памятник промышленной архитектуры и конструктивизма.

Автор подчеркивает, что речь идет не об обучении черчению, а о приобретении навыков в начертании выразительных композиций. Речь идет о приемах не графического изображения реальных предметов или явлений, а о возможности "новым приемом, новым подходом передавать наши представления без наличия самого предмета. Различными приемами мы конструируем изображение и даем ему большую выразительность сочетанием линий, плоскости и объема, избавляя себя от традиционных и установленных форм". Чернихов излагает в этой книге разработанный им своеобразный пропедевтический курс на базе отвлеченных графических композиций. "Предмет" как таковой,- пишет Чернихов,- никакой роли во всем представленном материале курса начертательного искусства не играет. Весь курс главным образом построен на принципе "беспредметности"... Натура не применяется ни в одном случае. Вся основа методического курса начертательного искусства... зиждется на "комбинации", на "сочетании" линии, плоскости и объема, вне какого бы то ни было предмета. Как соответствующее сочетание звуков дает нам музыкальное произведение, так и мы построим и скомпонуем такое изображение, в котором линии будут музыкально настроены. Выявим в линии ее подлинную красоту и свяжем одно сочетание кривизны с другим так, как связывают ноту с нотой в музыке. Точно так же мы подойдем в композициях плоскостных и объемных задач. Добиться такого результата можно только при условии, что исполнитель не связан с натурой - предметом... Самое интересное и новое в подобном подходе заключается в том, что... мы, в конечном результате, получаем исполнителя, свободно умеющего выполнять задачи, основанные на натуре - "предмете". На тех же самых принципах, на каких строятся беспредметные композиции, строятся и композиции предмета". В книге дана подробная "классификация тем графического искусства", которые необходимо последовательно прорабатывать, чтобы освоить приемы, средства и способы графического начертания. Тем всего семьдесят две. Назову некоторые из них: плоскостные решения, изучение прямой линии, линейные композиции круга, композиции двойного цвета, ломаные плоскости, конструктивные пространственные решения плоскости фигур, статические решения плоскостей, динамические решения плоскостей, сеточная круговая симметрия, сеточная асимметрия, прозрачные плоскости, прозрачные объемы, конструктивные пространственные задачи овальных плоскостей, объемы с выемкой и дополнениями, криволинейные объемы, конструктивные объемы, композиция на фоне круга, полые тела, изгибающиеся тела, фактурные плоскости композиции, фактурные объемы, простейшие правильные черные орнаменты, мозаичные композиции, ломаные незамкнутые объемы, объемные плетенки, пространственные конструктивные решения брусков, листовые сочетания изогнутых тел и т. д. К книге была приложена реклама готовящихся к печати книг автора, которая характеризует основные интересы Чернихова в то время. Он был всецело занят тогда проблемами графического начертания. Объявлялось о предстоящем выходе четырех книг Чернихова:

1. "Геометрическое черчение" - полное собрание построений геометрических тем (книга вышла в 1928 г.).

2. "Кривые (номография)" - собрание циркулярных и локальных кривых различных видов и порядков.

3. "Проекционное черчение - проекционное рисование" - приемы и способы, употребляемые в обучении начертательного искусства; инженерное рисование и проектировка.

4. "Аристография" - красочные этюды графического искусства новых разрешений начертания.


Вот с таким багажом опытного мастера искусства начертания Чернихов стремительно ворвался в конце 20-х годов в архитектуру авангарда. Наряду с незаурядным талантом художника-изобретателя у него было преимущество перед многими архитекторами, занимавшимися экспериментами в области формообразования, в том, что он имел тщательно разработанные и неоднократно проверенные на отвлеченных построениях принципы (приемы, способы и средства) построения графических композиций. Сам Чернихов считал эти принципы всеобщими. Поэтому после книг, где искусство начертания рассматривается на примерах отвлеченных композиций, Чернихов выпускает две книги, в которых свои принципы варьирования линейных, плоскостных и объемных построений демонстрирует на примерах орнаментального искусства ("Орнамент. Композиционно-графические построения", 1930) и архитектуры ("Основы современной архитектуры", 1929). В дальнейшем Чернихов все больше внимания уделяет не столько разработке общих принципов графического начертания, сколько формам их конкретного применения в области архитектуры. За основу создания своих графических архитектурных композиций он берет практически весь диапазон форм архитектуры авангарда, разработанных ко второй половине 20-х годов советскими и зарубежными архитекторами. Его не смущают стилистические различия архитектуры различных новаторских течений. Он берет от любого из них, так сказать, образно-стилистический модуль и прилагает к нему свои принципы варьирования графических построений, получая большое разнообразие композиций, многие из которых оказываются действительно оригинальными.

Яков Чернихов не был создателем своей творческой школы, не выработал своей специфической стилистики форм в архитектуре, не сделал и подлинно художественных открытий в архитектуре авангарда (как Татлин, Мельников или Леонидов). Не было у Чернихова и прорывов на новые уровни формообразования. У него были иные заслуги. Чернихов, как никто, умел в любом творческом течении архитектурного авангарда (созданном другими) выявлять в процессе интенсивного варьирования скрытые резервы и потенции формообразования, о которых нередко не подозревали и сами сторонники того или иного течения. Чернихов обладал особым даром комбинаторного образного мышления. Создание принципиально новых направлений в развитии архитектурного авангарда - это делали другие пионеры советской архитектуры. Чернихов же брал уже найденное другими и с увлечением извлекал из него бесчисленные варианты новых форм, но в рамках конкретной стилистики. Можно сказать, что на базе чужих художественных открытий Чернихов создавал свои пространственно-графические изобретения. По типу его талант был близок таланту Пиранези, архитектурные фантазии которого были изобретательными вариациями на конкретную стилистическую тему. Рассмотрение архитектурных фантазий Чернихова не на уровне художественных открытий, а на уровне пространственно-графических изобретений ни в коем случае не умаляет его творческих достижений. Как говорится, дай Бог каждому столько художественно-композиционных находок, сколько их рассыпано в многочисленных архитектурных фантазиях Чернихова. Но его буйная фантазия всегда оставалась в рамках четкой системы варьирования, выведенной им из разработки принципов графического начертания. Доминантой его творчества были не стилеобразующие поиски, не развитие и обогащение стилистики, а проверка комбинаторных возможностей варьирования архитектурных композиций на базе различных концепций формы авангарда - супрематизма, конструктивизма, символического романтизма и т.д. Архитектурные построения Чернихова - это действительно композиционные варианты на самые разнообразные (в том числе и по стилистике) темы архитектурного авангарда. Объединяют их в единое художественное целое прежде всего индивидуальная графическая манера автора и его пристрастие к символико-динамическим (часто даже экспрессивным) и орнаментальным построениям. Как мы помним, первое издание этой монографии вышло в 1930 году:

Первое издание 1930 года.

В мягкой издательской обложке.

Содержание этого издания:

Предисловие

Вступление

Методы обучения и изучения архитектурных основ

1. Композиция, фантазия, сочинительство, творчество, изобретательство

2. Понятие о беспредметности и элементах беспредметности

3. Функциональность

4. Дисциплины пространства

5. Конструктивизм

6. Динамика форм

7. Целевая установка

8. Моделирование

Постановка дисциплины организации пространства

а) Этапы изучения линии, плоскости, поверхности и объема

1. Композиции линейного порядка

2. Плоскостные композиции

3. Пространственно-конструктивные задачи:

а) ломаные плоскости,

б) прямоугольно-конструктивные,

в) овально-конструктивные

г) поверхности тел вращения,

д) прозрачные объемы

е) простейшие объемы

ж) сложные конструктивные объемы

б) гармония плоскости и поверхности,

в) гармония красок в архитектуре,

г) гармония объема,

д) выразительность

Архитектурное воспитание и изучение новых форм

1. Архитектурные задачи и примеры

2. Архитектурные элементы

3. Архитектурные конструкции

4. Архитектурное творчество

5. Архитектурный стиль

Технические навыки

1. Графическая грамотность, мастерство

2. Тренировка

3. Упражнения

4. Фактура

5. Масштабность-пропорция

6. Зрительная точка

7. Геометрал изображения, перспектива, аксонометрия

Философия архитектуры

1. Теория красоты

2. Искания

3. Идеи

4. Ритм

5. Экономика в архитектуре

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?