Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 438 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Емельянова Е.А. Старообрядческие издания кирилловского шрифта конца XVIII-начала XX века.

Возникновение и развитие старообрядчества, староверия имеет большое историческое и религиозное значение, являясь важнейшим пластом духовного наследия нашей страны. Возникнув в середине XVII в., это движение стремительно развивалось, коснувшись самых глубинных сторон жизни, так или иначе, оказав влияние на большинство православного населения России. Старообрядчество, отделившись от Русской православной церкви и образовав самостоятельные независимые общины, пережило несколько периодов своего развития, подъема и спада, в течение которых оно распалось на многочисленные ответвления, так называемые толки или согласия. В целом же старообрядчеству присуще стремление к объединению людей, привязанных к старине, к прошлому русской церкви и древнему церковному обряду, т.е. традиционализм. Трагедию церковного раскола русской православной церкви обычно связывают с реформами патриарха Никона. Однако, по мнению многих историков старообрядчества, начиная с XV в., в православной церкви происходит расслоение священников на белое и черное духовенство, прежде всего в имущественном плане. Черное, монашеское духовенство, живя в монастырях, являлось крупнейшим владельцем земли и крепостных крестьян. Во главе церковного руководства всегда стояли монахи, являясь более грамотными и обученными по отношению к белому духовенству. Имея власть в своих руках, монашеский епископат все более закабалял белое священство, лишив их возможности участвовать в управлении церковью.

Псалтырь. Московская старообрядческая книгопечатня. 1913.

К XVII в. расслоение между черным и белым духовенством достигло критического уровня, что привело к неприкрытой конфронтации между ними, заставив последних начать борьбу за свои права, за возможность участвовать в соборах и таким образом влиять на жизнь церкви. В среде протопопов, называвших себя ревнителями древнего благочестия, появилось несколько проповедников, стремившихся к реформированию богослужения, к восстановлению единогласия во время церковной службы. Речь идет о кружке, образовавшемся вокруг молодого царя Алексея Михайловича (1629-1676), - боярин Морозов, Стефан Вонифатьев, Федор Ртищев. Эти люди вместе с царем были серьезно озабочены фактом упадка церковного благочестия в Московском государстве. После собора 1649 г. при поддержке царя ревнители получили возможность занимать высокие церковные посты, что позволило им проводить свои идеи церковной реорганизации в жизнь. По представлению Стефана Вонифатьева в этот кружок попадает Никон, в те годы полностью поддерживавший его программу. Став при поддержке царя патриархом, Никон активно включается в работу по реорганизации церкви. Реформы, подготовленные им и поддержанные Алексеем Михайловичем, начали проводиться в жизнь весной 1653 г., по сути, преследуя цель унификации церковных обрядов, приведение их к подобию греческого богослужения. Одним из основных направлений реформ стало исправление книг и обрядов, которые, по замыслу их устроителей, должны были послужить укреплению церковно-политических связей России с другими православными странами и прежде всего с греческой церковью. Действия патриарха Никона были враждебно встречены некоторой частью русского духовенства, что привело к резкой полемике между сторонниками и противниками реформ. Для решения спорных вопросов в 1654 г. в Москве, в присутствии царя Алексея Михайловича, был проведен церковный собор представителей русского духовенства. Среди участников Собора - пять митрополитов, четыре архиепископа, один епископ, одиннадцать архимандритов и игуменов, тринадцать протопопов, несколько приближенных царя. Все участники были тщательно отобраны Никоном и царем. Тем не менее, Собор уполномочил его произвести исправление книг «по древним славянским переводам и по древним греческим спискам», что давало право на исправление книг. Однако Никон, воспользовавшись этим правом, начал печатать книги, используя современные греческие издания, изготовленные в Италии, Франции и Германии. В итоге, через некоторое время, многими священниками были замечены отклонения от канона, что дало повод епископу Павлу Коломенскому отказаться от своей подписи. По мнению С.А. Зеньковского, «мероприятия патриарха Никона по исправлению книг почти невозможно понять не принимая во внимание его интерес к внешней политике Московской Руси и ко вселенскому православию». Желание патриарха объединить вокруг своей власти православных людей из разных стран, являлось одним из основных стимулов деятельности и заставляло его стремиться изменить разницу между русским и греческим богослужением. Никон обратился к Константинопольскому патриарху Паисию с посланием, в котором поставил перед греческими иерархами 26 вопросов относительно обрядов и ошибок, оказавшихся в богослужебных книгах. Греческое духовенство во главе с Паисием одобрило деятельность московского патриарха и постановления Московского собора. Таким образом, заручившись поддержкой греков, царя и большей части высшего российского духовенства, Никон на соборах 1655 и 1656 гг. утвердил нововведения в деле исправления книг и церковных обрядов. Его активные, часто агрессивные, действия вызвали возражения многих лиц не только священного сана, но и справщиков Печатного двора. В русской среде многие верующие сомневались, особенно после флорентийского собора (1439) в истинности греческого православия. В XVII в. отношение к грекам значительно ухудшилось, и не только из-за унии с католиками. Греки, приезжавшие в Россию с единственным желанием выпросить денег и получить помощь, своим поведением, в котором отсутствовало строгое благочестие, отталкивали от себя русских православных. С другой стороны, в Москве становятся известными неприглядные факты поведения греческих церковных иерархов, которые в борьбе за власть не гнушались подлога, перехода в другое вероисповедание и даже убийства. Это сильнее всего отвращало русских. Для достижения своих целей Никон жестоко расправился со своими противниками, что в глазах многих верующих придало им ореол мучеников за старую веру и помогло распространению раскола среди широких масс населения. Сторонники старообрядцев были преданы анафеме на церковном соборе 1666-1667 гг. и предстали перед судом. В ноябре 1667 г. в Москву приехали Антиохийский патриарх Макарий и Александрийский патриарх Паисий, имевшие полномочия от константинопольского и иерусалимского патриархов. Большой московский собор утвердил прежние постановления, касавшиеся исправления книг и установления церковных обрядов. На всех несогласных были наложены «клятвы», что и стало причиной раскола русской Церкви. В 1666-1667 гг. происходит концентрация сил, стремящихся остановить преобразования, сохранить старую веру. Главные ее силы располагались в Москве, в кругах духовенства, посадских людей и купцов. Существовал небольшой кружок высшей аристократии, объединявшийся вокруг боярыни Морозовой. На востоке среди населения среднего течения Волги большая часть населения поддерживала традиционные взгляды. С ними солидарны были многие жители севера, жившие между озером Онегой и Белым морем. После проповедей протопопа Аввакума Сибирь также считалась районом небезопасным, склонным к поддержке традиционалистов. Несмотря на победу над защитниками старого благочестия, одержанную царем и иерархами, собор 1667 г. не решил, а наоборот усугубил положение внутри церкви, окончательно разделив русское общество на две части. Предав анафеме четверых церковных мятежников, собор тем самым исключил возможность примирения, оттолкнув от церкви большую часть русского общества. Это привело к тому, что приверженцы старого благочестия стали инородным телом, оторванным от основной церковной традиции. Твердые приверженцы старого благочестия, оказавшись выдворенными из церковной жизни, вынуждены были как-то организовывать свою светскую и религиозную жизнь. С этого времени все несогласные с нововведениями патриарха Никона для православной церкви стали считаться раскольниками, сами же себя они называли старообрядцами или староверами. Такое положение сохранялось на протяжении конца XVII-XIX вв. Отношение официальной власти к раскольникам, несмотря на некоторые послабления, носило достаточно жесткий характер. Только указом от 17 апреля 1905 г. «Об укреплении начал веротерпимости» им было разрешено именоваться старообрядцами.

«... Поведено установить различие между вероучениями, соединенными под наименованием «Раскольников»; разделив их на три группы:

а) старообрядческие согласия,

б) сектантство и

в) последователи изуверских учений».

Первоначально, после возникновения раскола, старообрядцы ограничивались борьбой с патриархом Никоном и его последователями; в это время их мнения и действия были достаточно единодушны и направлены на отстаивание прежних догматов веры. После соборов 1666 и 1667 гг., когда о примирении уже не могла идти речь, старообрядцам пришлось организовывать свою религиозную жизнь, именно в этот момент начались ожесточенные разногласия между их лидерами. Первой причиной их разделения стал вопрос (возникший еще при жизни протопопа Аввакума) о священниках, который и послужил основанием для разделения старообрядцев на два основных направления: поповцев и беспоповцев. В первые годы после раскола старообрядцы, не принимая новых книг, пользовались изданиями, напечатанными православной церковью до реформ патриарха Никона, но постепенно их естественный износ заставил заняться воспроизводством необходимой литературы. Рукописный способ, к которому прибегнули, хотя и имел древнюю традицию, недолгое время удовлетворял читательский спрос, так как не мог решить всех проблем, поэтому стали искать способы восполнения необходимых книг посредством их печатания. Идея производить книги печатным способом возникла в среде попов-дев, обосновавшихся на территории Польско-Литовского княжества, но не терявших связи с Москвой. Их активная книгоиздательская деятельность - выпуск первой в истории России тайной печатной продукции - является одной из интереснейших сторон деятельности старообрядцев, а также важной частью истории кирилловского книгопечатания. На первоначальном этапе главную роль сыграла деятельность калужско-стародубского старообрядчества, которая позволила превратить этот район в центр старообрядческого книгопечатания. По мнению некоторых исследователей, стародубские деревни формировались не как тайные скиты, а как «открытые гражданские поселения», что позволило им выработать идеологические и экономические предпосылки для начала книгопечатной деятельности. Не менее важным было то обстоятельство, что стародубские слободы находились рядом с древними центрами славянского книгопечатания.

«С начала 80-х гг. XVIII в. и почти до конца первой четверти XIX в. Стародубье являлось центром старообрядческой книгоиздательской деятельности, будучи одновременно и заказчиком, и производителем, и распространителем книг. Имея широкие связи по всей стране, купцы, с учетом спроса, заказывали книги в типографиях польско-литовского государства, а позднее начали печатать их самостоятельно».

Соборник. Львовская типография, 7301.

[На самом деле: Клинцы: Тип. Федора Карташева, 1793].

В самом начале своей деятельности старообрядцы предпочитали заказывать книги в типографиях Польско-Литовского княжества, позднее они арендовали у них материалы и работников, печатая свою литературу самостоятельно. Однако к 90-м гг. XVIII в. выпуск книг для старообрядцев прекратился почти во всех польских типографиях, за исключением Вильны. За время своей деятельности стародубские купцы приобрели большой опыт и связи, которые позволили им открыть собственные типографии. Старообрядческая типография, открытая в Клинцах, легально проработала всего два года - с 1785 по 1787 г., после чего была закрыта по указу Синода, что заставило старообрядцев заняться тайным печатанием книг. Основывая нелегальные типографии, они вынуждены были скрывать свою деятельность, что, естественно, повлияло на качество и особенности производимых ими книг. Особенностью старообрядческой книги этого периода стало отсутствие достоверных выходных данных. В своих изданиях старообрядцы начали помещать выходные данные московских изданий времени первых пяти патриархов или ложные выходные данные. Книгоиздательская деятельность старообрядцев имела успех, о чем можно судить по книгам, сохранившимся не только в крупнейших библиотеках Москвы, Санкт-Петербурга и провинции, но и наличию большого их числа в частных библиотеках старообрядцев, проживающих и сегодня на территории Российской Федерации. С того момента, как произошел раскол, вера, повседневная жизнь и деятельность старообрядцев находилась под пристальным вниманием церкви и властей; с 1850-х гг. возникает активный интерес со стороны историков и писателей. Наряду с религиозными вопросами исследуются их экономическая и культурная деятельность, в том числе и печатание книг. Как отмечают многие исследователи, первые сведения о старообрядческих типографиях появляются в труде B.C. Сопикова, увидевшем свет еще во время функционирования старообрядческих типографий в Клинцах и Янове.

Страсти Христовы. (Указано: Львовская типография, 7301).

[На самом деле: Клинцы: Тип. Федора Карташева, после 1792].

Во второй половине XIX - начале XX вв. выходит несколько работ, посвященных различным старообрядческим типографиям, причем историков в большей степени интересуют их собственные, самостоятельно устроенные типографии, наиболее крупными из которых были в Клинцовском посаде. Советские библиографы долгое время не могли заниматься изучением старообрядческих изданий, и только с 1990-х гг. ситуация изменилась. Наличие большого количества сохранившихся старообрядческих изданий и интерес к ним со стороны историков и читателей поставили перед библиотеками необходимость учета, описания и изучения старообрядческих книг. Особенность в определении и описании старообрядческих изданий отмечалась библиографами книг кирилловского шрифта; так, еще А.С. Зернова в своей методике указывала на некоторые элементы, присущие только им. Позднее, занимаясь историей Супрасльской типографии, Ю.А. Лабынцев в каталоге описал около 100 изданий, напечатанных в типографии по заказу старообрядцев. Несмотря на большой интерес, описаний и каталогов, посвященных именно старообрядческим изданиям, долгое время не появлялось. Значительный вклад в эту работу внесли исследования А.В. Вознесенского в Санкт-Петербурге и И.В. Починской в Екатеринбурге. Одним из первых вышел каталог собственно старообрядческих изданий, подготовленный в А.В. Вознесенским в 1991 г. На сегодняшний день он является наиболее полным по описанию старообрядческих изданий. В него включены 369 описаний, из них 213 - полные, а 155 - более краткие. В каталог включены экземпляры двух крупнейших Собраний - Библиотеки Академии наук и Научной библиотеки имени М. Горького Санкт-Петербургского университета. Позднее им же были подготовлены несколько статей, посвященных вопросам изучения издательской программы старообрядческих типографий. Большим достоинством одной из последних его работ - «Старообрядческие издания XVIII - начала XIX века. Введение в изучение» - является подробный анализ особенностей старообрядческих изданий, основанный на разных сторонах их деятельности и, прежде всего, технических компонентов издательского производства: особенности шрифтов, печатных станов, орнаментальных досок и индивидуальных приемов печатания книг. Вслед за общим анализом представлены признаки, позволяющие идентифицировать книги отдельных типографий, как принадлежавших старообрядцам, так и работавших по их заказам. В приложениях автор приводит примеры анализа изданий, подготовленных старообрядцами, их историю, особенности и бытование в старообрядческой среде. Исследование И.В. Починской, посвященное истории старообрядческих типографий, основано на изучении большого числа архивных документов, которые позволили автору показать активную и достаточно продуктивную деятельность старообрядцев, занимавшихся изданием книг. Ее монография позволяет представить, в какой географической и социальной среде трудились печатники, в каких условиях им приходилось работать. Во второй части монографии помещен каталог сибирских собраний, содержащий 87 описаний старообрядческих изданий. В 1996 г. вышла совместная работа А.В. Вознесенского, Е.А. Мангилева и И.В. Починской справочного характера, с имеющимися на сегодняшний день сведениями о деятельности старообрядческих издателей, владельцев типографий, заказчиков книг. Собрание старообрядческих изданий кирилловского шрифта конца XVIII начала XIX вв. Российской государственной библиотеки насчитывает 436 изданий представленных более чем 1700 экземплярами и является крупнейшим в мире. Долгое время оно не было описано и из-за этого мало известно современным исследователям. В силу возросшего интереса к истории и деятельности старообрядцев издание каталога старообрядческих изданий РГБ представляется необходимой потребностью для научной и практической деятельности историков, книговедов и всех, интересующихся историей книги.

* * *

Формирование данной коллекции являет собой отдельную, интересную страницу истории собрания Российской государственной библиотеки. Первые книги, напечатанные старообрядцами, поступили в Московский Публичный и Румянцевский музеи вместе с книгами кирилловской печати вскоре после его открытия в 1862 г. Около 300 экземпляров книг отмечено экслибрисом Музеев, большинство из которых, наряду с ним, имеют запись о том, в какое собрание они входили. Это позволяет проследить путь, по которому книги поступили в Музей, в основном как дублеты из Московской епархиальной библиотеки, Олонецкой духовной семинарии. Единственный экземпляр - из библиотеки А.С. Норова (1795-1869). История многих церковных книжных собраний была трагически оборвана событиями 1917 г. Часть из них была национализирована и попала в государственные библиотеки, часть пропала. Печальна судьба богатейшей Московской епархиальной библиотеки, которая растворилась почти бесследно в других собраниях. В путеводителе начала 20-х гг. говорится о поступлении 150 тыс. томов из библиотеки бывшего Епархиального дома. На основании анализа описываемых экземпляров старообрядческих книг РГБ можно сказать, что между библиотекой и Московской епархиальной библиотекой происходили обмены дублетами, в том числе и старообрядческими изданиями. Московским Публичным и Румянцевским музеями была приобретена часть библиотеки Олонецкой духовной семинарии, основанной в Петрозаводске в 1829 г., сразу же после образования Олонецкой епархии. С 1855 по 1867 г. в семинарии было организовано миссионерское отделение, ориентированное на изучение и пропаганду в среде старообрядцев. Наряду с этим в семинарии занимались историей и библиографией старообрядчества. А.Е. Викторов, регулярно посещавший Олонецкую семинарию, заинтересовался семинарским собранием старообрядческих книг, представлявших значительный исторический интерес. Ему принадлежит идея о передаче части книг кирилловской печати в Румянцевский музей взамен новонапечатанных изданий. В 1877 и 1878 гг. двумя партиями книги и рукописи поступили в Музей. Однако обмен или приобретение книг Московским Публичным и Румянцевским музеями не было частым явлением, большая часть книг, среди которых были и старообрядческие издания, поступала ввиде частных пожертвований. Особенно выделяются крупные книжные собрания купцов-старообрядцев К.Т. Солдатенкова и Т.Ф. Большакова. Козьма Терентьевич Солдатенков (1818-1901)- московский купец, меценат, издатель, библиофил, происходил из старообрядческой семьи, принадлежавшей к Рогожской общине. Как коллекционер он был увлеченным собирателем русской живописи, гравюры, литографии, как библиофил обладал огромной библиотекой в 20 тыс. томов по русской истории, литературе и обществоведению, а как старообрядец - собранием древнерусских икон и книг, которое не являлось частью собирательской деятельности, а отражало его религиозные воззрения. Иконы и книги хранились в его молельной. С момента открытия Московского Румянцевского музея в 1862 г. до самой своей смерти К.Т. Солдатенков оказывал ему материальную поддержку. Согласно его распоряжению вся его коллекция произведений искусства и библиотека поступили в Музей. Собрание икон владелец завещал Рогожскому кладбищу, куда, видимо, перешли и экземпляры его старообрядческих изданий кирилловского шрифта. Такое положение существовало вплоть до 1920-х гг., когда после реформирования Румянцевского музея, его коллекция живописи была распределена между Государственной Третьяковской галереей и Государственным русским музеем. Библиотека осталась в организованной Публичной библиотеке им. В.И. Ленина. Старообрядческие же издания К.Т. Солдатенкова поступили в РГБ вместе со всем собранием Рогожского кладбища. Экземпляры старообрядческих изданий К.Т. Солдатенкова не имеют книжных владельческих признаков, однако на большинстве из них, на форзацном листе, простым карандашом обозначены инициалы «К.Т.С.». Резкое увеличение количества старообрядческих книг в фонде Библиотеки произошло после 1917 г., когда в Румянцевский музей, вскоре переименованный в Российскую Публичную Библиотеку им. В.И. Ленина широким потоком хлынули книги из национализированных монастырских и частных библиотек. В первые годы Советской власти в состав Библиотеки вошли книжные собрания Синодальной библиотеки, Московской духовной академии, Вифанской духовной семинарии. Собрание Синодальной библиотеки, старейшей в России, основано еще в XVI в. Свое название она получила в 1721 г. после учреждения Синода (ранее называлась Патриаршей). В ее фонде находилось небольшое количество старообрядческих изданий, которые были конфискованы у старообрядцев и по указу Синода в 1841-1855 гг. хранились там. Позднее они были переданы в Московскую духовную академию и вместе с ее собранием попали в РГБ. Московская духовная академия (МДА), открытая на территории Троице-Сергиевой лавры в 1814 г., явилась продолжением Славяно-греко-латинской академии. В составе ее книжного собрания в 1854 г. было организовано миссионерское отделение, в котором активно собирались старообрядческие книги. Отделение имело свой ярлык - небольшую наклейку с надписью: «Раскольнич. из ...», и указанием места, откуда книга поступила.

Службы, житие и чудеса иже во святых отца нашего Николая,

архиепископа Мирликийского, Чудотворца.

Единоверческая типография. 1909. С московского издания 1643 года.

Всего миссионерское отделение насчитывало 339 старообрядческих книг. Как правило, книги эти имеют штемпель Библиотеки МДА, обычно ставившийся на первых листах, и ярлык на форзацном листе или на корешке. В 1919 г. постановлением коллегии Отдела научных библиотек Наркомпроса РСФСР библиотека МДА была полностью передана Румянцевскому музею, однако первые годы оставалась на территории Троице-Сергиевой лавры, являвшейся ее филиалом, и только в 1930 г. была перевезена в Москву. Библиотека Вифанской духовной семинарии, основана в Спасо-Вифанском монастыре в XIX в. Семинария была образована по указу императора Павла I в 1800 г. Основным организатором монастыря и семинарии с библиотекой был митрополит Московский Платон (Левшин). Спасо-Вифанский монастырь был тесно связан с Троице-Сергиевой лаврой, и его семинария просуществовала до 1917 г. Семинарская библиотека включала рукописи, печатные книги и архивные монастырские материалы, разделенные на две части: фундаментальная и ученическая библиотеки. Старообрядческие экземпляры из этой библиотеки имеют выполненный красными чернилами Штемпель «Фундаментальная библиотека Вифанской Духовной семинарии». В 1919 г. она была включена в фонд РГБ и присоединена к филиальному собранию, находившемуся в Троице-Сергиевой лавре, и только в 1930 г. вместе с другими поступила в РГБ. Многие книги нашей коллекции поступили из собраний московских старообрядческих общин и прежде всего Рогожского кладбища - духовного и административного форпоста старообрядцев-поповцев, ставшего с 1853 г. центром старообрядческой архиепископии Московской и всея Руси. С самого начала своего образования Рогожское кладбище являлось церковным центром московского старообрядчества. На его территории сложилась большая коллекция древнерусских икон и книг - рукописных и печатных. В основном собирались дониконовские издания, однако в ее составе находилась небольшая, но ценная коллекция ранних старообрядческих изданий конца XVIII - начала XIX вв. Большая часть этих книг поступила в Рогожскую библиотеку в виде дара и имеет запись об этом. На каждом экземпляре приклеен ярлык и сделана запись о принадлежности книги к рогожскому собранию. Коллекция Рогожского кладбища была передана Румянцевскому Музею вскоре после революции, в 1918 г. В первое время собрание - архивы, рукописи и печатные издания - оставались на прежнем месте (в колокольне), т. к. Музей в те годы не имел возможности разместить их в своих помещениях. Евтихий Иванович Усов, прежний хранитель библиотеки кладбища, после ее национализации перешел на работу в Румянцевский музей, оставшись таким образом при книгах. В 1918 -1923 гг. собрание было опечатано и недоступно для читателей. В мае 1924 г. по решению Ученого совета Государственной Публичной библиотеки им. В.И. Ленина, архив, рукописи и книги были перевезены в здание библиотеки. Руководил перевозкой Г.П. Георгиевский. Вывоз занял три дня - с 7 по 12 мая. Вместе с библиотекой из колокольни были взяты оставшиеся тиражи старообрядческих изданий, также хранившиеся на Рогожском кладбище, которые после изъятия необходимых для библиотеки экземпляров книг, были сданы в макулатуру. В коллекции старообрядческих изданий РГБ немало экземпляров из частных библиотек, принадлежавших крупнейшим коллекционерам-старобрядцам. Среди них Е.Е. Егоров, чья коллекция рукописных и печатных книг была хорошо знакома всей Москве. Не менее известно было собрание Г.М. Прянишникова, который, как и многие коллекционеры-старообрядцы, собирал иконы, рукописные и печатные книги. Его экземпляры старообрядческих изданий имеют записи о принадлежности не только Г.М. Прянишникову, но и другим членам этой семьи. Единичные экземпляры старообрядческих изданий происходят из собраний Введенской Оптиной пустыни и Общества истории и древностей российских. Первоначально русские старопечатные издания, включавшие и старообрядческие, хранились вместе в Отделении рукописей и только в 1920-х гг. были переданы в образованный Отдел редких книг. С момента формирования фонда кирилловской печати издания старообрядцев входят в их число. А.С. Зерновой было положено начало образованию отдельного фонда старообрядческих книг. В своей работе с кирилловскими книгами она начала выделять старообрядческие и расставлять их по типографиям. В 50-х гг. XX в. А.С. Зернова в своей методике впервые коснулась вопроса определения старообрядческих изданий. Позднее Т.Н. Каменева и Ю.А. Лабынцев продолжили работу по формированию фонда старообрядческих изданий, которая не прерывается и поныне. Более 100 экземпляров старообрядческих изданий конца XVIII - начала XIX в. было приобретено в 1980-2004 гг. С 1996 г. проводилось описание старообрядческих изданий, в своей основе опирающееся на методику описания книг кирилловской печати А.С. Зерновой.

Книжные сокровища России

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?