Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 401 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Гусева А.А. Украинский переплет XVII—XVIII вв. Москва, 1997.

Одним из элементов оформления книги, который может способствовать идентификации издания, является ее переплет. Мы имеем в виду в первую очередь современный изданию переплет, и, в частности, издательский. Для переплетов, изготовленных на Украине, использовалась кожа, бумага и ткань (парча, глазет, шелк, набойка). При этом, парча – сложно-узорчатая ткань из шелковых и серебряных или золотых нитей; глазет – парча с цветной шелковой основой и вытканными на ней золотыми и серебряными узорами; набойка – ткань с набитым узором. Кожа красилась в основном в коричневый цвет. Иногда ее дополнительно подкрашивали различными способами (так называемые «ручейки», «крап», разводы»). Кожа в этих случаях приобретала рисунки, которые переплетчики называли «под мрамор», «под черепаху», «крапленая» и т. д. Для крышек переплета использовали дерево (дуб, сосну), картон. Картон на Украине стали активно применять на рубеже XVII—XVIII вв.

Апостол. Львов: Тип. Успенского братства, типограф Симеон Ставницкий, [20 июня] 1696.

По наблюдению П.П. Куринного, в XVII в. картон являлся более дорогим материалом, чем дерево, и употреблялся для переплетов особо денных «подносных» книг, а также для футляров. При картонных переплетах корешок обязательно делался из кожи. Такой переплет в старину назывался «в затылок». К концу XVIII в. картон становится обычным материалом и употребляется для переплета самых дешевых книг. Для украинского переплета характерно также отсутствие в некоторых из них досок (мягкие переплеты), застежек и металлических накладок. Это свидетельствует об упрощении, облегчении веса книги и тенденции к удешевлению книжного переплета в середине XVII в. Бумага применялась для внешней и внутренней оклейки переплетов, футляров, для обложек и форзацев. Бумага для переплетов употреблялась различная как по качеству, так и по цвету. Использовали однотонную (золотую, желтую, голубую, розовую и т. д.) и многокрасочную бумагу. Орнамент наносился на фон (ярко-желтый, красный, зеленый, синий) с помощью трафарета, кисточкой, процарапывался или печатался с клише. На протяжении всего XVIII в. самой распространенной бумагой была золотая с выпуклым тиснением. Для форзаца употребляли чистые белые (обычно по два или четыре листа), цветные и макулатурные (с печатным текстом) листы. Следует особо подчеркнуть, что в XVIII в. цветная бумага, использовавшаяся для форзацев, наклеивалась исключительно на внутренние стороны нижней и верхней досок. По чистым листам с датой изготовления бумаги, по макулатурным листам (с печатным текстом), использованным переплетчиками в качестве форзацных, а также по датированным записям можно установить время, не ранее которого был выполнен переплет.

Лазарь Баранович. Трубы словес проповедных на нарочитыя дни праздников.

Киев: Тип. Лавры, 1674 [7182].

Тип корешка украинских книг глухой. Форма прямая, чуть округленная. Корешок с бинтами, их количество колеблется от двух до пяти в зависимости от формата книги. Но в основном три-четыре, т. е. меньше, чем в московских переплетах. Каптал («пщзори») наплетался на полоску ткани из нитей двух цветов (белый-коричневый, белый-синий, желтый-коричневый и т. д.). Каптал (от лат. capitellum — головка) — лента с утолщенным краем, наклеиваемая на края корешков книжных блоков для лучшего скрепления концов тетрадей, входящих в блок.Расположение стежков прямое. Каптал приклеивался к верхним и нижним концам корешка. Большое внимание на Украине уделялось обрезу. Его покрывали красной, зеленой краской, что характерно для XVII в., а также золотом и серебром. По обрезу наносился чеканный или красочный орнамент. Басмленый и золоченый обрезы являются характерными для переплетов XVIII в., выполненных мастерами Киево-Печерской лавры. Книга зажималась в тиски, обрезалась и после обреза обрабатывалась «басмами» — маленькими долотами линейной и круглой формы. По получении рисунка на обрезах, они смазывались яичным белком и на них накладывалось тонкое сусальное листовое золото. Листы золота втискивались шлифовальным инструментом в обрез и в обработанные басмами части рисунка. Золото покрывало наружные части обрезов и входило в вырезанные места рисунка. Применялась также предварительная окраска обреза цветными красками и последующая позолота, либо окраска в 2—3 цвета. Техника золочения и украшения орнаментальными узорами обрезов книг подробно описана П.П. Куринным в книге «Лаврские переплеты 17-18 столетий» Киев, 1926. На крышках украинских переплетов всегда обильное тиснение, выполненное то золотом, то серебром, то черной или красной краской, или же без нее, так называемое слепое или блинтовое9 тиснение. Причем в XVII— нач. XVIII в. заметно стремление украинских переплетчиков заполнить тиснением (в основном цветочным рисунком) все пространство крышек переплета, при обязательной доминанте в композиции средника. Средник имеет различные формы: ромба (в ромбе мог быть овал, реже шестиугольник и восьмиугольник), овала, прямоугольника, круга, сердца. В 50—60-е годы XVIII в характер оформления переплета изменился в сторону обогащения его сюжетным рисунком и цветового насыщения. С того же времени большее внимание стало уделяться отделке корешков, их информативности. На них наносился не только орнамент, но и заглавие книги. Необходимо отметить при этом, что на протяжении всего XVII в. и начала XVIII в. достаточно часто (на протяжении всего XVIII в. — реже) на верхних крышках украинских переплетов оттискивались названия книг. Традиционно при крупных типографиях работали переплетные мастерские. Среди украинских переплетных центров выделяется мастерская Киево-Печерской лавры, расцвет деятельности которой приходится на середину XVIII в. Для характеристики объема продукции переплетной мастерской интересны архивные данные за 1765 г.: мастерская изготовила 300 переплетов для подарочных книг, 3113 — для продажи. Эта мастерская выполняла заказы для петербургского императорского двора. С 1765 г. по 1776 г. количество ее мастеров и учеников удвоилось с 15 до 30 человек. Многие ученики, становясь мастерами, основывали свои собственные мастерские вблизи Лавры и нередко выполняли ее заказы. В Лавре обучались переплетному искусству мастера из подворья Змиевского монастыря под Харьковом, Троицко-Ильинского монастыря в Чернигове, Воронежского архиерейского подворья и др. Видимо, именно этим обстоятельством можно объяснить общность стиля переплетов черниговских, почаевских и киевских изданий (см. Приложение). Печерский переплет легко выделяется среди массы переплетов старопечатных книг по ряду характерных признаков. Кроме общепринятого переплета коричневого цвета из козлиной кожи украинского производства, существовали также пергаменные переплеты, изготавливавшиеся только в Киево-Печерской лавре. Они были белого, слегка тонированного светло-желтого (оливкового) и насыщенного зеленого (изумрудного) цвета. Отмеченная нами особенность позволяет соотнести их с европейской, в частности, польской книжной традицией, для которой характерны неокрашенные (природного цвета) пергаменные переплеты. Переплет в пергамен считался дорогим, так как был привозным.Наряду со слепым тиснением для переплетов Лавры характерно тиснение золотом, серебром, киноварью и черной краской. Как правило, символически значимые изображения помещались в центре крышки переплета — в среднике. Чаще всего они выделялись цветом. Так, изображения Христа на верхней крышке переплета оттискивались исключительно золотом, а изображения Богоматери на нижней крышке — серебром. Дополнительно применялся прием, неизвестный на Западе, — тиснение золотом и серебром по светлому, неокрашенному или оливкового цвета пергамену, предварительно тонированному киноварью в определенных местах (средник и наугольники).За очень редким исключением обрез книжного блока золотили, раскрашивали красками (красной, зеленой, голубой и сиреневой), наносили чеканный рисунок в виде простых, однако самых разнообразных по форме полосок или сложного, изящного, но всегда только цветочно-растительного орнамента. Иногда обрез лишь частично золотили, оставляя большие пространства, которые затем раскрашивались голубой, зеленой или красной краской. По наличию золота и чеканки на обрезе книжного блока можно сразу определить причастность мастеров Киево-Печерской лавры к переплету. Известно, что в других украинских друкарнях, а также на московском Печатном дворе (с 1721 г. — в Синодальной типографии) золотили обрезы в основном только Евангелия, Библии и Нового Завета. Для подарочных книг Лавры предназначались футляры, коробки («пудлы»). Они предусматривались преимущественно для малоформатных, миниатюрных книг, которых в Лавре печатали великое множество (апостолы, евангелия, псалтири, молитвословы, часословы, акафисты, службы святым). Покрытые сверху кожей и оклеенные яркой декоративной бумагой изнутри, футляры также щедро, как и сама книга, покрывались на корешках золотым и серебряным орнаментом. Разнообразна тематика изображений на крышках переплета — от самобытного растительного, цветочного орнамента до сложных сюжетных композиций. На переплетах изображались Христос, Богоматерь с Младенцем, евангелисты, царь Давид, основатели Лавры Антоний и Феодосий, Великая Успенская церковь, монограммы Христа (IHS-IHESVS), сцены Распятия, Благовещения и др. Можно считать, что функцию своеобразной издательской марки Киево-Печерской лавры выполняли средники определенной тематики, связанной с Лаврой. Так, на ее переплетах часто присутствуют изображения Богоматери с Младенцем в окружении преп. отцов Антония и Феодосия, печерских святых, Великой Успенской церкви, а также орденского знака Андрея Первозванного. По преданию, апостол Андрей проповедовал славянам-язычникам учение Христа и в ознаменование этого события поставил крест на киевских горах. В память о его пребывании в Киеве великий князь Всеволод Ярославич заложил в 1086 г. церковь. На киевских горах были воздвигнуты храмы: в XIII в. во имя Воздвижения Креста Господня, а в 1744—1767 гг. во имя святого Андрея Первозванного. Нами отмечено 13 видов орденского знака Андрея Первозванного, которые были оттиснуты более, чем на 30 переплетах лаврских мастеров в изданиях конца XVII—XVIII вв. из собрания РГБ. Самый распространенный сюжет средников на печерских переплетах — сцена Распятия (более 60 видов), а также орнаментированный средник (около 60 видов). Композиции эти заключены в основном в ромб (более 40 видов каждая), в овал (более 10 видов каждая) и в прямоугольник (исключительно для сценыРаспятия и изображения Богоматери). Распятие в прямоугольной композиции имеет характерную особенность: оно всегда заключено в ветви виноградной лозы, образующие контуры сердца. Усматривается определенная закономерность в размещении сюжетных изображений в ромбовидных средниках на переплетах XVII и XVIII вв. Характерно, что на переплетах XVII в. сюжеты занимают овал, вписанный в пространство ромба, свободная часть которого отведена под орнамент или головки херувимов. В XVIII в. ромбовидный средник полностью заполнен сюжетной композицией, без дополнительного обрамления и без элементов декоративных украшений. Особые, силуэтные очертания Распятия с предстоящими и Богоматери с Младенцем характеризуют группу издательских переплетов Киево-Пе-черской лавры середины XVII — первой половины XVIII в. книг малого формата (8-ю, 12-ю доли листа). Эти крохотные изображения (Распятие: 3,4x1,5 см; 3x1,3 см; 4,1x2,1 см. Богоматерь: 3,3x1,8 см; 4,2x2,1 см; 2,8x1,8 см), выступающие всегда в одном переплете в паре (верхняя крышка — Распятие, нижняя — Богоматерь с Младенцем) оттискивались в экземплярах тиражей целого ряда изданий: Требник (1652), Псалтирь (1693, 1703, 1727, 1743), «Алфавит духовный» Исаии (Копинского) (1710, 1713, 1747), «Ифика иерополитика» (1712), «Диалогизм духовный» Варлаама (Голенковского) (1714), «Акафист св. Варваре» Иоасафа (Кроковского) (1710), Новый Завет с Псалтирью (1737) и Молитвослов (1740). Заметим, что такие же пары изображений имеются на переплетах экземпляров тиражей шести черниговских изданий1709—1712, 1752 гг. и одного Львовского 1665 г. (Иоанникий (Галятовский) «Небо новое», 1665). К примеру, Иоанн Максимович «Осм блаженств», 1709; Хефтен Бенедикт «Царский путь Креста Господня», 1709; Гергард Иоанн «Богомыслие», 1710; Псалтирь, 1712; «Венец в честь тривенчатому Богу», 1712; Петр (Могила) «Православное исповедание веры», 1752.Известны случаи, когда изображения на переплете являются копиями ксилографий, использованных в самих изданиях (например, царь Давид на переплете «Псалтири с толкованием» 1697). Специально для этого издания гравер Феодор изготовил доску размером в наборную полосу с фигурой царя Давида («Року 1697, 0еодоръ а»). На переплете рассматриваемого экземпляра — уменьшенная копия данной гравюры (РГБ, инв. 2767). Определенная закономерность наблюдается в оформлении переплетов отдельных типовых изданий. Экземпляры книги «Алфавит духовный» Исаии (Копинского) 1720 г. и двух последующих изданий (1747, 1780) всегда переплетались в кожу коричневого цвета, на их верхней крышке оттискивались золотом однотипные изображения Христа в рост в овале, на нижней — цветов и растений. Доски, с которых печатались изображения, разные, но композиция одинакова. По-видимому, специально для переплетов тиража книги Димитрия Ростовского «Розыск о брынской вере» (1776) были изготовлены небольшие по размеру прямоугольные парные доски двух видов с символическими изображениями Христа в Чаше на фоне Креста и Богоматери типа Знамение. Особенно парадно и на редкость однотипно переплетались экземпляры Евангелия и Апостола (1752, 1759, 1779). Большинство экземпляров Библии (1758, 1779) из собрания РГБ переплетено в белый пергамен. На крышках переплета части экземпляров тиража Библии 1779 г. соответственно оттиснуты крупные, заключенные в круг изображения новозаветной Троицы и орденского знака Андрея Первозванного. Необходимо отметить разнообразие форм (треугольник, сектор круга, квадрат, ромб) наугольников, а также помещенных в них рисунков — от растительно-цветочного, геометрического орнамента до сюжетного с изображениями евангелистов (12 видов), ангелов и герба Российского государства. Причем, четыре изображения евангелистов на верхней крышке переплета, столь характерные для московских переплетов только Евангелий, в печерских переплетах оттискивались на самых разных по содержанию книгах. Помимо Евангелия, Нового Завета изображения евангелистов помещены в «Беседах на 14 посланий ап. Павла» Иоанна Златоуста, «Служебнике», «Книге о вере», «Акафистах и канонах», «Патерике, или Отечникепечерском», «Полууставе», «Псалтири с толкованием», «Мече духовном» и «Трубах...» Лазаря (Барановича), «Венце Христовом» Антония (Радивиловского). Такое свободное использование изображений евангелистов, не соотнесенное с тематикой книги, достаточно традиционно для печерских переплетов и, вероятно, самими мастерами воспринималось как чисто декоративный прием. Выделяется большая группа переплетов XVIII в., для которой характерен доминирующий на крышках ажурный узор. Тончайшие кружева из цветочного и растительного орнамента обрамляют края крышек, овалы средников, заполняют наугольники. Тиснения на переплетах выполнялись золотом, серебром, черной краской, бескрасочно по белому, зеленому (пергамен) или коричневому фону. Встречаются переплеты, где все цвета тиснения присутствуют в одной композиции. Легкий кружевной рисунок подчеркивал центральную композицию средника, вставленного как бы в двойную раму: овальную и прямоугольную. Форма наугольников напоминает раскрытые веера, рисунок которых точно повторяет самые разнообразные и замысловатые обрамления средников. Сердцевиной наугольников служит большая чашечка цветка, затем следует полукруг из нескольких цветочных розеток и, наконец, бордюр из одинаковых, ритмично чередующихся ячеек с цветами.Установить печерские переплеты помогают подписи граверов на клише средников и наугольников, а также подписи мастеров, выполнявших переплетные работы.Изображения Христа, Богоматери с Младенцем в окружении святых, евангелиста Иоанна, Распятия, Успения, оттиснутые на печерских переплетах, имеют подписи граверов Феодора Левицкого (Ф, Ф Л, Феод, ФеодоръЛевиц., ФеодарЛевицкш), Илии, Григория Попова, Ивана Зорицкого (IZ), а также неизвестного гравера с монограммой «М. Ф. Я.». Начиная с 1730 г., лаврские мастера-переплетчики оставляли свои подписи (имена, фамилии, чаще — инициалы) на изготовленных ими переплетах. Такие подписи обнаруживаются всегда в одном и том же месте — внизу форзацного листа, приклеенного к нижней крышке переплета. Сплошной просмотр собрания украинских книг XVII—XVIII вв. Российской государственной библиотеки помог нам соотнести 114 переплетов с именами или инициалами 78 мастеров, их выполнивших (см. Приложение). Переплетов с подписями мастеров больше. В ряде случаев мы не смогли прочесть неразборчивые росчерки переплетчиков.Среди них следует особо выделить Василя Шацкого, Ивана Бритерского, Виталия, Андрея Козачковского, Евстафия Лисенко, Лукьяна Бартушева (-нка), Моисея Базилевича, Онуфрия Романовича, Кирилла Тесленко, монограммистов НЗ, Gg. На десяти экземплярах собрания РГБ стоят подписи Василя Шацкого, неизвестного монограммиста «К», на четырех — Кирилла Тесленко, на трех — неизвестного монограммиста «НЗ». Больше всего подписных переплетов (шесть) в экземплярах изданий Библии 1779 г. (Василь Шацкш, Евстафш Лисенко, IE, Нд), по пять переплетов «Минеи служебной» 1750 г., подписаны инициалами (В Б, 1:1н, НЗ), в издании «Житий святых» Димитрия Ростовского 1764 пять переплетов подписаны именами (Моисей Базилевич, Кирило Тесленко), подписаны также четыре переплета «Камня веры» 1730 г. Стефана Яворского (В Б, Виталш, I: Ср.:, Н: g:). Переплетные мастерские существовали при типографиях Львовского братства, черниговского Троицко-Ильинского, уневского Успенского монастырей и почаевской Успенской лавры. Правда, выделить какие-то характерные особенности переплетов этих крупных издательских центров нам довольно трудно, так как их книжная продукция недостаточно представлена в собрании РГБ. Сведения о переплетчиках Львовского братства можно почерпнуть в «Архиве Юго-Западной России» (Киев, 1904. Ч. 1. Т. 11 —12), в работах И. В. Свенцицского и Е. Ружицкого.По опубликованным архивным источникам выявляются имена Львовских переплетчиков. В XV в. — Иван Пфеффер, Иван Шефер; в XVI в. — Станислав Парвус (отец и сын), Иван Друкаревич (сын первопечатника Ивана Федорова), Сигизмунд, БальцерГюбнер, Сикст и Едок Ест; в XVII в. — ВойцехТварошкович, Каспер Рейман, Павел Хшонсткович, Мартин Грицкович, Регина Лобощан-ка, Станислав Новикампян (Кампян), ВойцехМалескович (Малеска), Андрей Буковский, Адам Маркович, Станислав Рейнекер, Андрей Годинский (Гостинский), Станислав Заяц, Адам Гижицкий, Матвей Жешовский, Матвей Пухальский, Севастьян Олехович, Василь, Иван Немец, Николай Гонтовский, Иван Перемыский, Андрей Мыгалевич, Лука, Кожович, Яков Черкавский.Известно, что мастером переплетного дела был львовский друкарь Михаил Слезка, который делал заказы другим переплетчикам и значительную часть своих тиражей выпускал в издательском переплете. Исследователь деятельности типографии Михаила Слезки (1638—1667) Я. Д. Исаевич выделил особенность издательского переплета львовского друкаря: на передней крышке оттиснуты название книги (вверху) и в центре ромбовидный средник с изображением Распятия в овале. На нижней крышке — наборный орнамент параллельными рядами, заключенными в рамку. Следует заметить, что эту особенность имеют большинство украинских переплетов XVII в. Поэтому идентифицировать издательский переплет изданий Михаила Слезки по указанным признакам невозможно. Можно лишь констатировать, что переплет украинского происхождения. Свою книжную продукцию Львовское братство в XVII—XVIII вв. продавало «в досках» (в переплетах), «в голих досках» (досках без кожи), в «секстернах» (в тетрадях), «увязовани» (сшитые без переплета). Характерные формы средника (ромб, овал) на переплетах львовских книг вмещают композиции со сценами Распятия, Благовещения, Тайной вечери, другие изображения Христа,новозаветной Троицы, евангелистов, Иоанна Дамаскина. Одиннадцать переплетов львовских изданий 1665—1757 гг. из собрания РГБ имеют вытисненные вязью названия книг. Нами не найдено на переплетах книг Львовского братства ни одного отпечатка с подписного клише или подписи переплетчика. Многие переплеты черниговских изданий XVIII в. обнаруживают связь с печерскими переплетами. Действительно, в собрании РГБ довольно много черниговских книг, переплетенных мастерами Киево-Печерской лавры, некоторые из которых подписаны переплетчиками (см. Приложение).

Среди экземпляров черниговских изданий большое количество переплетов на картонной (и даже на тканевой) основе рыхлого качества. Такой кожаный переплет мягок на ощупь. Золотое тиснение, выполненное по такой основе, получалось глубоким, живописным, создающим впечатление ковра. Для форзацных листов часто употреблялись макулатурные листы (с печатным текстом) и рыхлая бумага сероватого оттенка. Довольно богатый выбор сюжетных средников: изображения Распятия, Благовещения, Снятия с Креста, Вознесения Христова, Богоматери с Младенцем, царя Давида, евангелистов, новозаветной Троицы, Древа Иессеева, Иоанна Дамаскина. Одно клише (средник овальной формы) с изображением сцены Воскресения Христова подписано гравером-монограммистом — «КК» (Правило к божественному причащению, 1720, инв. 4317). «КК» — черниговский гравер на дереве первой половины XVIII в. Его гравюры использованы в изданиях Нового Завета 1717 г. и «Правила к божественному причащению» 1720 г. Об издательских переплетах мастерской черниговского Троицко-Ильинского монастыря из собрания РГБ можно судить по «Служебнику» 1704 г. Три экземпляра издания переплетены одинаково: на верхней крышке переплета оттиснуто изображение Распятия (в ромбе), на нижней — Богоматери с Младенцем или композиции из линейных орнаментальных полосок. Для переплетов книг уневского Успенского монастыря характерен ромбовидный средник и исключительная бедность изображений в нем. Из сюжетов нами выявлены лишь два вида Распятия и по одному изображению Христа и Богоматери с Младенцем, причем только на переплетах «Евангелия учительного» Кирилла Транк-виллиона-Ставровецкого 1696 г. Композиции средника из расти-тельно-цветочного орнамента выделяются завидным постоянством: овал в ромбе или остается незаполненным, как роскошно обрамленное зеркало, или же в него введено изображение распустившегося цветка. Эту особенность имеют 11 из 14 переплетов собрания РГБ «Зерцала богословии» Кирилла Транквиллиона-Ставровецкого 1692 г. Для переплетов почаевской Успенской лавры характерно наличие наряду с цельнокожаным переплетом на деревянной основе большого количества картонных переплетов и активное использование переплетчиками цветной бумаги. Картон рыхлый, переплеты бедны тиснениями. На 32 переплетах почаевских изданий собрания РГБ вытиснены вязью названия книг. Это работа киевских мастеров переплетного дела. Авторство их подтверждают подписи, оставленные ими на форзацных листах нижних крышек переплетов. Таких подписных переплетов в нашем собрании учтено 22 (см. Приложение). Довольно много почаевский книг собрания РГБ переплетены старообрядцами в XIX — нач. XX в. Известно, что старообрядцы копировали не только тексты дониконовских изданий, но стремились подражать и переплету Печатного двора XVII в., повторяя все особенности московского оригинала. Анализ украинского переплета показал, что при идентификации украинских старопечатных книг не следует пренебрегать никакими «мелочами» ее внешнего убранства. Кожа, ее окраска, каптал, украшение корешка, крышек переплета и обреза, подписи граверов на клише средников и наугольников и, наконец, собственноручные подписи мастеров-пере-плетчиков — все это вместе взятое может рассказать не только о времени изготовления переплета, но и о высокой культуре и национальной специфике переплетного искусства на Украине.


Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?