Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 959 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Магницкий Л.Ф. Арифметика, сиречь наука числительная. М., 1703.

С разных диалектов на славенский язык переведенная, и во едино собрана и на две книги разделена. Ныне же повелением благочестивейшего Великого Государя нашего царя и Великого Князя Петра Алексеевича всея Великия и Малые и Белые России самодержца. При благороднейшем Великом Государе нашем царевиче и великом князе Алексии Петровиче, в богоспасаемом царствующем великом граде Москве типографским тиснением ради обучения мудролюбивых российских отроков, и всякого чина и возраста людей на свет произведена первое, в лето от сотворения мира 7211, от рождества же по плоти Бога слова 1703, индикта 11 месяца ианнуария. Сочинися сия книга чрез труды Леонтия Магницкого. [Москва, Печатный двор, 1703], 326 л.л., включая заглавный лист. 3 л.л. гравюр на меди на отдельных листах. Кроме того в книге еще приложены 5 л.л. с таблицами (между 29 и 30 листами, между 224 и 225 листами, а также между 282 и 283 листами). Печать двухцветная: все страницы - в рамках из наборных украшений. Фронтиспис с изображением Аристотеля и Пифагора и две остальные гравюры на меди выполнены Михаилом Карновским. Начальная, гравированная на дереве  аллегорическая заставка изображает Арифметику в виде женщины, сидящей на престоле в храме наук. Книга снабжена многочисленными чертежами и таблицами. Экземпляры с фронтисписом крайне редки! Крупнейшее по значимости произведение учебной литературы начала XVIII века!

Первая печатная арифметика в России! Издана на славянском языке. По содержанию она представляла собой своеобразную энциклопедию точных наук: арифметику, алгебру, геометрию, тригонометрию, астрономию, геодезию и навигацию. Редкость с фронтисписом (часто отсутствует). Экземпляр на очень толстой бумаге и очень чистый. В красном ц/к переплете того времени на деревянных досках, с 10 серебряными накладками (без пробы!) и со сломанными серебряными застежками. Формат: 35 х 22 см. На переднем форзаце экслибрис графа L. (Людвиг) von der Pallen с девизом «Constantia et zelo» (Постоянство и ревность). Арифметика Леонтия Филипповича Магницкого, выдающегося русского педагога, преподавателя учрежденной Петром I школы навигацких и математических наук, была напечатана «ради обучения мудролюбивых российских отроков и всякого чина и возраста людей». Тираж 2400 экз., но так как по ней учились более 100 лет попадается в приличном виде крайне редко. В предисловии Магницкий славит Петра, ко­торый «обрел кораблям свободный бег» и создал грозный рус­ский флот «врагам нашим вельми губно». Магницкий говорит, что он внес в свой труд «из морских книг, что возмог», и что всякий, кто «хотяй быти морской пловец, навигатор или гре­бец», найдет в ней для себя пользу. Привлекая в свою книгу разнообразный материал, Магницкий пользовался сложившейся издавна на Руси терминологией, задачами из старинных руко­писных сборников, использовал народный технический опыт в области землемерия и практической геометрии. Магницкий заботился о том, чтобы его книга была понятна без наставника, лишь бы читатель был настойчив и прилежен:

И мню аз яко то имать быть, что сам себе всяк может учить.

Зане разум весь собрал и чин природно русский, а не немчин.

Магницкий стремился сделать свою книгу как можно до­ступнее и занимательнее. Он внес в нее много затейливых и замысловатых задач, развивающих смекалку и математическое мышление. Среди них была и такая задача:

«Некий человек продаде коня за 156 рублев, раскаявся же купец, нача отдавати продавцу, глаголя: яко несть мне лепо взята с сицевого (такового) коня недостойного таковыя высокия цены. Продавец же предложи ему ину куплю, глаголя: аще ти мнится велика цена сему коню быти, убо купи токмо гвоздие, их же сей конь имать в подковах своих ног, коня же возьми за тою куплею в дар себе. А гвоздей во всяком подкове по шести и за един гвоздь даждь ми едину полушку, за другий же две полушки, а за третий копейку, и тако все гвозди купи. Купец же, видя столь малу цену и коня хотя в дар себе взяти, обещася тако цену ему платити, чая не больше 10 рублев за гвоздие дати. И ведательно есть: коликим купец он проторговался?» И ответ: «придет 41787033/4 копейки».

Книга Магницкого отличалась свежестью и последователь­ностью изложения. Каждое новое правило начиналось у Маг­ницкого с простого, чаще всего житейского примера, затем уже давалась его общая формулировка, после чего следовало много разнообразных задач, почти всегда имеющих то или другое практическое применение. Кроме того, к каждому действию прилагалось правило проверки — «поверение». Изложив дей­ствия с целыми числами, Магницкий, прежде чем перейти к дробям, или, как он называл их, «ломаным числам», поме­щает большую главу, содержащую разные исторические све­дения о мерах и денежных единицах в древности и в новое время у разных народов, а также различные сведения, полез­ные в торговом деле и технике. Арифметика Магницкого отра­зила прогрессивные начала петровского времени. Магницкому удалось превратить свою книгу в своеобразную энциклопедию математических знаний, крайне необходимых для удовлетворе­ния практических потребностей стремительно развивающегося русского государства. В главе «О прикладах, потребных к гражданству» Маг­ницкий сообщает практические сведения по механике и строи­тельному искусству и закладывает основы технической гра­моты. Здесь можно было найти способы определения высоты стен, глубины колодцев, расхода свинца, чтобы «пульки лить», задачу рассчитать «в каковых либо часах или во иных махи­нах» зубчатые колеса, так чтобы числу оборотов одного соот­ветствовало число оборотов другого, и т. д. Особенное внимание Магницкий уделял морскому делу, по­местив в своей книге целый ряд специальных статей, где при­водит правила, как определить положение меридиана, ши­роты места, или, как он говорит, «возвышения поля» (полюса), точек восхода и захода солнца, вычисления наибольшей вы­соты прилива и т. п. Ценность книги увеличивалась приложен­ными к ней таблицами, необходимыми для различных вычисле­ний, связанных с навигацией. Леонтию Магницкому удалось создать оригинальную книгу, на которой воспитывались целые поколения математически образованных русских людей, техников, мореплавателей и ученых. В то же время «Арифметика» Магницкого не была сво­дом прикладных знаний или простым справочником для прак­тических нужд. Она прежде всего явилась широким, обще­образовательным математическим курсом, сочетавшим глубо­кую теоретическую подготовку с постоянной оглядкой на практику. В своей книге Магницкий указывал, что матема­тика занимается не только исследованием «наручных нам вещей», т. е. доступных опыту, но и таких, которые не «токмо уму нашему подлежат», но служат надежным путем для «приятия множайших наук». "Арифметика" Магницкого давала русскому человеку такие знания, которые не вытекали из непосредствен­ного опыта. Она знакомила его с математическим обобще­нием, пробуждала в нем стремление к постижению закономерно­стей природы посредством математики, указывала на меру, чис­ло и вес, как основу познания вещей. По этой книге учился сам М.В. Ломоносов, называвший ее так же как "Грамматику" Мелетия Смотрицкого "вратами учености".

Библиографическое описание:

1. Остроглазов И.М. «Книжные редкости». Москва, «Русский Архив», 1891-92, № 9.

2. Бурцев А.Е. «Обстоятельное библиографическое описание редких и замечательных книг». Том I, СПБ., 1901, № 64.

3. Н.Б. «Русские книжные редкости». Опыт библиографического описания. Части I-II. Москва, 1902-03, № 327.

4. Книжные сокровища ГБЛ. Выпуск 1. Книги кирилловской печати XV-XVIII веков. Каталог, Москва. 1979, № 50.

5. Из сокровищ РГБ. Книжная культура России XVI - начала XX века.Москва, 1998. № 18.

6. Международная книга. Антикварный каталог № 29. ПАМЯТНИКИ СЛАВЯНО - РУССКОГО КНИГОПЕЧАТАНИЯ. Москва, 1933., № 134 … 15 долларов США! Арифметика Магницкого является первой печатной арифметикой в России. Будучи долгое время единственной учебной книгой, она была в большом употреблении, вследствие чего сохранившиеся экземпляры её представляют чрезвычайную редкость!

7. Титов А.А. Старопечатные книги по Каталогу А.И. Кастерина, с обозначением их цен. Ростов, 1905, № 609 … 10 р.!!!

8. Смирнов–Сокольский Н.П. Моя библиотека, Т.1, М., «Книга», 1969, № 7

Магницкий, Леонтий Филиппович (1669—1739). Учился в московской Славяно-греко-латинской академии в первое время ее существования. Изучив там языки латинский и греческий, а вне академии также немецкий, голландский и итальянский, Магницкий получил возможность самостоятельно изучить не преподававшиеся в академии математические науки и притом в объеме, далеко превосходящем уровень сведений, сообщаемых в русских арифметических, землемерных и астрономических рукописях XVII стол. Вскоре после состоявшегося в 1701 г. открытия в Москве школы "математических и навигацких, то есть мореходных хитростно наук учения", помещавшейся в здании Сухаревой башни, был назначен в нее преподавателем арифметики и, по всей вероятности, геометрии и тригонометрии. Должность преподавателя в этой школе занимал до конца жизни. М. составил учебную энциклопедию по математике  "Арифметика, сиречь наука числительная и т. д." (1703), содержащую пространное изложение арифметики, важнейшие для практических приложений статьи элементарной алгебры, приложения арифметики и алгебры к геометрии, практическую геометрию, понятия о вычислении тригонометрических таблиц и о тригонометрических вычислениях вообще и необходимейшие начальные сведения из астрономии, геодезии и навигации. Как составленная в самом начале XVIII века по источникам, в число которых, кроме иностранных книг, входили и книги "старопреводные славенския", т. е. русские арифметические рукописи XVII ст., она является звеном, непосредственно связывающим русскую физико-математическую литературу XVII ст. с усвоенным ею в XVIII ст. новым направлением. Как учебник, она замечательна продолжительным, обнимающим более полувека употреблением в школах. После введения в Россию вместе с учреждением при Академии наук гимназии и университета немецких учебников ее употребление во всех других учебных заведениях и особенно в находящихся в прямой или косвенной связи со старой школой математических и навигацких наук продолжалось до половины 50-х годов XVIII века Магницкий оказал также услугу развитию русской физико-математической литературы еще участием в предпринятых преподавателями математико-навигацкой школы переводах и издании на русском языке логарифмическо-тригонометрических таблиц А. Влакка и таблиц по мореходной астрономии. Последние вышли в свет под заглавием "Таблицы горизонтальные северной и южной широты. Восхождения солнца, со изъявлением: чрез которые зело удобно, кроме трудного арифметического исчисления неправильное или непорядочное указание компасов, юже во всех местах света обретаются, чрез них же легко и зело удобно найти и скоро возможно зело полезные тем, которые в Восточную и Западную Индию морешествуют. Преведены с голландского языка, на славяно-российский диалект из книги Шац Камер, печатанной в Амстердаме, 1697 и пр. Тщанием учителей Андрея Фарварсона да Леонтия Магницкого, лета от воплощения Христова 1722 года. От библиотекаря Василия Киприянова". В интересах полноты изображения литературной деятельности Магницкого следует еще упомянуть о его "Записке" по делу о ереси лекаря Тверитинова. В этом деле он принимал очень видное участие, так как взял на себя неблагодарную роль одного из главнейших обвинителей подсудимого. Эта "Записка" издана в 1883 г. Обществом любителей древней письменности (см. LXXX). Правительство Петра Великого недостаточно ценило заслуги Магницкого и ставило его как преподавателя ниже его товарищей-англичан: Фарварсона и Гвина. Он получал значительно меньшее жалованье, и когда оба упомянутые его товарища были переведены в Санкт-Петербург,  в открывшуюся там в 1715 году морскую акдемию, он должен был остаться в Москве в прежней должности преподавателя математико-навигацкой школы, занявшей в отношении вновь открытой академии второстепенное положение. Как всегда, Россия весьма "щедро" отблагодарила одного из лучших своих сынов ...

Распад книги на отдельные эстампы — явление не только техническое, но зависящее от эволюции всей культуры, предъявившей спрос на отдельную напечатанную картину. Меняется и отношение к книге: перед ней ставятся совсем новые задачи. Она ищет новых форм, и мы обязаны здесь дать анализ одной книги с гравюрами, которую мы вправе считать и последней старой русской книгой вообще и — одновременно — первой, безусловно, новой книгой начинающегося XVIII века. Это — знаменитая «Арифметика» Леонтия Магницкого 1703 г. Она вышла с гравированным на меди фронтисписом работы Михаила Карновского — одного из последних резцов Печатного двора, с довольно большим числом (64) малых схематических иллюстрационных чертежей, с деревянной гравированной заставкой, не подписанной, но, по всей вероятности, являющейся произведением того же Карновского, из табличного набора, сохраняет двуцветность, пользуется ею как декорацией. Старым в ней остается только кириллический шрифт. Гравюры «Арифметики» знаменуют последний этап на том пути, с двумя таблицами, гравированными на меди. Во всей книге дает о себе знать единая воля. Книга дает пример труда, в начале которого находится заставка с Матфеем первого московского анонимного Евангелия. Фронтиспис книги Магницкого украшен двуглавым орлом, встретившимся нам в 1649 и в 1663 гг. Он приобрел чисто геральдический характер, красив как эмблема и условен. Внизу стоят два ученых. Слева Пифагор. Он с весами в руках олицетворяет практическую арифметику: у его ног деньги и товары; он символизирует коммерцию, накопление капиталов — известный нам буржуазный путь развития. Справа, в восточной чалме, Архимед. У него небесная сфера в руке, у ног его карта и корабль: навигация, исчисление широт и долгот — научная и практическая математика. Лист бросает яркий свет на Петровскую эпоху, и мы прощаем ему все его наивности. Карновский был гравер, но, по всей вероятности, и рисовальщик одновременно. Моделировка фронтисписа уверенна, тени контрастны, объемы переданы точно, выверенная композиция вполне удовлетворит самый придирчивый вкус, задний план оставлен белым, плоскость книжного листа подчеркнута. Фигуры Архимеда и Пифагора, конечно, как указывают сами их имена, их костюмы, восточного типа, связаны с классической древностью, но, как и у Ушакова, свободно скомпанованы. Обе гравюры на меди, приложенные к книге, просты, выполняют свою учебную функцию и вместе с тем декоративны. В центре первой заставки «Арифметики» представлена триумфальная арка. Колонны и ступени украшены названиями того, что «деет» арифметика «тщанием» и «учением». Сама она олицетворена в виде молодой женщины с ключом в руке. Богиня разума величественна и светла. Вокруг нее — подлинно классическая архитектура. Ее стиль невольно заставляет вспомнить искусство гуманизма. Хотя виленская «Грамматика» 1596 г. уже олицетворяла науку в виде женщины в короткой тунике, тем не менее «Арифметика» во всем и полностью нова. Ей присуще нечто праздничное и радостное. В начале книги помещена и эмблема «Цвет селный», о которой мы уже говорили. Технически вся книга выполнена в очень схожей манере. Вся книга гуманистична — недаром она украшена образами двух античных мудрецов. А образы молодых женщин, олицетворяющих науки, известны были и в русской миниатюре XVII века; заставка книги, как и она сама, национальны. Сравнительно хорошо известная, высоко оцененная Михаилом Ломоносовым, «Арифметика» Магницкого в себе таит еще немало секретов. Автором этих строк обнаружены в Отделе древнего русского искусства Государственного Русского музея в Ленинграде фрагменты двух гравюр на меди, явно принадлежащих резцу Михаила Карновского. На одном фрагменте изображен российский герб, являющийся вариантом того, который дан на фронтисписе «Арифметики». Черный двуглавый орел снабжен буквами ПДВГЦИВКПАВВМБРС, что можно прочесть: под державой великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича всея великой, малой белой Руси самодержца. Надпись дает указание на время создания гравюры — до принятия Петром императорского титула. Второй фрагмент еще интереснее. Он дает в тщательной гравюре резцом вариант заставки «Арифметики». Жена, олицетворяющая её, сидит над ступенями «счисление — сложение — вычитание — умножение — деление». Справа и слева на цоколях колонн стоят два подростка. Обвивающая колонны лента имеет надпись: «Умы горе простирают. Учения си желают». Еще правее — колонка с надписью «Меркатория». Под ней картинка, изображающая взвешивание некиих товаров, и подпись: «Наука ся свободна, в купечестве удобна». Слева колонна с надписью «Оптика» и изображение астронома, наблюдающего звезды; подпись: «Оптика учит Зрети Лучей к вещем прострети». Вновь целая программа: математика предстает как база практической и научной деятельности. Эти фрагменты, неведомые ни одному исследователю русской гравюры, могут быть восприняты или как проект того убранства, которое было воплощено в издании «Арифметики» 1703 г., или как вариант для второго ее издания. Для всего нашего исследования они образуют превосходную концовку, отчетливо указывая, к чему пришло развитие всей нашей книжной древней гравюры. Сопутствуя в большинстве своем книге определенного канонического типа, развиваясь в ограниченном кругу, русская старая книжная гравюра не отражала непосредственно событий нашей истории (если не напомнить предполагаемой нами связи «Мира» и «Брани» Ушакова с турецкой войной 1677— 1678 гг.), Но более глубокие процессы перерастания русского старого царства в государство помещиков и купцов при Петре русская гравюра в книге отразила, с начала и до конца являясь носительницей идей, бывших передовыми для ее времени и условий. Именно отсюда, от «Арифметики» Магницкого и гравюр Карновского, начинается дальнейшее развитие искусства книги нового светского содержания, определенного запросами нового этапа истории русского общественного развития. Содержание:

1) «Стихи на предлежащий герб»;

2) «Оглавление вещей яже обретаются в кпизе сей»;

3) «Трудолюбивому и мудролюбивому читателю о господе радоватися»;

4) «Арифметика, практика или деятелпая». «Книга первая арифметики. Что есть арифметика политика. . . разделяется на пять частей: О числах целых, О числах ломаных или с долями, О правилах подобных, в трех, в пяти, и в седми перечнях, О правилах фалгаивых, еже есть гадателных, О правилах радиксов квадратных и кубических, к геометрии приналежащих»;

5) «Книга вторая арифметики, предисловие»;

6) «Книга вторая арифметики» разделяется на три части: «Их же первая есть о чине арифметики алгебраика реченныя, и арифметики логистики чрез градусы и минуты действующыя, Вторая часть, о еже чрез арифметику геометрическая действовати в колесех и углах, Третия, о надлежащих к мореплаванию надлежат и глебуса земнаго к размерению». В третьей части помещены необходимое для мореплавателей «земное размеренно» — о длине дня «различных мест», описание ветров и их названия па итальянском, латинском и русском языках и локсодромические таблицы с объяснениями к ним. Локсодромия (или локсодрома) — линия на поверхности шара, пересекающая все меридианы под одним и тем же углом. Па географической карте в меркаторской проекции локсодромия изображается прямой линией. Важна в мореплавании.

В первой книге на развернутых листах в виде таблиц дано сравнение древних весов и монет с современными; перед каждой частью, кроме первой, помещены стихи к «прелюбезному читателю» или «любезному прочитателю». В «Стихах» Магницкий восхваляет русский герб — орла, изображенного па фронтисписе, а затем переходит к похвале науке. Упоминает Архимеда и Пифагора, также помещенных на фронтисписе:

Оный Архимед и Пифагор.....

Первии бывше снискатели,

сицовых наук писатели

Начальные буквы строк на первых восьми страницах стихов образуют акростих: «На честний крест па государов герб до лица его царскаго пресветлаго величества царя и самодержца Петра Алексиевича всея России». Затем Магницкий говорит об арифметике и о своих трудах по составлению книги — об этом говорится и дальше в «Предисловии». В «Предисловии» к первой книге Магницкий рассуждает о человеке, о восприятии им мира при помощи чувств. Он говорит, что человеку «потребно есть науки стяжати и разума искати». Сказав о пользе математики вообще, Магницкий обращается к составленной им «Арифметике», указывает (без уточнений) источники, которыми пользовался, а также построение своего труда. В «Предисловии» ко второй книге Магницкий говорит о шарообразной форме земли, причем считает нужным подчеркнуть, что «сия ничтоже истины благочестия вреждают». Дальше в «Предисловии» даны основы математической географии. В «Арифметике» Магницкого порядок изложения четырех действий арифметики такой же, как и сейчас, — сложение, вычитание, умножение и деление. Терминология похожа на современную, в арифметической части книги отсутствуют знаки действий, замененные словами, в алгебраической же части они употребляются: знак сложения похож на современный, по горизонтальная черта значительно длиннее; знак вычитания в виде длинной горизонтальной черты с точкой наверху и внизу. Для таблицы умножения взята форма, отличная от обычной «пифагоровской». Магницкий дает зачатки определения плотности и удельного веса. Русская метрология дана в сравнении с другими и используется в задачах, которые имеют сугубо практическую направленность. Вторая часть «Арифметики» названа «о числах ломаных» (дробях), в изложении иногда употребляется и слово «дробь». Методика изложения дробей та же, что и современная, также но современному обозначены числитель и знаменатель. Десятичные дроби при изложении арифметики отсутствуют. Дано много примеров на дроби с ответами, но без решений, которые, очевидно, предоставлялись учащимся. Много задач на пропорциональное деление, оно подробно разработано для тройного, пятерного и седмичного правила (простое и сложное тройное правило). Все задачи приведены с именованными числами. Задачи, приводящие к уравнениям первой степени, Магницкий решает по так называемому «фальшивому правилу» (правилом ложного положения). Извлечение корня квадратного и кубического отнесено, как во всех учебниках того времени, к арифметике. Форма записи корня квадратного современная. Числа даны арабскими цифрами. В алгебраической части книги приводятся правила для решения квадратных уравнений. Раздела об уравнениях первой степени нет, так как задачи, приводящие к таким уравнениям, как уже сказано выше, решаются «фальшивым правилом». В книге Магницкого имеется отдел тригонометрический, он вычисляет значение синусов, указывает на возможности вычислять тангенсы, по этим не занимается, хотя приведенные им теоремы дают для этого возможность. При вычислениях Магницкий пользуется в основном хордами, как это было обычно до реформы изложения тригонометрии Л. Эйлером в XVIII в. Фронтиспис и обе гравюры- - сфера мира и роза ветров —подписаны Михаилом Карновским. Па фронтисписе наверху друглавый орел с мечом и скипетром в одной лапе и державой в другой; на груди у орла щиток с Георгием Победоносцем. Под ним в картуше надпись: «Арифметика политика, сих и другая Логистика, и многих иных издателей въ разна времена списателей». Внизу слева Пифагор с весами и таблицей с арабскими цифрами, справа Архимед с небесной сферой и таблицей с алгебраическими формулами; на земле различные инструменты. Н аверху первого листа «Арифметики практики» гравюра - на троне сидит женщина, над ней надпись «Арифметика», на ступенях тропа написано: «деление, умножение, вычитание, сложение, счисление». На фронтоне по-еврейски написано имя божие. На колоннах вокруг тропа надписи: «геометрия, стерео метрия, астрономия, оптика, меркаториа, географиа, фортификация, архитектура», на фронтоне — «тщанием» и «учением». Подпись: «Арифметика что деет, на столпах то все имеет». И тексте па листах 185, 189—204 и 210—218 иллюстрации к задачам — шахматная доска, башни, воины, мешки, шатры, зубчатые колеса, связки копий, короба, кирпичные стены, бочки, ядра. 11а обороте заглавного листа гравюра на дереве «Яко цвет селныи», описанная в № 15. В книге большое число геометрических чертежей. Вce страницы в рамке из наборных украшений, Вся книга напечатана в два цвета — черный и красный. Тетради по 8 л. обозначены числами кириллицы. В первом счете листов в тетради А — 10 л., в тетради — 8 л. С первой книги счет тетрадей начинается сначала. Первые 9 л. не имеют обозначения, л. 10 имеет обозначение второй тетради (К) и до конца книги счет идет правильно. В последней, 39-й, тетради всего 2 л. В каждом разделе задачи перенумерованы арабскими цифрами, вынесенными на внешнее поле, за наборную рамку, окружающую страницу. Несколько раз на полях встречаются глоссы, объясняющие некоторые слова текста. Например, па обороте л. 32 «врачево» для слова «медицы», на л. 220 «кругло» для слова «сферовидеп», на л. 222 «круг» для слова «колесо». Напоследних листах первой книги (лл. 117 и 118) неверный колонтитул «книги В». Математико-навигацкая школа была основана 14января 1701 г., а «февраля в 1 день (1701 г.) взят в ведомость Оружейный полаты осташковец Леонтий Магницкий, которому велено ради народный пользы издать чрез труд свои словенским диалектом книгу арифметику. А желает он имети при себе впомоществовании кадашевца Василия Киприанова ради скораго во издании совершения» (Воро-дин, стр. 56). В ноябре 1702 г. «Арифметика» была закончена: «И ноября 21 д. он, Леонтий Магницкий, книгу арифметику издания своего явил. . . и та книга послана с ним же Леонтьем в типографию, и велено с той книги напечатать в типографии с усмотрением исправления 2400 книг» (Викторов, стр. 468). В награду Магницкий получил кормовые деньги со 2 февраля 1701 г. по 1 января 1702 г. по 5 алтын на день, а всего 49 рублей, 31 алтын 4 деньги (Бородин, стр. 56). Помогал Магницкому в работе, как видно из документов, Василий Киприянов. Участие В. Киприянова в издании «Арифметики» и «Таблицы логарифмов» (см. № 27) подтверждает и его сын (Бородин, стр. 54). Факсимильное воспроизведение «Арифметики» Магницкого издано в 1914 г. П. Барановым (включая л. 16 второго счета).

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?