Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 348 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Псалтырь. Москва, Анонимная типография. [ок.1559/1560].

Так называемая среднешрифтная псалтырь. [282] л. 2°. Строк: 16. Шрифт: 108 мм. Печать: двумя красками в один прогон. Колонтитулы: в середине: над наборной полосой. Набор: кафизмы выделены буквицами и колонтитулами. Номера псалмов вынесены за наборную полосу. Инициалы (ломбарды) спущены до уровня верхней линии строчного шрифта. Буквицы напечатаны черной краской, номера псалмов - киноварью. Стихи разделены красными точками. Колонтитулы напечатаны киноварью. Орнамент: инициалы, заставки, вязь. Известно пока 6 экземпляров. Книга обладает высокой историко-культурной, научной, художественной, материальной ценностью; относится к числу книжных памятников национального значения. Чрезвычайная редкость!

 

 

Библиографические источники:

1. Гусева, № 10;

2. Ундольский, 1871, № 135;

3. Каратаев, 1883, № 82;

4. Гераклитов, 1926, с. 5-6, 9-12 (датировал 1553/1554);

5. Зернова, 1947, с. 7-31;

6. Зернова, 1958, с. 12, № 2;

7. Протасьева, 1959, с. 180;

8. Немировский, 1964, с. 219-229;

9. Немировский, 1976, с. 77;

10. Лукьяненко, 1993, № 37.

СРЕДНЕШРИФТНАЯ ПСАЛТЫРЬ

История изучения. В. М. Ундольский, комплектуя свое великолепное собрание старопечатных книг, приобрел у купца А. К. Кочуева, «соревнователя» Общества истории и древностей российских, ветхий и неполный экземпляр Псалтыри, не имевшей выходных данных. Книгу эту он помянул в своем «Очерке славяно-русской библиографии» (М., 1871) под № 135, однако неверно указал формат. Это первое упоминание о среднешрифтной Псалтыри. Второе было сделано семь лет спустя. И. П. Каратаев в своем известном труде снабдил описание среднешрифтиого Четвероевангелия следующим примечанием: «Есть издание Псалтыри учебной, в лист, напечатанное такими же буквами, как и это Евангелие. В тексте местами помещены красные точки, без пометы листов». Архимандрит Леонид Кавелин, штудируя «Описную книгу» церквей Княгининского уезда, составленную в 1672 г., обнаружил упоминание о том, что в селе Воронине на речке Удомке в ту пору имелась «Псалтирь учительная, в десть, древняя печать», и отождествил это издание с Псалтырью, упомянутой Каратаевым.

Эта гипотеза послужила для Л. А. Кавелина лишним доказательством московского происхождения одинакового с Псалтырью по шрифту среднешрифтного Четвероевангелия, а также и остальных безвыходных первопечатных изданий. При этом он вслед за И. П. Каратаевым назвал Псалтырь учебной, отметив, что книга «по своему составу есть произведение чисто русское, точнее же сказать, московское, очевидно, обязанное своим происхождением пресловутому Стоглавому собору 1551 года». Книгу эту Л. А. Кавелин произвольно объявил первым московским печатным изданием. Он долго разыскивал издание. 2 марта 1883 г. архимандрит писал А. Е. Викторову: «Прошу мне указать, могу ли надеяться взять у Вас дестевую Учебную Псалтырь, а если таковой у Вас в музее нет, то где мне достать ее?» Обращался Кавелин и к И. П. Каратаеву, препроводив ему одновременно экземпляр своего исследования о безвыходном широкошрифтном Четвероевангелии. Но Каратаев относился отрицательно к идее о московском происхождении безвыходных изданий. Он не ответил Леониду. «Верно, как говорит наш пейзан, «осерчал»,— иронически комментировал архимандрит в письме к А. Е. Викторову. 26 марта 1883 г., отвечая Кавелину, Викторов отождествил Учебную Псалтырь, указанную Каратаевым в примечании к № 58, с Псалтырью № 135 Ундольского. «Я не сомневаюсь,— писал он,—что Каратаев в своем примечании имеет в виду именно эту Псалтырь, а не другую какую-либо, а потому могу сказать положительно, что в музее есть эта Псалтырь, а именно из библиотеки Ундольского, только в неполном экземпляре. Помнится, есть эта Псалтырь и в императорской Публичной библиотеке, но тоже неполная. Наш экземпляр по музейному каталогу значится под № 72». Леонид еще раз подтвердил свое желание познакомиться с безвыходной Псалтырью в письме к А. Е. Викторову от 30 марта 1883 г. Однако сделал он это или нет — мы не знаем. В 1883 г. И. П. Каратаев во втором издании своего труда дал более подробное описание среднешрифтной Псалтыри. Он помянул, в частности, что видел это издание «лет 25 тому назад, у торговца старыми книгами»; «...сколько всех тетрадей и поскольку строк на странице, не помню». Леонид в рецензии на каратаевское описание, опубликованной в 1884 г., еще раз подчеркнул свою уверенность в том, что помянутая Псалтырь — «первое по времени выхода» московское издание. Мнение свое он никакими сколько-нибудь убедительными доводами не подкрепил, если не считать следующего наивного утверждения: «...весьма естественно было, по тому времени, книгопечатанию в Москве в 1550-х годах начаться с Учебной Псалтыри, как такой книги, которую особенно чтили наши благочестивые предки, крепко держась той святой истины, что она научит их детей, прежде всего,  страху Господню, который есть начало премудрости». А. Е. Викторов в своем неопубликованном труде «Описание безвыходных старопечатных книг» не успел описать среднешрифтную Псалтырь, хотя определенно собирался сделать это. Первое подробное описание было опубликовано лишь в 1926 г. А. А. Гераклитовым. Описание это обстоятельно и точно. Отдельные коррективы к нему были впоследствии внесены А. С. Зерновой.

Известные экземпляры издания. Упомянутый в письме А. Е. Викторова экземпляр среднешрифтной Псалтыри из собрания В. М. Ундольского в настоящее время находится в Отделе редких книг Государственной библиотеки СССР им. В. И. Ленина (№ 2616). Экземпляр не полон. Он начинается с листа 29; в начало книги вплетено 24 листа рукописного текста на синей бумаге XVIII в. Многие листы (лл. 33, 39, 40, 210, 281, 282) отсутствуют."Ряд листов (лл. 30, 79, 100, 123, 127, 191, 192, 232) заменен рукописными. Шестнадцать рукописных листов вплетено и в конец книги. Очень многие страницы сохранились не полностью. Они подклеены, и недостающий текст восполнен от руки. Переплет — доски в коже, верхняя доска не сохранилась. На обороте нижней доски наклеен экслибрис Публичного и Румянцевского музеев с № 72 — тем самым номером, который указывает А. Е. Викторов. До В. М. Ундольского экземпляр, как мы уже упоминали, принадлежал А. К. Кочуеву. Владельческая запись его находится по листам 29, 33, 40, 47, 48 (нумерация данного экземпляра). Кроме того, на л. 43 об. оттиснута печать Кочуева. А. А. Гераклитов в своем исследовании пользовался почти полным экземпляром из собрания Саратовского государственного университета. В университет этот экземпляр попал в 1920—1921 гг. вместе с национализированной коллекцией крупного капиталиста, старообрядца П. Мальцева. Часть листов экземпляра заменена рукописными (лл. 58, 105, 123,190, 191), которые, по словам Гераклитова, вплетены в книгу в половине XVII столетия. Перед текстом в качестве фронтисписа вклеена поздняя гравюра, изображающая царя Давида. Где находится в настоящее время экземпляр, описанный Гераклитовым, мы не знаем. Упомянутого в письме А. Е. Викторова экземпляра императорской Публичной библиотеки в собрании Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина в настоящее время нет. Вполне возможно, что Викторов ошибался и этого экземпляра в действительности не существовало. Но зато в Публичной библиотеке имеются два почти полных экземпляра Псалтыри, попавшие сюда из собрания Соловецкого монастыря. Как известно, собрание это в годы Крымской войны, когда ожидалась бомбардировка Соловков, перевезли в Антониев-Сийский монастырь (в 1854 г.), а год спустя передали Казанской духовной академии. Оттуда в 1928 г. собрание поступило в Публичную библиотеку. В библиографии, в том числе и в работах последних лет, эти экземпляры не учтены. Лишь совсем недавно они были обнаружены В. И. Лукьяненко. Первый экземпляр (№ 5223—XXII. 5. 11е) заключен в реставрированный переплет (доски в коже с тиснением на сторонках). Застежки не сохранились. На первом листе форзаца (на обороте верхней доски) наклеены экслибрисы библиотек Соловецкого монастыря и Казанской духовной академии. На первом листе имеется запись скорописью XIX в.: «Из Соловецкого монастыря № 1465». Экземпляр полный, реставрированный в последнее время. Укажем ошибку подборки: лист 11 вклеен между листами 8 и 9. Нет лишь листа 210 (пустого). Второй экземпляр (№ 5224—XXII. 5. 11б) заключен в доски в коже с тиснением на корешке и сторонках. Застежки не сохранились. На первом листе форзаца наклеен экслибрис библиотеки Соловецкого монастыря. Экслибрис библиотеки Казанской духовной академии находим на одном из первых переплетных листов. Здесь же запись: «Из Соловецкого монастыря № 1466». На первом листе — печать библиотеки Казанской духовной академии. В конец книги вплетено 29 листов рукописного текста «В святую великую субботу кафисма надгробная», относящегося, по-видимому, ко второй половине XVI в. (водяной знак — перчатка с короной над пальцами). Экземпляр сравнительно полон. Нет третьего листа (пустого). Листы 23, 26, 173, 178, 190—194, 228 — заменены рукописными. Таким образом, мы можем говорить всего лишь о четырех экземплярах среднешрифтной Псалтыри, имеющихся в книгохранилищах или описанных в литературе. Эта книга — самое редкое безвыходное издание (если не считать Триоди цветной). Впрочем, достаточно редки все первопечатные Псалтыри.

Вкладные. Ни на одном из просмотренных нами экземпляров среднешрифтной Псалтыри нет достаточно ранних вкладных и владельческих записей, Не было их и на гераклитовском экземпляре. Первый экземпляр Псалтыри из Соловецкого собрания ранее имел вкладные и владельческие записи на л. 231 об. Одна из записей помещена в прямоугольную рисованную рамку. Впоследствии тексты записей были тщательно вытерты и прочитать их сейчас, не прибегая к криминалистическим методам, невозможно. Экземпляр, по-видимому, входил в основное ядро монастырской библиотеки и поступил туда вскоре же после напечатают. Второй экземпляр попал в Соловки позднее. Скорописная запись XVIII столетия указывает, что он принадлежал церкви Вилейского погоста Олонецкого уезда. В том же экземпляре на переплетных листах — помета кирилловскими знаками, которые можно прочитать как дату: «7074»,— то есть 1566 г. Водяной знак переплетных листов — голова шута с бубенчиками на воротнике.


Общее описание. Среднешрифтная Псалтырь отпечатана в лист. Число строк на полосе 16. Тетради составлены из четырех односгибных листов. Каждая тетрадь, таким образом, содержит 16 страниц. Ни пагинации, ни сигнатур книга не имеет. Всего в книге 282 листа, составляющих 35 тетрадей (одна тетрадь составлена из пяти односгибных листов). Листы 3, 210 и 282 — пустые.


Состав книги. Псалтырь — богослужебная книга, входящая в Ветхий завет и содержащая молитвословия — псалмы, приписываемые царю Давиду. Книга появилась на русской почве с первых годов принятия христианства. Древнейшие списки восходят к XI в. В. И. Срезневский выделяет три основные редакции славянской Псалтыри, однако отмечает, что эти редакции сплошь и рядом выражены нечетко. Судьбы Псалтыри изучали также Е. Ф. Карский, В. Погорелов и некоторые другие исследователи. В русской рукописной книжности бытовало три основных варианта Псалтыри: Псалтырь простая («келейная», или «малая»), Псалтырь толковая и Псалтырь с восследованием («следованная»), В Псалтыри толковой псалмам сопутствовали «толкования» церковных писателей. Читатель помнит, что для перевода одной из толковых Псалтырей был приглашен на Русь Максим Грек. Псалтырь со следованием в греческом оригинале неизвестна, почему В. И. Срезневский и считает ее «славянским изобретением». В этом случае к основному тексту прибавляют Часослов, избранные из различных богослужебных книг «тропари» и «кондаки», а также молитвословия, связанные с обрядом причащения. Среди других богослужебных книг Псалтырь выделяется тем, что с древнейших времен использовалась для обучения чтению. Благодаря своему учебному характеру книга была на Руси исключительно широко распространена. «Псалтырь, как одна из наиболее употребительных книг и в церковном и в домашнем быту православных,— пишет В. И. Срезневский,— не могла не быть в каждой церкви и, весьма вероятно, находилась в руках у частных лиц, как домашняя книга для чтения, особенно чтимая и читаемая...» За учебный характер Псалтырь (преимущественно «простая») получила в русской книжности название «учебной», или «учительной». В этом смысле все московские первопечатные Псалтыри были «учительными». Однако с легкой руки И. П. Каратаева, назвавшего среднешрифтное издание «Учебной Псалтырью», это неправильное название закрепилось за ним. Эпитет прибавляют только к среднешрифтной Псалтыри, противопоставляя ее остальным изданиям. Между тем по составу своему среднешрифтное издание и последовавшее за ним широкошрнфтное — очень близки. В рукописных Псалтырях XV—XVI вв. перед каноническим текстом помещали всевозможные вспомогательные материалы и прибавочные статьи. Среди них — оглавление, текст «Указ правилу келейному», своеобразные методические указания об использовании книги в учебных целях «Правило не умеющим грамоте» и т. д.  В XVII в. состав Псалтыри был еще более усложнен. В книге стали печатать всевозможные «символы» и «исповедания веры», принадлежащие перу александрийских и антиохийских патриархов, «отзывы о псалмах» церковных писателей, множество дополнительных тропарей и молитв. Безвыходные издания в отличие от предшествующей рукописной и последующей печатной традиции облегчены. Среднешрифтное издание открывается вступительным текстом «Разумно да будет, како начати иноку особь пети псалтырь» (лл. 1—2). Пустым листом (л. 3) текст отделен от основного раздела — псалмов царя Давида (лл. 4—209). Раздел открывается большой заставкой и выполненным вязью заглавием «Давыда пророка и царя песнь кафисма 1». В книге 150 псалмов и, кроме того, еще один, не входящий в общую нумерацию. Начало каждого псалма отмечено порядковым номером, проставленным кирилловскими цифрами на боковом поле книги. Псалмы собраны в 20 кафизм. Начало каждой кафизмы подчеркнуто гравированным инициалом, а также колонтитулом, вынесенным на верхнее поле. Вслед за псалмами помещены десять библейских песен (лл. 211 — 232), в начале которых отпечатаны заставка и заголовок, выполненный вязью: «Песнь Моисеева во исходе. Песнь 1». Книгу заключает раздел «Многомилостивое певаемо в праздники господския и во дни нарочитых святых» (лл. 233—281).

Бумага. Среднешрифтная Псалтырь, как и остальные безвыходные издания (за исключением среднешрифтного Четвероевангелия), напечатана на французской бумаге. А. А. Гераклитовым и А. С. Зерновой выявлены следующие водяные знаки:

1. Малая сфера (Лихачев, № 1288 и др.). 1550—1560-е гг.

2. Большая сфера в руке (Лихачев, № 1667, '1668, 1753). 1536— 1555 гг.

3. Сфера с инициалами «I» и «В» (Тромонин, № 790; Брике, № 14056). 1548-1564 гг.

4. Перчатка с короной над пальцами (Лихачев, № 1688, 1690, 1743, 1744, 1746-1749, 1760, 1789). 1540-1550-е гг.

5. Знак «I» с лилией в навершии.

А. А. Гераклитов указывает шесть вариантов знака «малая сфера». А. А. Зернова упоминает о трех вариантах знака сферы с инициалами. Все эти знаки встречаются и в Триоди постной. Можно, следовательно, предположить, что издания эти во времени соседствовали одно с другим. Не исключено, что Псалтырь печатали одновременно со среднешрифтным Четвероевангелием — впоследствии мы остановимся на этом вопросе. Интересно и то, что бумагу со знаком большой сферы в руке мы находим в царском списке макарьевских Великих Четьих миней — лишнее доказательство московского происхождения безвыходных изданий.


Орнаментика. В среднешрифтной Псалтыри — три заставки, отпечатанные с двух досок. Первая большая заставка (л. 4) впервые репродуцирована в 1962 г.  Ни в одном из первопечатных изданий эта заставка больше не встречается. Но зато мы находим ее в рукописном Четвероевангелии из собрания Московской Синодальной типографии, где она оттиснута четыре раза. При этом один раз — на листе с буквицей «веди» из безвыходной Триоди цветной. Заставка представляет собой удлиненный прямоугольник с подчеркнутым основанием, завершенным стрелками. Среднее поле утяжелено сверху килевидным навершием, а по бокам декорировано акротериями. Центральная часть заставки ограничена бордюром. Мотив бордюра такой же, как и в заставках среднешрифтного Четвероевангелия,— старопечатный вьюнок без центральной ветви. В верхних углах бордюра — четырёхлепестковые розетки с белыми точками между лепестками, точно такие же, как и в «заставке с Матфеем».

Центральная часть занята растительным орнаментом — расходящиеся по спиралям ветви образуют подобие восьмерки. Ветви обильно обрамлены все теми же виноградными листьями и заканчиваются стилизованными плоскими шишками. Рисунок их точно такой же, как в заставке «Соборника», общей для всех трех безвыходных Четвероевангелий. Ветви, имеющие общее основание, исходят из большой вазы, которая составлена из трех усеченных конусов. Заставка выполнена все в той же металлографской технике, о которой уже говорилось в связи с первыми безвыходными изданиями. Приемы гравирования особенно близки к технике мастера среднешрифтного Четвероевангелия. Нет никакого сомнения, что здесь работал один и тот же гравер, причем примерно в одно и то же время. Во второй заставке Псалтыри (лл. 211 и 233) находим аналогичную по рисунку вазу. Эта заставка уже знакома нам — она взята из среднешрифтного Четвероевангелия (Зерн. 1), причем напечатана с той же самой доски. В Евангелии доска была употреблена четыре раза, в Псалтыри — два раза. По наблюдениям А. С. Зерновой, первые два отпечатка сделаны с совершенно новой доски, а четыре других (два во второй половине Четвероевангелия и два в Псалтыри) уже с несколько изношенной: стрелки основания здесь почти не видны. Из этого А. С. Зернова правомерно делает вывод о том, что Четвероевангелие напечатано раньше Псалтыри. Мы присоединяемся к этому выводу и можем привести в его пользу некоторые другие аргументы. Среднешрифтная Псалтырь гораздо богаче инициалами, чем безвыходные Четвероевангелия. В каждом из последних всего по четыре буквицы.

В Псалтыри 21 инициал, отпечатанный с 11 досок. Созданный для этого издания алфавит включает следующие буквицы: «Б» (лл. 4, 134, 171, 201 об.), «В» (лл. 21, 67, 110), «Г» (лл. 53 об., 143 об.), «И» (лл. И об., 153). «К» (лл. 32 об., 183 об.), «Н» (л. 98 об.), «П» (в двух вариантах: 1-й вариант — лл. 78 об., 123 об., 2-й вариант — л. 211), «Р» (лл. 43 об., 163), «Т» (л. 88), «X» (л. 191). Три буквицы—«В», «К» и «П» — взяты готовыми из средиешрифтного Четвероевангелия и определенно отпечатаны с тех же досок. По мнению А. С. Зерновой, инициалы «П» (1-й вариант), «И» и «Н» отпечатаны с одной и тон же доски. Для этого у инициала «покой» была срезана верхняя перекладина, а между двумя штамбами вставлены две линейки с наклоном в разные стороны — слева направо («И») и справа налево («Н»), Мы склоняемся к мнению, что в этих трех случаях применены три разные доски. Перекладина, срезанная у буквицы «П», естественно, не могла появиться снова. Этот инициал первый раз встречается на л. 78 об.— уже после буквицы «И» (л. 11 об.), а второй раз — на л. 123 об.— после буквицы «Н». «И», кроме того, встречаем и на л. 153. Легко понять, что «И» и «Н» со срезанными перекладинами не могли появиться раньше «П». Графика восьми новых инициалов, выгравированных специально для Псалтыри, находит аналогии в орнаментике среднешрнфтного Четвероевангелия. Композиция решена в том же самом ключе. Ее основу составляет старопечатный вьюнок без центральной ветви, пущенный по штамбу буквицы. Наряден и своеобразен инициал «X», который до сего времени не воспроизводился и в каталоге Зерновой не учтен. Орнаментальное убранство книги дополняет вязь, которую мы находим под заставками па двух полосах (лл. 4 и 211). Достаточно полой ассортимент ломбардов. В безвыходных Четвероевангелиях ломбардов так же мало, как и гравированных буквиц. В Псалтыри мы сталкиваемся с совершенно иной картиной. Здесь встречаются ломбарды 20 наименований. Наиболее распространены «Б» (32 случая), «В» (29) и «Г» (25). С другой стороны, ломбарды «Д», «М» и «А» встречаются лишь по два раза, а ломбарды «Ж» (л. 133), «Ч» (л. 74 об.), «омега» (л. 125), «Я» (л. '185 об.) — по одному. Многие ломбарды встречаются в нескольких различных начертаниях. Так, для ломбарда «Б» было сделано по крайней мере четыре формы. Количество вариантов не зависит от частоты встречаемости тех или иных знаков. Ломбард «А» в книге встречается всего два раза, однако для него сделано два клише (1-й вариант — л. 80 об., 2-й — л. 187). Оба случая отстоят друг от друга достаточно далеко. Следовательно, нельзя объяснить этот факт невозможностью использования одной доски на одном и том же листе. Исследователь старопечатной книги неоднократно убеждался, что логика бессильна там, где идет речь о богатстве вариантов шрифта. Все сказанное по этому поводу относится и к ломбардам. Высота ломбарда — около 27 мм; каждый из них занимает три с лишним строчки. Таковы же размеры ломбардов среднешрифтного Четвероевангелия. В этом издании мы находим два недостающих в Псалтыри знака — «Е» и «Л». Таким образом, в распоряжении типографии, из которой вышли оба издания, имелось 22 ломбарда из 40 знаков кирилловского шрифта.

Особенности полиграфической техники. Знакомство со среднешрифтной Псалтырью обнаруживает те же типографские приемы, что и в среднешрифтном Четвероевангелии. Применен тот же шрифт; остались прежними приемы набора и верстки. В качестве отличительного признака упомянем вновь отлитый знак «ч» своеобразного начертания. Литера применяется лишь на полях книги для цифровой индексации. Киноварью отпечатаны заголовки, ломбарды в начале псалмов. Типограф применяет известную уже нам двухкрасочную однопрокатную печать с одной формы. В распределении краски нередки ошибки и варианты. В экземпляре ЛБ № 2616 на л. 230 об. пропущен и впоследствии восполнен от руки киноварный ломбард «М». На л. 43 в первой строке буква «Т» в начале фразы в одном случае напечатана черным (ГПБ, № 5224), в другом — красным (ГПБ, № 5223). В экземпляре ГПБ № 5223 на л. 128 об. в седьмой строке пропущено и восполнено от руки киноварное «И». Любопытны типографские варианты на л. 235. В одном из экземпляров сдвинуты вправо относительно полосы строки первая и третья (ГПБ, № 5224). На той же полосе в десятой строке буквы «п» и «в» в одном случае напечатаны красным, в другом — черным. Все эти варианты — лишнее свидетельство в пользу гипотезы об однопрокатности печати. При заключке полос среднешрифтной Псалтыри использовались рамы, приготовленные для среднешрифтного Четвероевангелия. Об этом говорит слепое тиснение индексов евангелистов в перевернутом состоянии на нижних полях книги. Можно сделать вывод, что печатание Псалтыри производилось в той же самой мастерской, где было изготовлено среднешрифтное Четвероевангелие, причем одно издание печатали непосредственно после другого. Об этом же свидетельствует использование в той и другой книге одинаковых типографских материалов. Не исключено, что оба издания печатались одновременно. Об этом как будто бы говорит следующий факт. На некоторых полосах среднешрифтной Псалтыри мы встречаем слепое тиснение. Однако характер его совсем иной, чем в безвыходных Четвероевангелиях. Там тиснение встречалось исключительно на пустых полосах. В Псалтыри тисненый рельеф сплошь и рядом обнаруживается на листах с текстом. Вспомним, что тетради безвыходных изданий подобраны из листов, сфальцованных пополам. Так вот, тиснение на одной половине листа среднешрифтной Псалтыри повторяет набор второй половины листа (например, на л. 97 экз. ГПБ № 5223 тиснен набор л. 94). Аналогичное явление мы наблюдали лишь однажды — в Руянском Четвероевангелии 1537 г. Объяснение здесь может быть только одно — лист печатался в сфальцованном состоянии. В свое время мы установили, что в первой московской типографии был печатный стан, рассчитанный на полный формат — на одновременную печать двух полос. Печатать на таком стане лист в сфальцованном состоянии — сначала одну полосу, потом другую — не имело никакого смысла. Значит, в типографии был п второй стан — половинного формата. Такой небольшой станок стоял на Московском Печатном дворе в начале XVII в.— он сохранился и сейчас находится в Государственном Историческом музее. Не было ли аналогичного станка и в первой русской типографии? А может быть, сохранившийся станок относится к более древним временам, чем это обычно считается? Слепое тиснение парных полос наблюдается лишь на немногих листах среднешрифтной Псалтыри. Отсюда мы делаем вывод, что книгу начинали печатать тогда, когда изготовление среднешрифтного Четвероевангелия не было закончено. Печатали параллельно — на маленьком и большом станах. Когда же печатание тиража Евангелия было закончено, Псалтырь начали печатать на большом стане. Автор статьи: Е.Л. Немировский.

Книжные сокровища России

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?