Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 252 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Азбука. Печ. Иван Фёдоров. Острог, 1578.

Всесилною десницею, вышнѧго Бога. оумышленiем и промышлениемъ. Благочестиваго кнза Коньстѧньтина, Коньстѧнтиновича кнѧжати Острозскаго … напечатана сiѧ  книжка. по гречески, альфа, вита, а по рускiи, азъ, буки перваго ради научения детьскаго. (Abecedarium). Острог: типография князя Константина Острожского, типограф Иван Федоров, 18 июня 1578. 8° (95x158 мм). [1 титульный лист в рамке из наборных украшений], [2]—[56] = 56 л. Фолиации и сигнатуры нет. Строк 25, 15. Шрифт: 10 строк = 84—85, 50—51, 40 мм (кирилловский), 50— 51 мм (греческий). Печать на лл. 2—8 в два столбца. Зеркало набора: 12,1х6,3 см. Иллюстрации: л. 1 об. (герб князя Константина Острожского), л. 8 об. (типографская марка Ивана Федорова). Заставки: 7 оттисков с 4 досок. Однокрасочная печать. Известно всего 2 экземпляра и 1 фрагмент. Это г. Гота, Германия, Земельная б-ка; Копенгаген, Дания, Королевская б-ка и фрагмент: лл. 3-6 -  в РГБ. Величайшая редкость! Азбука 1578 г. показывает, что издание учебников было для Ивана Федорова делом всей жизни. Где бы ни основывал типографию печатник-просветитель, он везде издавал книги для обучения чтению и письму.

 

Библиографические источники:

1. Немировский Е.Л. Книги кирилловской печати 1551-1600. Москва, 2009, № 90

2. Гусева А.А. Издания кирилловского шрифта второй половины XVI века. Сводный каталог. Книга первая-вторая. Москва, 2003, № 69

3. Петрова Л.Н., Юниверг Л.И. Музей книги. Путеводитель, М, 1989, с.с. 60-63

4. От Азбуки Ивана Федорова до современного Букваря. Москва, 1974, с. 20


Азбука 1578 г. напечатана Иваном Федоровым не во Львове, а в Остроге (ныне Ровенская область Украины), куда его пригласил богатейший магнат Польско-Литовского государства князь Константин Константинович Острожский. Принципы построения, текст и набор Азбуки, изданной в Остроге, повторяют львовскую Азбуку 1574 г. Отличием же острожской Азбуки от львовской является включение Иваном Федоровым в книгу замечательного памятника славянской литературы, созданного в IX в. Черноризцем Храбром,— «Сказание, како состави святый Кирил Философ азбуку по языку словеньску и книги преведе от греческих на славеньский язык». Кроме того, в ней убраны нумерация параграфов и кирилловские числа в конце страниц.


Князь Константин Константинович Острожский (12 февраля 1526— 13 февраля 1608), потомок удельных князей Юго-Западной Руси, был одним из самых богатых и влиятельных феодалов на Украине. Отстаивая свои феодальные права, он стремился быть независимым от Литвы и Польши, под господством которых находилась Украина. Подобно тому, как Григорий Ходкевич активно боролся за национальную самобытность белорусов в Литве, Константин Острожский активно помогал национальному движению на Украине. Это движение особенно усилилось после заключения в 1569 году Люблинской унии, в результате которой Украина оказалась в еще большей кабале у панской Польши. Стремясь полностью закрепостить украинское крестьянство, польские паны пытались лишить его национальной самобытности, иавязать ему свои обычаи, свой язык, свою веру. В этом польским панам усиленно помогали иезуиты, появившиеся в Польше около 1565 года. Они энергично выполняли наказ римского папы о распространении католицизма во всех странах. Для установления мирового господства католической церкви иезуиты не гнушались никакими средствами. Фанатическая пропаганда католицизма сочеталась с шантажом, обманом, клеветой, террором. Не надеясь на добровольный переход украинцев в католичество, иезуиты решили использовать существовавший в Польше закон, по которому помещики имели право насильно обращать крепостных в свою веру. Следовательно, достаточно было склонить помещика к принятию католической веры, чтобы потом можно было заставить перейти в католичество вею массу крепостных крестьян этого помещика. Учитывая это, агенты римского папы направили все свои усилия прежде всего на украинских феодалов и дворян, всячески убеждая их принять католичество. При активной поддержке властей панской Польши это им нередко удавалось. Католическая пропаганда была настолько сильна, что она проникла и имела большой успех даже в семье князя Острожского. Его жена, сын, дочь и племянница подпали под влияние иезуитов и приняли католичество. Но сам Константин Острожский враждебно относился к проискам католической агентуры.

Как и гетман Григорий Ходкевич, князь Константин Острожский считал, что в борьбе против католической пропаганды необходимо использовать книгопечатание на языке, близком и понятном украинцам. Это и побудило его предложить русскому первопечатнику организовать типографию для печатания в ней книг на старославянском языке, к которому в то время был очень близок украинский язык. Князь Острожский задумал напечатать «Библию» - книгу, состоящую из многих произведений церковно-религиозного содержания, в том числе четырех «Евангелий» и «Апостола». Это крупное издание требовало большой подготовительной работы. В частности, нужно было раздобыть несколько списков «Библии» и по ним тщательно выверить ее текст. Впредь до окончания этой предварительной работы Острожский, учитывая тяжелое положение Ивана Федорова, предложил ему занять должность управляющего имениями Дерманского монастыря. Монастырь был расположен на высоком холме. Когда-то здесь находился загородный дворец-замок князей Острожских. К дворцу примыкала церковь. Весь замок вместе с жилыми домами княжеской челяди был окружен высокой стеной, защищавшей от частых набегов татар и турок. Впоследствии же замок превратили в монастырь, в подчинение которому были переданы окрестные деревни вместе с их крепостными крестьянами. Польский король, желая ослабить власть князя Острожского и усилить свое влияние, назначил управляющим имениями этого монастыря Михаила Игнатовича Дчусу. Острожский решительно выступил против королевского произвола. В марте 1575 года он вооруженной силой изгнал королевского ставленника из монастыря и назначил на его место Ивана Федорова. Это место мало прельщало русского первопечатника. Не так давно он отказался от щедрого дара гетмана Ходкевича и не пожелал заниматься сельским хозяйством даже в собственном имении. Но теперь Иван Федоров оказался в такой нужде, что ему пришлось принять предложение князя Острожского. Временно, до открытия новой типографии, он стал управлять монастырскими имениями. Действительно, вскоре первопечатник убедился в том, что выполнение поручения помещика-князя слишком тяжело в моральном отношении. Управлять крепостными монастырских деревень по существу означало быть самому крепостником, выжимать из крестьян доходы для помещика. К тому же Ивану Федорову пришлось участвовать в неприятных ссорах и драках между крестьянами соседних деревень, принадлежавших разным помещикам.Такие ссоры и драки были обычным явлением в панской Польше того времени. Сила признавалась выше права. При любой ссоре люди прибегали к насилию, к оружию. Так враждовали и крестьяне деревни Кунина, принадлежавшей Дерманскому монастырю, с крестьянами деревни Спасова, принадлежавшей наследникам гетмана Ходкевича. Вскоре после того, как Иван Федоров вступил в управление монастырскими владениями, кунивцы самовольно захватили и запахали землю спасовцев. Пострадавшие пожаловались Ивану Федорову. Желая быть справедливым, он обещал спасовцам возместить их убытки. Узнав об этом, князь Острожский приказал своему управляющему не обращать внимания на жалобы спасовцев и отстаивать свои интересы, интересы кунинцев. Настало время уборки урожая. Подстрекаемые своими панами, спасовцы считали, что засеянное на их земле принадлежит им, и потому скосили и сложили в копны хлеб, засеянный кунинцами Кунинцы же, наоборот, считали этот хлеб своим и потому решили силой забрать его. Произошло кровавое побоище между крестьянами. Спасовцы обратились во львовский суд с жалобой на кунинцев. 16 августа 1575 года на суд вызвали и Ивана Федорова в качестве обвиняемого. Но и суд не смог примирить враждовавших. Взаимные набеги и драки продолжались. В следующем году кунинцы, по приказу князя Острожского, трижды (2 апреля, 26 июня и 31 августа) врывались в деревню Спасово, избивали и грабили спасовцев. И опять к судебной ответственности привлекался Иван Федоров. Все это причиняло первопечатнику тяжелые нравственные страдания. Нелегко было слушать обвинения в грабеже и насилии. Еще тяжелее было принимать участие в набегах на крестьян, хотя бы и по принуждению. Продолжать такую жизнь и дальше первопечатник не мог. Осенью 1576 года Иван Федоров покинул Дерманский монастырь и переехал в город Острог, где усиленно продолжались подготовительные работы к открытию типографии. Город Острог на Волыни был родовым владением князей Острожских. При впадении речки Вилии в реку Горынь, приток Припяти, на высокой горе возвышался княжеский замок, окруженный крепостными стенами с боевыми башнями. В то время только за такими стенами можно было укрыться от частых набегов крымских татар и турецких орд. Во все стороны от княжеского замка тянулись городские улицы. На окраине города, в предместье Подзамье, рядом со школой отвели здание и приспособили его под типографию.

Как мы помним, в Азбуке 1574 г. всего 40 листов. Но эта небольшая книжечка, отпечатанная в 8-ю долю листа, имела громкое политическое звучание. Она противостояла сильной тогда на Украине католической реакции, стремившейся подчинить православие римскому папе. В 1577 г. в Вильне вышла в свет книга «О единстве церкви божией под одним пастырем». Написал ее польский проповедник Петр Скарга (1536—1612), член воинствующего монашеского ордена иезуитов, призывавшего своих приверженцев идти на любое преступление ради «вящей славы божьей». Скарга утверждал, что «есть только два языка, греческий и латинский, которыми святая вера во всем свете распространяется». По его мнению, еще «не было на свете никакой академии или коллегиума, где бы богословие, философию и другие свободные науки на другом языке изучали и могли понимать». Далее Скарга написал слова, которые прямо направлены против дела, которому отдал свою жизнь Иван Федоров. «Со славянского языка нигде и никто ученым быть не может,— утверждал иезуит.— Уже теперь почти никто его досконально не понимает. Ибо нет на свете нации, которая бы на нем, как в книгах написано, говорила, а своих правил и грамматик с толкованием для языка этого не имеется и быть не может». Это было написано через три года после того, как вышла в свет Азбука славянского языка, напечатанная Иваном Федоровым. В России, Белоруссии и на Украине дети учились по книгам, выпущенным московским типографом. А Скарга утверждал, что для этих народов другой школы быть не может, как только переводить славянские тексты на польский язык,— иначе смысл их остается темным. Иван Федоров старался как можно тщательнее редактировать отобранные для издания тексты, а Скарга говорил, что в славянских книгах «нелепости и ошибки бесконечно возникают, словно слепой водит слепого». Иван Федоров ответил на эти нападки, напечатав во втором издании своей Азбуки, вышедшем в 1578 г., «Сказание, како состави святый Кирилл Философ азбуку по языку словеньску и книги преведе от греческих на словеньский язык». Это известный памятник древнеболгарской литературы, который сочинен черноризцем Храбром. Читая его, скептики могли убедиться, что славянская культура имеет давние и прочные традиции. Рассказ о возникновении славянского письма был более чем уместен на страницах начального учебника грамоты. Он обращен как к педагогу, так и к ученику. Для учителя это своеобразное пособие по истории культуры вообще и по истории педагогики в частности, а для ученика — занимательный текст для чтения. Были здесь и сведения о том, как следует произносить отдельные знаки кирилловского алфавита. Были в новой Азбуке и параллельные греко-славянские тексты, набранные в две колонки: в левой — греческие, в правой — славянские. Тексты помогали школярам освоить основы греческого языка.



Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?