Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 316 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Сборник «Кириллова Книга». Москва, Печатный двор, 21.IV. 1644.

Михаил, Иосиф. 2°. 588 лл. Строк: 25. Шрифт: 10 строк=89 мм. Орнамент: инициалов 1; заставок 9 с 6-ти досок. Легендарная «Кириллова Книга» - сборник статей против латинян и лютеран, составленный Стефаном Зизанием. Название «Кириллова Книга» дано этому сборнику от первой статьи, представляющей толкование 15-го огласительного слова св. Кирилла. Толкование составлено литовским ученым православного вероисповедания Стефаном Зизанием, ярым противником унии с латинством; оно было написано на белорусском наречии и напечатано в Вильно в 1596 году под названием «Казанье св. Кирилла патриарха Иерусалимского о антихристе». Переведенное на церковно-славянский язык, оно и помещено первой статьей в указанном Сборнике. Книга состоит из 48 глав, из которых 15 против латинян, 4 против армян и 4 против лютеран, и отпечатана была протопопом московского Архангельского собора Михаилом Роговым при царе Михаиле Феодоровиче, по поводу отказа датского принца Вольдемара, жениха царской дочери, принять православие. По этому поводу начались религиозные прения между лютеранским пастором и православными священниками, в числе которых принимал участие и Михаил Рогов. Прения остались безрезультатными, никто не хотел уступать и были для царя крайне неприятные, ведь инициатором этого брачного союза был он. Он и повелел поэтому составить «предобрую книгу (обличение в ереси) от различных святых отец учиненную …» Какого-нибудь серьезного значения в обличении ересей книга в своё время не имела, но со временем появления раскола «Кириллова Книга» получила у нас особое значение. Во-первых, в сборнике помещен в начале список книг "истинных и ложных", допущенных и осужденных церковью,- один из первых памятников рекомендательной библиографии в русской литературе. Во-вторых, как напечатанная до лет патриаршества Никона, она явилась наряду с другими (Большой Катехизис, Кормчая, Книга о Вере и др.) одним из источников «истинно древнего благочестия». Величайшая книжная редкость и святыня старообрядцев!

Библиографические источники:

1. Зернова А.С. «Книги кирилловской печати, изданные в Москве в XVI-XVII веках. Сводный каталог. Москва, 1958. № 169

2. Родосский А. Описание старопечатных и церковно-славянских книг, хранящихся в библиотеке С.-Петербургской академии. Вып. I. СПб., 1891. № 184

3. Каратаев И. «Хронологическая роспись славянских книг, напечатанных кирилловскими буквами. 1491-1730». Спб., 1861, № 563

4. Ундольский В.М. «Хронологический указатель славяно-русских книг церковной печати с 1491 по 1864-й год». Выпуск I-й. Москва, 1871, № 561

5. Сопиков В.С. «Опыт российской библиографии», Часть I, Спб., 1904, № 569

6. Строев П. «Описание старопечатных книг славянских, находящихся в библиотеке Царского», М., 1836, № 135

7. Лилов А.И. "О так называемой Кирилловской книге". Библиографическое изложение в отношении к глаголемому старообрядству. Казань, 1858. 242 с.

8. Несомненный коммерческий интерес у Титова А.А. Старопечатные книги по Каталогу А.И. Кастерина, с обозначением их цен. Ростов, 1905, № 276 ... 125 р.!


"Книга Кириллова" - более позднее издание сочинения Стефана Зизания "Казанье святого Кирилла об антихристе и знаках его, с расширением науки против ересей розных", написанного в 1596 году. Первоначально книга была издана в Вильне на белорусском и польском языках, а позднее переиздавалось староверами под названиями "Книга Кириллова" в Москве и "Кириллова книга" в Гродно. Стефан Зизаний - белорусский педагог-гуманист, писатель-полемист, был неутомимым проповедником против унии и римской церкви, защитником православия. "Кириллова книга" направлена против учения католиков и протестантов. Название свое она получила по первому произведению, открывавшему этот сборник - "Книге иже во святых отца нашего Кирилла, архиепископа Иерусалимского, на осьмый век", это было вольное изложение 15-го огласительного слова Св. Кирилла. Зизаний по-своему истолковывал смысл слова, в его изложении конец мира уже наступил, а Папа Римский есть антихрист. Далее "Кириллова книга" содержит почти полностью текст "Книги о вере единой, святой и апостольской Церкви", которая была издана в 1619 г. в Киеве архимандритом Киево-Печерским Захарией Копыстенским, и была направлена против протестантов. Также книга включает и другие западнорусские полемические трактаты.


Стефан Зизаний (Стефан Тустановский настоящая фамилия — Кукиль; 1550—1634) — писатель-полемист, церковный проповедник конца XVI — начала XVII веков, дидаскал Виленской братской школы, проповедник против унии и римской церкви, защитник православия; брат Лаврентия Зизания. Родился в Галичине (вероятно в городке Потелич Белзского воеводства) в мещанской семье. По происхождению литовец. С 1586 года — учитель Львовской братской школы, позже стал еë ректором, с 1593 — дидаскал в Вильне. Вскоре был назначен всенародным проповедником и благовествователем Слова Божия в Львове и других местах, на рынках, дорогах, в ратушах и церквах. Он явился энергичным борцом против католичества и унии, спасителем погибавшего православия; его проповеди, богословские трактаты, переводы и издания святоотеческих творений, особенно пригодных для борьбы с латинством, имели громадное влияние на западнорусское общество и многих удержали в православии. В 1593—4 гг. Зизаний, как живой по характеру и энергичный деятель, вызван был Виленским братством для борьбы с унией; изданная им там проповедь об антихристе была сожжена. В 1595 г. он издал "Книжицу на Римский костел" (объяснение Никейского собора против главенства папы); в проповедях он резко осуждал высшее духовенство за его леность и склонность к унии. Митрополит Михаил Рогоза, обличаемый Зизанием, грозил ему, как крамольнику и возмутителю общественного спокойствия, побуждающему народ к кровопролитию, отлучением от церкви; на соборе 1596 г. объявил его как "непокоривого, жестокого и гнусного делателя винограда Христова", за преступления против церкви и государства, лишенным права проповедовать и "вмененным из клириков с простыми людьми", поставленным среди оглашенных. З. протестовал в Новогрудский суд, называя бывший собор "смятением", но король 28 мая 1596 г. приказал схватить его и бросить в тюрьму, откуда ему удалось бежать чрез дымовую трубу и найти защиту на соборе в Бресте 8 октября 1596 г., после чего было признано его православие и разрешено ему проповедовать по-прежнему. После смерти митрополита Михаила Рагозы он уже снова был в Виленском братском училище. Новый митрополит Игнатий Поцей тоже невзлюбил Стефана З., как противника унии, и, заручившись согласием короля, изгнал его в 1599 г. из Виленского братского монастыря. Дальнейшая судьба его неизвестна. Католики издали полемическое сочинение против Зизания, под названием: "Куколь, рассеиваемый Зизанием" (Зизаний по-гречески значит куколь). Кроме "Книжицы на Римский костел", Стефану Зизанию принадлежит еще "Изложение о православной вере коротким питаньем и отповеданьем для вразуменья христианским детям" (катехизис), с месяцесловом и пасхалиею (напечат. в "Азбуке" — брата его в 1596 г.). Этому катехизису верили больше, чем евангелию, — но он был осужден митрополитом Михаилом Рогозою и по приказанию короля Стефана Батория сожжен. Ему же принадлежит перевод 15-го огласительного "Казанья св. Кирилла патриарха Иерусалимского об антихристе и знаках его, с расширением науки против ересей розных" (2-е издание в Вильне 1596 г. на литов.-русск. и польском языках; посвящено кн. Острожскому). Другие издания принадлежат раскольникам, которые печатают его в "Кирилловой книге" (Москва, 1644 г. и Гродна, 1786 г.). Рукопись Моск. Синод. Библ. 1603 г. "


Борьба древнеправославных христиан с «учеными украинцами» разгорелась с начала XVII века. По другому воспринимали «древнее предание», нежели воспитанники Львовской братской или Острожской школы на Волыни, несколько веков находящися в эпицентре ересей и латинства, ученые монахи Северских, Черниговских и украинных монастырей. В 1637 году иноков Прилуцкого Густынского, Ладинского Покровского, старцев Лубенского Мгарского монастырей принимают в Москве для жительства. Все они были в сильной степени обеспокоены заражением православия католицизмом, которое приобретало все большее влияние и при царском дворе в Москве. "Учительное Евангелие" Кирилла Транквиллиона Ставровецкого, осужденное в Киеве собором архипастырей за содержащиеся в нем ереси, появилось для печати в Москве. В 1626 году напечатана в Москве и Лаврентиева книга известного южнорусского протопопа Лаврентия Зизания, вызвавшая много споров. В 1628 году вышел даже указ царя и патриарха - описать и отобрать от всех церквей и монастырей книги церковные литовской печати и заменить их книгами печати московской. В 30-40-е годы в Москве выходят целые трактаты южнорусских авторов, так называемая «Кириллова книга», «О вере», «Малый Катихизис», посвященные борьбе с литинством и униатством. Книги были вызваны приготовлениями к прениям о вере с королевичем Датским Вольдемаром по поводу его сватовства за царевну Ирину, и полемикой вокруг позиции киевского митрополита П. Могилы по этому вопросу. «Кириллову книгу» черниговского протопопа Михаила Рогова, главного книжного справщика Московского печатного двора при патриархе Иосифе, до сих пор почитаемого старообрядцами, государь «повеле сию предобрую книгу от различных святых отец учиненную  на различные ереси во един куп совокупити и яко корабль многим богатством наполнити и печатным тиснением вообразити, и пусти ю во всю свою русскую землю всякому православному христианину, хотящему ея прочитати, и божественные догматы видети, и та еритическая уста заграждати».


Первая очень обширная часть Кирилловой книги, носящая заглавие "Книга иже во святых отца нашего Кирилла архиепископа иеросалимскаго на осмый век", есть простая перепечатка (конечно, с переложением на тогдашний литературный московский язык) сочинения известного южнорусского ученого и поборника православия Стефана Зизания, которое под заглавием "Казанье св. Кирилла патриарха иерусалимскаго о антихристе и знаках его" было напечатано в Вильне в 1596 году (см. это сочинение Зизания в: РГБ, Музей книги, № 2028).

Затем первая глава Кирилловой книги - "О святей Троице" - взята из книги Захария Копыстенского "О вере единой святой соборной апостольской церкви" или иначе называемой просто Азариевой верой. Она была напечатана в Киеве, как полагают, в 1620 году (Книга о вере Копыстенского или Азариева вера находится в нашей академической библиотеке № 414). Эта же глава могла быть заимствована и из Просветителя литовского, в котором она занимает 14 главу.

Вторая глава Кирилловой книги - "О предвечном божественном рождестве Господа нашего Иисуса Христа" - есть простое переложение второй главы Азариевой веры или Просветителя литовского (гл. 15).


Третья глава - "От писаний пророческих о истинном Божестве и человечестве Христове" - переложение третьей главы Азариевой веры или Просветителя литовского (гл. 16).

Главы - четвертая - "О пророцех, иже пророчествоваше о Божестве и Христове рождестве и о иных будущих" - и пятая "О еллинских мудрецех иже отчасти пророчествоваху о превышнем Божестве и о рождестве Христове от пречистые Богородицы" - не имеются ни в Азариевой вере, ни в Просветителе литовском, а встречаются в рукописных московских сборниках (см., напр.: Описание старопечатных книг славянских, находящихся в библиотеке московского купца И. Н. Царского/ Изд. П. Строева. М., 1836, № 135, с. 208 - 213).

Глава шестая - "От писаний апостольских и их учеников и наследников св. отец о истинном Божестве и человечестве Господа нашего Иисуса Христа" - переложение четвертой главы Азариевой веры или Просветителя литовского (гл. 17).

Глава седьмая - "О Божестве Св. Духа" - переложение пятой главы Азариевой веры или Просветителя литовского (гл. 18). Глава восьмая - "О исхождении Св. Духа" - переделка восьмой главы Азариевой веры или переложение Просветителя литовского (гл. 19).

Глава девятая - "Ответы досадителем и грубителем противным Божеству Христову" - переложение шестой главы Азариевой веры или Просветителя литовского (гл. 20).

Глава десятая - "О святых иконах, яко изначала быша" - переложение из Азариевой веры (ч. 2, с. 2-18) или Просветителя литовского (гл. 2).

Глава одиннадцатая - "О том, когда и в какое время от самех христиан иконоборство возстало" - переложение из Азариевой веры (ч. 2, с. 31-36) или Просветителя литовского (гл. 3).

Глава двенадцатая - "Иконоборцом на противныя их речи наш OTBtT" - переложение из Азариевой веры (ч. 2, с. 36 - 43).

Глава тринадцатая - "О кресте, видимом знамении сына человеческаго" - переложение из Азариевой веры (ч. 2, с. 44-65) или Просветителя литовского (гл. 4).

Глава четырнадцатая - "О кресте, чего ради знаменуем лицо свое крестообразно" - переложение из Азариевой веры (ч. 2, с. 66-74) или Просветителя литовского (гл. 6).

Глава пятнадцатая - "О хождении со кресты" - переложение из Азариевой веры (ч. 2, с. 82-90) или Просветителя литовского (гл. 7).

Глава шестнадцатая - "О святом посте" - переложение из Азариевой веры (ч. 2, с. 146-163) или Просветителя литовского (гл. 10).

Глава семнадцатая - "О пречистом теле и крови Христовой" - из Просветителя литовского (гл. 12).

Глава восемнадцатая - "О исповедании грехов в церкви пред священники" - из Просветителя литовского (гл. 11).

Глава девятнадцатая - "Ответ ко арианам на противныя их речи о пречистой Богородице" - из Просветителя литовского (гл. 22).

Глава двадцатая - "Родословие святыя Богородицы" - из Просветителя литовского (гл. 23).

Глава двадцать первая - "О похвале и чести святых Божиих угодник" - из Просветителя литовского (гл. 8).

Глава двадцать вторая - "О молитве святых" - из Просветителя литовского (гл. 9).

Глава двадцать третья - "О отшедших света сего, иже о них памяти творити" - из Азариевой веры (ч. 2, с. 106-113) или Просветителя литовского (гл. 13).

Глава двадцать четвертая - "О понурении новокрещенцев" - из Азариевой веры, глава седьмая или Просветителя литовского (гл. 21).

Глава двадцать пятая - "О римском отпадении" - из Просветителя литовского (гл. 24).

Глава двадцать шестая - "О латынских ересех" - из Просветителя литовского (гл. 25).

Глава двадцать седьмая - "Ереси римския, яже прияша от мелхисидикиян и жидов и армен" - из Потребника, напечатанного в Москве в 1639 году, и содержит извлечение из деяний собора 1620 года при патриархе Филарете.

Глава двадцать восьмая - "О несогласии еретиков и их различных сопротивных ересех" - откуда взята эта глава, занимающая один только лист, мне неизвестно.

Глава двадцать девятая - "О Лютере и его ереси" - из Просветителя литовского (гл.28).

Глава тридцатая - "О армейской ереси" - из Просветителя литовского (гл. 29).

Глава тридцать первая - "О посте армейском арцыурцовь, о Лине, учителе армейском, о армейском дыбании, сиречь причастии" - из наших старинных сборников. Глава тридцать вторая - "Прение святаго Илариона, епископа меглинского, с манихеи" - из Просветителя литовского (л. 309 об.).

Глава тридцать третья - "Прение святаго Илариона со армены" - из Просветителя литовского (л. 315).

Глава тридцать четвертая - "О опресноках и о агньце" - дословное заимствование из книги священника Василия Острожского "О единой истинной православной вере и о святой соборной апостольской церкви, откуда начало приняла и како повсюду распростреся" (по рукописи нашей академической библиотеки №232, л. 319-373).

Глава тридцать пятая: "О пременении дней и праздников" - из того же сочинения Василия Острожского (л. 397-482).

Глава тридцать шестая - "Преподобнаго Максима грека слово на латинов", находится и в Азариевой вере (ч. 2, с. 184 до конца книги).

Главы тридцать седьмая до сорок шестой включительно, содержащие в себе послания александрийского патриарха Мелетия, послания Константина Острожского, послание иноков горы Афонской, составляют переложение книжки, напечатанной в Остроге в 1598 году (см.: В. М. Ундольский. Очерк славяно-русской библиографии. М., 1871, № 137, стб. 22), под заглавием "Мелетия патриарха александрийского послания (числом 10) к неунитам". В этой же книжке напечатаны и послания Константина Острожского и послание иноков горы Афонской.


Из приведенного сличения Кирилловой книги оказывается, что она, за самыми незначительными исключениями, представляет из себя простой свод из разных южнорусских сочинений, и потому составители ее говорят несправедливо, что будто бы она "учинена от различных святых отец"; в действительности этими святыми отцами были южнорусские ученые. Что же касается того, насколько и как московские собиратели Кирилловой книги воспользовались южнорусскими произведениями, что в них они переделали, насколько внесли в них своего, ответом на это служит следующее произведенное нами дословное сличение: первая часть Кирилловой книги, носящая заглавие "Книга иже во святех отца нашего Кирилла архиепископа иеросалимскаго на осмый век", есть простое, без всяких перемен переложение на великорусское наречие книги Стефана Зизания "Казанье св. Кирилла патриарха александрийскаго о антихристе". Дословное сличение первой главы Кирилловой книги "О святей Троице" с Азариевой верой показывает, что и тут имело место простое, без всяких перемен, переложение, исключая незначительных выпусков из Азариевой веры, именно выпущено из Азариевой веры начиная с 6 страницы до средины 9-й (Кир. кн. л. 85 об.); с конца 9 с. до средины 11 и потом выпущены страницы 26 - 29 (Кир. кн. л.93). Кроме того, в Кирилловой книге, в конце первой главы, помещен маленький трактатец "Толкование како явися Бог Аврааму в троице" (л. 94 об.-97), которого вовсе нет в Азариевой вере. Главы Кирилловой книги вторая, третья, шестая и седьмая представляют из себя дословное переложение соответствующих глав Азариевой веры, даже без всяких пропусков. Восьмая глава Кирилловой книги "О исхождении Св. Духа" сравнительно с очень обширной главой об этом Азариевой веры сильно сокращена и значительно, после сходного начала, переделана. Глава 9 Кир. кн. и 6 гл. Азар. веры сходны дословно. Гл. 10 Кир. кн., соответствующая трактату Азариевой веры (ч. 2) "Об образех", имеет не то начало (которое сходно с Просветителем литовским), но потом с двумя незначительными пропусками, идет буквально сходно до л. 153 Кир. кн. и до с. 18 (ч. 2) Азариевой веры. Последующие страницы (19-30) этого трактата Азариевой веры не вошли в Кириллову книгу, а заменены были в ней (л. 153 - 159) трактатом, взятым из вышеупомянутого сборника "Изложение на Лютеры", гл. 19, л. 105 (по рукописи нашей академической библиотеки). Главы Кирилловой книги одиннадцатая, двенадцатая и тринадцатая буквально сходны с Азариевой верой. Начальных слов четырнадцатой главы (о крестном ознамении) Кирилловой книги: "во истину не презре нас Господь своим милосердием, но и паче и помилова и призре на нас своею милостию с высоты святыя своея и подаде нам имя ново, еже зватися християны" - нет в Азариевой вере (нет этого и в Просветителе литовском). Но далее идет буквально сходно с Азариевой верой, кроме вставки в Кирилловой книге в учении о перстосложении следующих слов: "той же средний великий перст мало преклонити, исповедуется тайна, еже есть Сын Божий преклонь небеса и сниде на землю и бысть человек нашего ради спасения" (л. 180); затем в Кирилловой книге (л. 180 об.), сравнительно с Азариевой верой, встречается новая вставка, именно: приводится известное слово о крестном знамении блаженного Феодорита, которого нет в Азариевой вере. Далее следует опять дословная выписка из Книги о вере до 74 страницы этой книги. Конец этого трактата в Книге о вере (с. 74-81) вовсе не вошел в Кириллову книгу, где помещены известное сказание о чуде святого Мелетия и слово о крестном знамении Максима Грека (сл. 183-185), вовсе не имеющиеся в Книге о вере. Главы Кирилловой книги пятнадцатая и шестнадцатая буквально сходны с Книгой о вере, только имеющийся в последней трактат в конце 16 главы о субботнем посте и о папе (ч. 2, с. 163-181) вовсе не вошел в Кириллову книгу. Глава 24 Кир. кн. и 7 гл. Книги о вере сходны буквально. Точно так же две обширные главы Кирилловой книги 34 - "о опресноках и агньце" и 35 - "о применении дней и праздников" представляют из себя дословное переложение из указанного выше сочинения священника Василия Острожского. То же нужно сказать и о характере всех других указанных выше заимствований из южнорусских сочинений.


Рогов, Михаил Степанович — протопоп собора Черниговских чудотворцев в Москве, книжный справщик, полемист, родился в конце XVI века, умер во второй половине XVII века. В начале 1640 г. был назначен, вместе со священником Иоанном Наседкой, главным книжным справщиком при Московском Печатном Дворе, как человек образованный и знакомый не только с богослужебными книгами, но и с современной учительной и полемической литературой. Одними из первых книг, изданных под его наблюдением, были: "Соборник, слова избранные о чести св. икон и поклонении" (август 1642 г.) и "Кириллова книга" (апрель 1644 г.); обе книги были вызваны приготовлениями к прениям о вере с королевичем Датским Вольдемаром по поводу его сватовства за царевну Ирину. В открывшихся затем прениях Рогов принимал деятельное участие: 28 мая 1644 г. он "сидел для ответу" против королевского попа Матвея Фельгабера, вместе с товарищами, под председательством Благовещенского протопопа Никиты Романова; 3 июня 1644 г. и 4 июля 1645 г. он участвовал в самих прениях, а с 6 июля 1645 г. составлял второе ответное письмо против того же королевичева духовника Матвея. Как в устных прениях, так и в письменных ответах Рогов, равно как и его товарищи, выступил крайним приверженцем наружной набожности и церковной обрядности; выдвинутые в начале основные догматы протестантства отступили впоследствии совсем на второй план, давая место культовым пререканиям. По окончании прений Рогов усиленно работал на Печатном Дворе до ноября 1649 г. Книги, изданные под его смотрением при патриархе Иосифе, отличаются от предшествующих: справщики заботились об очищении слога и языка; не довольствуясь перепечатками ранних изданий и сознавая неудовлетворительность книг, они справлялись не только с древнерусскими списками, но и делали попытки поправлять книги по греческим; наконец, при них впервые в книгах Московской печати появились статьи, заимствованные из южнорусских изданий, равно как печатались труды южнорусских ученых. В ноябре 1649 г. Рогов был удален со службы на Печатном Дворе и лишен скуфьи, вероятно по указанию Никона, бывшего в то время Новгородским митрополитом, за то, "что в книге Кирилла Иерусалимского в двоестрочии не делом положил, что христианам мучения не будет". Но, несмотря на постигшую опалу, Рогов но потерял значения и в июле 1650 г. был, вместе с избранными людьми, отправлен правительством во Псков для усмирения мятежников. О дальнейшей его судьбе сведений не сохранилось.

Откуда пошла старообрядческая печать, и почему старообрядцы так ценят некоторые дониконовские издания на кириллице. Возникновение и развитие старообрядчества, староверия имеет большое историческое и религиозное значение, являясь важнейшим пластом духовного наследия нашей страны. Возникнув в середине XVII в., это движение стремительно развивалось, коснувшись самых глубинных сторон жизни, так или иначе, оказав влияние на большинство православного населения России. Старообрядчество, отделившись от Русской православной церкви и образовав самостоятельные независимые общины, пережило несколько периодов своего развития, подъема и спада, в течение которых оно распалось на многочисленные ответвления, так называемые толки или согласия. В целом же старообрядчеству присуще стремление к объединению людей, привязанных к старине, к прошлому русской церкви и древнему церковному обряду, т. е. традиционализм. Трагедию церковного раскола русской православной церкви обычно связывают с реформами патриарха Никона. Однако, по мнению многих историков старообрядчества, начиная с XV в., в православной церкви происходит расслоение священников на белое и черное духовенство, прежде всего в имущественном плане. Черное, монашеское духовенство, живя в монастырях, являлось крупнейшим владельцем земли и крепостных крестьян. Во главе церковного руководства всегда стояли монахи, являясь более грамотными и обученными по отношению к белому духовенству. Имея власть в своих руках, монашеский епископат все более закабалял белое священство, лишив их возможности участвовать в управлении церковью. К XVII в. расслоение между черным и белым духовенством достигло критического уровня, что привело к неприкрытой конфронтации между ними, заставив последних начать борьбу за свои права, за возможность участвовать в соборах и таким образом влиять на жизнь церкви. В среде протопопов, называвших себя ревнителями древнего благочестия, появилось несколько проповедников, стремившихся к реформированию богослужения, к восстановлению единогласия во время церковной службы. Речь идет о кружке, образовавшемся вокруг молодого царя Алексея Михайловича (1629-1676), - боярин Морозов, Стефан Вонифатьев, Федор Ртищев. Эти люди вместе с царем были серьезно озабочены фактом упадка церковного благочестия в Московском государстве. После собора 1649 г. при поддержке царя ревнители получили возможность занимать высокие церковные посты, что позволило им проводить свои идеи церковной реорганизации в жизнь. По представлению Стефана Вонифатьева в этот кружок попадает Никон, в те годы полностью поддерживавший его программу. Став при поддержке царя патриархом, Никон активно включается в работу по реорганизации церкви. Реформы, подготовленные им и поддержанные Алексеем Михайловичем, начали проводиться в жизнь весной 1653 г., по сути преследуя цель унификации церковных обрядов, приведение их к подобию греческого богослужения. Одним из основных направлений реформ стало исправление книг и обрядов, которые, по замыслу их устроителей, должны были послужить укреплению церковно-политических связей России с другими православными странами и прежде всего с греческой церковью. Действия патриарха Никона были враждебно встречены некоторой частью русского духовенства, что привело к резкой полемике между сторонниками и противниками реформ. Для решения спорных вопросов в 1654 г. в Москве, в присутствии царя Алексея Михайловича, был проведен церковный собор представителей русского духовенства. Среди участников Собора - пять митрополитов, четыре архиепископа, один епископ, одиннадцать архимандритов и игуменов, тринадцать протопопов, несколько приближенных царя. Все участники были тщательно отобраны Никоном и царем. Тем не менее, Собор уполномочил его произвести исправление книг «по древним славянским переводам и по древним греческим спискам», что давало право на исправление книг. Однако Никон, воспользовавшись этим правом, начал печатать книги, используя современные греческие издания, изготовленные в Италии, Франции и Германии. В итоге, через некоторое время, многими священниками были замечены отклонения от канона, что дало повод епископу Павлу Коломенскому отказаться от своей подписи. По мнению С.А. Зеньковского, «мероприятия патриарха Никона по исправлению книг почти невозможно понять не принимая во внимание его интерес к внешней политике Московской Руси и ко вселенскому православию». Желание патриарха объединить вокруг своей власти православных людей из разных стран, являлось одним из основных стимулов деятельности и заставляло его стремиться изменить разницу между русским и греческим богослужением. Никон обратился к Константинопольскому патриарху Паисию с посланием, в котором поставил перед греческими иерархами 26 вопросов относительно обрядов и ошибок, оказавшихся в богослужебных книгах. Греческое духовенство во главе с Паисием одобрило деятельность московского патриарха и постановления Московского собора. Таким образом, заручившись поддержкой греков, царя и большей части высшего российского духовенства, Никон на соборах 1655 и 1656 гг. утвердил нововведения в деле исправления книг и церковных обрядов. Его активные, часто агрессивные, действия вызвали возражения многих лиц не только священного сана, но и справщиков Печатного двора. В русской среде многие верующие сомневались, особенно после флорентийского собора (1439) в истинности греческого православия. В XVII в. отношение к грекам значительно ухудшилось, и не только из-за унии с католиками. Греки, приезжавшие в Россию с единственным желанием выпросить денег и получить помощь, своим поведением, в котором отсутствовало строгое благочестие, отталкивали от себя русских православных. С другой стороны, в Москве становятся известными неприглядные факты поведения греческих церковных иерархов, которые в борьбе за власть не гнушались подлога, перехода в другое вероисповедание и даже убийства. Это сильнее всего отвращало русских. Для достижения своих целей Никон жестоко расправился со своими противниками, что в глазах многих верующих придало им ореол мучеников за старую веру и помогло распространению раскола среди широких масс населения. Сторонники старообрядцев были преданы анафеме на церковном соборе 1666-1667 гг. и предстали перед судом. В ноябре 1667 г. в Москву приехали Антиохийский патриарх Макарий и Александрийский патриарх Паисий, имевшие полномочия от константинопольского и иерусалимского патриархов. Большой московский собор утвердил прежние постановления, касавшиеся исправления книг и установления церковных обрядов. На всех несогласных были наложены «клятвы», что и стало причиной раскола русской Церкви. В 1666-1667 гг. происходит концентрация сил, стремящихся остановить преобразования, сохранить старую веру. Главные ее силы располагались в Москве, в кругах духовенства, посадских людей и купцов. Существовал небольшой кружок высшей аристократии, объединявшийся вокруг боярыни Морозовой. На востоке среди населения среднего течения Волги большая часть населения поддерживала традиционные взгляды. С ними солидарны были многие жители севера, жившие между озером Онегой и Белым морем. После проповедей протопопа Аввакума Сибирь также считалась районом небезопасным, склонным к поддержке традиционалистов. Несмотря на победу над защитниками старого благочестия, одержанную царем и иерархами, собор 1667 г. не решил, а наоборот усугубил положение внутри церкви, окончательно разделив русское общество на две части. Предав анафеме четверых церковных мятежников, собор тем самым исключил возможность примирения, оттолкнув от церкви большую часть русского общества. Это привело к тому, что приверженцы старого благочестия стали инородным телом, оторванным от основной церковной традиции. Твердые приверженцы старого благочестия, оказавшись выдворенными из церковной жизни, вынуждены были как-то организовывать свою светскую и религиозную жизнь. С этого времени все несогласные с нововведениями патриарха Никона для православной церкви стали считаться раскольниками, сами же себя они называли старообрядцами или староверами. Такое положение сохранялось на протяжении конца XVII-XIX вв. Отношение официальной власти к раскольникам, несмотря на некоторые послабления, носило достаточно жесткий характер. Только указом от 17 апреля 1905 г. «Об укреплении начал веротерпимости» им было разрешено именоваться старообрядцами. «... Повелено установить различие между вероучениями, соединенными под наименованием «Раскольников»; разделив их на три группы: а) старообрядческие согласия, б) сектантство и в) последователи изуверских учений». Первоначально, после возникновения раскола, старообрядцы ограничивались борьбой с патриархом Никоном и его последователями; в это время их мнения и действия были достаточно единодушны и направлены на отстаивание прежних догматов веры. После соборов 1666 и 1667 гг., когда о примирении уже не могла идти речь, старообрядцам пришлось организовывать свою религиозную жизнь, именно в этот момент начались ожесточенные разногласия между их лидерами. Первой причиной их разделения стал вопрос (возникший еще при жизни протопопа Аввакума) о священниках, который и послужил основанием для разделения старообрядцев на два основных направления: поповцев и беспоповцев. В первые годы после раскола старообрядцы, не принимая новых книг, пользовались изданиями, напечатанными православной церковью до реформ патриарха Никона, но постепенно их естественный износ заставил заняться воспроизводством необходимой литературы. Рукописный способ, к которому прибегнули, хотя и имел древнюю традицию, недолгое время удовлетворял читательский спрос, так как не мог решить всех проблем, поэтому стали искать способы восполнения необходимых книг посредством их печатания. Идея производить книги печатным способом возникла в среде поповцев, обосновавшихся на территории Польско-Литовского княжества, но не терявших связи с Москвой. Их активная книгоиздательская деятельность - выпуск первой в истории России тайной печатной продукции - является одной из интереснейших сторон деятельности старообрядцев, а также важной частью истории кирилловского книгопечатания. На первоначальном этапе главную роль сыграла деятельность калужско-стародубского старообрядчества, которая позволила превратить этот район в центр старообрядческого книгопечатания. По мнению некоторых исследователей, стародубские деревни формировались не как тайные скиты, а как «открытые гражданские поселения», что позволило им выработать идеологические и экономические предпосылки для начала книгопечатной деятельности. Не менее важным было то обстоятельство, что стародубские слободы находились рядом с древними центрами славянского книгопечатания. «С начала 80-х гг. XVIII в. и почти до конца первой четверти XIX в. Стародубье являлось центром старообрядческой книгоиздательской деятельности, будучи одновременно и заказчиком, и производителем, и распространителем книг. Имея широкие связи по всей стране, купцы, с учетом спроса, заказывали книги в типографиях польско-литовского государства, а позднее начали печатать их самостоятельно». В самом начале своей деятельности старообрядцы предпочитали заказывать книги в типографиях Польско-Литовского княжества, позднее они арендовали у них материалы и работников, печатая свою литературу самостоятельно. Однако к 90-м гг. XVIII в. выпуск книг для старообрядцев прекратился почти во всех польских типографиях, за исключением Вильны. За время своей деятельности стародубские купцы приобрели большой опыт и связи, которые позволили им открыть собственные типографии. Старообрядческая типография, открытая в Клинцах, легально проработала всего два года - с 1785 по 1787 г., после чего была закрыта по указу Синода, что заставило старообрядцев заняться тайным печатанием книг. Основывая нелегальные типографии, они вынуждены были скрывать свою деятельность, что, естественно, повлияло на качество и особенности производимых ими книг. Особенностью старообрядческой книги этого периода стало отсутствие достоверных выходных данных. В своих изданиях старообрядцы начали помещать выходные данные московских изданий времени первых пяти патриархов или ложные выходные данные. Книгоиздательская деятельность старообрядцев имела успех, о чем можно судить по книгам, сохранившимся не только в крупнейших библиотеках Москвы, Санкт-Петербурга и провинции, но и наличию большого их числа в частных библиотеках старообрядцев, проживающих и сегодня на территории Российской Федерации. С того момента, как произошел раскол, вера, повседневная жизнь и деятельность старообрядцев находилась под пристальным вниманием церкви и властей; с 1850-х гг. возникает активный интерес со стороны историков и писателей. Наряду с религиозными вопросами исследуются их экономическая и культурная деятельность, в том числе и печатание книг. Как отмечают многие исследователи, первые сведения о старообрядческих типографиях появляются в труде B.C. Сопикова, увидевшем свет еще во время функционирования старообрядческих типографий в Клинцах и Янове. Во второй половине XIX - начале XX вв. выходит несколько работ, посвященных различным старообрядческим типографиям, причем историков в большей степени интересуют их собственные, самостоятельно устроенные типографии, наиболее крупными из которых были в Клинцовском посаде. Советские библиографы долгое время не могли заниматься изучением старообрядческих изданий, и только с 1990-х гг. ситуация изменилась. Наличие большого количества сохранившихся старообрядческих изданий и интерес к ним со стороны историков и читателей поставили перед библиотеками необходимость учета, описания и изучения старообрядческих книг. Особенность в определении и описании старообрядческих изданий отмечалась библиографами книг кирилловского шрифта; так, еще А.С. Зернова в своей методике указывала на некоторые элементы, присущие только им. Позднее, занимаясь историей Супрасльской типографии, Ю.А. Лабынцев в каталоге описал около 100 изданий, напечатанных в типографии по заказу старообрядцев.



Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?