Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 410 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Триодь постная (Трипеснец. Triodion quadragesimale). Краков, типография Швайпольта Фиоля, [ок. 1493].

2° (30 см.), 314 лл. Регулярной фолиации и сигнатуры нет. Перемечены кирилловскими цифрами 5 первых листов каждой тетради, коих 32 (за исключением л.1 первой тетради). Строк: 30. Шрифт: 10 строк=78-79 мм. Иллюстраций нет. Заставки: 1 оттиск. Инициалы: 3 оттиска с 2-х досок. Двухкрасочная печать. Надстрочники  напечатаны киноварью. В конце последней тетради, на листе 314, находится также счетный указатель для размещения тетрадей. В РГБ – 6 экземпляров. Величайшая редкость. Третья славянская книга, инкунабула, напечатанная кирилловским шрифтом!

 


Библиографические источники:

1. Немировский Е.Л. Книги кирилловской печати 1491-1550. Москва, 2009, № 3

2. Ищем купить. Our desiderata. Доклад П.П. Шибанова. Издание АО «Международная книга». Москва, Мосполиграф, типо-цинкография «Мысль печатника», [1927], № 3 ... 200 руб.

3. Каратаев И. «Хронологическая роспись славянских книг, напечатанных кирилловскими буквами. 1491-1730». Спб., 1861, № 4

4. Ундольский В.М. «Хронологический указатель славяно-русских книг церковной печати с 1491 по 1864-й год». Выпуск I-й. Москва, 1871, № 4

5. Каратаев И. «Описание славяно-русских книг, напечатанных кирилловскими буквами». Том первый. С 1491 по 1652 г.г., Спб., 1883, № 4

6. Сахаров И.П. Обозрение славяно-русской библиографии. Выпуск четвёртый. Хронологическая роспись славяно-русской библиографии. Издания, напечатанные кирилловскими и русскими буквами, с 1491до 1731 года. СПб, 1849, № 3

7. Сахаров И.П. Образцы славяно-русского книгопечатания с 1491 года. СПб, 1891, табл. VI, VII.

8. Строев П. «Описание старопечатных книг славянских и российских, находящихся в библиотеке графа Ф. А. Толстова», М., 1829, № 2

9. Строев П. «Описание старопечатных книг славянских, находящихся в библиотеке Царского», М., 1836, № 2

10. 400 лет русского книгопечатания. М., 1964, c.c. 15-16

11. Родосский А. Описание старопечатных и церковно-славянских книг, хранящихся в библиотеке С.-Петербургской академии. Вып. I. СПБ., 1891. № 1

12. Каталог А.И. Хлудова, Москва, 1872, № 2

13. Несомненный коммерческий интерес интерес у Титова А.А. Старопечатные книги по Каталогу А.И. Кастерина, с обозначением их цен. Ростов, 1905, № 2 ... 175 р.!

14. Издания кириллической печати XV-XVI вв. (1491-1600). Каталог книг из собрания ГПБ. СПБ, 1993, № 3


Кроме Октоиха и Часослова из Краковской типографии вышли также и триоди: Постная и Цветная. Об этом свидетельствует Иох. Лелевель (Bibliogr. ks. dw. T. I, с. 49), ссылаясь на ректора Краковского университета Севаст. Гиртлера. Но гораздо важнее свидетельство об этом украинского писателя, киевлянина Зах. Копыстенского (ум. 8 апреля 1626) – очевидца наличия этих книг. В своем памфлете «Полинодия» против Брестской унии 1596 года, написанный  в 1621—22 годах в качестве ответа на трактат Кревзы «Оборона Унии», он пишет: «Книги Триоди с грецкого языка названыи в Кракове друковано. А находятся тыи книги в многих церквах, и в мнстрох, в земи Лвовской и в мнстыре Дорогобузском и в Городку – мнстра Печерскаго маетности, на Волыни и инде по разных местцах».


Триодь, Триодион (греч. Τριῴδιον, от греч. τρεις три и ωδή песнь) — богослужебная книга православной церкви, содержащая трёхпесенные каноны (трипеснцы), откуда и происходит название. Триоди покрывают круг подвижных праздников года, даты которых находятся в зависимости от дня празднования Пасхи: от подготовительных седмиц к Великому посту (то есть от Недели о мытаре и фарисее) до первого воскресенья после праздника Святой Троицы (то есть до Недели Всех святых). Первые две подготовительные седмицы Триодь используется только в воскресной службе на Неделю о мытаре и фарисее и на Неделю о блудном сыне, а начиная со службы на субботу перед Неделей о Страшном суде — ежедневно. Изначально Триодь существовала в виде единого сборника, а затем была разделена на две части — Триодь постную и Триодь цветную.

Триодь постная содержит в себе молитвословия на дни Великого поста с приготовительными седмицами к нему и Страстной седмицы начиная с Недели о мытаре и фарисее и до Великой субботы включительно. Содержит песнопения в основном авторов VIII и IX вв., среди которых: Андрей Критский, Косма Маюмский, Иоанн Дамаскин, император Лев Мудрый, Феофан Начертанный.

Православная Церковь, учредив пост Великой Четыредесятницы, вместе с тем ввела в обычай поучать и назидать их поэтически-возвышенными и глубоко-умилительными песнопениями особой богослужебной книги, именуемой Триодъю Постной. Книга эта обнимает период времени в церковном годе от недели мытаря и фарисея, в просторечии называемой неделей всеядной, до пятницы шестой седмицы Великого поста включительно, когда мы, «душеполезную совершивше Четыредесятницу», оканчиваем Постную Триодь. Песнопения нашей Постной Триоди в чине богослужения дней воскресных всей Четыредесятницы занимают место наряду с песнопениями Октоиха, а в обычные седмичные дни недели даже преимуществуют и вытесняют их. Получила свое наименование Постная Триодь главным образом оттого, что важнейшие ее тексты — каноны утренние и вечерние, по будним дням на весь Великий пост состоят, вопреки установившемуся в церковной практике обычаю, не из девяти или вернее восьми песней, а всего на всего только из трех (отсюда и название — Триодь), причем последние две песни — восьмая и девятая всегда неизменно сохраняют свои места в каноне, а первая песнь каждодневно меняется в таком порядке: в понедельник первая, во вторник — вторая, в среду — третья, в четверг — четвертая, в пятницу — пятая и в субботу —шестая и седьмая. Никифор Каллист Ксанфопул говорит, что начало указанному порядку пения канонов в церковной практике положил известный церковный песнописец Косьма Маиумский († около 776), школьный сотоварищ великого прп. Иоанна Дамаскина, но с его мнением согласиться трудно. Дело в том, что на повечериях первых трех дней Страстной седмицы ныне поются трипеснцы св. Андрея Критского († 713), жившего раньше преподобного Косьмы Маиумского. Но не подлежит уже никакому сомнению другое свидетельство того же Никифора Каллиста о том, что «паче иных (писателей-поэтов), Феодор и Иосиф Студиты... и прочим седмицам Святыя и Великия Четыредесятницы счинивше, тех обители Студийстей первее предаша. Наипаче песни учинивше и уставивше, и другая книзе, отонудуже и когда, от отец собравше и снискавше». Действительно, от этих песнотворцев, непоколебимых ратоборцев и страдальцев за иконопочитание, строгих подвижников-аскетов, мы имеем более всего песнопений и канонов, вошедших в состав нашей Постной Триоди, которая в некоторых древних рукописях прямо и называется творением Феодора и Иосифа Студитов.

Творения святых Иоанна Дамаскина, Андрея Критского, Феофана Начертанного, митрополита Никейского (каноны в неделю Православия на утрени и повечерии и в среду четвертой седмицы), Георгия Писидийского (акафист Богоматери в субботу пятой седмицы), Иоанна, митрополита Евхаитского (два канона святому мученику Феодору Тирону), Филофея, Патриарха Константинольского (служба свт. Григорию Паламе, архиепископу Солунскому, во вторую седмицу поста), Георгия, архиепископа Никомидийского (канон в неделю мытаря и фарисея), и некоторых других песнописцев, хотя и входят в состав нашей современной Триоди Постной, но составляют сравнительно незначительную часть ее содержания. К тому же большинство этих произведений появилось на страницах данной книги уже в сравнительно позднее время, в XIV—XV вв., после того, как Постная Триодь окончательно сформировалась в особую церковно-богослужебную книгу и уже имела широкое применение в богослужебной практике византийский Церкви.

Появление на страницах нашей Постной Триоди произведений указанных песнотворцев несомненно оказало влияние на исчезновение в надписании названия главных авторов, свв. братьев Студитов Феодора и Иосифа, но позднейшие редакторы этой книги сохранили, однако же, незабвенные для потомства имена в надписаниях при самых творениях их, содержащихся в Триоди. И достаточно просмотреть внимательно эту книгу, чтобы убедиться со всей очевидностью, во-первых, в громадном численном превосходстве здесь песнопений свв. братьев Студитов пред произведениями прочих песнотворцев, и, во-вторых, что древние рукописи, следовательно, не без основательных причин всю книгу надписывали их именами.

Три главные основные мотива составляют содержание всех песнопений, входящих в нашу Постную Триодь, а именно: покаяние, молитва и пост. Все эти мотивы разработаны в совершенстве святыми братьями Студитами, величайшими христианскими аскетами-подвижниками, изведавшими на опыте неоценимую пользу в нравственной жизни христианина названных добродетелей. Высокое поэтическое творчество, каким от природы были наделены знаменитые братья, породило целый ряд произведений, глубоких по мыслям, возвышенных по чувствам, которые ими пробуждаются в слушателях, и прекрасных по форме и изложению, а поэтому нисколько неудивительно, что эти творения уподобляются ангельской песни. В самом почти начале настоящей книги мы читаем следующие «стихи на Триоди»: «Зиждителю горних и дольних, Трисвятую убо песнь от ангелов: Трипеснец же и от человеков приими».


Все три мотива: покаяние, молитва и пост раскрываются свв. песнописцами с одинаковой полнотой и обстоятельностью и заслуживают глубокого внимания в равной степени и со стороны верующего человека, и пытливого исследователя, но мы, чтобы не утомить читателей, предлагаем остановить внимание на тех песнопениях и практических замечаниях нашей Постной Триоди, которые касаются христианского поста. Ближайшим для нас побуждением к этому служат, во-первых, замечаемое некоторое несоответствие в нашей Постной Триоди между теоретической и практической сторонами учения ее о христианском посте, и, во-вторых, главным образом, недостаточно ясное и правильное понимание ныне весьма многими членами Православной Церкви сущности и прямого смысла тех практических предписаний о посте, которые рассеяны в нашей Триоди и сгруппированы в 32 главе нашего Церковного Устава — Типикона. Представить исторические, доступные нам в данное время, справки относительно соблюдения иноками и мiрянами поста в древних церквах византийской, южно-славянской и нашей славяно-русской, указать источники и обоснования для предписаний, имеющих силу в ныне действующей нашей практике, и дать надлежащую оценку и освещение этим последним — вот главные задачи, которые мы намечаем для себя в настоящем сообщении.


Учение о христианском посте и его спасительности для членов Церкви Православной в нашей Постной Триоди начинается поразительным для верующего человека примером — особой службой в субботу сыропустную «в память всех преподобных и богоносных отец, в подвизе (поста) просиявших». «Тоя ради вины святии отцы настоящую святых всех память зде учиниша,— говорится в синаксаре данной службы,— яже постом и иными благими делы, Богу угождшыя приведше, поущающе нас образом сих к добродетелей поприщу, и доблественне на страсти и на демоны вооружитися, и некий образ подлагающе: яко аще и мы равное им тщание предложим, ничтоже претыкание будет содеяти, елика и они содеяша, и техже сподобитися честей: тогожде бо нам и сии общишася естества». С той же благой целью возбудить верующих к спасительному подвигу воздержания в пище, наша Постная Триодь в службе недели сыропустной предлагает верующим воспоминание об «изгнании Адамовом», дабы показать им «елика постная лечба человеческому естеству полезная, и елико паки еже от лакомства и непослушания гнусно». В целях также воспитательных, с благим намерением от обычной повседневной жизни, когда стол полон яств и пития самого разнообразного качества, сделать переход к воздержанию и ограничению себя в пище самым необходимым для сохранения сил физических, и установлена Церковью сырная неделя с ее особенными службами и песнопениями, напоминающими о покаянии и посте. «Святыми отцы умышлену быти и сию,— по словам Никифора Каллиста,— предочищения ради некоего, яко да от мяс и многоядения, абие в крайнее неснедение ведоми не тужим, и инако, телесным обычаем вредимся; но тихо и помалу мастящих и сладящих отстояще, яко кони некрепкоузднии отъятою снедию, и брозду поста восприимем. Яко бо о души притчами сотвориша, такожде и о телеси ухитриша, яже к посту претыкания помалу отсекающе».


Желая показать верующим, в чем, по Слову Божию, заключается сущность и истинный смысл христианского поста, Святая Церковь в чтениях апостольских в недели мясопустную и сыропустную поучает их: «Брашно нас не поставляет пред Богом: ниже бо аще ямы, избыточествуем: ниже аще не ямы лишаемся» (1 Кор. 8, 1). «Ов бо верует ясти вся, а изнемогаяй зелия да яст. Ядый не ядущаго да не укоряет: и не ядый ядущаго да не осуждает: Бог бо его прият» (Рим. 14, 2—3). «Ядый Господеви яст: благодарит бо Бога; и не ядый Господеви не яст и благодарит Бога» (Рим. 14, 6). Обращаемся теперь непосредственно к нашей Постной Триоди, к ее песнопениям, относящимся к данному предмету, и мы видим, что учение о сущности поста и плодах его для религиозно-нравственного воспитания верующих находится в полном гармоническом соответствии и согласии с учением апостольским.


«На всякое время пост полезен есть изволяющим и творящим и,— поет Постная Триодь о необходимости и важности поста,— ниже бо искушение демонское дерзает на постящагося; но и хранители жизни нашея ангели люботруднейше с нами пребывают, постом очистившимися» (стихира на стиховне утрени понедельника сырной седмицы).

«Любезно, людие, пост облобызаем: приспе бо духовных подвигов начало: оставим телесное сладострастие, возрастим душевныя дарования, спостраждем, яко раби Христови, и да прославимся, яко чада Божия и Дух Святый в нас вселься, просветит душы наша» (тропарь 8-й песне канона вторника сырной седмицы).

«Светлый день воздержания наста, светлым лицем приидите, усрящим, душе моя, Владыку, благодати низпослатися свыше нам просяще, и многих прегрешений исправление обрести» (тропарь 9-й песне канона утрени пятка сырной седмицы).

«Прииде пост, мати целомудрия, обличитель грехов, проповедник покаяния, жительство ангелов и спасение человеков» (стихира на стиховне утрени понедельника первой седмицы).

«Начнем, людие, непорочный пост, иже есть душам спасение, поработаим Господеви со страхом, елеем благотворения главы помажем и водою чистоты лица умыем, не много глаголем в молитвах, но яко научихомся, тако возопиим: Отче наш, иже на небесех, остави нам прегрешения наша, яко Человеколюбец» (стихира на стиховне утрени вторника первой седмицы).

Сущность и истинный смысл христианского поста, по учению нашей Постной Триоди, изображается в таких привлекательных чертах:

«Пост не ошаяние (воздержание) брашен точию совершим, но всякия вещественныя страсти отчуждение» (стихира на стиховне утрени вторника первой седмицы).

«Постимся постом приятным, благоугодным Господеви: истинный пост есть злых отчуждение, воздержание языка, ярости отложение, похотей отлучение, оглаголания, лжи и клятвопреступления. Сих оскудение — пост истинный есть и благоприятный» (стихира на стиховне понедельника первой седмицы).


«Пост чистый, удаление греха, отчуждение страстей, любовь к Богу, молитвы прилежание, слезы со умилением и о убогих попечение, Христос в писаниях завеща» (тропарь 1-й песне канона утрени понедельника второй седмицы Великого поста).

«Духовный, братие, вземше пост, языком не глаголите льстивная, ниже полагайте претыкания брату в соблазн» (стихира на «Господи воззвах» среды второй седмицы).

«Сице нам поститися подобает: не во вражде и брани, не в зависти и рвении, не во тщеславии и лести сокровенней, но, якоже Христос, в смиренномудрии» (тропарь 8-й песне канона утрени вторника сырного).

«Духовным постом постимся, расторгнем всякое развращение, останемся же и соблазнов греха, отпустим и братии долги, да и нам оставятся прегрешения наша» (стихира на стиховне в вечер понедельника второй седмицы).

«Ныне наста время святых постов, начнем сего в добрых пребываниих: в судах бо и крамолах не поститеся глаголет» (тропарь 9-й песне канона утрени понедельника первой седмицы).

«Очистим себе, братие, от всякия скверны плоти и духа, свещы душ наших просветим нищелюбием, не снедающе друг друга оклеветанием» (стихира на стиховне субботы сырной).

«Покаяния время и жизни вечныя ходатай нам есть постный подвиг, аще прострем руки во благотворение: ничесо же бо тако спасает душу, якоже подаяние требующым. Милостыня, растворенная постом, от смерти избавляет человека: сию целуим, ей же ничто же равно, довольна бо есть спасти душы наша» (стихира на стиховне утрени четвертка второй седмицы).

«Несть царство Божие пища и питие, но правда и воздержание со святостию. Тем же не богатии внидут в не, но елицы сокровища своя в рукы нищих влагают» (стихира «на хвалитех» в неделю пятую поста).

Плоды истинного поста наша Триодь описывает так:

«Доброе пощение питает сердца, умащающее помышления богоугодная, и страстей бездну изсушающе, тучами умиления очищает, верою хвалу приносящих Вседержителю» (тропарь 1-й песне канона утрени понедельника пятой седмицы).

«Страсти всегубительныя душевныя, сласти смертоносныя пост умерщвляет и истинно в постоянии творит сердца устремления и движения: сей убо восприимем любезно» (тропарь 8-й песни канона утрени среды сырной).

«От брашен постящися, душе моя, и страстей не очистившися, всуе радуешися неядением: аще бо не вина ти будет ко исправлению, яко ложная возненавидена будеши от Бога, и злым демоном уподобишися, николиже ядущым» (стихира на стиховне среды сырной).



Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?