Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 477 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

300-летие Дома Романовых. Набивной батик.

1. Русская история. Кострома. Издание Товарищества Прохоровской Трехгорной мануфактуры. Москва, 1913, 14, [2] с. Набивной батик. Печатано в 7 красок на грунтованной ткани. Тираж 100 экземпляров.

2. 300 лет тому назад. Москва: Издание Товарищества Прохоровской Трёхгорной мануфактуры, [1913]. 10, [2] с. Набивной батик. Печатано в 7 красок на грунтованной ткани. Тираж 100 экземпляров.

Два редких экземпляра русских цельнотканевых книг. Изготовлены к празднованию 300-летия Дома Романовых.

 


В голубом марокеновом п/к французском переплете: картон, оклеенный цветной бумагой, кожаный корешок с золотым тиснением, кожаные углы. Оригинальные форзацы из узорной бумаги типа «павлиний хвост», незначительные потертости переплета. Экземпляр из библиотеки Николая II, о чем свидетельствует экслибрис на первом форзаце. Ярлык цинкографированный, 80 х 69 мм, без рамки, отпечатан черной, золотой и голубой красками. Художник А.Е. Фелькерзам, 1907г. На Андреевском кресте в обрамлении из лавровых листьев императорский орел. На его груди щит с монограммой «Н/II», окруженный цепью ордена Андрея Первозванного. Под орлом — раскрытая книга с надписью вязью: «Собственная Его Величества Библиотека: Зимний Дворецъ». Внизу, на корешке золотым тиснением выполнен суперэкслибрис Николая II - императорская корона, под ней вензель "НА" (буква «А» в прямом и зеркальном изображениях). Формат батика: 19.5х13 см. Формат переплета: 20х14 см. Редкость!


Ткань - не самый удобный материал для изготовления книжного листа, а потому цельно-тканевые книги встречаются весьма и весьма редко. Как правило, это единичные экземпляры, создававшиеся в особых, нередко экстремальных ситуациях. Известны самодельные книги, написанные на случайных кусках ткани сажей и даже кровью заключёнными в тюрьмах, солдатами в окопах, жертвами кораблекрушений, выброшенными на незнакомый берег. Существует и другие тканевые книги - праздничные, подносные, парадные. Так, в 1887 году лионские ткачи, считавшиеся одними из лучших не только во Франции, но и в мире, желая продемонстрировать собственное мастерство, сотворили своего рода шедевр ткацкого искусства - шёлковый молитвенник. На его серых шёлковых страницах чёрным шёлком были вытканы текст и иллюстрации. В России попытки изготовления (более того - тиражирования!) книг ткацким способом предпринимались московской Прохоровской Трёхгорной мануфактурой. Одно из старейших и крупнейших текстильных предприятий России, Прохоровская Трёхгорная мануфактура, чаще называемая в народе Трёхгоркой, была основана в 1799 году сыном монастырского крестьянина Троице-Сергиевой Лавры Василием Ивановичем Прохоровым. Разбогатевший на производстве и продаже пива, ставший к тому времени московским купцом третьей гильдии, Прохоров решил вложить весь свой капитал в создание мастерской по набивке ситцев, так как этот вид деятельности, согласно семейному преданию, больше соответствовал его нравственным убеждениям истого старообрядца. Прохоровская ситценабивная фабрика, ставшая семейной и из поколения в поколение переходившая от отца к сыну, быстро развивалась: в 1816 году на ней приступили к производству хлопчатобумажных тканей на ручных ткацких станках, тогда же «на Трёх горах» была учреждена первая в России мануфактурная ремесленная школа, впоследствии преобразованная в мануфактурно-техническое училище. С 1842 года Прохоровы наладили машинное производство набивных хлопчатобумажных тканей в специально построенном каменном корпусе. Со временем появились механическая ткацкая и прядильная фабрики, прекрасно оборудованная химико-аналитическая лаборатория, гравёрная, рисовальная и аэрографная мастерские. Как свидетельствуют документы, к началу XX столетия «на фабриках Товарищества "Прохоровская Трёхгорная мануфактура" вырабатывались лучшие в стране сатины, выпускались батист, фланель, мебельные ткани, шёлковые и шерстяные изделия (3 миллиона кусков в год на сумму до 33 миллионов рублей). Ручным способом производились персидские ситцы, саксонские платки, одеяла, шали, шарфы, дорожки, скатерти. Кроме того, товарищество содержало вечернюю и воскресную школы, дома-спальни для 4,5 тысяч рабочих, баню, прачечную, родильный дом на 22 места, ясли и детский сад, амбулаторию, аптеку, больницу, санаторий в Покровском-Стрешневе для выздоравливающих рабочих на 40 человек, выплачивало пенсии рабочим и служащим».

Во главе предприятия в то время стоял праправнук основателя семейного дела - Николай Иванович Прохоров. Выпускник Московского университета, кандидат прав, мануфактур-советник, один из образованных людей своего времени, он являлся не только главой Трёхгорной мануфактуры, но также членом правлений Московско-Кавказского нефтяного промышленно-торгового товарищества, Ярцевской мануфактуры бумажных изделий А. Хлудова, членом советов Московского купеческого банка, Русско-Азиатского банка, Московского Торгового банка, членом Московского отделения Совета торговли и промышленности, выборным Московского биржевого общества, гласным Московской городской думы, членом советов Московского прядильно-ткацкого училища и Московского автомобильного общества, казначеем Попечительского совета Иверской общины сестёр милосердия. Обладавший великолепной деловой предпринимательской и купеческой хваткой, Н. И. Прохоров уделял самое пристальное внимание не только качеству, но и разнообразию выпускаемого Трёхгорной мануфактурой товара, порой вторгаясь в области, которые по тем временам являлись запретными. Современный исследователь С. И. Григорьев в своей работе «Придворная цензура предметов широкого потребления» рассказывает об одном таком случае: «Одним из видов деятельности цензуры Министерства Императорского Двора являлась цензура предметов широкого потребления с изображениями членов императорской фамилии. Принципиальным для придворной цензуры стоял вопрос, возможно ли будет использовать данный товар «в утилитарных целях», т. е. в быту. В этом случае однозначно следовал отказ. Этот запрет получил и нормативное подтверждение.

Ему предшествовал очень характерный для того времени казус. Осенью 1894 года Московским Цензурным Комитетом в Министерство двора были представлены портреты наследника Николая Александровича и его невесты Александры Фёдоровны, предназначенные для печатания на платках Прохоровской Трёхгорной мануфактуры. В соответствии с существующими правилами они были запрещены. Тем не менее, в апреле следующего, 1895 года, эти платки появились в широкой продаже в обеих столицах. На посланный запрос, кто и когда разрешил эти платки, Московский Цензурный Комитет сообщил, что они выпущены с личного разрешения московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича. Дядя императора, одна из наиболее влиятельных высочайших особ, великий князь мог позволить себе не считаться с устоявшимися цензурными правилами. Министр двора не решился начать разбирательство и, не делая всеподданнейшего доклада, приказал разрешить их дальнейшую продажу - в виде исключения. Однако, во избежание подобных проколов в дальнейшем, в Министерство внутренних дел было представлено отношение о недопущении подобного в дальнейшем. Результатом стало циркулярное извещение, уведомляющее губернаторов "о недозволении к обращению в продаже, без соответствующего заключения Министерства, предметов, имеющих в домашнем обиходе утилитарное значение, с изображением на них портретов Их Императорских Величеств". Это правило формально оставалось в силе вплоть до 1917 года».

Не исключено, что именно воспоминания об этой истории заставили правление Трёхгорной мануфактуры отказаться от размещения изображений здравствующих членов императорской семьи в двух цельнотканевых книгах, подготовленных по случаю трёхсотлетнего юбилея Дома Романовых. Три века царствования романовской династии отмечались в России с невиданным размахом. Грандиозные торжества начались в Петербурге 21 февраля 1913 года, продолжились в мае (тогда Николай II с семьёй проплыл по Волге от Нижнего Новгорода до родовой вотчины Романовых -Костромы) и достигли своей кульминации в Москве, где на переполненной людьми Кремлёвской площади, под шумное одобрение «моря голов», царь поклонился толпе, благодаря русский народ за три века совместного служения Отечеству. «Трёхсотлетний юбилей стал ещё одним поводом для массового производства сувениров, - пишет современный историк. - Количество и ассортимент «китча», предназначенного для народных празднеств, вызывали опасения у чиновников Министерство двора, но явно не беспокоили императора и императрицу». Цветистые тканевые книжицы, подготовленные к династийному юбилею Прохоровской мануфактурой, по своему замыслу и исполнению вполне вписываются в этот ряд сувенирной продукции.

 

По сути дела, это - тканые лубки. Дом бояр Романовых, Кремлёвский дворец в XVII столетии, Ипатьевский монастырь, царский трон, группы бояр и стрельцов, сцена смерти Ивана Сусанина - художники Трёхгорки тиражировали на ткани хрестоматийные изображения главных мест, персонажей и событий, связанных с избранием на царство и восшествием на престол Михаила Фёдоровича Романова. Вместе с другой продукцией Товарищества тканевые книги были показаны во время визита императорской семьи в Кострому на колоссальной индустриальной ярмарке, организованной земством и проходившей под председательством московского промышленника С.М. Третьякова. Торжества 1913 года потрясли воображение современников. «Праздник династии Романовых остаётся народным праздником, - писал репортёр одной из европейских газет. - Жизнь за царя по-прежнему играется и всегда будет играться на великой народной сцене». Не прошло и пяти лет, как репертуар «великой народной сцены» переменился: на подмостки русской истории вышли иные герои. Но глава московской Трёхгорной мануфактуры Николай Иванович Прохоров этого уже не увидел. Избранный в начале Первой мировой войны Председателем организационно-испытательной комиссии по устройству Московского военно-промышленного завода, он, почувствовав недомогание, не послушал советов врачей, продолжал работать и умер от осложнения болезни 19 сентября 1915 года. А Трёхгорка продолжала жить. В 1918 году её национализировали, и она превратилась в Московский хлопчатобумажный комбинат. В 30-е годы среди прочей её продукции значились тканые портреты И. В. Сталина с подписями под ними. Ныне это - Акционерное общество «Трёхгорная мануфактура».



Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?