Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 480 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Путешествие на Восток Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича. В 3-х томах, 6-ти частях. Санкт-Петербург, Лейпциг, издание Ф.А. Брокгауза,1893-1897.

Автор-издатель князь Э.Э. Ухтомский. (По рисункам Н. Н. Каразина и фотографическим снимкам.) Т.1. Путешествие Государя Императора Николая II по Египту и Индии. (В 1890-1891 г.) [1893.] 242, 230, 228 с. с иллюстрациями, 2 л. портреты. Т.2. Путешествие Государя Императора Николая II на Дальний Восток и по Сибири (В 1891 г.) [1897.] 247, LXX, 160, 255 с. с иллюстрациями. Т.З. Путешествие Государя Императора Николая II на Дальний Восток и по Сибири (В 1891 г.) [1897.] LXIX, 160, 255 с. с иллюстрациями. В трёх издательских синих цельнокожаных переплётах по рисункам Н.Н. Каразина с вытисненными на верхней крышке переплёта надписью «На Восток» и великокняжеским вензелем. Тройной золотой обрез. Золочёная узорчатая дублюра. 38,5x29,5 см.

 

Путешествие в восточные страны – сюжет экзотический и вместе с тем очень знакомый для большинства современных россиян, каждый год отправляющихся в Египет, Турцию, Индию, Китай и Таиланд. А если это путешествие совершено 120 лет назад и не совсем обычным туристом, а цесаревичем Николаем Александровичем, в будущем последним русским императором? Каким же рисуется образ «таинственного и роскошного Востока» молодому наследнику 20 лет отроду и его спутникам? Что считалось интересным, ценным и типичным в многообразии сувениров и в экзотических восточных развлечениях (охота, баядерки, гейши и т. п.), предлагаемых европейским туристам в восточных странах в конце XIX века? Восток «свой» и Восток «чужой»: Османская империя – Египет; Британская империя – Аден, Индия, Цейлон; французские владения в Индокитае и древние восточные империи – Китай и Япония. Впечатляющая панорама «нашей Азии», как именовали ее современники. Пересекая ее просторы от Тихоокеанского побережья до Урала, цесаревич увидел свой народ: казаков, жителей городов, крестьян и представителей сибирских этносов. Длившееся 300 дней путешествие цесаревича было беспрецедентным. Для современников в России и за рубежом была очевидна политическая и символическая важность его направленности на Восток: «в ту сторону, куда лежит историческая дорога, по которой продвигается русский народ», как писал историограф путешествия князь Э. Э. Ухтомский. «Император Александр III хотел показать всему цивилизованному миру, что такое Восток для России и что такое Россия, как часть Востока, в эпоху Его правления, и задуматься о «вечном» для нас вопросе – с кем и куда мы идем? И что такое особый путь России?»

Когда наследнику российского престола цесаревичу Николаю Александровичу, будущему Императору Николаю II, 6 мая 1984 г. исполнилось 16 лет, он поступает на действительную военную службу  и  принимает присягу. В этом возрасте он имеет звание поручика. Годом позже он заканчивает среднее образование и приступает к изучению ряда дисциплин, предусмотренных программами Академии Генерального штаба и двух факультетов университета – юридического и экономического. Получение высшего образования заняло у цесаревича еще пять лет. Занимался Цесаревич Николай много. К пятнадцати годам Он имел более 30 уроков в неделю, не считая ежедневных часов самоподготовки. В процессе обучения наставники не могли ставить ему оценки за успеваемость и не задавали вопросов с целью проверки знаний, но в целом их впечатление было благоприятным. Николай отличался усидчивостью, педантизмом и врожденной аккуратностью. Он всегда внимательно слушал и был очень исполнителен. …Наследник, как и все дети Александра III, обладал прекрасной памятью. Легко запоминал услышанное или прочитанное. Ему хватало мимолетной встречи с человеком (а таких встреч в его жизни были тысячи), чтобы запомнить не только имя и отчество собеседника, но и его возраст, происхождение и служебный стаж. Вторую половину всех дисциплин занимали военные науки. Для приобретения практических навыков цесаревич Николай провел два лагерных сбора в Преображенском полку: первый год исполнял обязанности взводного командира, а второй – ротного командира.

Следующие два летних лагерных сбора он провел в Лейб-гвардии Гусарском полку, приобщаясь к кавалерийской службе – вначале младшим офицером, а затем  – командиром эскадрона. И, наконец, наследник проводит один лагерный сбор в рядах артиллерии. В 19 лет он получил чин штабс-капитана, в 23 года – капитана. По свидетельству современников, Николая любили в гвардейских полках, отмечая удивительную ровность и доброжелательность в отношениях с товарищами-офицерами, независимо от чинов и званий. Цесаревич не относился к числу тех, кого пугали тяготы походной жизни. Был вынослив, крепок, неприхотлив в быту и по-настоящему любил армию. Военная карьера Николая достигла своей вершины 6 августа 1892 года, когда Он был произведен в полковники. Из-за преждевременной кончины Александра III Николаю не суждено было стать генералом российской армии, которыми были все его предшественники на Престоле и большинство Великих князей. Императоры не присваивали воинских званий самим себе. Но генеральские звания ему были присвоены в армиях союзников. Военная  служба цесаревичу пришлась по сердцу. Почти каждый день заканчивался попойкой офицеров полка. Есть такая запись в дневнике от 31 июля 1890 года: “Вчера выпили 125 бутылок шампанского”.  Порой доходило до того, что Николай опаздывал к началу полковых мероприятий на следующий день. С этого времени он старался не пропускать встреч в офицерских собраниях, но пьяницей не стал. По укоренившейся традиции, все русские наследники, начиная от Павла I и до Александра III, завершив курс наук, отправлялись в путешествие. Чаще всего путешествий было два: большое – по России, чуть поменьше – по Европе. На этот раз для Николая планировалось совершенно необычное, грандиозное, морское и сухопутное турне, которое объединило оба путешествия.

Причем та, и другая части путешествия должны были проходить по территории, где раньше не бывал ни один цесаревич, исключая только последнюю часть пути. Путешествие готовилось тщательно, так как ему придавалось большое государственное значение. Александр III решил основать Великую Сибирскую железную дорогу и наследник Николай Александрович должен был лично присутствовать при начале строительства во Владивостоке  и свезти первую тачку грунта для насыпи железнодорожного пути. Ну и помимо познавательных целей Николай также должен был пообщаться и установить личные отношения с царствующими особами государств по маршруту путешествия. В общем, на мир посмотреть и себя показать. Матушка-императрица Мария Федоровна преследовала и другую цель – проветрить мозги наследнику от слишком пылкой страсти к балерине Матильде Кшесинской. Николая сопровождали руководитель всего путешествия генерал-майор свиты князь Барятинский В.А., а также флигель-адьютант князь Н.Д. Оболенский (лейб-гвардии Конный полк), князь В.С.Кочубей (Кавалергардский Его Высочества полк), Е.Н. Волков (лейб-гвардии Гусарский Е. В. полк).  Для написания книги о путешествии был прикомандирован чиновник Министерства  внутренних дел князь Ухтомский Э.Э. 23 октября 1890 г. Цесаревич Николай и пять его спутников отправились в длительное путешествие. В Вене он побывал в резиденции Габсбургов, в Венской опере и оттуда отправился в Триест – город и порт, принадлежащий Австрии, но расположенный на берегу Адриатического моря в Италии. Там его ждали три русских корабля – фрегаты «Память Азова», «Владимир Мономах» и канонерская лодка «Запорожец», а также брат, 18-летний мичман Георг, который продолжил с ним путешествие дальше. Из Триеста 26 октября 1890 г. наследник поднялся на борт фрегата «Память Азова» и морским путем проследовал в Грецию. Там к нему присоединился кузен, принц греческий Георгий и в начале октября русская эскадра отправилась к берегам Африки, в Египет, в Александрию, где путешественники сделали остановку.

В то время как корабли шли по Суэцкому каналу, цесаревич со своей свитой совершил поездку по Нилу до современного Асуана и обратно, осматривая памятники Древнего Египта. От Суэца русские корабли через Аден последовали в Индию, куда прибыли 11 декабря в Бомбей. Здесь наследник со своими спутниками сошли на берег и в период с 11 по 31 декабря 1890 г. совершили длительный сухопутный поход по Индии по маршруту: Бомбей, Агра, Лахор, Амритсар, Бенарес, Калькутта, Бомбей, Мадрас, Коломбо (Цейлон). Они встречались с местными правителями – раджами, охотились, осматривали достопримечательности, приобретали сувениры и получали подарки. Покинув Цейлон 31 января, «Память Азова» с «Владимиром Мономахом» через Сингапур и Батавию (о. Ява) следуют до Бангкока. Там цесаревич Николай в течение недели является гостем сиамского (таиландского) короля Рамы V Чулалонгкорна. Наследнику был оказан исключительно теплый прием, он был награжден высшим сиамским орденом, получил от короля личные подарки. Попрощавшись с гостеприимным королем, Николай Александрович 13 марта последовал в Нанкин. Из этого города он совершает путешествие по реке Янцзы на пароходе Русского добровольческого флота «Владивосток» до города Ханькоу, где находился крупный завод по производству чая, принадлежащий русскому торговому дому «Токмаков, Молотков и Компания» 15 апреля 1891 г. в сопровождении 6-ти кораблей русского флота Николай Александрович прибыл в Японию. Была организована радушная встреча высокого гостя, на которую прибыл принц Арисугава-но-мия Тарухитэ. Однако визит Николая Александровича вызвал и большое беспокойство, тревогу среди японского населения.

Далеко не все в Японии с удовольствием наблюдали за усилением России на Дальнем Востоке. Посещение Японии началось с г.Нагасаки, где Николай со спутниками пробыл 9 дней. Цесаревич инкогнито знакомился с городом и вместе с офицерами эскадры неоднократно бывал в пригороде Нагасаки Инасамура или Инасу, которую называли русской деревней. Здесь в 1870-е годы проживали некоторое время около 600 моряков с потерпевшего крушение фрегата “Аскольд”. Именно тогда здесь возникли русско-японские семьи, а также русское кладбище. Поэтому местное население доброжелательно относилось к русским, а местные торговцы были рады им.

Как упоминает Э. Э. Ухтомский, здесь было питейное заведение с символическим названием “Кабак Кронштадт”. 23 апреля русская эскадра покинула Нагасаки и 27 апреля прибыла в порт Кобэ. В тот же день наследник с сопровождающими лицами отправляется в Киото, где они останавливаются в отеле “Токива”. В этот же день у гостиницы собралась толпа и раздавались враждебные выкрики. В русскую дипломатическую миссию поступил документ угрожающего характера, подписанный кровью. 29 апреля Николай с принцем Георгом в сопровождении принца Арисугава-но-мия отправились на колясках, которые везли рикши, из Киото в город Оцу. Там они посетили почитаемый японцами храм Миидэра, любовались красотами озера Бива, посетили базар, где Николай приобрел много мелочей сувенирного характера, многие из которых легко отождествляются с предметами, представленными на выставке.

Возвращаясь обратно в Киото, длинная процессия из 40-ка джин-рикш медленно двигалась по улице, запруженной народом. В это время полицейский по имени Цуда Сандзо, который отвечал за порядок и находился в толпе кланяющихся горожан, выхватив самурайский меч, дважды ударил Николая по голове. От смерти его спас греческий принц Георг, сопровождавший цесаревича, отбивший тростью очередной удар. Подбежавшие рикши скрутили покушавшегося, причем один из них мечом полицейского привел Сандзо в бесчувственное состояние, что позволило начальнику охраны русской свиты связать преступника. Николай был быстро доставлен в близлежащий дом владельца галантерейного магазина, где ему подготовили постель. Однако Николай отказался в неё ложиться и после перевязки сел у входа в магазин, спокойно куря. По словам Э.Э.Ухтомского, первыми словами цесаревича были: “Это ничего, только бы японцы не подумали, что это происшествие может что либо изменить мои чувства к ним и признательность мою за их радушие”. Затем под охраной наследника препроводили в здание префектуры г. Оцу, где ему оказали квалифицированную медицинскую помощь. Несколько часов спустя его незаметно отвезли в Киото. 30 апреля туда прибыл сам император Мэйдзи, чтобы навестить цесаревича. Эта встреча состоялась утром 1 мая, причем император предлагает направить в Россию специальную делегацию с извинениями за инцидент во главе с принцем Арисугава-номия, но цесаревич отказывался от этого.

4 мая пришла срочная телеграмма от Александра III с приказом срочно отбыть во Владивосток. До отплытия “Память Азова” посещали депутации с подарками и адресами соболезнования от жителей различных городов Японии. 6 мая на фрегат были приглашены рикши, помогшие задержать нападавшего и которым наследник был обязан жизнью. Николай лично наградил их орденами св. Анны, кроме того, каждый из них получил в награду единовременно 1500 долларов и им была назначена пенсия в 500 долларов в год. 6 мая Николаю исполнилось 23 года. В связи с этим он получил подарки от императорской четы и жителей г. Осака. Император подарил ему живописный свиток, а императрица – книжную полку-сёдана из черного лака (она присутствовала на выставке 1893-1894 гг., но местонахождение её в настоящее время неизвестно.). В день отплытия состоялась последняя встреча цесаревича с императором Мэйдзи на “Памяти Азова”. Во время этой последней встречи и был поднесен Николаю ковер “Инуомоно”. Отплыв из Кобэ 7 мая, цесаревич 11 мая прибывает во Владивосток. Именно здесь начинается главная государственная задача деятельности наследника – начало строительства Великой Сибирской железной дороги. Наконец наступил торжественный день – 19 мая, воскресенье. С раннего утра горожане поспешили за город к месту закладки земляных работ.

Здесь был уже сооружен специальный павильон. По левую сторону от него устроена небольшая платформа, у которой стояли локомотив и вагон, украшенные флагами и зеленью. В 10 ч. прибыли наследник престола, сопровождавший его и поездке греческий принц Георг, приамурский генерал-губернатор барон А. Корф, губернатор Приморской области генерал- майор П. Унтербергер, командир порта контр-адмирал П. Николаев, комендант крепости генерал-майор Ю. Аккерман, начальник эскадры вице-адмирал П. Назимов, начальник штаба Приамурского военного округа генерал-майор Л. Юнаков, лейб-гвардии 2-й артиллерийской бригады генерал-майор Д. Арсеньев, начальник Окружного инженерного управления генерал-майор К. Геммельман, начальник войск на о. Сахалин генерал-майор В. Конопович. Наследник и сопровождающие его лица были встречены салютом батарей крепости и эскадры. У павильона были подготовлены тачка и лопата. Николай Александрович собственноручно наложил землю и отвез ее на полотно будущей дороги. Затем они заняли места в вагоне, и поезд медленно двинулся к городу. По свежей насыпи он двигался медленно и тысячи людей шли рядом. По прибытии в город к строящемуся вокзалу Николай Александрович заложил в камень серебряную доску, свидетельствовавшую о том, что 19 мая 1891 г. началось сооружение Великого Сибирского пути. 20 мая Николай торжественно попрощался с экипажем “Памяти Азова” и со всеми кораблями и 21 мая он покинул Владивосток, отправляясь через Сибирь в Петербург, куда он прибыл 4 августа 1891 года. За время путешествия было пройдено 51 000 верст, из них 15 000 – по железной дороге, 5 000 – в экипаже, 9 100 – по рекам, 21 900 – по морям. Это сейчас поездом можно добраться от Москвы до Владивостока за неделю, а тогда на обратную дорогу у цесаревича ушло около двух месяцев. Путь по России пролегал через Хабаровку (будущий Хабаровск), Благовещенск, Нерчинск, Читу, Иркутск, Томск, Тобольск, Сургут, Омск, Оренбург и занял около двух месяцев. По традиции того времени в каждом населенном пункте, в котором наследник российского престола останавливался хотя бы на несколько часов, сооружались триумфальные арки. Чаще всего – из дерева. Это путешествие наследника было достойно увековечено в истории во многом благодаря Э.Э.Ухтомскому, который был включен в свиту Николая Александровича за несколько дней до отъезда. Первый том его сочинения под названием “Путешествие на Восток Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича.1890-1891” вышел в свет в 1893 году; второй и третий тома – в 1895 и 1897 гг. Сразу же после выхода в свет “Путешествие” было издано на английском, немецком и французском языках. Прекрасный литературный язык книги сочетался с интереснейшими сведений по истории, быту, религии многих восточных народов. Недаром Ухтомский после возвращения их путешествия был избран членом Русского географического общества. Немало успеху книги способствовали многочисленные иллюстрации (свыше 700 шт.) Н.Н. Каразина – художника, писателя-этнографа, путешественника. В составе команды фрегата “Память Азова” находился В.Д. Менделеев, сын известного химика, фотограф-любитель. Именно он сумел составить своеобразную фотографическую летопись путешествия. В Российской национальной библиотеке хранится уникальная коллекция, включающая свыше 200 снимков, созданных во время плавания русской эскадры на Восток.

Девятимесячное путешествие по восточным странам и восточным областям России, в которое отправил император Александр III наследника великого князя Николая Александровича, давало возможность завершить его образование, установить дипломатические связи с правящими династиями, укрепить контакты между Россией и другими странами. Фрегат «Память Азова», на котором шел цесаревич, постоянно сопровождала эскадра кораблей русского военно-морского флота. Маршрут включал в себя Грецию, где царствовал брат императрицы Марии Федоровны Георг, присоединившийся к путешественникам; Египет, Индию, Китай. Японию. Оттуда путь лежал через Сибирь, начиная от морской крепости Владивосток. По дороге цесаревича ожидали триумфальные ворота и пышные встречи, охота на слонов и тигров, сказочные иллюминации, громы салютов из пушек, впечатления от тысячелетних памятников. В течение недели великий князь был гостем сиамского короля Рамы V Чулалонгкорна. Цесаревичу был оказан великолепный прием, он был награжден высшим сиамским орденом. Позднее, в 1897 году, Чулалонгкорн посетил Санкт-Петербург, а один из его сыновей получил образование в Пажеском корпусе. Посещение Японии началось с города Нагасаки. Побывали в «русской деревне». Здесь в пригороде г. Нагасаки в 1872 году проживали некоторое время около 600 моряков с потерпевшего крушение русского фрегата «Аскольд», тогда же возникли русско-японские семьи, а также русское кладбище. Японский город Оцу надолго остался в памяти русских. Здесь японский полицейский, находящийся в числе охраны царственного гостя, выхватив самурайский меч, дважды ударил цесаревича по голове. Принц Георг, отбивший своей тростью очередной удар, спас Николая Александровича. Раненый наследник был перевезен на фрегат и уже больше не ступал на японскую землю. Далее предстояло положить закладной камень в строительстве железной дороги, соединившей Дальний Восток с Восточной Сибирью, знакомство с Сибирью и встреча с царской семьей на станции Тосно под Петербургом. Привезенные из путешествия подарки представляли собой египетские древности, золотые украшения, индийские узорчатые ткани, коллекцию оружия, образцы прикладного искусства Китая, Японии. Часть их была передана самим Николаем в музеи Петербурга, часть хранится в Эрмитаже. Участник путешествия и составитель книги князь Э.Э. Ухтомский (1861-1921), ученый, дипломат, путешественник и коллекционер, и ранее бывал на Востоке, посетил многие буддийские монастыри, проехал Монголию до Великой Китайской стены. Прекрасный литературный язык сочинения сочетается с интереснейшими сведениями по истории, быту, религии восточных народов. Книга иллюстрирована многочисленными рисунками Н.Н. Каразина (1842-1908). Это был не только хороший художник, но и писатель, этнограф, путешественник, военный корреспондент. Многие иллюстрированные издания, такие как «Всемирная иллюстрация», «Нива», «Живописное обозрение» и др. помещали на своих страницах его рисунки.

В октябре 1890 года эскадра Великого Князя и наследника цесаревича Николая Александровича, состоявшая из трёх фрегатов, отправилась в девятимесячное заграничное путешествие. Наследнику российского престола предстояло посетить Грецию, Египет, Индию, Сингапур, остров Яву, Китай, Японию и вернуться в Петербург сухим путём через Сибирь. За несколько дней до отъезда в свиту его высочества «для письменных занятий и составления книги о путешествии» был приглашён чиновник департамента иностранных исповеданий князь Эспер Эсперович Ухтомский. Поэт, журналист, социолог, изучавший современное положение буддистов и других иноверцев, он неоднократно бывал на Востоке, в Средней Азии и Сибири. Подготовленное Ухтомским трёхтомное «Путешествие» продемонстрировало разносторонность творческой личности автора. Его монументальный труд — это и детальная хроника пребывания великого князя в той или иной стране, и любопытные естественнонаучные очерки, и рассуждения политического, исторического и этнографического характера. В главе о Японии описывается покушение на цесаревича, совершённое 29 апреля 1891 года в городе Отсу «охранителем безопасности Августейшего Гостя» Тсудой Санцо: «Лишь только джинрикша его высочества проехала мимо, он выскочил из рядов охраны и нанёс удар саблей по голове наследника. Второй удар, могший стать смертельным, отразил вовремя подоспевший греческий принц Георгии, сопровождавший Николая Александровича в путешествии». В религиозно-патриотическом фанатизме преступника Ухтомский усматривал проявление особенностей японского менталитета: «В этом государстве всё представляет собою в данную минуту неожиданный контраст, внутреннее противоречие, сеть загадочных хитросплетений политического характера с целью самозащиты от иностранного вторжения в жизненный туземный строй. Японцы, внезапно вошедшие в круг цивилизованных наций, беспристрастному взору являются чем-то совершенно непонятным по своему коренному стремлению превозносить в затаённейших помыслах и чувствах родную, варварскую на чужой взгляд старину и вместе с тем цепляться за всякие заморские новшества, презирать иностранца в глубине души и всё-таки покорно идти к нему в науку». Охота на слонов, входившая в программу приёма высокого гостя, послужила Ухтомскому очередным поводом для антропологических сопоставлений: «Население Азии вообще не знает утрированно-хищных инстинктов по отношению к тому, что живёт и движется среди него на всевозможных ступенях бытия. Для восточных народов гигантские животные всегда были олицетворением власти царей, рычагами грозной правительственной силы, авторитета и престижа. Казнить преступников, сокрушать врага, являть толпе небородного владыку спокон века считался призванным обученный этому слон». Праздничные обеды и ужины, устроенные в честь экспедиции на обратном пути в Благовещенске, Чите, Нерчинске, Уральске, выявили гастрономические вкусы великого князя. Перечень подававшихся яств, достаточно скромный из-за отсутствия хороших поваров, позволяет современному читателю судить о том, что понималось под «простой здоровой пищей» на исходе XIX века: «Местные продукты, как-то: осетрина, икра, «каймак» (сгущённые топлёные ставки) играли всюду большую роль. Тем не менее уральская хлеб-соль, видимо, пришлась Цесаревичу по вкусу, так как оказалось, что Его Высочество любит простую здоровую пищу». Первый том анналов Ухтомского вышел в 1893 году под названием «Путешествие на Восток Его Императорского Высочества Государя Наследника. 1890-1891». В 1894 году Николай Александрович стал императором, поэтому для последующих частей книги печатался другой титул: «Путешествие Государя императора Николая II на Дальний Восток и по Сибири». На крышках всех трёх томов вытеснено золотом более краткое название: «Путешествие Наследника Цесаревича на Восток». Иллюстративный материал издания составили многочисленные фотографии и рисунки художника, писателя, этнографа и военного корреспондента Н.Н. Каразина (1842-1902). Помимо трёхтомного, было выпушено ещё двухтомное издание «Путешествия». Оно аналогично оформлено, но отпечатано на другой бумаге, с другими форзацами и без тройного золотого обреза.

Ухтомский, Эспер Эсперович, князь (14 августа 1861, Ораниенбаум — 26 ноября 1921, Детское Село) — дипломат, ориенталист, публицист, поэт, переводчик Российской империи. Известен «востокофильской» позицией в печати и общественной жизни предреволюционной Российской империи. Приближённый Николая II. Род князей Ухтомских — ветвь дома Рюриковичей, включающая в число предков по женской линии Юрия Долгорукого и хана Батыя. Отец будущего дипломата, Эспер Алексеевич (1834 или 1832—1885) — морской офицер, участник обороны Севастополя, кругосветного плавания на корвете «Витязь» и похода И. С. Унковского на фрегате «Аскольд» в Нагасаки, капитан 1 ранга (1870), с 1881 помощник морского агента в Австрии и Италии, один из основателей Товарищества Русского Восточного пароходства, осуществлявшего рейсы в Индию и Китай. Мать Дженни Алексеевна (урожденная Грейг, 1835—1870) была внучкой адмирала эпохи Екатерины II, героя Чесменского сражения С. К. Грейга. Э. Э. Ухтомский окончил историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета. Занимался изучением славянской филологии и философии у М. И. Владиславлева и В. С. Соловьева, с которым сложились дружеские и творческие связи. Однокурсник Шаховского, С. Волхонского, Забелло. Именно благодаря В. С. Соловьеву в газете «Русь» И. С. Аксакова появилась первая поэтическая работа Э. Э. Ухтомского, посвященная 100-летию В. А. Жуковского (1883). Во время учебы заинтересовался буддизмом и составил библиографию работ по истории, религии, культуре и искусству народов Центральной, Южной Азии и Дальнего Востока. После окончания университета поступил на службу в Министерство иностранных дел, в департамент духовных дел иностранных исповеданий. В период с 1886 по 1890 гг. был несколько раз командирован в Монголию, Китай, Забайкалье для изучения инородцев-буддистов. Описания поездок публиковал в «Русском Вестнике» и других изданиях. В 1890—1891 годах князь Ухтомский сопровождал цесаревича, будущего Николая II, в его путешествии на Восток на крейсере «Память Азова». После возвращения из путешествия Э. Э. Ухтомский был избран членом Русского географического общества. Свои путевые впечатления и наблюдения он описал в книге «Путешествие на Восток наследника цесаревича». Первый том под названием «Путешествие на Восток Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича. 1890—1891» вышел в свет в 1893 году; второй и третий тома — в 1895 и 1897 гг. уже под названием «Путешествие Государя Императора Николая II на Восток (в 1890—1891)». Успеху книги способствовали текст Э. Э. Ухтомского, содержавший сведения по истории, этнографии и религии народов Востока, и иллюстрации Н. Н. Каразина. Сразу же после выхода в свет «Путешествие» было издано на английском, немецком и французском языках. Ряд его рукописей остался неопубликованным. Коллекция буддийских древностей, собранная Э. Э. Ухтомским, считалась до революции 1917 г. наиболее полным собранием предметов буддизма Восточной Сибири. В 1900 году эта коллекция выставлялась на Всемирной выставке в Париже, где получила золотую медаль, и послужила основным материалом для классического исследования А. Грюнведеля по буддийской мифологии. После реквизирования советским правительством она составила важную часть восточной коллекции Эрмитажа и других музеев Санкт-Петербурга. С конца 1890-х до 1905 князь Ухтомский возглавлял Русско-китайский банк и правление Маньчжурской железной дороги. С 1896 по февраль 1917 года был издателем «Санкт-Петербургских ведомостей». В своей редакторско-публицистической деятельности Э. Э. Ухтомский показал себя приверженцем монархического строя, но вместе с тем дистанцировался от консерватизма «Московских ведомостей» и «Гражданина», горячо защищал начала законности и гуманности, высказывался против административного произвола, отстаивал веротерпимость и местное самоуправление. Санкт-Петербургские Ведомости под его руководством стали важнейшим печатным органом ориентирующейся на линию Витте российской либеральной бюрократии. Здесь в 1890-е годы и начале XX столетия активно печатались друзья Соловьева Д. Н. Цертелев и С. Н. Трубецкой. В 1903—1904 гг. редактором «Санкт-Петербургских ведомостей» являлся А. А. Столыпин. В газете Ухтомского Соловьев выступил 18 ноября 1896 с программной статьей «Мир Востока и Запада», наиболее четко отражавшей его «либерально-имперские» воззрения тех лет. После смерти Соловьева в 1900 Ухтомский стал одним из лидеров Соловьевского общества, регулярно обсуждавшего «наболевшие вопросы иноверия и инородчества», в том числе необходимость уравнения прав и прекращения репрессий в адрес духоборов и молокан, евреев и армян. Во время событий на Дальнем Востоке князь Ухтомский, вообще склонный идеализировать азиатский быт и переносить центр русской исторической жизни в Азию, выступил в брошюре: «К событиям в Китае» и других статьях с идеей союза между Россией и Китаем. «Между Западной Европой и азиатскими народами лежит огромная пропасть, а между русскими и азиатами такой пропасти не существует». «Для Всероссийской державы нет другого исхода: или стать тем, чем она от века призвана быть (мировой силой, сочетающей Запад с Востоком), или бесславно пойти на пути падения, потому что Европа сама по себе нас, в конце концов, подавит внешним превосходством своим, а не нами пробуждённые азиатские народы будут ещё опаснее, чем западные иноплеменники». После революции Э. Э. Ухтомский выехал из Петербурга в Царское Село, где жил уединенно на Средней ул., 34, зарабатывая на жизнь переводами. После смерти сына пишет письмо историку С. Ф. Платонову с просьбой «представить мне возможность устроиться по архивной части, чтобы спасти от уничтожения полузаконченные книги». Согласно удостоверению, выданному в 1920 году, Э. Э. Ухтомский являлся ассистентом-хранителем Дальневосточного отделения Русского музея, научным сотрудником Академии истории материальной культуры, а также сотрудником Пушкинского дома, Музея антропологии и Русского комитета для изучения Азии. С. М. Волконский писал в мемуарах, что в последние годы Э. Э. Ухтомский «занимался исследованиями по русской истории удельного периода», то есть работал по тематике школы Сергея Фёдоровича Платонова. В международной политикеЭ. Э. Ухтомского некоторые обвиняли в способствовании агрессивной политике России, приведшей к победе Японии в Русско-японской войне: якобы это он приблизил к царю А. М. Безобразова и поддерживал вдохновленную им партию войны, интересы которой привели к отказу от раздела сфер влияния Японии и России в Корее и Маньчжурии), что и стало поводом к войне. В общественной мысли РоссииЭ. Э. Ухтомский примыкал к славянофильской группе, видевшей в опоре на Восток не просто альтернативу доминированию «Запада», но желанное будущее России. Несмотря на отрицание Ухтомским обвинений в панмонголизме, исследователи называют его «первым евразийцем» и т. п. Эта обращенность на Восток вызывала отторжение даже у его учителя Соловьева: для Ухтомского, защитника прав бурятского народа важнейшей для России представлялась задача оградить восточный мир от посягательств колониальных держав и стать гарантом и защитником его интересов. Ухтомский, в отличие от Соловьева, негативно оценил участие России в карательной акции восьми держав в 1900 против боксерского восстания в Китае. В «Трех разговорах» Соловьёв устами одного из персонажей выступил против славянофильства, указывая, что его представители от проповеди «греко-славянской самобытности» переходят к исповеданию «какого-то китаизма, буддизма, тибетизма и всякой индейско-монгольской азиатчины», что может быть критикой увлечения Э. Э. Ухтомского восточной культурой и религией.

Каразин, Николай Николаевич (1842—1908) — русский художник-баталист и писатель, участник Среднеазиатских походов. Внук общественного деятеля, основателя Харьковского университета, Василия Назаровича Каразина и известного русского историка, автора «Деяний Петра Великого» Ивана Ивановича Голикова. Родился в ноябре 1842 г. в слободе Ново-Борисоглебской Богодуховского уезда Харьковской губернии. Бабушка — Александра Васильевна Каразина Каразина, Александра Васильевна (Мухина, Бланкеннагель), отец — Каразин Николай Васильевич. До десяти лет воспитывался в подмосковном имении своей бабушки Каразиной А. В. (прабабушка П. И. Бланкеннагель), располагавшемся рядом с селом Анашкино Звенигородского уезда Московской губернии, затем был определён на учёбу во 2-й Московский кадетский корпус, из которого в 1862 г был выпущен в офицеры в Казанский драгунский полк. С полком Каразин участвовал в усмирении польского мятежа 1863—64 гг. и за отличие в делах близ Порицка и у Волчьего поста был награждён орденом св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». С детства чувствуя большое влечение к живописи, Каразин в 1865 г вышел в отставку с чином штабс-капитана и поступил в Академию художеств, где два года работал под руководством известного баталиста Б. П. Виллевальде. В 1867 г. Каразин покинул академию, чтобы принять участие в походе в Бухару. Определенный вновь на службу поручиком в 5-й Туркестанский линейный батальон, Каразин отправился в Туркестан и, командуя ротой, отличился в боях при аулах Ухум и Хаят, при штурме Чапан-атинских высот под Самаркандом, под Ургутом и при Кара-Тюбе. Николай Николаевич Каразин в 1867—1870 гг.За эти дела Каразин получил орден св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом, чин штабс-капитана и денежную награду. Но особое мужество он проявил в бою на Зерабулакских высотах (2 июня), где, во главе своего полубатальона, по приказу генерала Абрамова, повел наступление и стремительными атаками задержал главные силы бухарцев. В этом упорном и трудном бою Каразину пришлось участвовать в рукопашной схватке, во время которой ударом приклада у него была сломана сабля. Когда, по окончании боя, генерал Кауфман увидел у Каразина в руке только один эфес от сабли, то сказал ему: «Вы испортили свое оружие; хорошо, я пришлю вам другое». На следующий день Каразин получил золотое оружие с надписью «за храбрость». В Туркестане он знакомится с В. В. Верещагиным. В 1870 г. Каразин был переведён в 4-й Туркестанский линейный батальон и в том же году вновь вышел в отставку с чином капитана и мундиром. С этого времени начинается литературная и художественная деятельность Каразина, которой он и посвятил затем всю свою жизнь. Крайне впечатлительный и наблюдательный, Каразин с особым интересом истинного художника присматривался к новой для него природе Средней Азии, к типам и нравам туземцев. Военные походы дали ему возможность близко изучить быт русского солдата. Первые его рисунки, воспроизведенные в политипажах, были помещены во «Всемирной Иллюстрации» за 1871 г. Также Каразин создал первые в России художественные почтовые открытки, изданные Общиной св. Екатерины. В 1874 и 1879 гг. Каразину, как знатоку края, было предложено Русским географическим обществом принять участие в научных экспедициях в Центральной Азии для исследования бассейна Амударьи. За рисунки, которые были приложены к журналам этих экспедиций, Каразину были присуждены высшие награды на географических выставках Парижа и Лондона, он избирается членом Русского географического общества. В сербско-турецкую и русско-турецкую войны 1877—78 гг. Каразин был военным корреспондентом-иллюстратором. Его наброски пером, карандашом и акварелью с натуры, давали яркую картину походной и боевой жизни наших войск на балканском театре военных действий. Эти иллюстрации печатались в лучших заграничных изданиях и доставили Каразину широкую известность. В 80-х гг. XIX в. Каразин, по Высочайшему повелению, был командирован в Туркестан для составления эскизов к картинам, которые ему было поручено написать на темы из похода русских войск в Хиву и Бухару. Результатом этой командировки было создание Каразиным семи больших батальных картин: «Взятие Ташкента», «Вступление русских войск в Самарканд 8 июня 1868 г.» (ГРМ), «Взятие Махрама», «Хивинский поход 1873 года. Переход Туркестанского отряда через мёртвые пески к колодцам Адам-Крылган» (ГРМ), «Первое появление русских войск на Аму-Дарье. Переправа Туркестанского отряда у Шейх-арыка», «Зерабулак» и «Текинская экспедиция 1881 года. Штурм Геок-Тепе» (ГРМ). Однако, не батальными полотнами завоевал себе громкое имя Каразин. Нервный по натуре, живой, подвижный и вечно деятельный, он не любил писать маслом большие картины, которые требуют долгой и усидчивой работы. Свою славу первого в России аквалериста и лучшего рисовальщика-иллюстратора он заслужил своими бесчисленными работами акварелью, карандашом и пером. Обладая богатой творческой фантазией и огромным художественным вкусом, Каразин отличался необыкновенной быстротой и легкостью в работе. Трудоспособность и продуктивность его были изумительны. Мир произведений Каразина — преимущественно восточные окраины империи. Природа Средней Азии и азиатские типы — любимый сюжет его художественных произведений. В акварельной живописи Каразин создал свой особый стиль. Его картины и рисунки можно сразу узнать: сильные световые эффекты, яркие контрасты, особенный несколько мрачный колорит, великолепная композиция и бесконечная фантазия. С особым мастерством Каразин изображал лошадей, в чем с ним мог соперничать только Сверчков. Литературные произведения Каразина составляют 25 томов, многие из них сначала появились в журнале «Дело» 1880-х годов. Большинство его повестей и рассказов посвящено художественному изображению жизни на нашей окраине среднеазиатского востока. Лучшими и наиболее известными из повестей считаются: «На далеких окраинах», «Погоня за наживой», «Двуногий волк», «В камышах» и другие. В них много места уделено и военным событиям из эпохи завоевания туркестанского края. Один из крупнейших романов Каразина — «В пороховом дыму» — посвящен войне за освобождение Сербии. Под редакцией Каразина и с его иллюстрациями появились два издания «Ченслера» Жюля Верна (1875 и 1876); он оформлял книги Н. В. Гоголя, Д. В. Григоровича, Ф. М. Достоевского, Н. А. Некрасова, А. С. Пушкина, Л. Н. Толстого, И. С. Тургенева и многих других. В 1904—1905 гг. П. П. Сойкин издал полное собрание литературных сочинений Н. Н. Каразина, в 1907 г. Каразин избирается членом Академии Художеств. До конца жизни Каразин не порывал связи с военными кругами, с особой любовью вспоминал свою боевую и походную жизнь и, хотя не носил военного мундира, но никогда не расставался со знаками своих боевых отличий. За несколько лет до смерти Каразин за свои заслуги в русской живописи получил почетное звание академика. Умер 19 декабря 1908 г в Гатчине, похоронен на кладбище Александро-Невской лавры.



Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?