Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 378 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Моор Д.С. Азбука красноармейца. Москва, 1921.

Азбука красноармейца. Написал и нарисовал Д. Моор. Москва, ГИЗ, отдел военной литературы при Реввоенсовете республики, 1921. [28] с. с иллюстрациями. В издательской иллюстрированной обложке по рисунку Д. Моора. 24,1x17,1 см. Тираж 5000 экз. Обложки и иллюстрации - хромолитографии. Текст литографирован с оригиналов Д. Моора. Одна из самых выразительных по изобразительному материалу и редких азбук раннего советского периода. Учебные пособия для бойцов Красной Армии издавались и раньше. Достаточно вспомнить «Военный букварь» 1919 года, составленный из расхожих политических лозунгов и наиболее ходовых в солдатской среде понятий. Так, букву «К» авторы букваря предлагали изучать при помощи слов «каша», «карта», «комар», «конница», «конституция», «коммунизм». При некоторой видимой схожести уровень иллюстративного материала и текстов «Азбуки красноармейца» выделяет её из общего ряда советских учебно-пропагандистских изданий первых послереволюционных лет. В этом нет ничего удивительного, если вспомнить, что автором рисунков и подписей к ним является Дмитрий Стахиевич Моор, известный как один из родоначальников советского политического плаката. Входит в золотой фонд полиграфической культуры России! Очень большая редкость!

Моор (настоящая фамилия - Орлов), Дмитрий Стахиевич (1883-1946) принадлежит к тем художникам-публицистам, "революцией мобилизованным и призванным", чьи произведения стали классическими образцами искусства советской политической графики. Можно с уверенностью сказать, что и среди них Моор выделяется своим ярким талантом, страстным, бескомпромиссным утверждением революционной действительности, непримиримым отношением к врагам Советской страны. Гражданственность - основной пафос его искусства.

Ему принадлежат слова: "Требования, которые вправе предъявить наша страна художнику, - необычайно велики. Он должен быть не только профессионалом, мастером своего дела, но и гражданином своей страны, и средствами своего художественного мастерства служить великому делу борьбы за социализм, за построение бесклассового общества".  Сын крупного чиновника, художник популярного сатирического журнала «Будильник», Моор ещё в студенческие годы отличался левыми убеждениями, участвовал в революционном движении, одно время работал в подпольной типографии. Под влиянием революционных событий Моор начинает создавать карикатуры, в основном на политические темы. Работы молодого художника стали появляться, начиная с 1908 года, в популярных журналах и газетах, таких как "Будильник", "Русское слово", "Утро России" ("Три конституции", 1908; "Юморист и перст", 1911; "Либерал", 1915 и многие другие). Они публикуются сначала под псевдонимом "Дор", потом "Мор", а позднее, под влиянием шиллеровской драмы "Разбойники", под псевдонимом "Моор". Молодой художник много, настойчиво работает над техникой рисунка, стремится выработать свой стиль - лаконичный и выразительный. С каждым годом его изобразительный язык совершенствуется. Все чаще ему удаются не просто забавные юмористические рисунки, а острые сатирические карикатуры, откликающиеся на события общественно-политической жизни страны. Истоки политических рисунков Моора связаны с традициями и достижениями русской революционной графики 1905 года, ее гражданственностью и высоким художественным уровнем, а также со стилем немецкого журнала "Симплициссимус", пользовавшегося в те годы большим общественным признанием. В годы, предшествовавшие Октябрьской революции, политическая обстановка обостряется, и карикатуры Моора быстро реагируют на подъем революционного движения в стране. Многие сатирические рисунки художника достигают такой остроты, что их не пропускает цензура. Так, например, с группой молодых литераторов и художников, среди которых был и Демьян Бедный, Моор участвовал в издании журнала "Волынка", но ни один из подготовленных четырех номеров журнала не был разрешен к выпуску в свет. Сохранились его рисунки для этого журнала - "Выборщик", "Пусть их отсюда выберут" (1912) и другие, рассказывающие о том, как царское правительство готовит "свободные" выборы в IV Государственную думу. "Впрочем,- вспоминал впоследствии художник,- иногда царские цензоры проявляли своеобразный либерализм и разрешали к печати некоторые мои карикатуры на министров. Я надевал им на головы фески, изменял слегка форму носов и называл турецкими министрами... 1912-1915 годы особенно были напряженны по работе над собой. Зарисовок и этюдов (акварель-масло) сделал громадное количество". Творческие интересы Моора не ограничивались только карикатурой.

Он с увлечением работал над рекламой к прочно завоевавшим умы и сердца немым кинофильмам. Сохранившиеся эскизы - свидетельство изобретательности художника, умения заинтересовать зрителя и в то же время передать основное содержание фильма ("Вор", "Солнцем спаленные", "Тяжба" и другие). Ему удавались и концертные афиши (плакат к выступлению А. Вертинского). Мир искусства, общественная жизнь того времени нашли своеобразное воплощение в серии артистически выполненных в 1912 году юмористических рисунков "Артисты и общественные деятели в костюмах" ("К. Станиславский", "А. Бахрушин" и другие). Революционная ситуация в России привела к Февральской революции 1917 года. В эти дни Моор работает много и плодотворно. Большой успех имели его антимонархические карикатуры и среди них "Архивная достопримечательность" (1917), острие которой было направлено на Николая II. Вслед за ней появилась карикатура на генерала Корнилова - "Коронование чудовищ" с подписью "Нам это чудовище не нравится". По воспоминаниям художника, один из белых офицеров пришел от этого сатирического рисунка в такую ярость, что предложил "затянуть проволокой горло этого Моора"... "Будильник", где была опубликована эта карикатура, с февраля 1917 года левеет и сближается с большевистской печатью. Лучшие карикатуры Моора отличались не только широтой тематики и емкостью обобщений, но и богатым арсеналом изобразительных средств, разными оттенками комического - юмором, иронией, но чаще всего сатирой и сарказмом. Поэтому приход под знамёна новой власти после октября 1917-го оказался для него вполне закономерным. С первых же дней Великой Октябрьской социалистической революции Моор отдал свое искусство народу, партии большевиков. Особое значение для идейно-творческого роста художника имело его сотрудничество в знаменитых "Окнах РОСТА" с В. Маяковским, М. Черемных, И. Малютиным. Он трудился и над росписями агитпоездов, отправляющихся на фронт. В 1918 году Моор поступает на службу в военный отдел Издательства ВЦИК, где оформляет листовки и плакаты, расписывает агитационные поезда, отправляющиеся на фронт. В 1919 году он переходит в литературно-издательский отдел Политического управления Красной Армии, работает в Окнах РОСТА.

Много дает обращение к животворным традициям народного лубка. Острой сатирической характеристикой наделены персонажи его плаката-лубка "Прежде один с сошкой, семеро с ложкой. Теперь кто не работает, тот не ест" (1918). Красной Армии, ее растущей силе посвящены яркие, жизнерадостные, задорные плакаты-лубки: "Рано пташечка запела..." (1919), "Советская репка" (1920). 1920-й год стал этапным в творчестве Моора. Его энергичные поиски жизненного, политически точного, выразительного плакатного образа обрели наиболее законченное, яркое воплощение в таких известных листах, как "Врангель еще жив, добей его без пощады", "Красный подарок белому пану". В этом же году им был создан знаменитый плакат "Ты записался добровольцем?", а в 1921 году - потрясающий по силе эмоционального воздействия агитационный плакат "Помоги", которые на десятилетия стали «визитной карточкой» художника. В дальнейшем Моор продолжал активно работать в жанре политического плаката, публиковал карикатуры в журнале «Крокодил» и других периодических изданиях, преподавал во ВХУТЕМАСе - ВХУТЕИНе, Московском полиграфическом институте. Плакат "Врангель еще жив, добей его без пощады" был напечатан очень большим для того времени тиражом в 65 тысяч экземпляров - настолько велика была в нем потребность. Плакат успешно решал конкретные агитационные задачи, четко показывал соотношение сил революции и контрреволюции. Благодаря броской доходчивой композиции, он воспринимался, захватывал зрителя с первого взгляда. Предельную выразительность образу придавали напряженная динамика чудовищной руки Врангеля, протянувшейся к Донбассу - угольной кладовой страны, и взмах сильных рук красноармейца, занесшего над врагом богатырский меч. С таким успехом использованный в плакате прием противопоставления на одном листе героики и сатиры позднее получит широкое развитие в творчестве Моора и станет завоеванием советской политической графики. Так, в плакате "Красный подарок белому пану" - это вполне реалистичные, сильные, жизнерадостные красноармеец и рабочий и карикатурно-маленький смешной пан. В крупноплановых героических образах, а также в словах "красный подарок", играющих активную смысловую роль в композиции плаката, преобладает красный цвет, определяющий и стилевое единство и убедительность, мажорное звучание плаката в целом. Плакат "Ты записался добровольцем?" стал классическим образцом, можно сказать эталоном советского политического плаката, в нем с огромной агитационной силой воплотились революционная страсть и гражданский долг, чувство ответственности за судьбу молодой Советской страны. Много лет спустя, незадолго до Великой Отечественной войны, Моор, говоря о силе воздействия плаката на зрителя, приводил его в пример: "На этом плакате - красноармеец, указывающий пальцем, глаза его устремлены прямо на зрителя и поворачиваются по ходу его. Я собрал много разговоров по поводу этого плаката. Некоторые мне говорили, что они стыдились его, что им было стыдно не записаться добровольцами". Энергичная фигура красноармейца дана крупным планом на светлом фоне с обобщенно намеченными корпусами и дымящимися трубами заводов. Ведущий цвет - красный. Он занимает большую часть листа и рождается из самой сути образного строя. Активность, драматизм образа красного воина подчеркнуты, усилены не только энергичным призывным жестом его правой руки, обращенным к зрителям, но и развернутой вглубь левой рукой, сжимающей винтовку... Лицо, взгляд выражают страстный призыв, решимость, готовность пойти на любые жертвы во имя победы революции. Плакат овеян гражданским пафосом и оптимизмом - верой в стойкость и мужество народа, верой в неотвратимую победу сил революции. Работе художника над плакатом "Помоги" (1921) предшествовала выставка в Москве, где были собраны экспонаты, рассказывавшие о страшном бедствии - голоде в Поволжье. Моор был не только одним из организаторов выставки, он немедленно пришел на помощь голодающим своим искусством. Как вспоминал художник: "Классовые враги напрягали все усилия, чтобы помешать помощи голодающим. Плакат мной и был задуман с тем, чтобы прежде всего воздействовать на малосознательные элементы населения, поддающиеся контрреволюционной пропаганде. Вначале, когда я собрал все впечатления голода, мне казалось, что каждое из них настолько значительно, что я не имею права не рассказать об этом зрителю, и я хотел дать фигуру голодного крестьянина, окруженного изображением всех этих ужасов. Но, преодолев литературные соображения, я нашел образ, который, как мне казалось, должен быть красноречивей всех рассказов. Это пустой, высохший, сломленный посредине колос, пронизывающий тело голодного крестьянина. В этом колосе я хотел представить и выжженные солнцем бесплодные степи, и вспухшие от голода животы, и слезы матерей...".  На черном фоне художник изобразил иссохшую, напоминающую скелет фигуру старика крестьянина в белом. Она словно движется прямо на зрителя, взывая о помощи. В этом образе достигнута предельная концентрация человеческого страдания, усиленная лаконичным призывом "Помоги". В 1922 году Моор вместе с группой художников участвует в организации журнала "Крокодил", ставшего вскоре ведущим сатирическим изданием страны. Публикуемые в нем карикатуры художника бьют без промаха, они злободневны и остры ("Буржуй и еж", 1920-е г.; "Блажен, кто верует", 1923 и другие). Но любимым детищем Моора стал журнал "Безбожник у станка". Первый номер его вышел в январе 1923 года, и до 1928 года Моор был его фактическим руководителем. Журнал быстро завоевывает широкую известность, его тематика становится более широкой и разнообразной. Помимо антирелигиозной пропаганды в сфере внимания редакции - вопросы социалистического строительства, бытовые и историко-культурные. Журнал освещает и актуальные проблемы международной жизни. Карикатуры и рисунки, создаваемые Моором, были органично связаны с текстовой частью, нередко даже играли главную роль в раскрытии темы. Сатирические рисунки Моора на антирелигиозные темы до сих пор привлекают своей убедительностью, изобретательностью, доходчивостью, смелым и блестящим мастерством. Он создавал целые циклы, такие как рисунки к "Занимательному евангелию" Л. Таксиля, "Веселым рассказам из священной истории" А. Логинова. Некоторые из антирелигиозных рисунков включены в этот альбом ("Грехопадение", 1926; "Всевидящее око", 1925; "Продукция сельского хозяйства растет - бога тоска берет", 1927 и другие). Антирелигиозная деятельность Моора получила известность далеко за пределами нашей страны. Во многих капиталистических странах журнал "Безбожник у станка" из года в год вносился в список запрещенных изданий. В годы гражданской войны, в революционной буре сложились основные принципы политического плаката Моора - масштабное понимание темы, всегда исполненной большого гражданского звучания, широкий диапазон героики и сатиры, высокий публицистический накал. Многие работы Моора были признаны классическими ещё при жизни художника, на них воспитывались несколько поколений советских графиков. Особая страница творческой биографии художника - его работа над сатирическим портретом-шаржем. Моор создал целую галерею образов заправил капиталистического мира, их приспешников и слуг, в том числе поднимающих голову фашистских главарей. Благодаря органичному сочетанию элементов гротеска и гиперболы с метко подмеченными конкретными портретными чертами художник достигал предельно точной и беспощадно острой характеристики сатирических персонажей. В 1931 году вышел сборник "Кто они такие", где под сатирические стрелы художника попали такие известные политические деятели того времени, как Носке, Цергибель, Пуанкаре, Поль Бонкур и другие. Сборник, включавший 100 политических памфлетов, имел четыре раздела - "Хозяева", "Приказчики", "Социал-фашисты", "Фашисты" и с исчерпывающей глубиной и убедительностью характеризовал не только крупных империалистических хищников, но и их подручных. Особенно запоминаются жесты его сатирических "героев". Автомобильный король Генри Форд - ханжа с кротко сложенными руками.

Английский миллионер Мак-Кенна торжествующе поднял вверх руку, другой рукой он опирается на земной шар, несколько сплющившийся под его давлением. Раймон Пуанкаре - "Пуанкаре-война" опустил большой палец толстой руки вниз жестом римского патриция, требующего смерти. В сборнике "Кто они такие", как и в газетных карикатурах, Моор широко применял свой излюбленный прием контрастного противопоставления черного и белого цветов, что обостряло восприятие образов политических деятелей мира капитализма, делая их зловещими, чудовищными, отталкивающими. Моор предъявлял высокие требования к искусству карикатуры. От художников-карикатуристов он требовал политической зрелости, способности оперативно откликаться на события, постоянного совершенствования мастерства. "Злободневность - одна из сильных, решающих сторон карикатуры,- писал Моор.- Каждую минуту она знает своего прямого врага - то явление, лицо, событие, которое она хочет осмеять, разоблачить, уничтожить. Знать врага - это значит изучить его силу и слабость. Это значит определить его классовую сущность... Злободневность является синонимом массовости... Вскрывая сущность классовых явлений, конечно, нельзя "скользить по поверхности жизни".

Наша советская карикатура тем и сильна, что она классово понимает мир, классово его трактует и стремится перестроить и исправить его". Обостренное политическое чутьё художника дало толчок к созданию в 1930 году антиимпериалистического плаката "Черные вороны готовят разбойничий набег на СССР. Пролетарий - будь начеку!", получившего широкую известность. Со свойственной Моору страстью и драматизмом плакат напоминал, что благословляемые католической церковью агрессивные империалистические круги Запада готовятся к войне с молодым социалистическим государством. Зловещее жерло пушки было направлено на каждого, кто проходил мимо. Плакат вместе с тем не запугивал, а мобилизовывал, призывал советских людей к боевой готовности. В 1937 году художник создает новый вариант этой композиции "Трудящийся, будь начеку...", где черная пушка олицетворяет войну, развязываемую фашизмом, несущим смерть и страдания народам. В журнальных рисунках, как и плакатах, создаваемых в эти годы, Моор чаще работал с цветом, нередко смело экспериментировал, всегда помня о возможностях полиграфии. Великую Отечественную войну Моор встретил во всеоружии зрелого мастерства и с первых же ее дней трудился с полным напряжением всех своих творческих сил, разоблачая звериную сущность немецкого фашизма. В историю советской политической сатиры тех лет наряду с плакатами Моора вошла его сатирическая серия "Жизнь и мысли Франца-Ганса-Амалии Шульца" - обличительный документ огромного эмоционального накала. В пятидесяти шести листах серии рассказывается история гитлеровского солдата, грабителя и убийцы, его кровавый путь и бесславный конец. По сути дела это обобщенный образ фашиста с его моральной опустошенностью и человеконенавистнической философией. Листы серии можно разделить на две группы: остросатирические и трагические. В первых используются характерные особенности мооровских карикатур - гиперболизация и гротеск, "говорящие" детали. С их помощью от листа к листу перед зрителем раскрывается звериный облик германского фашизма, его беспредельная жестокость и моральное убожество, формируются чувства ненависти и презрения, уверенности в окончательной победе сил разума и добра тех, кто несет человечеству свободу и светлое будущее - советских людей.

Особую выразительность их образам придают трагические ситуации, в которых показывает их нам художник. Особенно запоминается лист "Лучший способ наступать - это посылать впереди танков женщин и детей". На фоне танка, из люка которого выглядывает тупой и самодовольный Фриц, вырисовываются скорбные фигуры женщин с детьми, которых под страхом смерти гитлеровцы заставили идти впереди танков. Эмоциональный накал рисунка определяет силуэт фигуры первого плана. Повернувшись к врагам, женщина грозит гневно сжатым кулаком. Художник сумел передать в ее образе беспредельное мужество русских людей, их моральное превосходство над гитлеровцами, которые добились временных успехов, но впереди их ждет поражение и бесславный конец. Сила идейно-художественного воздействия этой серии на зрителя во многом зависела и от коротких гневных подписей, автором которых был сам Моор. Среди произведений, созданных художником в военные годы, поистине общенародной известностью пользовались его карикатуры, публиковавшиеся во многих газетах и журналах, а также плакат-лубок "Рассказ старухи" с текстом М. Исаковского. На протяжении многих лет Моор уделял большое внимание работе над книжной иллюстрацией. Он иллюстрировал рассказы, стихи, романы, повести. Уже с первых опытов в этой области, с рисунков к рассказу А. Серафимовича "Бунт" (1924), рассказу Г. Успенского "Власть земли" (1929), Моор вырабатывает свои принципы книжной иллюстрации, стараясь найти логичное соотношение рисунка и текста. Чаще всего он сам делал макет будущей книги, придавая большое значение выразительности шрифта. В 30-е годы художник успешно работает над произведениями советской и зарубежной литературы. Его иллюстрации к "Веселым рассказам из священной истории" А. Логинова, к "Богословскому словарю" П. Гольбаха, к "Диспуту" Г. Гейне, позже к рассказам М. Твена, к книге А. Барбюса "В огне" и, наконец, к поэме В. Маяковского "Хорошо!" красноречиво свидетельствуют о продуманности и последовательности взглядов Моора на задачи художника в изданиях литературы разных видов. Ему принадлежат слова о том, что "книга является для современного читателя другом, советчиком, она должна иметь удобный портативный формат и такое оформление, которое способствовало бы наилучшему освоению ее содержания". В годы Великой Отечественной войны патриотические чувства Моора нашли свое воплощение и в цикле иллюстраций к замечательному памятнику древнерусской культуры - "Слову о полку Игореве". Образы русских воинов и полководцев Игоря Святославича и Всеволода Святославича полны благородной отваги, истинно былинной мощи. Силы природы, вполне реальной, нам знакомой и близкой и в то же время сказочной, усиливают драматический и лирический накал рисунков ("Битва", "Коршун" и другие). В 1931 году Моор избирается председателем плакатной секции Государственной Академии искусств и плакатной секции МОССХа. С 1922 по 1932 год он преподавал во Вхутемасе на кафедре литографии, позже - в Полиграфическом институте на кафедре плаката. Учениками Моора были многие выдающиеся советские художники - Кукрыниксы, А. Каневский, Б. Пророков, В. Горяев и другие. В 1946 году Дмитрий Стахиевич Моор ушел из жизни. Однако «Азбука красноармейца» оказалась обойдённой вниманием искусствоведов: упоминания о ней отсутствуют даже в специальных монографиях, посвящённых творчеству Моора. Между тем именно в ней отчётливо проступают черты «фирменного стиля», выработанного художником в послеоктябрьский период: кричащая злободневность сюжетов, тщательность художественной проработки рисунка и подчёркнутая хлёсткость текстовок, порой с употреблением лексики, несколько неожиданной для выпускника математического отделения Императорского Московского университета. Впрочем, отсутствие ссылок на издание может объясняться тем, что, несмотря на огромный тираж, экземпляры «Азбуки» практически не сохранились.


 

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?