Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 455 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Талашкино. Изделия мастерских кн. М.К. Тенишевой.

Воспоминание о Талашкине / Н. Рерих. Изделия мастерских кн. М.Кл. Тенишевой / Сергей Маковский. Петербург, изд. «Содружество», 1905. 76, [3] с., 116 таблиц ил. (14 цветных фототипий) c 172 снимками, из коих 18 - в цвете. К изданию прилагается перечень снимков: раздельно цветные и ч/б . В издательской обложке. 23 см.

 

 

 


В книге впервые рассматривается история петербургского философско-эстетического кружка «Содружество» (1904–1906) и созданного им одноименного издательства (1905–1906). Впервые же на литературных и документальных (в большинстве своем не опубликованных) материалах выявляется участие в «Содружестве» Н.К. Рериха и его совместная деятельность с С.К. Маковским по подготовке и выпуску в свет издательством «Содружество» иллюстрированного издания «Талашкино. Изделия мастерских кн. М.Кл. Тенишевой» (1905). Инициаторами кружка были недавние выпускники Императорского Петербургского университета – набирающий силу художественный критик и поэт С.К. Маковский, выпускник юридического факультета, начинающий журналист А.В. Руманов, а также молодые литераторы О.И. Дымов и С.Л. Рафалович. В 1905 г., в период наиболее активной деятельности «Содружества», в кружок входили художник Н.К. Рерих, поэт Л.Д. Семенов (Тян-Шанский), поэтесса и переводчица Л.Н. Вилькина, философ и публицист Л.Е. Габрилович (Галич), режиссер и актер Александрийского театра Ю.Э. Озаровский и его жена, актриса этого театра, Д.М. Мусина-Пушкина. В начале 1905 г., по словам Н.К. Рериха, в члены кружка был «намечен» М.А. Врубель, а в мае «пожелал быть избранным» художник И.Я. Билибин. Тогда же Н.К. Рерих привлек в «Содружество» зодчего А.В. Щусева. Возможно, некоторое время в кружок входили также художественный критик А.А. Ростиславов, меценат В.В. Голубев и др. Большую часть кружковцев представляли сотрудники различных периодических изданий, что имело особое значение, так как представители прессы в случае необходимости могли защитить своих товарищей от любых нападок недружественно настроенных критиков. По этому поводу Рерих писал: «В числе содружников есть сотрудники всех петербургских газет и журналов, готовые оказать содействие и друг другу, и достойным работникам искусства». Цель «Содружества» заключалась в «содействии культурному строительству», в широком и всестороннем развитии «индивидуальности сочленов», в «обоюдном уважении и духовной помощи против всепожирающего “один в поле не воин”». Руководил деятельностью кружка Совет «Содружества». Прием осуществлялся исключительно в случае единогласного мнения всех членов. При всем разнообразии интересов основной направленностью кружка стала издательская деятельность. Совет «Содружества» организовал одноименное издательство, основной задачей которого была публикация произведений молодых авторов. Рерих разработал издательский знак. За два года своего существования «Содружество» выпустило восемь книг, среди которых – сборники стихотворений и художественной критики С.К. Маковского, стихи Л.Д. Семенова (Тян-Шанского) и С.Л. Рафаловича, проза С.Л. Рафаловича и О.И. Дымова, философская брошюра Л.Е. Габриловича (Галича) и вышеупомянутое иллюстрированное издание «Талашкино» со статьями Н.К. Рериха «Воспоминание о Талашкине» и С.К. Маковского «Изделия мастерских кн. М.К. Тенишевой». Выход книги «Талашкино» издательство «Содружество» связывало с главной целью кружка – содействием культурному строительству. В книге освещаются все этапы работы Н.К. Рериха над книгой о Талашкине, начиная с замысла (январь 1905) и заканчивая выходом книги в свет (декабрь 1905). Помимо того что Н.К. Рерих вел общую редакцию издания и являлся автором одной из статей, в книгу вошли также иллюстрации некоторых его произведений, фотографии предметов мебели, исполненных по эскизам художника талашкинскими мастерами. Украшали издание наряду с работами других авторов рериховские заставки, концовки и виньетки. Без малого сто лет прошло с момента появления этого издания. Им пользовались и продолжают пользоваться как узкие специалисты, так и любители искусства. Адресованная М.К. Тенишевой в период работы над книгой фраза Н.К. Рериха «душевно стремлюсь быть полезным во всех Ваших начинаниях» стала ключевой в отношении художника к княгине. Спустя десятилетия, вспоминая о «Содружестве» в «Листах дневника», Н.К. Рерих подчеркивал, что, несмотря на кратковременность своего существования, оно «создало хорошую дружбу, оставшуюся на долгие годы».

В экспозиции музея «Талашкино» крупными буквами приведены следующие слова княгини Марии Тенишевой:

"Я сказала себе, что храмы, музеи, памятники строятся не для современников, которые большей частью их не понимают. Они строятся для будущих поколений, для их развития и их пользы. Останется созданное на пользу и служение юношеству, следующим поколениям и родине. Я ведь всегда любила её, любила детей и работала для них, как умела".

Для многих Русский модерн – это прежде всего фантастически красивые особняки Федора Шехтеля в Москве, огромные хрустальные люстры, но не правильно круглые, а овальные, с капризным наклоном, настольные лампы с утолщенной, покрытой ярким линейным орнаментом ножкой; извивающийся змейкой в длинные кривые линии и пролаченный местами темной, местами светлой  охрой деревянный декор…  Для других - это предметы русского декоративно-прикладного искусства, сделанные в эстетике модерна. Например, в усадьбе Абрамцево с ее природой, церковью и деревянными домиками, резной деревянной мебелью и врубелевской майоликой. Талашкино известно почти так же широко, как Абрамцево. Там - Савва Мамонтов, здесь - княгиня Мария Тенишева. Именно, благодаря ей Талашкино стало художественным центром, известным всей России. Мария Морицовна фон Дезен (фамилия по отчиму) или Мария Клавдиевна Пятковская родилась в Петербурге в 1867 году, по воспоминаниям О. де Кнапье она была внебрачной дочерью Александра II. В 16 лет выйдя замуж за правоведа Рафаила Николаева, Мария быстро разочаровалась в семейной жизни. Несмотря на возражения родных, забрав маленькую дочь, она отправилась в Париж учиться вокалу. Возвратившись из-за границы, Мария Клавдиевна еще больше сблизилась с подругой детства, княгиней Екатериной Константиновной Святополк-Четвертинской, котороя пригласила молодую женщину погостить в свое родовое имение Талашкино. Это случилось в 1884 году, с тех пор с этим местом связаны лучшие страницы жизни известной меценатки. В 1892 году она вышла замуж за князя В.Н. Тенишева, человека незаурядного, умного, интересного, неравнодушного к музыке. Уже в следующем году Вячеслав Николаевич подарил жене к дню рождения Талашкино, выкупив его у Е.К. Святополк-Четвертинской. Усадьба известна, как минимум, с конца XVI века (пожалована королём Сигизмундом III полякам Шупинским).

Новые хозяева не стали перестраивать деревянный одноэтажный на каменном подклете барский дом, а только заполнили его картинами, акварелями, скульптурой, майоликой. Появился здесь и театр, перестроенный из старого флигеля. Естественно, не сохранился до наших дней - остался только на старых фото:

Общий вид театра, оформленный

по эскизам Сергея Малютина.

Зрительный зал театра, занавес в стиле русского модерна.

Общий интерьер.

Зрительный зал, входные резные двери с двух сторон.

Общий интерьер.

Резные ворота по рис. Сергея Малютина.

Входные двери в зрительный зал; по эскизам С. Малютина.

Окно театра и часть фриза. По рис. С. Малютина.

Дверь: театральная декорация по рис. А. Зиновьева.

А самое главное, были открыты художественные мастерские: вышивальная, резная, гончарная, эмальерная. В 1894 году Тенишевы приобрели рядом с Талашкиным хутор Фленово для организации сельскохозяйственной школы. Всю свою последующую деятельность Мария Клавдиевна Тенишева направляла на «возрождение русского духа, русской культуры». И это тоже почему-то сейчас звучит диссонансом. Она писала:

«Мне давно хотелось осуществить в Талашкине еще один замысел. Русский стиль, как его до сих пор трактовали, был совершенно забыт. Все смотрели на него, как на что-то устарелое, мертвое, неспособное возродиться и занять место в современном искусстве... мне хотелось попробовать, попытать свои силы в этом направлении, призвать к себе в помощь художника с большой фантазией, работающего над этим старинным, русским сказочным прошлым».

Коровин К.А. Портрет княгини М.К. Тенишевой. (1899).

Если придерживаться историческим аллегориям, то кн. М.К. Тенищеву можно смело назвать "валькирией русского модерна" и прежде всего, как талантливого организатора творческого процесса. И очень жаль, что эта красота, создававшаяся в течение 12-15 лет, почти вся не сохранилась до наших дней, в отличие от ситуации в Абрамцево. Как всегда, выручают старые фотографии:

Интерьер в Талашкине.

Интерьер в Талашкине.

Короткая справка: Во Флёново, которое находится примерно в 1,5 км от Талашкино, находится здание художественной мастерской Тенишевой, а также две постройки в псевдорусском стиле с элементами стиля «модерн» — изба «Теремок», построенная по проекту художника Сергея Малютина в 1901—1902 годах, и Церковь Св. Духа, созданная по проекту Сергея Малютина, Марии Тенишевой и Ивана Барщевского в 1902—1908 годах. Церковь в 1910—1914 годах украшена мозаикой по эскизам Николая Рериха, набранной в частной мозаичной мастерской Владимира Фролова. Само имение Тенишевых, к сожалению, не сохранилось. А память о былых временах нам остались прекрасные тополиные аллеи, пруд, яблоневые сады коллекция предметов русского декоративного искусства и уникальные архитектурные сооружения, которые и по сей день вызывают восторг посетителей хутора Флёново. Художник Сергей Малютин – прежде всего автор резного «Теремка» (1902). Это резное чудо вы видите почти сразу, как заходите за ворота. Это человек – кладезь талантов – он и художник, и архитектор, и сценограф, в общем, на все руки мастер. Его конёк – это резьба по дереву, причем какая резьба – фантастически воздушная, узорная, смысловая. Его творение сказочный «Теремок» можно разглядывать долго и со смаком. На главном фасаде располагается самое богато украшенное разноцветнейшее окошко. Стиль – русский модерн. В центре – любимый малютинский символ- Жар-птица с хохолком. Над Птицей – Солнце, по бокам – Коньки, и всё в обрамлении сказочных узоров – вьющихся цветов, волн, и прочих завитушек. А какие чешуйчатые зелёные Змеи-Горынычи поддерживают бревенчатый сруб – загляденье. Под навесом крыши – Месяцы. Можно обойти Теремок сзади – там посмотреть на другое окошко. Здесь уже «плывёт» Лебедь, над ним Солнце, Звёзды, Месяц, и узоры-узоры-узоры. Рядом с домиком выставлены Двери – с такими же богатыми резными узорами, скорее всего от ворот. Можете себе представить, что в подобном стиле было оформлено всё Фленово – все постройки, мостики, столбики оград, ворота. А это же дерево – материал недолговечный, поэтому всю эту фантазийно-художественную красоту можно увидеть только на дореволюционных фотографиях в самом «Теремке». Малютин возглавлял Художественные мастерские, учил особенно талантливых детей, и вырезал массу прекраснейших вещей - столы, диваны, кресла, стулья, скамьи, сани, сундуки, ларцы, игрушки и пр. (в «Теремке» есть созданные им вещи – резное панно «Садко», резные кабинетное кресло, столик с агатом, шкапик-бюро, эскиз вывески магазина талашкинских ремёсленных изделий «Родник» и др.). Сергей Малютин – тот человек, который придумал русскую Матрёшку, правда, в Абрамцево под Москвой ...  Также он архитектор церкви Святого Духа (1903-1908), которую расписывал уже Николай Рерих. Церковь находится справа от Теремка, нужно подняться по тропинке на горку и там замереть от неожиданной красоты… Церковь – потрясающая. Она располагается на макушке заросшего лесом холма. Церковь – очень необычайная. Прежде всего, своей формой – она больше фантазийная, чем православная. Кирпич цвета охры; крыши – пёстрая терракота; тонкая беззащитная шейка с тяжёлой на вид тёмной маковкой и тонким золотым крестом; сердцевидные линии кокошников, нависающих друг над другом тремя ярусами и Мозаика на фасаде главного входа. Она называется «Спас Нерукотворный». Цвет мозаик до сих пор очень насыщенный – лазурный, густо малиновый, чистая охра. Лик Христа с отрешённым и в то же время внимательным взглядом – потрясающий.

Резная мастерская в Талашкине.

Довольно быстро были построены здания школы, библиотеки, столовой, спален, пчеловодческого музея, метеостанции, дома учителей. "Талашкинская княгини Тенишевой сельскохозяйственная школа I разряда" имела большой плодовый сад, огород, ягодник, пчеловодное и рыбоводное хозяйства и "показательный хутор". Рядом на холме в 1902-1905 гг. был возведен храм Святого Духа.



Мозаика "Спас Нерукотворный" работы Н.К. Рериха.

Архитектором проекта выступила княгиня Мария Клавдиевна Тенишева совместно с археологом, собирателем народного искусства И.Ф. Барщевским и художником С.В. Малютиным. Первоначально Храм должен был быть построен во имя Преображения Господня. «Смоленский вестник» от 12 сентября 1900 года по этому поводу сообщал: «В четверг, 7 сентября, в имении Талашкине, в 15 верстах от Смоленска, совершена была закладка новой церкви во имя Преображения Господня. Церковь сооружается владелицей имения кн. М.К. Тенишевой преимущественно для нужд местной сельскохозяйственной школы. Церковь строится по личным указаниям владелицы в строго древнерусском стиле, будет богато расписана и разукрашена мозаикой, майоликой и обещает быть выдающимся в художественном отношении сооружением». К 1905 году строительство Храма было почти завершено. Расписать Храм в 1908 году княгиня предложила своему близкому другу Н.К. Рериху. Тогда же пришло решение посвятить Храм Святому Духу.

Творчество Николая Константиновича Рериха (в том числе и церковное) в начале XX века было одним из знаменательных и глубоко уважаемых явлений русской культуры. Н.К. Рерих был автором мозаик церкви Петра и Павла в поселке Морозовка под Шлиссельбургом (1906), церкви Покрова Пресвятой Богородицы в селе Пархомовка на Украине (1906), Троицкого собора Почаевской лавры в Тернопольской области, также на Украине (1910), иконостаса церкви Казанской Божией Матери в Перми (1907), росписей часовни Св. Анастасии в Пскове (1913).

Чертеж западного фасада из фондов Смоленского музея-заповедника.

«Я только забросила слово, а он откликнулся. Слово это ― храм… ― вспоминала в Париже в 1920-е годы М.К. Тенишева. ― Только с ним, если Господь приведёт, доделаю его. Он человек, живущий духом, Господней искры избранник, через него скажется Божья правда. Храм достроится во имя Духа Святого. Дух Святой ― сила Божественной духовной радости, тайною мощью связующая и всеобъемлющая бытие… Какая задача для художника! Какое большое поле для воображения! Сколько можно приложить к Духову храму творчества! Мы поняли друг друга, Николай Константинович влюбился в мою идею, Духа Святого уразумел. Аминь. Всю дорогу от Москвы до Талашкина мы горячо беседовали, уносясь планами и мыслью в беспредельное. Святые минуты, благодатные…».

Мозаичная внутренняя поверхность входной арки.

Об этой встрече с Марией Клавдиевной свои воспоминания в 1928 году, в год смерти княгини, оставил и Николай Константинович:

«Мы решили назвать этот храм ― Храмом Духа. Причем центральное место в нём должно было занимать изображение Матери Мира. Та совместная работа, которая связывала нас и раньше, ещё более кристаллизовалась на общих помыслах о храме. Все мысли о синтезе всех иконографических представлений доставляли Марии Клавдиевне живейшую радость. Много должно было быть сделано в храме, о чём знали мы лишь из внутренних бесед».

«Обращаясь к широкому пониманию религиозных основ, можно считать, что Мария Клавдиевна и в этом отвечала без предрассудков и суеверий запросам ближайшего будущего».

Результатом «внутренних бесед» Марии Клавдиевны и Николая Константиновича, духовно близких друг другу творцов России, стало создание нового православного храма ― Храма во имя Святого Духа. Издревле на Руси существовала традиция строить храмы, посвященные Сошествию Святого Духа, в которых воспевались события, описанные в Деяниях апостолов:

«И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились. И явились им разделяющиеся языки, как бы огненные, и почили по одному на каждом из них. И исполнились все Духа Святого, и начали говорить на иных языках, как Дух давал им провещевать».

Существовала веками разработанная иконография, изображающая апостолов или Богоматерь с апостолами, на которых нисходят языки пламени. Особенностью Храма во Флёнове является то, что он посвящён не Сошествию, а самому Святому Духу. Есть все основания утверждать, что Храм во Флёнове стал первым и на Руси, и в России, имеющим подобное посвящение.

Впервые образ Матери Мира Н.К. Рерих запечатлел в 1906 году. Известный востоковед, ученый и путешественник В.В. Голубев заказал Н.К. Рериху расписать церковь Покрова Богородицы в своем имении, в селе Пархомовка, под Киевом. Тогда и появился эскиз алтарного образа «Царица Небесная над рекой жизни». Каноном Н.К. Рериху послужило мозаичное изображение Богоматери Оранты ― Нерушимой Стены (как ее называли в народе) ― в алтаре храма Софии Киевской XI века.

«При написании эскиза возобновились в памяти многие сказания о чудесах, связанных с именем Владычицы», ― вспоминал художник.

«Кто не помнит эту Киевскую Святыню во всем Её византийском величии, Её молитвенно поднятые руки, иссиня-голубые одежды, красную царскую обувь, за поясом белый плат, а на плечах и на голове три звезды. Лик строгий, с большими открытыми глазами, обращен к молящимся. В духовной связи с углублённым настроением богомольцев. В нём нет мимолетных житейских настроений. Входящего во Храм охватывает особо строгое молитвенное настроение», ― писал художник о Богоматери Киевской.

В изображении Царицы Небесной художник, опираясь на православную традицию, также синтезировал два типа древнерусской иконографии: Святой Софии и Богоматери. Лишь изображения Св. Софии и Богоматери согласно Псалму 44-му, который гласит: «Предста Царица одесную Тебе в ризах позлащенных одеяна», в древнерусской традиции встречаются в царском облачении, и лишь Богоматерь можно встретить в иконах восседающей на троне с поднятыми к груди руками. Но эскизу не суждено было воплотиться, т.к. брат В.В. Голубева, непосредственно руководивший работой по росписи церкви, не принял идею Н.К. Рериха. Дело в том, что художник проявил в образе не только древнерусскую традицию, но и соединил в облике Царицы Небесной языческие и восточные представления о Матери Мира. Надо заметить, что художник мыслил этот образ в связи не только с церковью Покрова Богородицы, но и с Храмом, строительство которого затеяла М.К. Тенишева. В её Храме виделся Н.К. Рериху образ, где «всё наше сокровище Божества не должно быть забыто». Сотрудничая с княгиней, начиная с 1903 года, и бывая часто у неё в имении, проводя раскопки под Смоленском, Николай Константинович в 1905 году писал о Талашкине:

«Видел и начало храма этой жизни. До конца ему ещё далеко. Приносят к нему всё лучшее. В этой постройке могут счастливо претвориться чудотворные наследия старой Руси с её великим чутьем украшения. И безумный размах рисунка наружных стен собора Юрьева­-Польского, и фантасмагория храмов Ростовских и Ярославских, и внушительность Пророков Новгородской Софии ― всё наше сокровище Божества не должно быть забыто. Даже храмы Аджанты и Лхасы. Пусть протекают годы в спокойной работе. Пусть она возможно полней воплотит заветы красоты. Где желать вершину красоты, как не в храме, высочайшем создании нашего духа?».

Так, по мысли Н.К. Рериха, и произошло: спустя годы образ Матери Мира художник воплотил в Храме Святого Духа во Флёнове. Николай Рерих над алтарем изобразил не Русскую Богородицу, а свою Матерь Мира. А что мы видим теперь? Внутри лишь голые стены… В материалах Всесоюзной центральной научно-исследовательской лаборатории по консервации и реставрации музейных художественных ценностей (ВЦНИЛКР, Москва) за 1974 год можно прочесть:

«Сохранилось не более одной четвёртой части живописи. Утрачена вместе со штукатуркой та часть росписей, где находился лик Царицы Небесной ― центральной фигуры композиции росписей. Основная причина утрат ― разрушение и опадение штукатурных слоёв вместе с живописью. Несомненно, помещение храма вместе с живописью испытало все превратности судьбы покинутого, а затем использовавшегося не по назначению здания. Но вместе с тем очевидно, что при строительстве, а затем и подготовке стены под живопись были допущены серьезные просчеты, необоснованные комбинации различных несовместимых материалов».

И далее:

«В настоящее время отделом монументальной живописи ВЦНИЛКР разработана методика реставрации сохранившихся фрагментов росписей в церкви св. Духа и начаты консервационные работы на памятнике. Но технологическая усложненность в исполнении росписей сыграла и здесь свою отрицательную роль. Методика и способы консервации также необычайно усложнились, и для полного завершения реставрационного процесса потребуется очень много времени».

А ведь была там уникальная роспись Николая Рериха «Царица Небесная на берегу Реки Жизни»:

«Пламенные, золотисто-алые, багряные, рдяные сонмы сил небесных, стены зданий, развёртывающихся над облаками, посреди них Царица Небесная в белом платье, а внизу неяркий облачный день и студёные воды будничной реки жизни. Что странно поражает и, быть может, привлекает в этой композиции, это то, что, хотя все элементы в ней, по-видимому, византийские, она носит чисто буддийский, тибетский характер. Белая ли одежда Богоматери среди пурпурных сонмов, или теснота сил небесных над тусклым простором земли дают это впечатление, но в этой иконе почувствовано нечто более древнее и восточное. Глубоко интересно, какое впечатление будет производить она, когда заполнит собою всё пространство главного нефа церкви над низким деревянным иконостасом», – написал поэт-символист и художник-пейзажист Максимилиан Волошин, которому посчастливилось видеть фрески Николая Рериха в Храме Духа во Флёнове. Посчастливилось их увидеть и сельскому батюшке, приглашённому освятить церковь. Представляю, какая оторопь его взяла, когда он увидел эти фрески в церкви без алтарной части, без иконостаса, которые, безусловно, положены по православному канону. Батюшка не понял, какой шедевр перед ним, поэтому неканонический храм с неканоническими росписями не освятил. Не понял сельский батюшка, кому и чему посвящён храм. Надо заметить, что периодически разногласия с представителями Православной Церкви возникали не только у Н.К. Рериха. Подобные проблемы были в творчестве и М.А. Врубеля, и В.М. Васнецова, и М.В. Нестерова, и К.С. Петрова-Водкина. Процесс неоднозначных поисков нового стиля в церковном искусстве, имеющем к началу XX века уже почти 1000-летнюю историю, разнохарактерность вкусов заказчиков, в том числе представителей Церкви, ― все это могло способствовать недопониманию между художником и заказчиком. Это был естественный творческий процесс, и в случае с Николаем Константиновичем всегда он завершался компромиссом с обеих сторон. Поэтому сам Рерих трактует это событие совсем по другому. Эскизы росписей для Храма во Флёнове обсуждались с представителями Смоленской епархии и были утверждены.

«Когда задумывался храм Святого Духа в Талашкине, на алтарной абсиде предположилось изображение Владычицы Небесной. Помню, как произошли некоторые возражения, но именно доказательство Киевской “Нерушимой стены” прекратило ненужные словопрения», ― вспоминал художник.

Храм Святого Духа не был освящён исключительно из-за начала Первой мировой войны, которая помешала завершить росписи.

«Но именно в храме прозвучала первая весть о войне. И дальнейшие планы замерли, чтобы уже более не довершиться. Но, если значительная часть стен храма осталась белая, то всё же основная мысль этого устремления успела выразиться», ― вспоминал Николай Константинович. Изначально творчество княгини Марии Клавдиевны было созвучно Н.К. Рериху своим пониманием глубоких переплетений в русской культуре традиций Востока и «звериного стиля» язычества.

«Но, вспоминая о далёкой колыбели эмали, о Востоке, хотелось идти дальше, сделать что-то более фантастичное, более связующее русское производство с его глубокими началами», ― писал Н.К. Рерих, размышляя над фигурками животных, созданных княгиней в технике эмали и представленных на парижской выставке в 1909 году. «Около понятий о Востоке всегда толпятся образы животных: зверье, заклятое в неподвижных, значительных позах. Символика животных изображений может быть ещё слишком трудна для нас. Этот мир, ближайший человеку, вызвал особенные мысли о сказочных звериных образах. Фантазия с отчетливостью отливала изображения самых простейших животных в вечных, неподвижных формах, и могучие символы охраняли всегда напуганную жизнь человека. Отформовались вещие коты, петушки, единороги, совы, кони… В них установились формы кому-то нужные, для кого-то идольские.
Думаю, в последних работах кн. Тенишевой захотелось старинным мастерством захватить старинную идольскую область домашнего очага. Вызвать к жизни формы забытых талисманов, посланных богинею благополучия охранять дом человека. В наборе стилизованных форм чувствуется не художник-анималист, а мечтания о талисманах древностей. Орнаменты, полные тайного смысла, особенно привлекают наше внимание, так и настоящая задача кн. Тенишевой развертывает горизонты больших художественных погружений»,
― отмечал художник в статье «Заклятое зверье».

«Сильные заклятиями символы нужны странствованиям нашего искусства», ― заключал он. В звериных символах Н.К. Рерих прозревал извечный, космический смысл Бытия, который дошел до нас из глубины веков. Художник назовет его: «клад захороненный», «ниже, чем глубины». Из поколения в поколение наши предки через образы животных языком символов передавали познание законов Космоса. Символы животных в древних мистериях говорили о земной природе человека, его связи с плотной материей, которая преображается путем духовной битвы Святого Георгия со Змием, Тесея с Минотавром, через «сошествие во ад» Орфея за Эвридикой, Деметры за Персефоной. Эти же «сильные заклятиями символы» дошли до нас и в так называемых пещерах каменного века, которые также служили пространством преображения материи, храмом мистерий, лабиринтом для героя. Поражая в его глубинах Дракона-Минотавра, герой освобождал из тенет ада от власти Плутона душу, у которой могли быть, как и у героя, разные имена: Елизавета, Эвридика, Персефона. Не случайно христианские храмы нередко украшались на внешнем фасаде химерами или устрашающими масками.

В 1903 году Вячеслава Тенишева не стало. Он скончался в Париже. Мария Клавдиевна решила, что местом его упокоения будет их родное Талашкино, где они были счастливы вместе. Храм Духа одновременно строился как крипта – место погребения супруга, а в будущем и её. Там, в подвальной части храма, словно в склепе, и было погребено забальзамировано тело князя Тенишева. В 1923 году «активисты-комбедовцы» вскрыли Храм Духа и выволокли оттуда усопшего князя Тенишева. Тело «буржуя» безо всяких почестей бросили в неглубокую яму. Однако местные крестьяне, для которых Тенишевы сделали в своём имении образцовое хозяйство и для детей которых организовали сельскохозяйственную школу, ночью вынули тело Вячеслава Николаевича из ямы и перезахоронили на деревенском кладбище. Место его погребения хранилось в тайне, поэтому его могила затерялась.

В 1901 году по проекту художника С.В. Малютина был возведен сказочный "Теремок". Первоначально в нем разместили библиотеку для учащихся сельскохозяйственной школы. Сама постройка очень оригинальна. Своими фантастическими росписями, завитками чудовищных цветов, странными зверями и птицами она напоминает напоминает домик из народных сказок.

И.Е. Репин  Портрет княгини М.К. Тенишевой. (1896). ГРМ.

Внутри - свидетельства художественной жизни Талашкина. Сюда приезжали музыканты, артисты, художники. Многие из них подолгу гостили и работали в усадьбе: А.Н. Бенуа, М.А. Врубель, К.А. Коровин, А.А. Куренной, М.В. Нестеров, А.В. Прахов, И.Е. Репин, Я.Ф. Ционглинский. Репин и Коровин написали В Талашкине портреты хозяйки - М.К. Тенишевой. Но истинную славу этим местам принесли талашкинские художественные мастерские, открывшиеся в 1900 году. Руководить новым делом пригласили художника С.В. Малютина.



За пять лет существования в резной, столярной, керамической и вышивальной мастерских было изготовлено множество предметов быта от детских игрушек и балалаек до целых мебельных гарнитуров. Эскизы для многих делались известными художниками: Врубелем, Малютиным, Коровиными др. В здании бывшей сельскохозяйственной школы ныне развернута интересная экспозиция, свидетельствующая о другом направлении деятельности М.К. Тенишевой. В Талашкине была собрана одна из самых больших коллекций предметов народного искусства.

И.Е. Репин. Потрет княгини М.К. Тенишевой.

Главными помощниками княгини в собирании, хранениии и изучении народного искусства стали В.И. Сизов, А.В. Прахов и И.Ф. Барщевский, известный своими фотографиями памятников старины. Для талашкинского музея было отобрано множество изделий из дерева, изразцов, тканей, кружев и др. Расписывать церковь пригласили Н.К. Рериха. Над ее украшением он трудился с 1908 по1914 год, однако отступления от православного канона послужили причиной того, что храм так и не был освящен местным священником. К сожалению росписи не сохранились ( в советское время в храме был склад, зерно ссыпали с грузовиков через окна). Уцелевшая смальтовая мозаика "Спас Нерукотворный" дает представление о стиле талашкинских произведений Николая  Рериха. Собственно то, что мы видим сейчас - это и есть Флёново. От самого Талашкина после Великой Отечественной войны почти ничего не осталось, кроме парка. Но ощущение центра художественной жизни не ушло отсюда. Чудесный музей во Фленовской школе и Теремке, необычная церковь, великолепные виды... Живописные холмистые пейзажи удачно дополнены во Флёнове необычными постройками.

И.Е. Репин. Потрет княгини

М.К. Тенишевой. 1896.

За год до Красной Революции княгиня защитила диссертацию в Московском археологическом институте на редкую тему эмали и инкрустациях (в «Теремке» над дверью есть её уникальный эмалевый портал «Святой Георгий», а также искусно вышитая по её эскизу икона «Архангел Михаил» и другие её работы). Кто бы мог представить, что это умение так пригодиться и поможет ей в дальнейшей жизни. Ведь после 1917 Мария Клавдиевна Тенишева эмигрирует в Париж, вернее в маленький городок под столицей. Денег нет, зато есть её любимый набор: трудолюбие, энергия, талант. Мадам Русская Княгиня и здесь находит применение своему дару творить - становится ювелиром, специалистом по изделиям,  инкрустированным выемчатой эмалью. В 1928 году княгини не стало. Больное сердце.

Михаил Врубель. "Валькирия"

(портрет княгини М.К. Тенишевой). (1899).


Хроника жизни М.К.Тенишевой (Вступительная статья к каталогу выставки «Княгиня М.К.Тенишева в зеркале Серебряного века»):

1858 год, 20 мая (1 июня) – в Санкт-Петербурге в семье коллежского секретаря Клавдия Стефановича Пятковского и Марии Александровны Пятковской родилась будущая княгиня Мария Клавдиевна Тенишева.

Детские и отроческие годы Мария Клавдиевна провела в доме отчима – Морица Петровича фон Дизена, бывшего, вероятно, состоятельным человеком. Ему принадлежали дома в Петербурге и Москве. Отношения с матерью никогда не были близкими. Тенишева вспоминала, что жила «постоянно с натянутым вниманием, чтобы только не навлечь на себя неудовольствия, удары и самые строгие наказания». Все это сказалось на характере девушки, сделав его легко ранимым и замкнутым. Об одной из особенностей ее личности, привносившей сложность в отношения с людьми, Репин писал ей в 1899 году: «У Вас есть одна странность в характере – Вы не можете простить». Сиротливое чувство ребенка, не знавшего родного отца и лишенного материнской ласки, детские мечты о другой, счастливой и благополучной жизни, желание вырваться из домашней «тюрьмы» и при этом – сильный, волевой характер, постепенно сформировали ее деятельную натуру. Именно здесь кроются истоки мифов о ее происхождении, которые не опротестовывались самой Тенишевой – от неубедительных предположений, что ее настоящим отцом был император Александр П, до скрывавшейся истинной даты рождения. Впрочем, мифотворчество непременным шлейфом тянулось за выдающимися женщинами разных эпох.

1869 год – поступает в только что открывшуюся гимназию М.П. Спешневой и М.Д. Дурново. Это была первая в России женская гимназия, где обучение велось по программам мужских реальных училищ. До этого получала домашнее образование.

1876 год – выходит замуж за правоведа Р.Н. Николаевв. Первый брак Тенишевой был неудачным, главной причиной чего явилась непримиримая разница двух натур.

1877 год – рождение дочери Марии Рафаиловны, будущей баронессы фон дер Остен-Сакен

1881-1882 годы – уход из дома и отъезд в Париж, где она поступает в вокальную школу М. Маркези. В Париже живет с дочерью и служанкой Лизой Грабкиной (верная служанка Лиза останется с ней до конца дней). Наконец-то Мария Клавдиевна попадает в близкую ее душе среду. Портрет будущей княгини впервые пишет художник – К. Маковский. Возможно, это акварельный портрет работы неизвестного художника, фотокопия которого хранится в Смоленском музее. В пользу такого предположения говорит и близкая Маковскому манера живописи, и возраст изображенной. В школе Маркези Мария Клавдиевна встречается с Антоном Рубинштейном и Шарлем Гуно, тогда же знакомится с русской актрисой М.Г. Савиной и И.С. Тургеневым.

1883 год – весной впервые приезжает в Талашкино, имение свое подруги детства Киту - Екатерины Константиновны Святополк-Четвертинской. Этому предшествовала их неожиданная и судьбоносная встреча, состоявшаяся в тяжелый период душевных переживаний после возвращения из Парижа. Скромная, но типично русская природа, с холмами и перелесками, с просторными полями и заливными лугами, обновляла ее душу, «возвращала надежды, любовь к жизни». В том же году, осенью, она вместе со Святополк-Четвертинской и благодаря ее помощи возвращается в Париж для продолжения занятий в школе Маркези. Обе подруги самостоятельно изучают историю искусства, посещают музеи. В Лувре Мария Клавдиевна встречается с художником-копиистом Жильбером, берет у него уроки рисования. К этому же времени относится начало ее увлечения древними эмалями.

1887 год – открытие талашкинского сельскохозяйственного училища для крестьянских детей. Это начинание Святополк-Четвертинской стало истоком будущей просветительской деятельности Тенишевой, целью которой было не только дать крестьянским детям начальное образование, но повлиять на их жизнь в целом, научить новым приемам хозяйствования, обучить ремеслам. Впоследствии в школе важное место стали занимать уроки эстетики и художественного образования. В просвещении народа Тенишева видела залог будущего процветания России.

1888 год – через певца Ф.П. Комиссаржевского знакомится с К.С. Станиславским. Принимает участие в одной из его первых постановок – спектакле «Баловень» в театре «Парадиз». Берет уроки акварели у Н.А. Гоголинского. Поступает в класс рисования Училища барона Штиглица

1891 год – знакомится с И.Е. Репиным - вместе со своей подругой Н.Б. Нордман-Северовой, которая впоследствии стала женой художника. В том же году впервые встречается с Александром Николаевичем Бенуа. Это произошло благодаря Альберу Бенуа, с которым Тенишеву связывал интерес к акварельному искусству. Позже Тенишева финансировала поездку Альбера Бенуа по России и Востоку, включив в свою коллекцию его акварели этого периода.

1892 год – 20 апреля Мария Клавдиевна выходит замуж за крупнейшего русского предпринимателя и ученого, впоследствии – основателя знаменитого Тенишевского училища в Петербурге, князя Вячеслава Николаевича Тенишева. Став княгиней, получив социальный статус, о котором она, несомненно, мечтала, и который открывал перед ней огромные возможности, она решает употребить его не на личное процветание, а на служение русской культуре. Переехав в Бежицу, где располагался Брянский рельсопрокатный завод, которым руководил муж, Тенишева начинает активно заниматься просветительской и меценатской деятельностью. Этому во многом способствовали огромные капиталы Тенишева. Широко образованный, умнейший князь заработал свое состояние самостоятельно, начав карьеру простым служащим с жалованием в 50 рублей и затем удачно связав свою деятельность со строительством железных дорог. Но помимо этого, Тенишев получил международное признание как ученый-социолог, автор многочисленных научных трудов. Сторонник эволюционного развития человечества и противник революционных мер, он активно интересовался политикой. В Париже учредил премию за лучшее сочинение о народных волнениях ХVI-ХIХ веков. Невозможно переоценить его роль в отечественной этнографии. В своем петербургском доме он основал этнографическое бюро и разработал программу сбора этнографических сведений, что позволило ему объединить деятельных людей в 23 губерниях для сбора ценнейших материалов. Князь, несогласный с социальной политикой правительства и находившийся под негласным надзором полиции, мечтал о том времени, когда «над русской землей взойдет свободная заря». Далекая от политики и осмысления социальных проблем, Тенишева видела свою «роль в том, чтобы поощрять таланты». Ситуация была парадоксальной: две талантливые и деятельные натуры, посвятившие свои жизни России и ее процветанию, почти не находили в жизни точек соприкосновения. Князь не любил художников, его раздражало всякое проявление «богемности». Не любил старины, считал никчемным коллекционирование, относя его к разряду «баловства». Почти единственное, что объединяло Тенишева с горячо любимой женой – просветительство и любовь к музыке. Талантливый музыкант, виолончелист, он дружил со многими музыкантами. Зимой 1892 года, благодаря мужу, Тенишева знакомится с П.И. Чайковским. На вечере в петербургском доме Тенишевых на Английской набережной, устроенном в честь композитора, она решилась исполнить его романсы. Восторженный Чайковский кинулся к роялю, и сам стал ей аккомпанировать. Вечер пролетел незаметно, и композитор, увлеченный пением Тенишевой, опоздал на репетицию своей «Иоланты», ради которой прибыл в Петербург.

1893 год – 22 июля, в день равноапостольной Марии Магдалины (именины Марии Клавдиевны), приобретено у Святополк-Четвертинской имение Талашкино. Оно записывается на имя Тенишевой. Впоследствии этот день праздновался как «именины Талашкина». Е.К. Святополк-Четвертинская, получив право пожизненной аренды, остается жить в имении, по сути, оставаясь, наряду с Тенишевыми, его хозяйкой и разделив с Марией Клавдиевной все ее начинания. Талашкино начинает преображаться. За границей приобретается новая техника. Высококачественная продукция местного маслобойного завода поставляется в Петербург и Париж. Идет активное строительство – в комплекс талашкинских построек постепенно входили оранжереи, вольеры для редких животных, паровая мельница, мастерские для ремонта сельскохозяйственной техники, дома для двухсот наемных работников, гараж для привезенного из Франции автомобиля и многое другое. Впоследствии сюда переводится из Хотылева конный двор, состоящий из 50 породистых лошадей. Конюшни оснащаются водопроводом с горячей водой. Приглашаются коневоды из Англии, а рядом с конюшнями возникает манеж с ложами.

1894 год – покупка соседнего с Талашкиным хутора Фленово. Начало занятий в школе, переведенной сюда из Талашкина.

1895 год – открытие нового здания Фленовской школы с общежитием, хозяйственными постройками и образцовой пасекой. 16 ноября начинаются занятия в Тенишевской рисовальной школе в Петербурге, расположенной в собственном доме Тенишевых. Она просуществовала до 1903 года. Школа готовила учащихся к поступлению в Академию художеств. Через эту школу за несколько лет прошло множество учащихся, среди которых были М.В .Добужинский, З.Е. Серебрякова, И.Я. Билибин, М.Я. Чемберс-Билибина, С.В. Чехонин, Ю.И. Репин (сын художника), А.К.Погосская (впоследствии руководитель талашкинской красильной мастерской), Е.К. Маковская (дочь художника), Я.Ф. Ционглинский. Руководителем школы становится И.Е .Репин, который был инициатором ее открытия. (Впоследствии его сменят художники Г.Г. Мясоедов – в 1899 году и Д.А. Щербиновский – в 1902 году). В том же году композитор А.С. Аренский, ставший постоянным гостем музыкального салона Тенишевых в Петербурге, посвящает княгине романс «Ландыш» на слова П.И. Чайковского. Александр Бенуа начинает работу над систематизацией Тенишевской коллекции акварели и рисунка.

1896 год – на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде «красивый, весь стеклянный павильон с двумя большими у входа фигурами» (так его описывал журнал «Нива») представил достижения Брянского завода. «Детище» Тенишевой - ремесленная школа в Бежице – удостоена «высочайшей благодарности». Панно М. Врубеля «Принцесса Греза» и «Микула Селянинович», подготовленные к этой выставке, не принимаются комиссией Академии художеств. С.Мамонтов, не согласный с этим решением, строит для них отдельный павильон. Репин охарактеризовал творчество художника как «образчик декадентства». Тенишева была одной из первых, кто понял гениальность Врубеля, и поддерживала его в последующие годы. С Тенишевой был солидарен и Рерих, писавший: «В хуле, грубой и бессмысленной, - желание затушить светящуюся искру». В творчестве Врубеля - «радость, близкая лишь сильнейшим, середина никогда не примирится с его вещами». Летом Талашкино посещает Александр Бенуа. В течение нескольких дней им исполнены рисунки и акварели с видами Талашкина, Смоленска, церкви в Бобырях, возле которой был похоронен художник Н.А. Гоголинский. Там же, в Талашкине, Я.Ф. Ционглинский написал известный портрет Бенуа. В Париже Тенишева поступает в Академию Жюльена, в класс Бенжамена Констана для продолжения занятий рисунком и живописью. Она оказывает материальную поддержку Л. Баксту, оказавшемуся за границей в бедственном положении. «Я дошел до последней крайности и даже распродал часть моей одежды и с горечью думаю, что придется уехать, ибо платить за натурщика я не в состоянии» - писал Бакст Тенишевой (неопубликованное письмо находится в собрании парижского Фонда «Кустодия»). Бенуа сообщал Тенишевой: «Бакст написал мне, что был у Вас, и что Вы его озолотили». Тогда же Тенишева приобретает большую часть ранних графических работ Л. Бакста. В конце года, во время пребывания Тенишевой в Париже, начинаются неприятности в Тенишевской рисовальной школе, о которых мы узнаем из писем Репина, (их копии хранятся в Русском музее). Выяснилось, что школа не имеет разрешения на публичные собрания – «и это при всяких бунтах молодежи». Дворник «может быть подвергнут большой опасности за то, что не донес своевременно о сборищах». Тенишева, считая, что решать школьные заботы – дело ее руководителя, пишет Репину: « … предполагала, что Вы все можете». Репин, не желавший заниматься этими проблемами, ответил: «… пришлось бы испытать такие полицейские мытарства, за которые я не возьмусь – не имею времени». Это было началом назревавшего конфликта. Однако в следующем году художник, опасавшийся закрытия школы, все-таки составил «Проект правил Студии княгини Тенишевой» и утвердил его у петербургского городского головы И.И. Толстого, сообщив княгине: «…дело можно считать вполне оформленным». 27 ноября открывается рисовальная школа в Смоленске, помещение для которой предоставляет в собственном доме Е.К. Святополк-Четвертинская. Руководитель – ученик Репина А.А. Куренной. Для Куренного была подготовлена квартира в первой этаже дома, где, как писал Репин, «даже посуда оказалась для него готовой».

1897 год – Александр Бенуа, благодаря материальной поддержке княгини, отправляется с семьей в Париж. Тенишева поручает ему продолжить комплектование своей графической и акварельной коллекции. Именно в этот парижский период Бенуа формируется как профессиональный искусствовед и совершенствуется как художник. Все это – благодаря поддержке Тенишевой. Поначалу Бенуа с восторгом принимает предложение пополнения и каталогизации коллекции: «Вы себе представить не можете, как я люблю порученное Вами это дело…». Однако позже тон меняется. Причина – в несходстве взглядов как на само собрание Тенишевой, так и на современное искусство в целом. В письме от 17 января 1897 года, хранящемся в парижском Фонде «Кустодия», в котором прозрачно ощущается неприятие «псевдогениального мастера» В.М. Васнецова, Бенуа просит дать ему право распоряжаться оставшейся для покупок суммой «на мое усмотрение. Впрочем, как знаете!» - заключает он. 25 января в залах Общества поощрения художеств на Большой Морской улице в Петербурге открывается выставка, представляющая Тенишевское собрание акварелей и рисунка. Выставка вызывает большой интерес. Ее посещает П.Третьяков. Его предложение купить у нее несколько работ Тенишева отклоняет, не желая разрушить целостность коллекции и лишиться лучших вещей. В свою очередь она делает неудачную попытку соединить оба их собрания и в итоге решает передать коллекцию Русскому музею. Однако музей, к сожалению, готов принять только русскую часть коллекции. Мечта Тенишевой создать доступное для широкой публики монографическое собрание европейского акварельного и графического искусства не осуществилась. В преддверии открытия Русского музея, Великий князь Георгий Михайлович заказывает акварельный портрет Тенишевой художнику А.П.Соколову для ее будущих залов. В том же году В.Н. Тенишев получает от правительства назначение генеральным комиссаром Русского отдела Всемирной выставки в Париже 1900 года. Тенишева вместе с С. Дягилевым посещает Финляндию с целью подготовки русско-финляндской художественной выставки. Увлеченная творчеством финских художников, их подходом к интерпретации национальных мотивов, она включает в свою коллекцию их произведения, в частности – работы Акселя Галлена.

1898 год – торжественное открытие Русского музея и торжественная передача музею русской части Тенишевской коллекции акварелей и графики. 18 марта, в доме Тенишевых, подписан договор об издании журнала «Мир искусства», равноправными совладельцами которого становятся М.К. Тенишева и С. Мамонтов. В. Серов пишет портрет Тенишевой, один из наиболее удачных из многочисленных ее портретов, написанных разными художниками (находится в Смоленском музее). Через своего друга, археолога В.И. Сизова, одного из основателей Исторического музея, Мария Клавдиевна знакомится с выдающимся фотографом, проживавшим в то время в Ярославле - И.Ф. Барщевским. На Тенишеву производит сильное впечатление огромный труд, начатый Барщевским в Ростове Великом – фотофиксация и публикация всех выдающихся памятников древнерусской архитектуры. Тенишева вместе с А.В. Праховым предпринимает путешествие по древнерусским городам (Ярославль, Ростов Великий, Москва, Киев). Барщевский выполняет фотографии древнерусской архитектуры для журнала «Мир искусства». Прахов привозит из Кракова для коллекции Тенишевой редчайшую византийскую икону ХШ века (ныне – в собрании ГМИИ им. А.С. Пушкина).

1899 год – имение Тенишевых Хотылево и Талашкино посещает М.Врубель с женой. Здесь он пишет картину «Пан». Тогда же начинает работу над портретом Тенишевой в образе Валькирии (находится в Одесском художественном музее). Интересно, что в это же время появляется карикатура П.И.Щербова: Тенишева изображена в виде коровы, которую, по выражению В.В.Стасова, «доят разные прохвосты». Эта карикатура носила откровенно оппозиционный журналу «Мир искусства» характер. Позиция Тенишевой в этом отношении послужила причиной многих нападок на нее. Пришедшийся на этот год разрыв с И.Е.Репиным во многом также произошел из-за идейных разногласий, связанных с концепцией журнала «Мир искусства». Продажа имения Хотылево в Орловской губернии. В.Н.Тенишев отходит от дел рельсопрокатного завода, чтобы сосредоточиться на научной деятельности. Тенишева организует в Смоленске, в залах Дворянского собрания выставку художников-передвижников. Открывается выставка «Мира искусства» в залах Центрального училища технического рисования барона Штиглица, состоявшаяся при активном участии Тенишевой. Знакомство с музыкантом В.В. Андреевым, основателем оркестра русских народных инструментов. Оно состоялось благодаря В.А .Лидину, который был приглашен Тенишевой для организации при талашкинской школе балалаечного оркестра. Помимо балалаек, в этот оркестр входили домры, смоленские свирели, рожок, бубны. Инструменты изготавливались в талашкинских мастерских под руководством специально приехавшего из Петербурга мастера или собирались по окрестным селам. Большим событием для детей и их учителей стал сопровождавшийся бурными рукоплесканиями публичный концерт, состоявшийся в Смоленске, в зале Дворянского собрания. Юные оркестранты выступали в концертных костюмах: на девочках были синие платья с красными бантами, на мальчиках – синие шаровары и красные рубахи. В концерте принял участие В.В. Андреев. В Смоленске закрывается рисовальная школа, помещение которой передается художественным мастерским. Руководителем назначается И.Ф. Барщевский. Главной причиной его приглашения в Талашкино как крупного специалиста по древнерусской архитектуре была идея Тенишевой построить во Фленове церковь. В конкурсе на лучший проект, кроме Барщевского, принимали участие сама Тенишева, М. Врубель, С. Малютин, А. Прахов, К. Коровин, В. Суслов. Несмотря на разрыв отношений, попытки принять участие в этом конкурсе делал И. Репин. Это известно из его письма Тенишевой (копия хранится в ГРМ): «Узнав, что на конкурсе Вашей церкви работали и живописцы, я совершенно невольно стал охватываться идеей церкви – через эскизы. Случайно, бывши в Иерусалиме, я натолкнулся на самые первые идеи христианских церквей у абиссинцев…Теперь это укладывается в оригинальный и очень отвечающий своему назначению храм». В это время Тенишева начинает заниматься эмальерным искусством, организовав в Смоленске мастерскую и призвав в помощники Барщевского. Тенишевские мастерские начинают приобретать все более художественный характер, что объяснялось желанием Тенишевой создать церковь целиком силами местных мастеров и художников. Для этих же целей недалеко от Талашкина был построен кирпичный завод.

1900 год – 14 апреля открылась Всемирная Парижская выставка, в создании художественной экспозиции которой активное участие принимала Тенишева. Кустарный отдел, которым руководил А. Головин, создавался силами Н. Давыдовой, М. Якунчиковой и М. Якунчиковой-Вебер. Для экспозиции Выставки княгиня создала целый балалаечный оркестр, росписями которых занимались М.Врубель, А.Головин, С. Малютин, сама Тенишева и другие художники. Оркестр имел большой успех. Для оформления павильона Средней Азии, Сибири и Крайнего Севера по инициативе Тенишевой был приглашен К. Коровин. Им было создано 28 панно, источником которых стали многочисленные этюды, сделанные художником с натуры. Коллекция предметов быта этих областей России была собрана и представлена П.П. Семеновым-Тянь-Шанским. В конце работы выставки комиссары всех отделов решили дать торжественный обед в отеле «Континенталь» для членов французского правительства. Жене русского комиссара была поручена его организация. В своих воспоминаниях она писала: «Обед был на двести пятьдесят человек, и, желая придать ему больше оригинальности, я придумала сделать меню на пергаментной бумаге с виньетками, выполненными нашими художниками. Каждое меню представляло маленькую акварель кисти Коровина, Головина, Давыдовой, Бем, Малютина (двум последним я отправила картоны в Россию) и еще нескольких художников. Все было готово к сроку, и меню, перевязанные лентами, сразу сделались предметом вожделений, так что, как только вошли в залу приглашенные, на многих столах меню исчезли. Но я предвидела это, и у меня было оставлено в запасе известное количество». Часть оригиналов для этих меню, заботливо сохраненных Святополк-Четвертинской, можно видеть в альбоме, хранящемся в РГАЛИ. Создание этих акварелей нашло отражение и в переписке художников. В конце мая 1900 года Е. Бем сообщает Тенишевой: «Препровождаю Вам через любезное посредство В.В.Андреева заказанные Вами меню в количестве тридцати экземпляров, как было Вами сказано. Очень буду рада, если, во-первых, они Вам понравятся, а также и тем, кому будут предназначены. Старалась, по возможности, варьировать на все темы и, кажется, не повторялась». К кому же времени относится и письмо Н. Давыдовой, в котором она благодарит Тенишеву за щедрую оплату своей работы: «Я надолго у Вас в долгу». (Оба неопубликованных письма хранятся в парижском Фонде «Кустодия»). Последнее письмо завершается словами: «Мне так бы хотелось слышать балалаечников. М.Ф. (Якунчикова) от них в восторге». Несколько концертов оркестра В.В. Андреева – еще одна инициатива Тенишевой в качестве жены русского комиссара. Ее историю можно узнать из письма Андреева княгине от 6 января 1900 года (Фонд «Кустодия»): «Должен доложить Вашему сиятельству, что приказание, полученное мною от Вас, исполнил. 25 декабря имел счастье говорить с Его Величеством и просил средства для поездки великорусского оркестра в Париж, на что получил Милостивое соизволение, так что теперь, дорогая и глубоко уважаемая княгинюшка, мы явимся в Париж Высочайше командированными и субсидированными, и я глубоко рад, что с этими пломбами Вам приятнее будет нами повелевать». Концерты, в том числе с участием Ф. Шаляпина и певицы Фелии Литвин, происходили каждый раз с огромным успехом. По предложению М. Врубеля Тенишева приглашает в Талашкино С.В.Малютина. На три с лишним года Малютин остается здесь в качестве художественного руководителя мастерских. Осенью состоялась закладка церкви Святого духа во Фленове. В том же году Тенишева на время прекращает финансирование «Мира искусства» по причине несовпадения позиций и невозможности влиять на направление, выбранное журналом. Тенишева была сторонником его более национального характера, тогда как Дягилев, отражая позицию других членов этого художественного объединения, заявлял: «Западничество – мой девиз, а потому я не беспристрастен».

1901 – Тенишева финансирует раскопки Гнездова – находившегося недалеко от Талашкина крупнейшего в Европе славянского курганного комплекса. Руководитель раскопок – В.И. Сизов, один из основателей Исторического музея в Москве. Впоследствии она неоднократно помогала в организации раскопок Гнездова археологам В.А. Городцову и В.К. Мальмбергу. В Петербурге на выставке Мира искусства представлены изделия талашкинских художественных мастерских, пользовавшиеся большим успехом.

1902 год – в августе открылось новое здание Талашкинского театра. Его оформлением занимались С.В. Малютин и сама Тенишева. Ранее спектакли проходили в здании школы. В них принимали участие, помимо учителей и учеников, все обитатели усадьбы. Шли пьесы многих авторов, в том числе А.П. Чехова и Н.В. Гоголя, а также самой княгини. По просьбе В.Д. Поленова Тенишева предоставляет принадлежавшие ей акварели Е.Д.Поленовой для посмертной выставки художницы (позже были переданы в Русский музей). Письма Поленова с благодарностью за предоставленные работы хранятся в парижском Фонде «Кустодия». В том же году на выставке в Смоленске представлены изделия талашкинских мастерских – вышивки, мебель. Среди выставленных предметов упоминаются стулья с эмалями работы Тенишевой. Интересно, что в те же дни, в Москве, на «Выставке Нового искусства», демонстрировалась мебель со вставками перегородчатой эмали, выполненная по проекту И.А. Фомина. Не имея возможности увидеть выполнявшуюся Тенишевой мебель, украшенную эмалями, мы можем провести какие-то аналогии с хранящимся в Смоленском музее деревянным футляром для часов с эмалевой вставкой. Через шесть лет стол с эмалями (часть комплекта работы Тенишевой, включавшего также зеркало и подсвечники) будет представлен на одной из парижских выставок.

1903 год – 25 апреля в Париже умирает В.Н. Тенишев. Отпевание прошло в Париже, а похороны состоялись в склепе неоконченного фленовского храма. К тому же году относится и событие радостное – у Тенишевой родилась внучка Оля. Тенишева организует аукционную распродажу зарубежной части своей коллекции акварелей и рисунка, состоявшуюся в собственном петербургском доме. В Смоленске начинается строительство музея «Русская старина» для собрания русского старинного и народного искусства, в течение нескольких лет собиравшегося Тенишевой и Святополк-Четвертинской. Проект здания был создан С.Малютиным. Коллекции, которые вдохновляли талашкинских художников в их творчестве, уже не помещались в старом здании на территории Талашкина – «Скрыне». Кроме того, Тенишева хотела сделать их более доступными для публики. В том же году в Москве, на углу Столешникова переулка и улицы Неглинной открывается магазин «Родник» для продажи изделий талашкинских мастерских. Это место – знаковое для русского искусства начала ХХ века. Именно здесь всего годом ранее состоялась программная «Выставка Нового стиля». Теперь это место привлекало многих любителей нового русского стиля. Малютиным было создано клеймо в виде жар-птицы, которым снабжались продаваемые здесь изделия. Оформление магазина производилось также под его руководством и его руками вместе с талашкинскими учениками художника Мишоновым и Самусевым. Это известно из «Расписки», выданной Малютиным Тенишевой после окончания его работы в Талашкине (хранится в РГАЛИ). Главным украшением интерьера стало резное панно, изображавшее плывущего на великолепном судне «богатого гостя» Садко, что символизировало успешную торговлю. Летом этого года Талашкино посетили художники Бакшеев и Корин, предложившие Малютину стать преподавателем Училища живописи, ваяния и зодчества. Малютин покидает Талашкино и поселяется в Москве, на Мясницкой. Однако влияние талашкинского периода будет еще долго прослеживаться в его декоративно-прикладном и архитектурном творчестве. В Талашкино приезжает новое поколение художников – выпускников Строгановского училища: Александр Зиновьев, работавший перед этим на ювелирном предприятии Фаберже и Владимир Бекетов – помощник К. Коровина в декорационных мастерских Большого театра. С этого времени начинается новый период в работе художественных мастерских. Приезд Дягилева в Талашкино. Тенишева возобновляет свою помощь журналу. «Мир искусства» публикует рекламу магазина «Родник» и большую статью, посвященную талашкинскому периоду в творчестве Малютина. В письме от 2 июля этого года (парижский Фонд «Кустодия») Д. Философов сообщает: «В Москве мы были в «Роднике». Устроен он очень мило. Мы просили Погосскую доставить нам несколько фотографических снимков для «Мира искусства». М.Ф. Якунчикова очень интересовалась Талашкиным. Особенно – красильней». Летом того же года Тенишева предпринимает самостоятельные археологические раскопки Гнездова.

1904 год – Дягилев вновь посещает Талашкино, на этот раз - вместе с Д. Философовым. В талашкинском театре состоялась премьера оперы «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях» композитора Н.П. Фомина, либретто которой написано Тенишевой. Композитор, которого познакомил с Тенишевой В.А. Лидин – однокурсник Фомина по классу виолончели петербургской консерватории, входил в кружок Андреева и являлся одним из представителей русского стиля в музыке. Премьера оперы прошла с большим успехом, при стечении публики из всех окрестных усадеб. В ней приняло участие 60 человек – почти все обитатели Талашкина. В главной роли выступила сама Тенишева. Декорации выполнили Бекетов и Зиновьев с использованием идей, которые принадлежали уже отсутствовавшему в Талашкине Малютину. Приехавший в Талашкино скульптор и живописец Д. Стеллецкий принимает деятельное участие в подготовке костюмов для спектакля. Он останется в Талашкине почти на год. В августе предпринято путешествие по древнерусским городам. Обе княгини, Барщевский, Лидин, Стеллецкий и Зиновьев посетили Москву, Владимир, Суздаль, Юрьев-Польской, Троице-Сергиев, Ростов, Ярославль, Романов-Борисоглебск, Кострому, Углич, Новгород и Псков. Во время этого путешествия продолжали пополняться коллекции. Приехавший в Талашкино Н.К.Рерих решает выполнить проект обстановки библиотеки, располагавшейся в малютинском «Теремке», подготовив в течение короткого времени 48 эскизов.

1905 год – окончательный отказ Тенишевой финансировать «Мир искусства» и закрытие журнала. Начало революционных событий. Закрытие школы и мастерских в Талашкине. Переезд в Смоленск. Отъезд и вывоз коллекций в Париж.

1906 год – парижская выставка старого и нового русского искусства, организованная С. Дягилевым. Решение Тенишевой сделать свою выставку, чтобы познакомить парижан с традиционным и современным искусством России.

1907 год – с 10 мая по 10 октября коллекции Тенишевой выставляются в четырех залах Лувра, в отделении прикладного искусства. Впервые зарубежная публика получает возможность широкого знакомства с традиционным русским искусством. Выставку посетили 78 тысяч человек. Парижский журнал «Декоративное искусство» писал по этому поводу: из коллекций старинного русского искусства «три особенно заслуживают внимания. Это музей Александра III в Петербурге (Русский музей), Исторический музей в Москве и музей княгини Тенишевой», находившийся в то время в Париже». Ей и Барщевскому, помогавшему организовать выставку, вручены французские награды, в том числе – «знаки отличия по народному образованию». 4 декабря в выставочном зале на рю Комартен Тенишева представляет современное русское искусство, где, помимо произведений Талашкинских художественных мастерских, были показаны работы художников Рериха и Билибина, архитектора Щусева, скульптора К.К.Рауша фон Траубенберга. Скульптура последнего «Илья Муромец» так понравилась Родену, что тот посоветовал высечь ее в скале. В том же году Тенишева показывает свои эмали на парижской выставке Национального общества изящных искусств.

1908 год – по просьбе директора парижского театра Опера Комик Тенишева принимает участие в подготовке оперы Римского-Корсакова «Снегурочка», заказывает эскизы костюмов Малютину и Рериху и сама работает над их изготовлением. Парижский период жизни отмечен также ее активным эмальерным творчеством. По возвращении в Россию Тенишева начинает предпринимать попытки передать свой музей государству.

1909 год – Тенишева ведет переписку с в.к. Георгием Михайловичем о передаче своего музея Русскому музею в качестве филиала. Комиссия Русского музея не поддерживает условия передачи, выдвинутые Тенишевой. В Смоленске Тенишева финансирует раскопки Смядыни – древнейшего участка города, где стоял княжеский дворец, и с ХП века сохранилась церковь Михаила Архангела. Руководитель раскопок – И.Ф.Барщевский.

1910 год – трагическая гибель художника Бекетова, тяжело переживавшаяся Тенишевой. Художественные мастерские окончательно прекращают работу. 1 октября открывается Смоленский филиал Московского археологического института. В преподавательский состав входят А.И. Успенский, Р.Ф. Брандт, В.А. Городцов. Тенишева финансирует институт, собирает библиотеку, устанавливает стипендии. Рерих заканчивает работу над эскизами росписей и мозаики церкви Святого Духа. В Ковшарах, недалеко от Талашкина, Рерих предпринимает удачные раскопки славянского кургана, многочисленные находки поступают в тенишевскую коллекцию.

1911 год – 30 мая состоялась торжественная передача тенишевского историко-этнографического музея Московскому археологическому институту. В Совет музея входят Святополк-Четвертинская, Успенский, Рерих, Клетнова. Тенишева становится пожизненным председателем, а Барщевский – главным хранителем. 14 июня Тенишевой присваивается звание Почетной гражданки Смоленска, улица, на которой находится музей, переименовывается в Тенишевскую. Над каталогом тенишевского музея работают Н.П. Кондаков, В.К. Клейн, В.И. Троицкий, А.И. Успенский и другие ученые Археологического института. Рерих с семьей приезжает в Талашкино для работы над росписями церкви Святого Духа. Его помощники – художники Н.А. Тырса и П.С. Наумов. В июле Талашкино посещает И. Стравинский, где совместно с Рерихом начинает работу над балетом «Весна священная». Стравинский позже вспоминал: «Рерих был хорошо знаком с княгиней, и ему хотелось, чтобы я ознакомился с ее русской этнографической коллекцией. Княгиня Тенишева предоставила в мое распоряжение домик для гостей, где мне услуживали горничные в красивой белой форме с красными поясами и в черных сапожках. Я занялся работой с Рерихом, и через несколько дней план сценического действия и названия танцев были придуманы. Пока мы жили там, Рерих сделал также эскизы своих знаменитых задников, половецких по духу, и эскизы костюмов по подлинным образцам из коллекции княгини». В настоящее время в коллекции Смоленского музея хранятся мордовские костюмы из Тенишевского собрания, ставшие источником для рериховских эскизов. Накануне премьеры Рерих так объяснял Дягилеву замысел балета: «Я хотел дать картины радости Земли и торжества Неба в славянском понимании. Я люблю древность, высокую в ее радости и глубокую в ее помыслах».

1912 год – тенишевский музей посещает император Николай П, прибывший в Смоленск в связи со 100-летием Отечественной войны 1812 года. Археологическому институту пожаловано право именоваться Императорским. Тенишева избрана членом учрежденного 1 января Общества защиты и сохранения памятников искусства. В Смоленске открывается Кустарная и сельскохозяйственная выставка, объединяющая центральные районы России. Тенишева назначается главой Кустарного отдела, строит павильон на свои деньги, финансирует награды. Путешествие по Италии с Рябушинскими, В.С. Зыбиной (племянницей Тенишева), Святополк-Четвертинской.

1914 год – 14 августа объявлена война. Рерих, присутствовавший на установке мозаики на фасаде фленовской церкви, спешно уезжает к семье. Работы в церкви прекратились. Ее внутреннее убранство так и осталось незаконченным. В Смоленске Тенишева открывает лазарет для раненых. Работает в нем и сама. Для перевозки раненых передает в лазарет свой автомобиль, шофером становится В.А. Лидин. 20 ноября лазарет Тенишевой посещает Николай II. Тенишева вспоминала: «Оставшись им очень доволен, он благодарил меня, милостиво обласкал и наградил медалями моих раненых». После закрытия частных лазаретов Тенишева покидает Россию. В парижской мастерской работает над эмалями, участвует в выставках.

1915 год – переезжает в Москву для работы над диссертацией, посвященной искусству эмалей

1916 год – 1 мая защищает диссертацию с вручением золотой медали. Получает приглашение занять в Археологическом институте кафедру по истории эмали.

Но в воздухе уже весит предчувствие ужасных перемен. Военные невзгоды, невозможность спокойной творческой жизни вносят разлад в душу Тенишевой. «Какая щемящая тоска! Тяжелое разочарование мало-помалу охватило меня, и я не в силах справиться с собой. С каждым днем это чувство растет, с каждым часом что-то отрывается, до боли терзая душу. Чувствую нашу гибель, мы падаем куда-то в пропасть, мы завязли в такую пучину, где умирает все – и лучшие чувства, и надежды на будущее…». Тенишева и ее близкие - в Талашкине. Жизнь замерла, превратившись в выживание. «Теперь осталось всего лишь 5 часов до конца этого злосчастного года. Что-то нам сулит 1917 год?».

У нас нет возможности создать хронологию двух последних лет Тенишевой, прожитых в России. Но судьба многих представителей дворянства и интеллигенции была удивительно схожей. Юг России был наводнен людьми, ожидавшими окончания страшных событий и возможности возвращения к привычной жизни. Где-то здесь была и Тенишева. Рядом с ней – Святополк-Четвертинская, Лиза Грабкина и Лидин. Василий Александрович Лидин, «маленький человек на большие дела», как он сам себя называл, верный друг на долгие годы, безусловно, помог выжить им и во время отъезда из России, и в период эмиграции. Дни прощания с родиной ярко и эмоционально описаны в воспоминаниях Тэффи:

«Сейчас вернуться в Петербург трудно, поезжайте пока за границу, - посоветовали мне. – К весне вернетесь на родину».

Чудесное слово – весна. Чудесное слово – родина…

Весна – воскресение жизни. Весной вернусь.

Дрожит пароход, бьет винтом белую пену, стелет по берегу черный дым. И тихо-тихо отходит земля.

Не надо смотреть на нее. Надо смотреть вперед, в синий широкой свободный простор…

Но голова сама поворачивается, и широко раскрываются глаза и смотрят, смотрят…

И все молчат. Только с нижней палубы доносится женский плач, упорный, долгий, с причитаниями… Страшный, черный, бесслезный плач. Последний. По всей России, по всей России…

Дрожит пароход, стелет черный дым.

Глазами, широко, до холода в них, раскрытыми, смотрю. И не отойду. Нарушила свой запрет и оглянулась. И вот, как жена Лота, застыла, остолбенела навеки и веки видеть буду, как тихо-тихо уходит от меня моя земля».

1919 – 1928 – Тенишева с близкими поселяется во Франции. Удивительна натура Тенишевой. Что бы ни случилось, какие бы невзгоды ни пытались ее сломать, она снова и снова возрождалась к активной, наполненной жизни. Двухэтажная вилла, окруженная садом, в городке Вокрессон под Парижем постепенно превратилась в «Малое Талашкино». Мария Клавдиевна снова берется за эмали. Сюда часто приезжают гости – Рерих с семьей, Билибин, В.В.Тенишев – сын князя, Рябушинские и многие другие.

В эмиграции возобновляются отношения с некоторыми художниками, с которыми Тенишева долго не общалась. Среди них – Д. Стеллецкий. Из его письма к Тенишевой от 1 февраля 1922 года (Фонд «Кустодия») мы узнаём о готовившейся в то время выставке: «Я выставляю две статуэтки и отдам их отливать гипсовику для глиняного завода. Начал писать ширмы, представляющие охоту на кабана. И ширма, и статуэтки в строгом моем иконописном духе.  Я думаю, что кроме этих трех вещей я не буду в состоянии дать еще что-нибудь для Вашей выставки. Это мне очень жаль, но до марта всего один месяц!  Крепко целую Ваши руки, многоуважаемая и искренне всегда мною любимая княгиня Мария Клавдиевна». Сведений об этой выставке нами не найдено, но в частной парижской коллекции обнаружены те самые парные гипсовые золоченые скульптуры - «Нимфы полей», о которых пишет Стеллецкий.

Понимая, что настало время подводить итоги той части жизни, которая уже прожита, и живущая, несомненно, своими воспоминаниями, Тенишева ведет переписку с бывшими соотечественниками, оказавшимися в эмиграции. Мария Клавдиевна собирала материалы для своей книги. Такой вывод можно сделать, прочитав неопубликованное письмо Ю.П. Паренсовой, родной тети С. Дягилева, посланное из Софии (Фонд «Кустодия»). Юлия Павловна сообщает, что послала Тенишевой семейные фотографии. «Вы так чутки, что сумеете отобрать то, что покажется неинтересным современнику. Многое, что казалось смешно и остроумно при известной обстановке и молодости, через «полвека» может утратить свой аромат. Я уверена, что Вас умилит карточка Сережиной матери». В этом же письме она сообщает ценные сведения об обстоятельствах рождения С. Дягилева: родился он «не в Перми, а Селищенских, бывших Аракчеевских казармах (Новгородская губ). В них помещался тогда учебный эскадрон и брат туда переехал». Мать Дягилева умирала, в соседней комнате «я увидела крошечного плачущего Сережу на руках рыдающей няни Дуни, верной спутницы его жизни, столь похожей на портрет Бакста…». Земной путь княгини Марии Клавдиевны Тенишевой закончился 14 апреля 1928 года. На кладбище Сель-Сен-Клу каменное надгробие на ее могиле выполнено по эскизу И.Я. Билибина. Позже под этой плитой будут покоиться и ее близкие - Лиза Грабкина, Святополк-Четвертинская и Лидин. Оплакивавшие Тенишеву Екатерина Константиновна Святополк-Четвертинская, Василий Александрович Лидин и Елизавета Грабкина сохранили в доме все, как было при ее жизни. В статье, написанной к 10-летию ее кончины, Л. Львов так будет описывать дом в «Малом Талашкине»:

«Вот комната, где жила и трудились, и где умерла сама княгиня Мария Клавдиевна Тенишева. В ней все остается по сей день без перемены. В полной неприкосновенности сохраняется тот вид этой комнаты, какой был при жизни ее хозяйки. На стенах все те же любимые ею картины, и среди них – «Колокола» Якунчиковой-Вебер… Крестьянские «кустарные» вышивки, домотканые материи, кружева… в том самом виде, как и в последние дни жизни княгини, ее рабочий столик, за которым она работала над своими эмалями. Сами эмали на полочках и шкафчиках на стене… Старинное царское эмалевое яйцо… Крест, украшенный эмалями кн.Тенишевой.  И тут же талашкинская резная мебель, ее резное кресло оттуда… По стенкам резные барельефы… Тут же на столе посмертное издание «Впечатлений моей жизни», написанных в подпарижском затишье незадолго до смерти княгиней Тенишевой. И та же атмосфера художественно-интимного уюта царит и в других комнатах подпарижского Талашкина. На стенах много портретов – среди них много бережно сохраненных кн. Е.К. Святополк-Четвертинской портретов – и писаных, и старых фотографий, с самой княгиней Тенишевой. Вглядитесь в них, и перед вами пройдут главные этапы этой замечательной русской женщины… Но вот еще один, особенно привлекательный уголок в гостиной, где на стенах развешаны маленькие акварели наших русских художников. Врубель со своей «Жемчужиной» и с миниатюрными эскизами панно… Сказки Пушкина в акварелях Сергея Малютина… Ранний, очень давний К.А. Коровин, Якунчикова, Рерих, Стеллецкий…».

В Малом Талашкине, в комнате княгини висела еще одна работа, с которой она не расставалась. Это неоконченный портрет Тенишевой кисти В. Серова. Сейчас он находится в Париже, в частной коллекции. В окружении нетронутого краской холста выступает лик великой русской женщины. Художник, видимо, не собирался возвращаться к начатому произведению – лицо обрамлено темными нервными мазками, выполненными широкой кистью. Возможно, Серов посчитал свою работу неудачной. Душа этой великой женщины неуловима, поэтому Тенишева столь разная на портретах, написанных художниками того времени. И любой ее словесный портрет тоже всегда будет неоконченным. Но мы будем судить о ней по делам её. Автор статьи: Ольга Борисовна Стругова.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?