Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 460 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Поленова Е. Д. Война грибов.

Москва, фототипия Р. Тиле, 1889. 6 с. с ил. Текст  на одной стороне листа. Тираж неизвестен. Листы наклеены на толстый картон и сброшюрованы в виде альбома в тканевом издательском переплете. Тесемки. Oblong. 25,5х17,5 см. Большая редкость!

 

 

 

 


«Думаю, что иллюстрировать наши русские сказки, — писала Елена Дмитриевна, — дело большой важности. Я не знаю ни одного детского издания, где бы иллюстрации передавали поэзию и аромат древнерусского склада, и русские дети растут на поэзии английских, немецких (впрочем, чудно иллюстрированных) сказок…».

Поленова, Елена Дмитриевна (1850, Петербург — 1898, Москва) — русская художница, график, живописец, мастер декоративного дизайна, одна из первых женщин художников-иллюстраторов детской книги в России, одна из основоположников стиля модерн в русском искусстве. Сестра живописца В.Д. Поленова. Елена Поленова родилась в 1850 году в Петербурге, в семье чиновника особых поручений при государственном канцлере, статского советника Дмитрия Васильевича Поленова и его жены Марии Алексеевны, урожденной Воейковой. Все члены семьи и по отцовской и по материнской линии так или иначе были связаны с научным или художественным миром. В детстве Поленова подолгу жила в родовом имении Имоченцы Олонецкой губернии, среди карельской природы, а также в родовой усадьбе Ольшанка Тамбовской губернии (ныне с. Красное Знамя Уваровского района). Елена Поленова, как и все дети в семье, с юных лет приобщалась к искусству. Мать, Мария Алексеевна Поленова, будучи художницей-любительницей и детской писательницей, дала детям первые уроки рисования. В 1859 году в семью Поленовых в качестве учителя рисования был  приглашен студент Академии Художеств Павел Петрович Чистяков. Он давал уроки два раза в неделю: обучал рисунку Василия, Веру, Алексея и самую младшую – девятилетнюю  Елену. Поленова рано проявила художественное дарование, но не могла стать студенткой Академии Художеств, как ее старший брат Василий, так как в те годы женщины к учёбе в высших учебных заведениях не допускались. Поэтому формального высшего художественного образования Елена Дмитриевна не получила. Но в 14 лет она поступила в Санкт-Петербургскую рисовальную школу Императорского общества поощрения художеств (ОПХ), где ее наставником был И. Н. Крамской. Но своим главным учителем Поленова всю жизнь называла П.П. Чистякова. Во время первой поездки во Францию в 1869-1870 гг. Поленова посещала частную школу-студию Ш. Шаплена в Париже. По возвращении в Россию она сначала занималась в частной мастерской П.П. Чистякова (1870-1877), а потом снова в Школе Общества поощрения художеств (1878-1880) одновременно в двух классах: акварельном и керамическом. Ее увлечение керамикой дало прекрасные результаты. На экзаменах Елена Поленова была удостоена серебряных медалей (золотых в школе при ОПХ не давали). В качестве поощрения ей было предложено поехать на стажировку в Париж. Для того времени пенсионерство женщин-художниц - случай исключительный.

«Какой скандал, Вася, — писала она брату, — меня посылают в командировку за границу от О-ва поощрения. Я думаю, это первый пример в истории, по крайней мере, в русской, чтобы особа нашего бабьего сословия получала поручение и отправляема была в командировку с целью изучения и т.д.».

В Париже Елена Поленова освоила различные керамические техники, занимаясь в мастерских известных французских керамистов Ж.-Т. Дека и Л.-Э. Зиферта и в Парижской керамической мастерской русских художников, которой руководил Е.А. Егоров. Вернувшись в Петербург, в 1881-1882 годах Поленова около года преподавала живопись по фарфору и фаянсу в созданном ею классе майолики в ОПХ. С 1882 года она жила преимущественно в Москве. В 1884 году вместе со своей подругой П.Д. Антиповой совершила поездку для этюдов по Волге и Дону, на Кавказ и в Крым и привезла из этой поездки ряд акварелей, которые показывала друзьям и учителям, в том числе П.П. Чистякову, А.А. Киселеву, В.И. Сурикову. Кроме художественного образования, Е.Д. Поленова получила звание домашней учительницы по истории, окончив Высшие женские курсы в Петербурге. Молодость Поленовой пришлась на 60-70 годы 19 века, и ей были близки общественные идеалы этой эпохи. Она с юности была склонна к социальному служению, согласно православной духовной традиции. В 1877 году, в разгар русско-турецкой войны (1877—1878), Елена Поленова поехала в Киев к своей старшей сестре Вере (сестре-близнеце Василия Поленова). Она преподавала в школе, а кроме того, вместе с сестрой работала в госпитале: ухаживала за ранеными, которых привозили сюда с фронтов. После работы она с Верой посещала женские медицинские курсы. Сестры собирались открыть свою амбулаторию. В Киеве Елена Дмитриевна влюбилась в талантливого врача, профессора киевского университета А.С. Шкляревского. Чувство было взаимным, но семья Елены Дмитриевны воспротивилась этому браку. Поленова подчинилась просьбе родных, но в результате этой личной трагедии, по воспоминаниям друзей, она изменилась, стала замкнутой. Личная жизнь у нее так и не сложилась. Вернувшись в Москву Поленова твердо решила посвятить свою жизнь занятиям искусством и общественной деятельности. Она была не только живописцем, но и подвижником, просветителем, педагогом. «Лишить себя общественной деятельности в той или другой области, – все равно что лишить себя самой здоровой и подкрепляющей пищи», считала она.

Семейные обстоятельства заставили Елену Дмитриевну в 1882 году переехать в Москву. Начался яркий и очень плодотворный период жизни. Она оказалась в кругу молодых художников – учеников и друзей брата Василия Дмитриевича. Его жена – Наталья Васильевна – стала ближайшей подругой Елены Поленовой на всю жизнь. В Москве Поленова сблизилась с семейством Мамонтовых. Елизавета Григорьевна (жена Саввы Ивановича Мамонтова) сыграла важную роль в судьбе Поленовой, сумев смягчить ее недоверие и настороженность в отношении к людям и миру. В доме Мамонтова в Москве и в загородном поместье в Абрамцеве собирались художники, музыканты, театральные деятели, образовавшие так называемый «абрамцевский кружок», у истоков которого стояли сам С.И. Мамонтов, В.М. Васнецов и В.Д. Поленов. У Мамонтовых занимались живописью, музицировали, ставили любительские спектакли, причем один вид искусства легко перетекал в другой. Тёплая, дружеская, творческая атмосфера кружка воскресила Поленову от тяжёлого сна, в котором она пребывала после трагедии в личной жизни. Едва ли не каждую неделю Елена Дмитриевна бывала в Абрамцеве. Это место стало для нее источников вдохновения на долгие годы. В Абрамцеве Елена Поленова написала много пейзажей. Кроме того, обладая многосторонними дарованиями, она пробовала себя в разных видах искусства, принимала во всем активное участие, в частности, была художником по костюмам. Под ее началом в Абрамцеве шили костюмы для постановок «Снегурочка» (1882-1883), «Фауст», «Алая роза» (1883), «Волшебный башмачок» (1888). Елена Дмитриевна подбирала ткани, отделку, аксессуары. Она быстро прониклась национальными интересами кружка, самым ярким выразителем которого был В.М. Васнецов, воплотивший позже в своих работах национально-романтический стиль эпохи модерн.

«Кто дал мне толчок к уразумению древнерусской жизни — так это Васнецов, — писала она Стасову, — у Васнецова я не училась в прямом смысле слова, т.е. уроков у него не брала, но как-то набиралась около него понимания русского народного духа».

Внимательнейшее и кропотливое изучение русского народного искусства, страсть к национальному складу не могли не подвести художницу к знакомству с фольклором. Поленова заинтересовалась иллюстрированием сказок и пронесла эту страсть через всю жизнь. Поленова близко сошлась с женой С.И. Мамонтова Елизаветой Григорьевной. Их общим интересом была любовь к народному творчеству и собирание предметов старины. Всё больше увлекаясь русским народным искусством, Поленова вместе с Е.Г. Мамонтовой начала создавать в Абрамцеве музей народного искусства, собирая по деревням предметы быта, образцы ткачества, вышивки. Чтобы пополнить коллекцию подлинными образцами, Поленова и Мамонтова ездили в специальные экспедиции по Ярославской, Владимирской и Ростовской губерниям. Во время этих поездок Поленова зарисовывала орнаменты, а также собирала народные сказания, иллюстрацией которых она занялась позже. Кроме музея, в 1885 году в Абрамцеве Мамонтовой и Поленовой были основаны мастерские для обучения местных крестьян и их детей традиционным русским ремеслам. Сделано это было, в частности, с целью обеспечения крестьянских семей твердым заработком. Идея возрождения народных промыслов так понравилась «абрамцевским» художникам, членам мамонтовского кружка, что они с удовольствием занимались в мастерских наравне с крестьянами. Таким образом, возрождение ремесел началось «сверху», с художников-профессионалов, которые занялись прикладным искусством, создав свой поэтический образ народной красоты. Во главе столярно-резчицкой мастерской в Абрамцево встала Е.Д. Поленова. Обучение крестьян было разносторонним и совершенно бесплатным. В мастерской крестьяне учились столярному ремеслу, приемам художественной резьбы. Они изготавливали предметы утвари и мебели по рисункам Е.Д. Поленовой и других художников.

С 1885 по 1893 год Елена Дмитриевна разработала свыше 100 художественных проектов мебели, а также эскизов для предметов декоративно-прикладного искусства (расписные фарфоровые блюда, пр.). На основе народных мотивов Поленова создавала и эскизы для вышивок, обоев, пр. Ее рисункам присуща несколько плоскостная декоративность, ставшая основой русского национального варианта стиля модерн. То направление, которое задали абрамцевские мастерские под влиянием Е.Д. Поленовой, явилось аналогом художественного движения «Искусства и ремесла», зародившегося в это же время в Великобритании. Увидев эскизы Поленовой для загородного дома М.Ф. Якунчиковой, английская исследовательница Нетта Пикок предложила публикацию ее работ в английском журнале Artist. Отмечая театральность стиля художницы, она писала о нем так: «Язык символов – удивительная смесь Севера и Востока». В статье памяти Поленовой Н. Пикок напишет, что именно ее рисунки пробудили интерес в Англии к русскому прикладному искусству. Как и в английском движении за возрождение декоративного искусства, все изделия в абрамцевских мастерских изготовлялись вручную. Мастерская выпускала целую палитру изделий: от отдельных предметов (шкафы, полки, аптечки, лавки, столы, кресла, табуретки, пр.) до целых гарнитуров. На протяжении всего процесса создания мебели каждый момент обладал особой значимостью: размер, форма, материал, цвет, орнамент. Художницей продумывалась самая малая деталь - гвоздики или задвижки для подвесных шкафчиков и т.д. Е.Д. Поленова лично контролировала все этапы обучения и работы крестьян, будущих мастеров. После завершения трехлетнего курса обучения выпускники отправлялись обратно в свои деревни, причем их снабжали набором инструментов, чтобы они могли продолжать там трудиться самостоятельно. Мастерские в Абрамцеве послужили примером для других владельцев поместий, стремившихся помочь сельским общинам. По образцу Мамонтовой и Поленовой, многочисленные помещицы организовывали свои сельские мастерские, и к концу XIX столетия около 7,5 миллионов крестьян занимались кустарным творчеством. Эта деятельность приносила раскрепощенным крестьянам надежный доход, что было очень важно в эпоху социальных потрясений.

«Наша цель - подхватить народное творчество и дать ему возможность развернуться», - писала Е.Д. Поленова своей подруге П. Антиповой.

Возрождение традиционных ремесел придало отечественному интерьерному дизайну яркий национальный оттенок. Мебель, выполненная по эскизам Елены Дмитриевны, создавала атмосферу праздника и имела большой успех. В одном из писем Поленова писала:

«Наши вещи... идут хорошо, я полагаю исключительно благодаря новизне, оригинальности и стильности модели».

А.Н. Греч, историк искусств, так описывал абрамцевскую продукцию: «все эти резные и точеные, висячие и стоячие шкапчики, резные и расписные столы и стулья, разрисованные балалайки, шкатулки, вышивки, безделушки, производящие фурор на заграничных выставках и в обеих столицах...». Абрамцевская мебель продавалась в Москве в специальном магазине, и зажиточные горожане с удовольствием обставляли ей свои дома. И.А.Кузнецова, искусствовед, дочь известного архитектора А.В.Кузнецова, писала в своих воспоминаниях, что, когда ее отец поселился с семьей в ампирном особнячке в Мансуровском переулке, то обустроил столовую в русском стиле: «Дубовая резная мебель - стулья, скамьи, буфеты, и висячие настенные шкафчики, купленные в поленовских мастерских очень хорошо дополнили ансамбль». Очень быстро изделия абрамцевских мастерских вошли в моду. Соединение современности с традицией пришлось по вкусу либеральной городской элите, и во многих домах декоративное творчество стало органичной частью повседневного быта. Постепенно скромное крестьянское ремесло проникло и в высший свет, включая даже покои царя. Успех абрамцевских мастеров, трудившихся под руководством Е.Д. Поленовой, был подтвержден тем фактом, что в 1900 году, уже после смерти Поленовой, ее проекты заняли видное место в разделе ремесел российского павильона на Парижской Всемирной Выставке. Так, работы Е.Д. Поленовой, связанные с мастерскими, завоевали международное признание. Абрамцево значило для Поленовой очень много, художница отдавала себя работе целиком. Благодаря Е.Д. Пленовой это место стало одним из первых российских центров возрождения народных ремесел. Дело Поленовой и Мамонтовой продолжает жить: традиции художественно-столярной мастерской, заложенные в конце 19 века, сегодня продолжает Абрамцевский художественно-промышленный колледж им. В.М. Васнецова.


"Война грибов"


"Белая уточка"

На лето бабушка Елены Дмитриевны, Вера Николаевна Воейкова, увозила двух своих маленьких внучек в Тамбовскую губернию. И эти длинные путешествия на лошадях давали будущей художнице массу поэтических впечатлений от русской природы... "Текст "Войны грибов" в этих выражениях я знаю с детства: так говорила нам эту сказку наша бабушка, и я очень любила ее всегда. Бабушка вспоминала ее большей частью дорогой, во время путешествия, которое совершалось еще в карете, из Москвы в ее Тамбовскую губернию. Провожая Тамбов, мы въезжали в большой сосновый лес, тогда бабушка обыкновенно рассказывала нам "Войну грибов". Мне до сих пор представляется, что именно в этом лесу есть всякие лесные города и поселки", - так описывает  детские впечатление от этой сказки Е. Поленова. Из письма к В. Стасову: «Вы спрашиваете, как мне пришло в голову иллюстрировать «грибной поход». Я начала не с него, а с других сказочных сюжетов, заимствованных из сборника Афанасьева, по правде сказать, рисовала я их без определённой цели, потому что мне нравились мотивы русских сказок (я всегда любила русскую жизнь в её прошлом). Эти рисунки видели у меня кое-кто из приятелей, стали говорить об издании — мысль мне улыбнулась — я начала иллюстрировать афанасьевскую «Белую уточку». Потом, когда сцены с человеческими фигурами показались мне однообразными, мне захотелось другого, и тогда я вспомнила «войну грибов» в той редакции, как я слышала её от своей бабушки в очень раннем детстве, редакцию с вариантом об волнушечьем монастыре, которого я потом нигде не встречала. Так как издание предназначалось для детей, то я постаралась перенестись в то далёкое время, когда, слушая этот рассказ, я представляла себе в лесу миниатюрные посёлки, монастыри и города, выстроенные, так сказать, в грибном масштабе, в которых живут и действуют эти удивительные существа, так как в детском разумении гриб — это существо совсем живое и очень привлекательное…».

"Морозко"

Для этой от начала до конца авторской книги Е. Поленова специально разработала рукописный шрифт, продумала макет и все детали оформления: единые по всей книге орнаментальные полосы (на четных страницах - слева, на нечетных - вверху), ситцевый переплет с завязками; нарисовала 4 иллюстрации.  Издание было напечатано фототипическим способом. Это оказалось большой ошибкой. Детальные, любовно выполненные цветные акварели превратились на печати в серую размытую массу. Часть тиража пришлось сразу же  уничтожить.

"Самолюбие художника, рисунки которого искажены до неузнаваемости, требовало, чтобы вещь эту по возможности меньше видели и знали... Мечтала я издать целый ряд таких книжек, но первая дала мне так много горьких минут, что я дала себе слово никогда больше не пробовать издательской деятельности", - читаем из переписки Е. Поленовой.

Несколько экземпляров художница раскрасила от руки.

«Это изданьице не имело никакого успеха и осталось очень мало распространённым. Виною тому, конечно, я сама, потому что сама вздумала издавать, а художник, мне кажется, не может и не должен быть своим издателем», - писала она В. Стасову.

Первая по замыслу сказка Е. Поленовой. Она была навеяна очарованием прудов старого толстовского сада в Москве, где жила в ту пору семья Поленовых, неспешными утками на воде... А моделью для ребяток в гнезде уточки послужил маленький Федюшка - первенец Василия Дмитриевича Поленова.

"Избушка на курьих ножках"

"...Стоит избушка на курьих ножках, блином покрыта, вороною приперта, калачом заперта".

Очень интересна и для нас неожиданна нарисованная художницей избушка бабы-яги. В этом варианте воплотился один из древних канонов сказки: баба-яга должна своего гостя накормить-напоить. Читаем у исследователя русской сказки В. Проппа в его книге "Исторические корни волшебной сказки":

"Еда, угощение непременно упоминаются не только при встрече с ягой, но и со многими эквивалентными ей персонажами. ...Даже сама избушка подогнана сказочником под эту функцию: она "пирогом подперта", "блином крыта", что в детских сказках Запада соответствует "пряничному домику". Этот домик уже своим видом иногда выдает себя за дом еды".

"Сивка-бурка"

Сказки, оформленные Еленой Поленовой в "абрамцевский период":

1. Война грибов

2. Белая уточка

3. Морозко

4. Избушка на курьих ножках

5. Сивка-бурка

6. Волк и лиса

7. Сказка о Маше и Ване

8. Сказка о царе Берендее

"Волк и лиса"

Переписка Е. Поленовой взята из книги: Василий Дмитриевич Поленов; Елена Дмитриевна Поленова: Хроника семьи художников: Письма, дневники, воспоминания / Под общ. ред. А.И. Леонова. — М.: Искусство, 1964.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?