Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 275 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Два издания "Песни о Вещем Олеге" А.С. Пушкина.

1. Пушкин А.С. Песнь о Вещем Олеге. К столетию со дня рождения Пушкина 26 мая 1899 года. По распоряжению высочайше утвержденной при Императорской Академии наук комиссии для чествования памяти А.С. Пушкина. Рисовал В. Васнецов. [СПб], тип. Экспедиции заготовления государственных бумаг, [1899].  [6] л. включая обложку с вклеенными ил. – хромолитографиями, скрепленных по типу «раскладушка». 33х23 см. В цветной иллюстрированной издательской обложке. На последней странице указано: Рисунки, заставки и заглавные буквы В.М. Васнецова, заглавный лист и текст писан В.Д. Замирайло. Обложка и иллюстрации выполнены в технике хромолитографии.

 

2. Пушкин А.С. Песнь о вещем Олеге А.С. Пушкина. Рисовал В. Васнецов. М., Скоропечатня А.А. Левенсон, [1914]. Литографированное издание. 47х33,5 см; Книга-раскладушка в 6 листов (12 с., включая обложку). Рисунки, заставки и заглавные буквы В.М. Васнецова. Текст песни писан В.Д. Замирайло. Переиздание юбилейного издания «Песни о Вещем Олеге» 1899 года, предпринятого по распоряжению Высочайше утвержденной при Императорской Академии наук комиссии для чествования памяти А.С. Пушкина к 100-летию со дня рождения поэта и напечатанного Экспедицией заготовления государственных бумаг.

 

 

 

Я всегда был убежден, что в сказках, песне, былине, драме сказывается весь цельный облик народа, внутренний и внешний, с прошлым и настоящим, а может быть, и будущим. В.М. Васнецов

«Певец русской сказки», как называют его, Виктор Михайлович Васнецов (1848-1926) первый из русских художников, кто показал неизъяснимо привлекательный, поэтический, красочный, овеянный  далекой стариной мир русской народной сказки.  Е.Д. Поленова говорила: «У Васнецова я не училась в прямом смысле, то есть  уроков у него не брала, но как-то набиралась около него русского народного духа».

Впервые А.С. Пушкин напечатал «Песнь о Вещем Олеге» в альманахе барона А. Дельвига «Северные Цветы на 1825 год».

Отсчет истории детской иллюстрированной книги в России принято вести с петровской эпохи, с «Букваря» Кариона Истомина (1692 г.). Однако лишь на рубеже XIX и XX столетий оформление изданий для детей осознается как полноценный, равноправный с другими вид художественного творчества—в этой области начинают работать лучшие мастера графики. Одна из важнейших и сложнейших задач, которую предстояло решить реформаторам детской книги, заключалась в соединении национальных традиций с современными открытиями мирового искусства. Лубочные картинки, «потешные листы», с их грубоватым юмором и исключительно наивными представлениями об окружающем мире на протяжении нескольких веков были самым дешевым и популярным видом изданий для народа, доступным даже неграмотным. Печатная продукция такого рода нередко обладала определенными эстетическими достоинствами, но вкусы ее создателей и потребителей были крайне неразвитыми и консервативными. Полную противоположность безвестным авторам лубков представляли собой профессиональные рисовальщики и граверы, ориентировавшиеся на западные, причем часто, далеко не самые лучшие образцы, стремившиеся любой ценой угнаться за европейской модой, не учитывая при этом особенности российской ментальности. Впрочем, и активное обращение к национальной тематике в 1870- 1890-х гг. почти не отразилось на качестве изданий, перепевы мотивов академической и передвижнической живописи выглядели в детской книге неорганично. Появление особого типа высокохудожественных изданий для детей было подготовлено целым рядом факторов социального, эстетического, технологического порядка. Безусловно, повышенное внимание художников, издателей, критиков к детской книге (оформление которой считалось прежде искусством «второго сорта») было проявлением общего для России и Европы рубежа веков процесса бурного возрождения декоративно-прикладного творчества. Конечно, в надеждах на чудесное преображение реальности чисто эстетическими средствами, с помощью массового производства «красивых вещей», было очень много наивного и утопичного. Но мастера, воодушевленные этой неосуществимой мечтой, смогли совершить подлинный прорыв в искусстве. Важную роль сыграл здесь Абрамцевский кружок (своего рода русский аналог английского «братства художников», возглавлявшегося У. Моррисом). Возврат к национальным истокам характерен для всего русского искусства второй половины XIX в. Категория народности постоянно поднималась на щит критикой, но трактовалась весьма прямолинейно, ограничивалась внешним, сюжетным уровнем. Долгий процесс поисков подлинного русского стиля, стилизованного под современное искусство, в котором участвовали представители разных школ и направлений, нашел свое отражение и в искусстве книги. Среди мастеров, посвятивших свое творчество исключительно русской теме, особое место занимал В. Васнецов. Сегодня его картины настолько нещадно растиражированы, обесценены бесчисленными репродукциями, что даже от детей не приходится ждать свежего, непредвзятого отношения к этим произведениям. Однако современники живописца воспринимали их совсем иначе, даже оппоненты художника признавали его несомненные заслуги. Так, идеолог объединения «Мир искусства» А. Бенуа не был поклонником живописи Васнецова, но высоко ценил его вклад в развитие декоративно-прикладного искусства: «Только человек, беззаветно влюбленный в родную старину, глубоко понимающий ее особенную, своеобразную прелесть, мог снова открыть закон древнерусской красоты...». В качестве художника книги Васнецов впервые выступил еще в студенческие годы, впоследствии он иллюстрировал сказки и произведения русских классиков, азбуки, сборники пословиц и поговорок. Но в историю книжно-оформительского искусства прочно вошла лишь одна работа художника— «Песнь о вещем Олеге». Это издание 1899 г. было приурочено к 100-летию со дня рождения Пушкина. Хотя у мастера было в это время множество других неотложных дел, он не смог отказаться от столь близкой ему темы. Письма Васнецова к одному из организаторов юбилейных торжеств графу И. Толстому свидетельствуют о том, что оформитель обдумывал разные варианты пластического решения книги. Художник предлагал выпустить «Песнь...» сразу в нескольких версиях. Он хотел «...сделать 2 издания: одно поменьше, для народа, и другое — роскошное, в величину оригинала. Первое пусть печатается складнем, как предположено, а большое...— пусть печатается на отдельных листах и будет помещено в папке... Мне кажется, жаль не воспользоваться случаем сделать что-нибудь солидное в память Пушкина». В год пушкинского юбилея в свет вышел только один вариант книги. Он был отпечатан на лучшем полиграфическом предприятии тех лет—в типографии Экспедиции заготовления государственных бумаг— и сразу стал своего рода эталоном оформительского мастерства. Четыре иллюстрации к «Песни о вещем Олеге» созвучны мотивам васнецовской живописи и в то же время более условны и лаконичны, для их цветовой гаммы характерна благородная сдержанность. В горизонтальных композициях умещаются и пейзажные мотивы, и величественные образы главных героев, и массовые сцены, лишенные утрированной внешней патетики. Исторически достоверные детали создают убедительную атмосферу далекой эпохи, но не отвлекают внимание зрителя от трагической судьбы главного героя. Помимо иллюстраций Васнецов выполнил для этой книги орнаментальные заставки, концовку и инициалы. Основная часть текста виртуозно написана от руки художником В. Замирайло. Было достигнуто очевидное сходство со старинной иллюминированной рукописной книгой. Тема былинной древности нашла отражение во всем удивительно цельном внешнем облике издания, в характере графического прочтения пушкинского шедевра. Художники ориентировались на подлинные образцы древнерусского искусства, а не на их позднейшие искаженные интерпретации. Хотя «Песнь...» и не была адресована детской аудитории, пример ее оформителей вдохновил многих иллюстраторов литературы для юношества. «У Васнецова я не училась в прямом смысле слова, т.е. уроков у него не брала, но как-то набиралась около него понимания русского народного духа»,— признавалась Е. Поленова. Эта художница, стоявшая у истоков многих интереснейших начинаний Абрамцевского кружка, внесла ощутимый вклад в разработку национальной темы в прикладном искусстве.

Итак, как отмечалось выше, конец 1890-х годов был отмечен работой Васнецова над иллюстрациями к "Песне о вещем Олеге" Пушкина (1899). Это издание было приурочено к столетию со дня рождения А.С. Пушкина. Комиссия по проведению юбилейных мероприятий предложила оформить книгу В.М. Васнецову. Текст написал младший коллега В.М. Васнецова по росписи Владимирского собора художник В.Д. Замирайло от руки буквами, напоминающими древнерусские. Васнецов выполнил для книги четыре иллюстрации, орнаментальные заставки, концовки и инициалы. Был выбран строго пропорциональный прямоугольный формат, книжная полоса делилась на две равные части, в верхней располагалась иллюстрация, в нижней – текст. Художник стремился к ансамблевому решению. Плоскость книжной страницы он подчеркивал контурной линией, отсутствием освещения, колористическим единством, условным делением пространства на планы и объединением различных точек зрения в композиции. В художественном оформлении поэмы, созвучном эпически-величавым строфам Пушкина, Васнецов заимствовал мотивы древнерусских традиций оформления русских иллюминированных рукописных книг.

«Васнецов-акварелист сочетает прозрачность цвета  с чёткостью контура, древний «стилизм» с вполне реалистическим объёмным рисунком и полностью сберегает декоративность композиции, как он её научился осуществлять на стенах и сводах Владимирского собора».

Один из шедевров художественного оформления русской книги рубежа XIX–XX веков. Хотя книга являлась не только детским, но и подарочным изданием, она стала значимым образцом и оказала влияние на оформительское искусство детской книги в России. Цикл «Песнь о вещем Олеге» Васнецова оказал значительное влияние на развитие русской книжной иллюстрации, в частности на Ивана Билибина и художников объединения «Мир искусства».


Из письма В.М. Васнецова к И.И. Толстому. 18.01.1899:

Глубокоуважаемый граф Иван Иванович, отвечаю на Ваше любезное письмо несколько поздно. Мне осталось дать Вам определенные сведения относительно моей выставки1, и меня очень смущал вопрос об устроителе выставки. Теперь этот вопрос решен. Устроителем выставки будет художник Замирайло, мой помощник. Хотя он человек и не вполне опытный в таких делах, но зато аккуратный и безусловно честный. Буду просить Вас усердно не отказать — направить его к людям, выдающим выставочные дела в Академии. Он в Петербург явится 27 или 28 января, вместе с ним прибудут и картины. Сам я рассчитываю быть в Петербурге числа 30 или 31. В три дня надеюсь устроить выставку и 4 февраля ее открыть. Так я предполагаю, если все, Бог даст, будет благополучно.

Очень рад, что буду работать при Вашем участии иллюстрации для праздника Пушкина. Другого я ничего не могу предложить кроме «Песни о вещем Олеге» — да и трудно придумать что-либо более удобное. Представляю песнь я в 4-х картинах:

«Встреча с кудесником»,

«Прощание с конем»,

«На череп коня наступил» и

«Тризна».

Для успешности воспроизведения рисунков буду высылать по мере исполнения. Был в Академии наук вопрос о шрифте. Я думаю, что главное тут, чтобы написано было красиво и интересно — художественно. А будет ли это похоже на устав или полуустав — это все равно. Конечно, характер письма будет славянский, а не латинский. Буду очень просить указать мне самую правильную редакцию «Песни» в смысле правописания и стиха. Затем не откажите сообщить мне выработанный Комиссией точный заголовок издания — для написания, т. е. что, кто и почему издается?

Засим, покуда не имеется вопросов. Скоро дать рисунки не могу. Хотя и работаю над ними по вечерам, но привезть с собой еще ничего не успею — буду высылать на Ваше имя после выставки.

При возникновении вопросов буду немедленно Вам отписывать.

Прошу принять мое поздравление с Новым Годом и от души пожелать Вам и Вашей семье здоровья, счастия и благоденствия!

Истинно Вас почитающий и преданный Вам, Васнецов.

Виктор Михайлович Васнецов - один из самых знаменитых русских художников XIX века. Его называли "истинным богатырем русской живописи". Он первым среди живописцев обратился к былинно-сказочным сюжетам. Но именно этот Васнецов - автор "Алёнушки", "Богатырей", "Ивана-Царевича на Сером Волке", широко репродуцируемых в течение многих лет огромными тиражами в школьных учебниках, на календарях, ковриках, конфетных и папиросных коробках, - вошел в массовое сознание, заслонив истинное лицо художника. Васнецов был одним из первых мастеров русской живописи, кому стали тесны рамки станковой картины и кто "обратился к украшению жизни", взялся за самые разнообразные области искусства - театральную декорацию, архитектуру, прикладное искусство и иллюстрацию. Он знал восторженное преклонение и холодно-сдержанное, до полного неприятия, отношение к своему творчеству, огромный успех и резкую, граничащую с хулой, критику своих работ. «Я только Русью и жил». Эти слова художника характеризуют смысл и значение его творчества. Имя Виктора Михайловича Васнецова — одно из самых известных и любимых среди имен русских художников. Его твopчeское наследие интересно и многогранно. Талант живописца проявился во всех областях изобразительного искусства. Картины бытового жанра и поэтические полотна на сюжеты русских народных сказок, легенд, былин; иллюстрации к произведениям русских писателей и эскизы театральных декораций; портретная живопись и орнаментальное искусство; росписи на исторические сюжеты и архитектурные проекты — таков творческий диапазон художника. Васнецова-архитектора с благодарностью вспоминают посетители Третьяковской галереи: по проекту художника был оформлен фасад этого изящного здания. Но глaвное, чем обогатил художник русское искусство, — это пpoизведeния, написанные на основе народного творчества.

Книжные сокровища России

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?