Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 347 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

[Ackermann Publication]. Исторические наброски о Москве, иллюстрированные 12 видами разных частей столичного города: Кремля и т. д. Лондон, 1813.

Historical sketch of Moscow: illustrated by twelve views of different parts of that imperial city, the Kremlin, & c. London, published by R. Ackermann, 1813. [2], 12 plts., крашенные акватинты, 27 стр. текста по истории Москвы на английском языке. Формат: small folio, 34,5х28,5 см. Марокеновый п/к переплет того времени лондонской фирмы Marks & Co. Экземпляр на толстой бумаге из библиотек: Noble и Остафьева. Very fine copy!

 

 

 

 


Библиографические источники:

Abbey, J.R. Travel in Aquatint and Lithography 1770-1860 from the library of J. R. Abbey. Londres, 1956 (Réimpression, 1991). 2 volumes in-4°, XIV + 299 pp et XIV + 675 pp, toile de l'éditeur. Catalogue, très détaillé, de l'une des plus célèbres collections de livres illustrés de voyages. 728 livres décrits. Il est agrémenté de 75 illustrations dans le texte et de 36 planches hors texte., v. II, №224

В предисловии этого альбома знаменитый лондонский издатель Рудольф Аккерман (1764-1834) пишет:

«Отчетная записка по Москве, которая сопровождает Виды этой древней столицы России, предполагает, что она будет расценена снисходительно, поскольку она предназначена издателем просто передавать некоторые исторические воспоминания мнению читателя во время рассмотрения этого печатного издания. Та свобода, с которой компилятор цитировал сведения из работ наших знаменитых туристов [английских], будем надеяться не будет приписана его безделью, а скорее истинной причиной будет уважительное отношение издателя к авторам, с которыми он письменно консультировался. Для остальных он пытался коротко изложить самые интересные сведения, которые он мог собрать, касаясь Москвы, в узких пределах нескольких страниц».

[The account of Moscow which accompanies the Views of this ancient capital of Russia, it is presumed, will be regarded, as it is intended by the publisher, merely to convey some historical recollections to the mind of the reader, at the time of viewing the prints. The freedom with which the compiler has quoted from the works of our celebrated tourists, will not, it is hoped, be attributed to his idleness, but rather to the true cause, his respect for the authors whose writings he has consulted. For the rest, he has endeavoured to bring together the most interesting circumstances which he could collect, relating to Moscow, within the narrow limits of a few pages].

Эти слова издателя говорят о том, что в английском обществе начала XIX века, несомненно, присутствовал интерес к своему союзнику по борьбе с Наполеоном России, ко всему русскому. Один только Рудольф Аккерман в это время издает несколько интереснейших книг с видами и жанровыми сценками по России:

1. Ackermann Publication «Characteristic Portraits of the various Tribes of Cossacks attached to the Allied Armies in the Campaign of 1815». London, R. Ackermann, 1820. 24 plts. Original wraps. 4°.

2. Svignine, Paul Petrovich «Sketches of Russia». London, Ackermann, 1814. 1-st Ed. in English. With 15 colored plts. 8°. (2-nd-1831).

Rudolph Ackermann (April 20, 1764–March 30, 1834) was an Anglo-German inventor and publisher.He was born at Schneeberg, in Saxony, where he visited the Latin school. His wish to visit the university was made impossible by the lack of financial means. Therefore, he became a saddler like his father.He had been a saddler and coach-builder in different German cities, Paris, and London for ten years before, in 1795, he established a print-shop and drawing-school in the Strand. Ackermann set up a lithographic press and a trade in copper lithographies. He added later a manufacture for colours and thick carton paper for landscape and miniature painters.He applied the press in 1817 to the illustration of his Repository of Arts, Literature, Fashions, etc. (monthly until 1828 when forty volumes had appeared). Thomas Rowlandson and other distinguished artists were regular contributors. ) Ackermann was a talented lithographer and began publishing a series of attractive colour-plate books. He also introduced the fashion of the once popular Literary Annuals, beginning in 1823 with Forget-me-not; and he published many illustrated volumes of topography and travel, The Microcosm of London (3 vols., 1808-1811), Westminster Abbey (2 vols., 1812), The Rhine (1820), The World in Miniature (43 vols., 1821-1826), etc.Ackermann was an enterprising man; he patented (1801) a method for rendering paper and cloth waterproof, erected a factory at Chelsea for the purpose and was one of the first to illuminate his own premises with gas. Indeed the introduction of lighting by gas owed much to him. After the Battle of Leipzig, Ackermann collected nearly a quarter of a million pounds sterling for the German sufferers. He also patented the Ackermann steering geometry. Ackermann also published magazines such as The Repository of Arts and The Poetical Magazine (1809-1811). Rudolf Ackermann died in 1834.

Но прославился Рудольф Аккерман изданием серии альбомов в технике акватинты по истории самых знаменитых в мире учебных заведений: Этону, Кембриджу и Оксфорду(1814-1816). Очень обстоятельные и капитальные, как правило в 2-х томах. Не обошел Рудольф вниманием и свой любимый город: его знаменитые альбомы в технике акватинты «Микрокозм Лондона», в 3-х т.т.,(1808-1811). Текст к первым двум томам написал Вильям Пайн, к третьему- Вильям Комб. Издание иллюстрировано 104-мя крашенными от руки акватинтами. Над книгой работали художники Вильям Пайн , Томас Рэйландсон и Август Пуджин. Следующим достижением Рудольфа было издание «Истории Вестминстерского Аббатства», в 2-х т.т.,(1812) , причем и до сих пор эти шедевры полиграфического искусства являются желанной покупкой на аукционах и ярмарках для многих коллекционеров.Быстрое возвышение России ,как Европейской державы, в начале XIX-го века в связи с победой над полчищами Наполеона Бонапарта гигантским броском двинуло вперед русскую национальную идею, искусство и культуру и вместе с тем установило прочную связь с западно-европейской наукой и искусством. Войны с Наполеоном в начале царствования Императора Александра I и его частые поездки за границу, в которых его сопровождали целые толпы приближенных, все ближе и ближе укрепляли эту связь с Западом и скорое стремление в Европу в русском интеллигентном обществе становится национальной чертой, сохраняющееся и до настоящего времени. В свою очередь, и иностранцы не забывали нашего отечества, и наплыв , в частности английских путешественников в Россию, становится в начале 19-го века симптоматичным. Сведения о России в английской литературе и периодической печати этого времени становятся все точнее и правдоподобнее, благодаря более близкому знакомству с северной державой. В эту эпоху и появилось в Лондоне очень много действительно интересных, как с внутренней, так и внешней стороны, изданий. Империя Александра представлялась в начале 19-го столетия на Европейском континенте единственной державой способной быть опасной могуществу вершителя судеб Европы Наполеона, она являла собою конечный предел честолюбивых стремлений завоевателя, она была его сладким мечтанием, его страшным кошмаром… Роковая судьба гениального полководца, похоронившего свою славу в глубоких снегах холодной России, еще более вознесла державу Александра в глазах всего мира, и придала ей красивую роль избавительницы Европы от ига нового тирана. Действительно, благодарность России и Александру за освобождение от иноземного ига довольно искренно наполняла сердца соседних народов, да и сами французы с восторгом встречали своего покорителя во время въезда Императора Александра I во главе союзных армий в покоренный Париж. В самом деле, легкомысленные парижане слишком скоро позабыли свою недавнюю ненависть к России и со своей обычной живостью увлеклись модой на все русское. Если с одной стороны говорят, что бородатые и страшные казаки, стоявшие лагерем на Елисейских полях, возбуждали ненависть в мирном населении Парижа, то с другой стороны мы имеем свидетельства о том успехе, который выпал на долю диковинных Платовских наездников, преимущественно, среди особ слабого пола. Вообще, мода на все русское царила повсюду. Прически a la russe, головные уборы и шляпы, костюмы и безделушки, наводнявшие парижский рынок, все это носило русский характер или хотя бы название. Французы щеголяли друг перед другом русскими костюмами, знанием русских слов или знакомством с русскими офицерами. Да и не надо забывать, что Россия к тому времени стала фракоговорящей страной. Казаков водили на великосветские ужины и балы, где их показывали как каких-то заморских чудовищ, и надо было видеть, как грубые и необтесанные солдаты царили на изящных вечерах в лучших парижских салонах, окруженные самым блестящим обществом, принимая ухаживания первых парижских красавиц. Малодушие французов в этом отношении неоднократно высмеивал великий Беранже, с грустью смотревший на упадок патриотизма в современном ему обществе. Еще в 1814 году, перед въездом союзников в Париж, он подбодрял своих сограждан, предостерегая их от грубых варворов, которые остановятся биваками в их домах, которые оскверняют дорогие сердцу французов паматники … Позднее, в стихотворении «Requete» он с горечью упрекает парижан, которые «лижут немецкие и русские руки, на которых еще не обсохла кровь французских солдат». «Что за дело нам, что враг торжествует» —, говорит он в другом стихотворении: «у нас есть свой кусок сахара и кофе». Французская литература и издательская деятельность тут же отозвались на современное увлечение французов Россией. Как-то незаметно, эта мода перекинулась и за Ла Манш…

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?