Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 286 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Цель данной статьи (1) перечислить типы редких книг с характерными примерами из русской художественной литературы. Книга может быть редкой по самым разнообразным, часто по нескольким, признакам. Принимая во внимание эти признаки, основываясь на большом материале проанализированных с разных точек зрения редких книг, можно предложить следующее подразделение видов редких книг.


I. Редкие книги, сохранившиеся в небольшом количестве экземпляров по самым разнообразным причинам:

 

1) книги напечатанные, но не вышедшие в свет;

2) книги, вышедшие в свет, но по разным причинам уничтоженные:

а) цензурой,

б) самими авторами,

г) сгоревшие от пожара, или погибшие во время войны;

3) книги, напечатанные в небольшом количестве экземпляров;

4) книги, пользовавшиеся большой популярностью у читателя и поэтому зачитанные;

5) книги, вышедшие за границей с произведениями, которые не могли появиться в России;

6) летучие издания, печатавшиеся по поводу каких-либо крупных общественных событий, например, во время войны;

7) прижизненные издания писателей, особенно классиков, их первые и последние издания;

8) книги забытых авторов, анонимов, или тех писателей, у которых стало популярным только одно произведение.

 

II. Книги, редкие по внешнему виду:


1) формат,

2) бумага,

3) оформление заглавного листа,

4) размещение материала,

5) иллюстрации,

6) обложки.


III. Редкие экземпляры с надписями и пометками:


1) авторские поправки и добавления,

2) авторские дарительные надписи,

3) подписи авторов на всех экземплярах тиража,

4) пометки цензоров, редакторов и издателей,

5) надписи владельцев книги,

6) пометки читателей.


IV. Книги редкие в разных отношениях.


Из книг, по напечатании в свет не вышедших, надо упомянуть прежде всего перепечатку знаменитого «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева, предпринятую в 1872 г. П.А. Ефремовым, известным редактором-издателем классиков, владельцем замечательной библиотеки. Книга была напечатана полностью, но по распоряжению царской цензуры уничтожена до выхода в свет. Сохранилось только несколько экземпляров, выкраденных из типографии в день уничтожения. Не вышел в свет по напечатании альманах «Звездочка» 1826г., который являлся продолжением альманаха Бестужева и Рылеева «Полярная звезда». В связи с декабрьскими событиями 1825 г. альманах приостановили печатать (печатание остановилось на 64 странице). Сохранившиеся экземпляры очень редки. Примером того, почему иногда напечатанная книга не поступает в продажу, может служить небольшая в 16 страниц книжечка под заглавием «Несколько слов о г-же Медведевой» (М., 1859 г.) (2) По свидетельству Н. Березина, книга эта не увидела свет потому, что сама Медведева этого не пожелала. Книга содержит, как мы убедились, прочтя ее, чрезмерные похвалы знаменитой артистке; возможно, что ей могло это не понравиться. Существует довольно большое количество редких книг, по разным причинам уничтоженных после выхода в свет. Это прежде всего издания, уничтоженные цензурой. Здесь на первом месте надо указать первое издание знаменитого «Путешествия из Петербурга в Москву» Радищева, выпущенное самим автором в 1790 г. в Петербурге. Об этой книге, как известно, писалось много. Есть даже исследование профессора Д.Н. Анучина «Судьба первого издания «Путешествия из Петербурга в Москву» (М., 1918). Поэтому мы не будем здесь останавливаться на нем подробно. Напомним только, что по выходе в свет, когда книга попала в руки Екатерины II, автору грозила смертная казнь, которая заменена была ссылкой, а книга изымалась и уничтожалась. По мнению Анучина, к 1918 г. сохранилось экземпляров двадцать, из них только о семнадцати известно, где они находятся. Была также запрещена цензурой трагедия Я.Б. Княжина «Вадим Новгородский», напечатанная в тридцать девятом томе «Российского театра» в 1795 г.; напуганная французской революцией Екатерина II увидела в этой трагедии проповедь республиканских идей и приказала сжечь ее рукою палача. Сохранившийся случайно 39-й том чрезвычайно редок. Очень редки и книги декабристов, особенно казненных в 1826 г. В личной библиотеке автора имеются несколько книг, принадлежавших Рылееву и с его автографом: «Думы Рылеева», (Спб., 1825 г.), экземпляр прекрасной сохранности, в обложке. Кроме того, имеются его собственные произведения: Глинский «Дума», перевод с польского К. Рылеева, Спб., 1822 г. На обложке автограф Рылеева: «Моей милой сестрице Н.М. Кореневой.» Укажем еще на одну книгу, уничтоженную царской цензурой. Это «Карманный словарь иностранных слов», вошедших в состав русского языка, издаваемый Н. Кирилловым, Спб., 1845 год. Словарь этот издавался кружком М.В. Буташевича-Петрашевского и являлся остроумной попыткой пропаганды социалистических идей (Фурье, Сен-Симона). Словарь кончался буквой «о», т.к. издание его было запрещено. С большим умением Петрашевский и его друзья старались использовать каждое слово для своих целей. В статье «Одалиска», например, доказывалась необходимость женского равноправия, в статье «Оракул» говорилось о необходимости уничтожения частной собственности. Наиболее важной была статья «Овенизм», пропагандировавшая учение Оуэна. После разгрома кружка петрашевцев царское правительство постаралось уничтожить «Карманный словарь». Уцелевшие экземпляры чрезвычайно редки. Среди книг, вышедших в свет и поступивших в продажу, но вскоре уничтоженных самими авторами, известны как редчайшие первые книги двух русских классиков Гоголя и Некрасова. Первый выступил под псевдонимом «Алов В. Ганц Кюхельгартен. Идиллия в картинах. Спб., 1829 г.». После появления отрицательной рецензии в «Московском Телеграфе» Гоголь сжег все издание своей поэмы. По свидетельству библиографов, книга эта величайшая редкость; осталось всего несколько экземпляров. В библиотеке Государственного исторического музея в Москве сохранился экземпляр, принадлежавший историку М.П. Погодину, с дарительной надписью Гоголя. Некрасов выступил с первой книжкой: «Мечты и звуки. Стихотворения Н.Н. Спб, 1840». Первая книга Некрасова также была уничтожена самим автором после неблагоприятной рецензии Белинского. Этих стихов Некрасов никогда не перепечатывал, что делает данный сборник редчайшим. В числе тех, кто уничтожил собственные книги после выхода их в свет, был и автор популярного в свое время романа «Ледяной дом» И. Лажечников. («Первые опыты в прозе и стихах» М. 1817). В предисловии к своей книге он говорит, что писал ее до двадцатилетнего возраста. Считая свои стихи очень слабыми, он уничтожил книгу. Причиной редкости книг бывает гибель их от пожара. Так, во время пожара Москвы в 1812 году погибло много книг. Немногие уцелевшие экземпляры являются большой редкостью. К числу этих книг относятся: «Душенька, древняя повесть в вольных стихах», изд. 6-е. М. 1811 г. Издание Платона Бекетова, очень хорошо издававшего книги. Почти все издание сгорело во время пожара Москвы до выпуска в продажу. Только это шестое и еще первое издания являются полными. «Ироическая повесть о походе на половцев князя Игоря Святославовича. М., 1800». Издание Платона Бекетова. Это первое появление в печати «Слова о полку Игореве». «Собрание оставшихся сочинений покойного Александра Николаевича Радищева М. 1807». Это — первое собрание сочинений Радищева, изданное после смерти его сыновьями с гравированным портретом автора. В небольшом предисловии от издателей говорится: «Вот все, что осталось от сочинений человека известного уже публике; мы бы почли себе преступлением, имея оставшиеся г. Радищева бумаги в руках своих, предать их забвению и не издать их в свет. Книга эта интересна как первое собрание сочинений Радищева; очень редка». Редкими также являются книги, изданные в небольшом количестве экземпляров. Величайшая редкость — «История заговора, который II марта 1801 года лишил Императора Павла престола и жизни». Сочинение Августа фон Коцебу. Перевод с немецкого с примечаниями кн. А.Б. Лобанова-Ростовского. Без указания года и места издания (Предисловие от переводчика помечено 1877 г.). На заглавном листе экземпляра, находящегося в библиотеке автора, имеется надпись неизвестного владельца: «Получил от директора Императорской публичной библиотеки генерал-лейтенанта Шильдера. Печатана в 5 экземплярах». Как пример нумерованных книг, издававшихся в небольшом количестве, можно указать еще хотя бы «Гаврилиаду» Пушкина, изданную издательством Альциона с предисловием Валерия Брюсова. Это первое появление в печати полного текста «Гаврилиады» в России (до этого она была опубликована только за границей). Издано было всего 555 нумерованных экземпляров. Существует довольно большое количество: книг, издававшихся не для продажи в ограниченном количестве экземпляров и предназначавшихся для родных и знакомых. Таковы, например, следующие книги: Кукольник П. «Стихотворения». Вильна. 1866 г. На обложке напечатано: «книга эта не поступает в продажу». Павел Кукольник, брат писателя Нестора Кукольника, был профессором этнографии Виленского университета и по-видимому считал для себя неудобным выступать перед широкой общественностью в качестве стихотворца. С пометкой на обложке «не для продажи» была издана и книжка стихов Аполлона Майкова, предназначавшаяся для узкого круга друзей: А. Майков «30 апреля». Стихотворения. Спб. 1888 г. В эти годы особенно ценилась поэзия Некрасова и рано умершего Надсона. Понятно, что сборник А. Майкова, начинавшийся с оды Александру III, не мог рассчитывать на внимание читателей. Большую редкость представляют книги особенно популярные в народе. Они до того зачитывались, что совершенно исчезали с книжного рынка. Примером этого являются песенники и другие дешевые издания для народа. Исключительную редкость представляют песенники XVIII в., особенно «Собрание разных песен» М.Д. Чулкова (в 4 томах). Спб. 1770-1884 гг. Когда Академия Наук в 1913 г. задумала издать сочинения Чулкова, большую трудность представляло найти это издание. Переиздано было только три части, четвертая так и не нашлась: такой редкостью был этот «зачитанный» песенник. Сильно зачитывались и дешевые издания для народа. Фактически самой большой редкостью из сочинений Некрасова надо считать не «Мечты и звуки», а его «Коробейники». Это небольшая брошюра в тридцать шесть страниц: «Красные книжки». Книжка первая — «Коробейники». Сочинил и издал Некрасов. Спб., 1862 г. Некрасов задумал целую серию таких книжек для народа. Они продавались очень дешево — по 3 копейки. Редкими являются русские книги, изданные за границей, в которых печаталось то, что не могло быть опубликовано в России. Бывало так, что произведение было очень популярно, читалось в списках, а в печати появиться не могло. Обычно такие произведения печатались за границей. Так, например, сатирическая позма «Сон статского советника Попова» и шутка-поэма «Русская история от Гостомысла» А.К. Толстого, ходившие в списках и бывшие очень популярными в России, напечатаны были в Берлине: первая в 1878 г., вторая в 1884 г. Исключительную ценность представляет книга «Русская потаенная литература XIX столетия». Стихотворения с предисловием Н. Огарева. Лондон. 1868 г. В этом сборнике Огарев старался собрать все существовавшие до этого стихотворения, которые не были напечатаны в России по цензурным соображениям. Здесь, например, впервые полностью были напечатаны «Гаврилиада» Пушкина и стихотворение Лермонтова «На смерть поэта», а также некоторые стихотворения Полежаева. Имеющийся в библиотеке автора экземпляр этой книги содержит много ценных читательских пометок: дополнения, варианты, критические замечания. За границей также была напечатана книжка П.В. Шумахера под заглавием «Моим землякам». Сатирические шутки в стихах. Берлин, 1873 г. Много стихотворений появляется обычно во время войны. Из откликов на войну 1812 г. самым замечательным является книжка В.А. Жуковского «Певец во стане русских воинов» (1813), имевшая такой успех, что через несколько месяцев, в том же 1813 г., чего никогда до этого в истории русской поэзии не бывало, вышло второе издание, значительно отличавшееся от первого по внешности. Как первые книжки Жуковского — это большая редкость. В 1854-55 гг., во время Крымской войны, выходило большое количество всевозможных брошюр ура-патриотического характера, многие с забавными заглавиями, например: «Аи, аи, аи! вот попался невзначай». Песенки Пальмерстона. Спб. 1854г. «Вот три кумушки кумы» — современная песенка, сочинение 10 летней девицы Елизаветы Зубовой. Спб. 1854 г. Под тремя кумушками подразумевались три воевавших против России страны: Турция, Франция и Англия. Прижизненные издания писателей, как первые, так и последние, представляют исключительный интерес. В них больше, чем в посмертных, выражается воля автора, который обычно сам выбирает и располагает в определенном порядке свои произведения. Этот порядок иногда имеет громадное значение для понимания творчества писателя. Первые издания любопытны еще и тем, что они показывают, в каком виде являлся писатель перед своими современниками. В первых изданиях интересно и оформление книги. Рисунок, обложки, заглавный лист, гравюры, виньетки, заставки — все это характеризует не только писателя, но и вкус времени. Естественно, что эти издания привлекали больше внимания читателей и поэтому становились очень редкими. Приведем несколько примеров. Большой библиографической редкостью является первая книжка В.К. Тредиаковского «Езда в остров любви». Переведена с французского на русский через студента Василия Тредиаковского и приписана его сиятельству князю Александру Борисовичу Куракину. Напечатана 1730 г. Без обозначения места печати. В этой книжке прежде всего интересно приложение: «Стихи на разные случаи». Это первое появление на русском языке в печати стихов любовного содержания. Здесь стихи самого Тредиаковского на русском и французском языке на разные темы. Наряду с одами, много стихов любовного характера с. забавными заглавиями: «Прошение любве», «Объявление любви одной девице, которая всегда любила черненькую собачку на руках держать» (Стихотворение на французском языке), «Плач одного любовника, разлучившегося с своей милой, которую он видел во сне», «Баллад о том, что любовь без заплаты не бывает от женского пола» (на французском языке). Вообще, стихотворений на французском языке в этой книжке гораздо больше, чем на русском. Обращает на себя внимание любопытное стихотворение на французском языке о знаках препинания: «Правила, как знать надлежит где ставить запятую, точку с занятою, двоеточие, точку, вопросительную и удивительную». Книга заканчивается эпиграммой «К охуждателю зоилу»:

Много на многи книги вас, братец, бывало,

А на эту неужли вас таки не стало?

Очень любопытно, что «Стихи на разные случаи» не обозначены на заглавном листе. Интересен и сам заглавный лист. Он очень своеобразно оформлен шрифтами. Наиболее крупным шрифтом набрано 2 слова: Езда и Александру. Фамилия переводчика Тредиаковского набрана очень мелким шрифтом. Большую редкость представляют все первые издания произведений Пушкина, вышедшие отдельными книгами: первые книги — «Руслан и Людмила» (1820) и «Кавказский пленник» (1822), первые выпуски «Евгения Онегина», который выходил отдельными главами с 1825 г. Остановимся на первом сборнике стихотворений Пушкина, который представляет большой интерес. «Стихотворения Александра Пушкина. Спб. 1826 г.». Заглавный лист очень краток, ничего лишнего. На нем эпиграф из Проперция на латинском языке. Сразу обращает на себя внимание оглавление книги, здесь совершенно новый подход к делению, на жанры. Вместо традиционных делений на оды, баллады, песни мы находим следующие разделы: «Элегии. Разные стихотворения, Эпиграммы и надписи, Подражания древним, Послания, Подражание Корану». Так делил свои стихи сам Пушкин. И это очень ценно, потому что является несомненным выражением воли поэта. Большой научный интерес представляет знакомство читателей с отбором стихов, который сделан самим поэтом. Здесь бросается в глаза очень строгий выбор. Пушкин, например, почти ничего не включил из своих лицейских стихов, не включил даже своего знаменитого стихотворения, прочитанного в присутствии Державина на выпускном экзамене в лицее: «Воспоминание в Царском Селе». Последней прижизненной книгой Пушкина является 3-е издание «Евгения Онегина» в великолепном оформлении: «Евгений Онегин роман в стихах, сочинение Александра Пушкина, издание третье. Спб. В типографии Экспедиции заготовления государственных бумаг, 1837г.». Формат книги 10х6 см., книга набрана очень мелким шрифтом — диамантом, но очень отчетливым, читается легко. Переплет-марокен, темно-зеленого цвета, с украшениями золотого тиснения. В фигурной рамке — голубь, по углам — цветы, тонкая тисненная золотом рамка, золотой обрез. Издание вышло за несколько дней до смерти Пушкина и разошлось в три дня. Книга очень редка. Также редки и первые издания Лермонтова. При жизни поэта вышли только две книги: «Герой нашего времени» в двух частях (двумя изданиями) и «Стихотворения». Сборник стихотворений вышел один раз при жизни поэта («Стихотворения М. Лермонтова». Спб., 1840). Как и Пушкин, Лермонтов очень строго относится к выбору своих стихотворений. Он не помещает целый ряд стихотворений, таких как «Ангел» и «Парус», ставшие впоследствии очень популярными. Сборник начинается с «Песни о купце Калашникове» и «Бородина» и кончается лирической поэмой «Мцыри». Между этими эпическими произведениями помещена лирика, начинающаяся стихотворением «Узник». Интересно отметить, что в стихотворении «Дума» есть две строчки не пропущенные цензурой и замененные точками:

Перед опасностью позорно малодушны...

И перед властию презренные рабы.

Из редких первых изданий поэтов следует упомянуть также книгу «Стихотворения крестьянина Егора Алипанова», Спб., 1830 г. Эта книга интересна тем, что в ней впервые воспевается труд рабочего, на что было обращено внимание только в наше время. Четыре стихотворения посвящены работе на заводе. В конце книги имеется список лиц, подписавшихся на нее. Характерно, что тут встречаются фамилии купцов. Обычно на книги подписывались дворяне. Здесь же встречаются 80 фамилий купцов II и III гильдии, большая половина которых были выходцами из крестьян. Интересен факт появления нового типа читателей. Одновременно с первой книгой стихотворений Пушкина, в 1826 г. вышла первая книга стихотворений крестьянина Слепушкина. «Досуги сельского жителя». Стихотворения русского крестьянина Федора Слепушкина, Спб. 1826 г. Книга вышла с портретом автора его собственной работы и с предисловием. По поводу этой книжки Пушкин писал Дельвигу сейчас же после ее выхода: «Видел я и Слепушкина; неужели никто ему не поправил «Святки», «Масленицу», «Избу»? У него истинный свой талант; пожалуйста, пошлите ему от меня экземпляр «Руслана» и моих стихов с тем, чтоб он мне не подражал, а продолжал идти своей дорогой». Из книг авторов, у которых только одно произведение стало известным можно указать на редкие первые издания следующих книг: «Тарантас» В. Сологуба 1845 г., «Конек Горбунок» 1834 г. П. Ершова; «Стихотворения» Д. Садовникова, у которого стала популярна только одна песня «Из-за острова на стрежень», «Стихотворения» А. Навроцкого, имя которого сохранилось благодаря одной только песне «Есть на Волге утес». Эти книги стали редки из-за очень большой популярности указанных песен о Степане Разине. Очень редкая книжка «Листки из записной книжки Василия Сухачева» (М., 1830), в которой помещено три ранних стихотворения Кольцова — это первое появление имени поэта в печати. Большой редкостью является сборник стихотворений «Поэтические эскизы», изданные А.М. Позняковым и А.М. Пономаревым (М., 1850). В книжке 55 произведений, из них 17 известных поэтов, остальные принадлежали перу начинающих. Среди них — Н. С. Соколов, стихотворение которого о Наполеоне («Кипел, горел пожар московский») стало очень популярной песней, попавшей в фольклор. (3) Книги могут быть, редкими не только по содержанию, но и по своему внешнему оформлению. Тут играет роль и необычайность формата, и бумага, и оригинальное оформление заглавного листа, и, наконец, иллюстрации и обложки. Известны редкие книги миниатюрного формата. Крылов И. «Басни». Спб. 1855. Тип. Экспедиции заготовления государственных бумаг. Формат книги в 256 долю листа. Набрана диамантом. Еще меньшего размера книжечка: «Все Поэмы А. Пушкина. Варшава», (с портретом поэта, без указания года). Размер 2 '/2 х 2 см. Некоторые книги декадентов и ранних футуристов отличались большой вычурностью и надуманностью оформления и выходных листов и бумаги, что вполне соответствовало и содержанию их, например, ранняя декадентская книга: А.Н. Емельянов-Коханский. «Обнаженные нервы». Сборник стихотворений. М. 1895 г. Посвящается мне и египетской царице Клеопатре. На обложке изображение Клеопатры; перед заглавным листом — портрет автора в костюме демона. Книга напечатана на бумаге ярко розового цвета. Одна из первых книг футуристов — «Садок судей», I-II, Спб., 1913 — была напечатана на обоях разных цветов с рисунками Владимира Бурлюка. Участвовали в ней Н. и Д. Бурлюки, В. Каменский, Е. Гуро, В. Хлебников, С. Мясоедов, Я. Низен. Книга вышла без указания времени и места. Оригинально оформлен небольшой сборннк (состоящий всего из четырех стихотворении) с несколько необычным, но чрезвычайно точно передающим суть содержания названием «Се я», изданный литографским способом в Москве (год не указан) с рисунками Василия Чекрыгина и Льва Жегина-Шехтеля, открывающий список прижизненных изданий Владимира Маяковского. Свидетельница создания замысла и выхода книги В.Ф. Шехтель вспоминает: «У нас в комнате на светочувствительной бумаге, от руки Васей Чекрыгиным был переписан текст стихов, иллюстрации сделали Чекрыгин и Л.Ф. Жегин-Шехтель. Обложку смонтировал сам Владимир Владимирович. Монтаж на обложке — автопортрет Маяковского — черный развод неопределенный и желтый галстук». Какая-то маленькая литография в тупике на Никольской (С.М. Мухарского) после долгих уговоров согласилась напечатать эту первую книжку стихов Маяковского. Когда были получены первые гранки — первый контрольный экземпляр... громадный Владимир Владимирович прыгал от радости на одной ноге, весь сияя от счастья! И все острил: «Входите в книжный магазин и «дайте стихи Маяковского» — «Стихов нет» — «Были да все вышли, все распроданы». Это знаменательное событие Шехтель датирует 17 мая 1913 г. Все 300 экз. были быстро распроданы, хотя выход книги прошел незамеченным прессой. Только В. Шершеневич в провинциальной газете отозвался на это событие небольшой заметкой, а В. Брюсов помянул ее добрым словом, подводя итоги литературного года. Известность Маяковскому принесла не столько его книга, как участие в группе поэтов и художников, именовавших себя кубофутуристами. (Группа называлась «Гилея», по названию места, где родился основатель группы Д.Д. Бурлюк). Силу его таланта критика оценила несколько позднее, после постановки трагедии «Владимир Маяковский», представленной в том же 1913 г. сборной труппой на сцене одного из петербургских театров. В марте следующего года трагедия вышла отдельным изданием, тиражом 500 экз. под издательской маркой «Первого журнала русских футуристов» (№2). Но фактическим издателем был Д. Д. Бурлюк, который не только иллюстрировал, но, по всей вероятности, и оформил книгу. Все рисунки были выполнены в условной манере, их связь с текстом просматривается с трудом. В тексте обильны шрифтовые акцентировки с применением нескольких различных гарнитур и кегля. Однако их сочетания не преследуют ни интонационные, ни орнаментальные цели. По поводу происхождения названия трагедии существует несколько версий, весьма характерных для толкования творчества поэта раннего периода. Как свидетельствует Эльза Триоле, первоначально поэт хотел назвать трагедию «Восстание вещей». В объявлении о предстоящей постановке она именовалась: «Железная дорога». По уверению А.Е. Крученых, «Маяковский до того спешно писал пьесу, что даже не успел дать ей названия, и в цензуру его рукопись пошла под заголовком «Владимир Маяковский. Трагедия». Когда выпускали афишу, то полицмейстер никакого нового названия уже не разрешил, а Маяковский даже обрадовался:

— Ну, пусть трагедия так и называется «Владимир Маяковский».

Наиболее убедительно утверждение о случайности заглавия опроверг Б. Пастернак, предельно точно сформулировавший сущность пьесы: «Трагедия называлась «Владимир Маяковский». Заглавие скрывало гениально простое открытие, что поэт не автор, но предмет лирики, от первого лица обращающийся к миру. Заглавие было не именем сочинителя, а фамилией содержания». Книги с сохранением обложки встречаются редко. В 20-30 г.г. XIX века было много художественно выполненных обложек. Большой редкостью можно считать обложку первого издания «Мертвых душ» Гоголя (1842), сделанную по рисунку самого Гоголя. В центре — на черном фоне крупными буквами поэма. Этим автор как бы подчеркивал жанр своего произведения. Вокруг — мелкие рисунки, относящиеся к содержанию книги. Тут и бутылка, и закуски, и мчащаяся тройка — и все это на фоне черепов. Экземпляры книги с сохранением этой обложки чрезвычайно редки! Редкие книги надо отличать от редких экземпляров, которых гораздо больше. Иногда оба эти понятия совпадают. Наиболее ценными являются те экземпляры, на которых имеются какие-либо поправки или добавления самого автора. Интересны бывают также и пометки читателей на книгах. Автографы известных писателей значительно повышают ценность книги и делают ее более редкой. Так, например, автограф — дарительная надпись Т.Г. Шевченко на «Кобзаре», который имеется в личной библиотеке автора настоящей статьи, делает книгу чрезвычайно ценной. Такие же автографы с дарительными надписями имеются на книгах Тредьяковского, Державина, Жуковского, Рылеева, Крылова, Брюсова, Блока, Есенина и др. (три последних — лично автору). Есть надписи на книгах, которые содержат интересные сведения о данном писателе. Например, в моей библиотеке имеется уникальный экземпляр стихотворений Д. Давыдова «Стихотворения Дениса Давыдова М. 1832 г.». Это первое издание стихов прославленного партизана войны 1812 г. На титульном листе экземпляра имеется портрет автора, сделанный пером. А на предыдущей странице надпись карандашом (неизвестного лица) следующего содержания: «В новом издании 1840 года не все пропущено, что в этом есть. Портрет, созданный здесь Мясоедовым очень похож; он сделан таким, каким мы его видели в Новгород-Волынском в 1831 году». Эта надпись дает сразу несколько интересных сведений. Очень важно свидетельство о сходстве портрета, а также не менее важно и то, что данный экземпляр является более полным по сравнению с последующими. На экземпляре книги «Стихотворения А. Полежаева» (со вступительной статьей В.Г. Белинского. Изд. К. Солдатенкова и Н. Щепкина. М., 1859 — повторение того же издания, вышедшего двумя годами раньше) есть много пометок на полях, сделанных рукою неизвестного читателя. Впрочем, можно определенно сказать, что это был человек явно консервативных настроений: в то время, как передовые читатели той поры приветствовали издание Полежаева, замечания на полях этой книги говорят о другом. Так, на стр. 55, где опубликовано известное стихотворение Полежаева «Песнь пленного ирокезца», есть следующее замечание: «Извините, Виссарион Григорьевич, это дичь, да еще плохая». Это выпад против Белинского, который называл это стихотворение Полежаева «дивным». Большой интерес представляет редкостный экземпляр стихотворений Н.А. Некрасова, вышедших в 1859 году в Лейпциге в издании Солдатенкова и Щепкина. В тексте имеются пометки, сделанные рукою Некрасова. Он восстанавливает пропущенные цензурой строки. На форзаце — автограф (карандашом), четыре строчки из известного стихотворения:

Жизни вольной впечатленьям

Душу вольную отдай,

Человеческим стремленьям.

В ней проснуться не мешай.

(Н. Некрасов).

Любопытен экземпляр стихотворений А.А. Фета, имеющийся в моей библиотеке. Это три выпуска «Вечерних огней» (1883, 1885 и 1888 гг.), переплетенных в красный с золотом переплет, принадлежащие жене Фета — Марии Петровне Шеншиной. На переплете в углу золотом инициалы: «М. Ш.» На форзаце этой книги автограф Фета — подлинник известного стихотворения, посвященного жене по поводу именно этого экземпляра книги:

«Марии Петровне Шеншиной

Ты все стихи переплела

В одну тетрадь не без причины:

Ты при рожденьи их была

И ты их помнишь имянины,

Ты различала с давних пор,

Чем правит муза, чем супруга,

Хвалить стихи свои — позор.

Еще стыдней хвалить друг друга.

Москва, 28 января 1888 года».

Редки книги с подписями авторов на всем тираже. Примером их может послужить книга «Е. Баратынский. Наложница. М. 1831 г.» Все экземпляры ее тиража подписаны Баратынским. На обратной стороне титульного листа имеется напечатанное объявление:

«Все экземпляры сей книги, не подписанные мной, суть поддельные, и продаватели оных будут преследоваться по закону».

Под ним собственноручная подпись Баратынского. Последнее прижизненное пятитомное издание Державина также было все подписано автором. Подпись его имеется на последнем, пятом томе, вышедшем в год его смерти, в 1816 году. Обращает на себя внимание еще одна редкая книга, которая интересна с разных точек зрения. Это переплетенные в один том несколько мелких книжек под общим заглавием «Кольцов». Здесь прежде всего имеется первое издание стихотворений Кольцова: «Стихотворения Алексея Кольцова. М. 1835 г.» На обратной стороне выходного листа следующий автограф Кольцова: «Доброму и любимому Андрею Александровичу Краевскому с душевным уважением Алексей Кольцов. Питер, 1836 г., 4 апреля». Любопытно, что Кольцов пишет не Петербург или Санктпетербург, а Питер, как в то время писали редко. (4) Вместе с первым изданием стихотворений Кольцова переплетены три книги и несколько брошюр, содержащих исследования и статьи о Кольцове. Здесь и исследовательская статья Белинского, и статья Серебрянского о музыке, и два исследования о Кольцове: Добролюбова — второе издание (1865, 137 стр.). и Михаила де Пуле (1878, 122 стр.). Эти книги не редки, но в этом же томе есть ряд брошюр редчайших, например: Сталинский «Кольцов и Серебрянский», Воронеж, 1868 г. (44 стр.) или статья студента Александра Юдина, который лично знал Кольцова. Всего переплетено в один том четырнадцать разных книжек с обозначением на корешке переплета «Кольцов». Книга эта из библиотеки П. Ефремова, для которого характерен был такой способ те-матического переплетения книг. Из библиотеки Ефремова она попала к другому знатоку и любителю книг Л.Э. Бухгейму, от которого перешла ко мне с надписью: «Эта книга уступлена мною Ивану Никаноровичу Розанову». Следует остановиться на альманахах, некоторые из них являются редкими в разных отношениях. И в истории литературы, и в истории книжного оформления первой половины XIX века альманахи играли большую роль. Начало им положил Н. М. Карамзин своими альманахами «Аониды, или собрание разных новых стихотворений», выходившие с 1796 по 1799 г. На редкость этого издания указывают ряд библиографов. Пышный расцвет альманахов относится к 20-м г.г. прошлого века. Очень много их появляется в 20-30-х гг.— в Москве, Петербурге и в некоторых других городах (в Одессе, а также в Сибири) под самыми разнообразными названиями: «Аониды», «Альциона», «Букет», «Денница», «Подснежник», «Северная лира», «Одесский альманах», «Невский альманах», «Венок граций», «Утренняя заря», «Северные цветы», «Театральный альманах», «Радуга», «Русская Талия» и многие другие. Лучшими и наиболее популярными были: «Полярная звезда» — альманах декабристов Бестужева и Рылеева (1823, 1824, 1825 г.г.) и «Северные цветы» Дельвига (1825-1832 г.г.). После казни декабристов альманах «Полярная звезда» был запрещен. Если задать себе вопрос, какой же из альманахов является наиболее ценным, то необходимо указать на два совершенно различных по своим основным темам и устремлениям альманаха. Это — «Русская Талия» любителям и любительницам отечественного театра за 1825 год. Издал Фаддей Булгарин. Спб. В типографии Н. Греча». Булгарин, впоследствии так опозоривший свое имя, тогда еще примыкал к передовым людям и дружил с Грибоедовым. Ценность альманаха заключается прежде всего в том, что комедия «Горе от ума», которая тогда была уже очень распространена в списках, впервые была тут напечатана в сокращенном виде (частично I и III действия). В полном виде «Горе от ума», как известно, вышло отдельной книжкой только в 1833 г., уже после смерти Грибоедова. Книга снабжена рядом прекрасно выполненных гравюр — портретов драматурга Шаховского и ряда известных тогда артистов: Семеновой, балерины Истоминой и Телешевой, трагика Каратыгина. К портретам прилагаются краткие характеристики артистов. Ценна статья Греча по истории русского театра до начала XIX века и биографии пяти виднейших актеров. Альманах этот очень выигрывает, если сопоставить его с «Театральным альманахом на 1830 г.», который невзрачен по виду, лишен портретов и иллюстраций и состоит из пьес и стихотворений совершенно неизвестных авторов, большинство которых не решились назвать своих фамилий и ограничивались инициалами. Самым знаменитым альманахом первой четверти XIX века была «Полярная Звезда, карманная книжка для любительниц и любителей русской словесности на 1823, 1824, 1825 гг.» Издатели А. Бестужев и К. Рылеев, привлекшие к участию в своем альманахе весь цвет русской литературы той поры: Жуковский, Пушкин, Крылов, Баратынский, Дельвиг и Вяземский. Кроме Рылеева и Бестужева, здесь выступали и другие декабристы: Кюхельбекер, Корнилович и др. Исключительно ценны критические обзоры Бестужева, в которых он является в какой-то степени предшественником Белинского. Из трех книжек «Полярной Звезды» особенно изящно издана вторая (на 1824 г.). Она отличается большим количеством гравюр, посвященных самым разнообразным темам и исполненных известными художниками. В 1832 г. вышел под этим же названием альманах, который по своему внешнему виду и по составу неизвестных авторов является полной противоположностью декабристскому изданию. После «Полярной Звезды» лучшим и по содержанию и по художественному оформлению был альманах Дельвига «Северные цветы», начавший выходить с 1825 г. при участии Пушкина и крупнейших писателей того времени. В альманахе помещались подробные обозрения текущей литературы, написанные Орестом Сомовым. Альманах снабжался гравюрами высокого художественного исполнения. В тридцатых годах издавалось много и плохих альманахов, например, «Невский альманах» Егора Аладьина. Из позднейших альманахов (1840-41 гг.) надо упомянуть «Утреннюю Звезду», изданную Владиславлевым, который старался возродить традиции лучших альманахов, но был монархистом, и его довольно изящный альманах особого успеха у читателей не имел. Из альманахов 40-х гг. исключительную ценность в разных отношениях представляет «Иллюстрированный альманах» Панаева и Некрасова (1848). Этот альманах отличается по оформлению от альманахов начала века. Те были небольшого формата — 12°. Панаев отказывается от этого размера и выпускает свой альманах в обычном формате — 8°. Есть отличие и в количестве иллюстраций. В альманахе Панаева очень большое количество иллюстраций совершенно иного характера — резко сатирического. За исключением нового, самого длинного произведения Н. Станицкого (Панаевой) «Семейство Тальникова», по характеру своему очень мрачного, все остальные мелкие произведения в этом альманахе носят сатирический характер и потому снабжаются политипажами и рисунками такого же характера. Иллюстрации эти очень высокого качества. Принадлежат они известным художникам А. Агину и Н. Степанову. Перед заглавным листом — ряд карикатур Степанова, знаменитого карикатуриста. Названный выше Николай Ильич Березин (Н.Б.) указывает, что очень редки экземпляры с рисунком, изображавшим В.Г. Белинского: «Типографские превращения». По требованию цензуры гравюра этого рисунка вырывалась и уничтожалась. В личной библиотеке автора есть экземпляр этой редкой книги с автографом Панаева и с невырезанной страницей, где изображен Белинский, который не может узнать своей собственной статьи, испорченной цензурой. Анонимные книги встречаются очень редко. У автора есть одна анонимная книга, которая по ряду признаков является уникальным экземпляром. На передней обложке читаем наверху два слова: «Собрание стихотворений», под ними видим изображение лиры, а ниже указание места и года издания: «Санкт-Петербург 1835». На задней странице обложки находим еще два слова, совершенно необычных и приковывающих внимание читателя: «Уговорили выпустить». Значит, аноним сначала совсем не хотел выпускать этот свой сборник. В книге 14 лирических стихотворений, главным образом о природе. Здесь мы находим, между прочим, стихотворение «Розы», начинающееся строчкой «Как хороши, как свежи были розы». Это то самое стихотворение, о котором у Тургенева в его известном стихотворении в прозе «Как хороши, как свежи были розы» сказано: «Где-то когда-то я прочел одно стихотворение. ..» Тургеневу неизвестно было имя анонимного автора. А через пять лет, в 1840 г., автор этого анонимного сборника выпустил книгу юмористического содержания под заглавием: И. Мятлев. «Похождения г-жи Кордюковой». Как поэт-юморист, задолго до печатания, Мятлев давно был известен в литературных кругах. Он писал коллективные стихи вместе с Пушкиным и Вяземским. Его хорошо знал Лермонтов, который упоминает «Ишку Мятлева» в одном из стихотворений. Будучи давно известным как поэт-юморист, Мятлев, по-видимому, не хотел выпускать в 1835 г. сборник стихов, не характерных для основного направления своего творчества. Интересна пометка продавца на экземпляре: «Мятлев. Величайшая редкость. 300 рублей. Ноябрь 1908 год».

Примечания:

1. Книга. Исследования и материалы. Сборник 1. Москва, 1959, стр. 283-300.

2. Н.Б. Русские книжные редкости. Опыт библиографического описания. Части I-II. Москва, 1902-03, №386.

3. И.Н. Розанов «Литературные репутации». М., 1928.

4. «Литературное наследство», т. 60, Москва, 1956, стр. 612.

 


Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?