Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 457 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 


На правах рукописи. Напечатано сто экземпляров не для продажи. Описано 250 редчайших изданий. Напечатано:
1 экземпляр на бледно-сиреневой бумаге.
3 экземпляра на светло-зеленой бумаге.
96 экземпляров на слоновой бумаге.


Предисловие

Наша библиографическая литература насчитывает довольно значительное число работ, содержащих сведения о книгах редких, т.е. главным образом распроданных в свое время, печатавшихся в ограниченном количестве экземпляров, совершенно не поступавших в продажу по желанию авторов и лишь кое-где встречаются названия книг, уничтоженных до выхода в свет или же вскоре по выходе. Между тем, именно эти книги, особенно первые, должны быть отнесены к разряду редчайших, т.к. в большинстве случаев от таких изданий остается весьма немного экземпляров, число которых часто не превышает десятка. Систематического свода таких изданий нет; поэтому делаю первую попытку хотя несколько пополнить этот пробел, но оговариваюсь, что предлагаемый список не претендует на полноту, вследствие крайней трудности собирания необходимых сведений. Все поименованные здесь книги я разделяю на следующие разряды:
I — отмеченный тремя звездочками — книги, уничтоженные до выпуска из типографии;
II — двумя звездочками — книги без перепечаток, произведенных в издании до выпуска из типографии;
III — одной звездочкой — книги, отобранные из магазинов и уничтоженные вскоре после выпуска их в продажу, а также экземпляры без вырезок и перепечаток, производившихся в отобранных экземплярах.
Все книги, напечатанные до 1865 года, предварительно цензурировались и находились в продаже более или менее продолжительное время, особенно массонские; поэтому последние, как редкие только относительно, в действительности же существующая в сравнительно большом количестве экземпляров, я не упоминаю совершенно, за двумя, тремя исключениями. Особенно интересными книги начинают становиться лишь с 1866 г., и периоду с этого года по настоящий я уделяю особенное внимание. Должен добавить следующее наблюдение свое: от изданий, уничтожавшихся до выпуска в свет, всегда сберегалось и сберегается разными путями не менее 30-40 и даже (редко) 50 экземпляров. Книг без перепечаток остается почему-то значительно менее, 10-20 экземпляров. Поэтому книги, уцелевшие по имеющимся у меня достоверным сведениям в меньшем против так сказать узаконенного природой количества экземпляров, я отметил словами «редчайшая» и «большая редкость».

Минцлов С.Р.

Блюм А.В., Мартынов И.Ф. «С.Р. Минцлов и его библиофильская повесть». Альманах библиофила. Выпуск второй. Москва, 1975. В плеяде крупнейших русских деятелей книги начала XX века Сергей Рудольфович Минцлов (1870-1933) занимает почетное место. Литературное наследие его огромно и еще мало изучено. Нашим современникам С.Р. Минцлов известен прежде всего как автор фундаментального библиографического труда «Обзор записок, дневников, воспоминаний, писем и путешествий, относящихся к истории России и напечатанных на русском языке» в 5-ти выпусках, Новгород, 1911-12 (6-й выпуск составила М.С. Минцлова под редакцией С.Р. Минцлова в 1915 году и издала в Петрограде); остальные грани его яркой и многосторонней личности остаются в тени. Минцлов родился в семье с давними и устойчивыми библиофильскими традициями. Его дед, Рудольф Иванович (Карл Рудольф) Минцлов (1811-1883), выходец из Кенигсберга, был видным русским историком и библиографом середины XIX века, сотрудником Императорской Публичной библиотеки в Петербурге, автором первого путеводителя по ее фондам (Спб., 1872), фундаментального библиографического указателя «Петр Великий в иностранной литературе» (Спб., 1872) и других работ (см. родословную Минцловых в кн.: Книгохранилище Сергея Рудольфовича Минцлова. Спб., 1913, с. V-XIV). Будучи прусским подданным, Рудольф Иванович окончил Кенигсбергский университет по курсу философских наук и стал доктором философии этого университета, но затем переселился в Россию, жил и работал в Петербурге. По его свидетельству, знал древнегреческий, латинский, немецкий, французский, читал и понимал ново-греческий, итальянский, английский, еврейский. В 1838 сдал при Петербургском учебном округе экзамен на звание домашнего учителя и в 1846 — в Петербургском ун-те на звание учителя немецкого языка в гимназиях. Занимался преподавательской деятельностью: в 1845-47 в Мариинском институте, в 1847 — в 1-й петербургской гимназии преподавал немецкий язык, в 1852-87 г.г. — учитель немецкого языка в Александровском лицее. В 1856-60 г.г. — преподавал немецкий язык Наследнику Цесаревичу Александру Александровичу и его братьям. 4 октября 1847 года Минцлов подал прошение о приеме на службу в ИПБ и 18 октября зачислен библиотекарем. О своем отношении к будущей работе Минцлов писал: «любя страстно библиографию, я готов оставить все те из моих нынешних занятий, которые были бы несовместны с трудами по Императорской Публичной библиотеке». Минцлов деятельно проработал в Библиотеке до конца жизни, заведуя отделениями философии, инкунабулов, альдов и эльзевиров. При этом на протяжении 35 лет занимался историческими исследованиями, принимал участие в составлении коллекций и каталогов, участвовал в создании фонда «Россика»: собрал имевшиеся в Библиотеке инкунабулы и поместил их в организованный им особый зал («Кабинет Фауста»), отделанный и меблированный в стиле средних веков, участвовал в выявлении и выделении альдов и эльзевиров, тем самым положил начало созданию нового Отделения инкунабулов, альдов и эльзевиров. Составил описание всех имеющихся в Библиотеке изданий до 1475 года. За добавочную плату Минцлов выполнял обязанности секретаря по иностранной корреспонденции. Минцлову-старшему принадлежит одна из первых теоретических статей в русской библиографической науке. В 1858 году в журнале «Библиографические записки» (№12) Минцлов опубликовал статью «Что такое библиография и что от нее требуется», в которой подразделил библиографию, в зависимости от ее назначения, на три вида: ученую, книгопродавческую и библиофильскую («для любителей или охотников»). Статья Минцлова обратила на себя внимание современников и вызвала обсуждение принципиальных вопросов о назначении и содержании библиографии. Ряд печатных работ Минцлова имеет непосредственное отношение к ИПБ: эльзевиры в фондах Б-ки, искусство переплета старопечатных книг, брошюра «Барону М. А. Корфу» (1867), «Прогулка по С.-Петербургской Императорской Публичной библиотеке» (1872). Однако вернемся к Минцлову-младшему. На первых порах Сергею Рудольфовичу предназначалась карьера военного или чиновника. Судьба офицера царской армии не привлекала Минцлова. Он рано вышел в отставку. Дальше мы видим его в роли таможенника, журналиста, земского деятеля, сотрудника провинциальных археографических комиссий. Страсть к путешествиям, к новым впечатлениям побудила его исходить и изъездить всю Россию, проникнуть в самые глухие, «медвежьи» углы. Тяга к экзотике в конце концов сыграла с ним злую шутку. В годы первой мировой войны Минцлов — редактор русской военной газеты в Трапезунде — оказался отрезанным от родины. Остаток жизни он провел в Риге, перебиваясь случайными литературными заработками, терпя нужду и лишения. Мысли рижского отшельника постоянно возвращались к милым сердцу воспоминаниям о далеких друзьях, о странствиях по необъятным просторам России. Единственным связующим звеном между настоящим и прошлым остались книги... Известно, что книга обладает удивительным свойством: длительное, углубленное общение с ней нередко позволяет человеку, казалось бы, далекому от профессиональной сферы книжного мира, вырваться из плена дилетантизма и стать подлинным исследователем. Так случилось и с Минцловым. Все свободное время молодой офицер и чиновник посвящал собиранию и изучению книг. За полтора десятка лет юношеская полка любимых авторов постепенно превратилась в одно из крупнейших и интереснейших частных книгохранилищ России. Особую ценность минцловскому собранию придавали строгость отбора печатного и рукописного материала, целенаправленность книжных интересов владельца. Сознательно ограничив рамки своей библиотеки, Минцлов придавал исключительное значение таким ее разделам, как история России и вспомогательные исторические дисциплины (генеалогия, дипломатика, нумизматика, археография), мемуарная и эпистолярная литература. Славу книгохранилищу Минцлова создавала и другая его часть — уникальная коллекция книг, запрещенных царской цензурой. Можно представить себе, каких трудов стоило ему собрать эти драгоценные памятники русского освободительного движения. Известно, что почти весь тираж книг, арестованных цензурным ведомством, подвергался уничтожению «путем обращения в бумажную массу». Сергею Рудольфовичу удалось договориться с некоторыми чиновниками-экзекуторами, которые, не безвозмездно, конечно, утаивали для него один-два экземпляра обреченных на гибель книг. Естественное для каждого истинного книголюба стремление поделиться с ученым миром сведениями о своих сокровищах побудило его вскоре выпустить в свет свои первые библиографические труды — «Редчайшие книги, напечатанные в России на русском языке» (Спб., 1904) и «Опись книгохранилища Сергея Рудольфовича Минцлова» (Спб., 1905). Эти традиционные, внешне невинные библиофильские каталоги содержали в себе, как оказалось, опасный для властей взрывчатый заряд. В архивном фонде Санкт-петербургского цензурного комитета нами обнаружен любопытный документ — «Дело по дозволению к напечатанию рукописи С.Р. Минцлова от 21 октября 1904 г.». «В Комитет поступила рукопись под заглавием «Редчайшие книги, напечатанные в России на русском языке»,— доносил но начальству цензор Соколов. — В ней автор делает попытку систематизировать сведения о бесцензурных изданиях, запрещенных цензурою до выхода их в свет, или, хотя и пропущенных, но с исключениями. Я не нахожу возможным взять на себя ответственность за выпуск этого библиографического указателя». Только после долгой бюрократической возни Минцлову было дозволено напечатать каталог «на правах рукописи», микроскопическим тиражом в 100 экземпляров. Так неожиданно для автора, из-за цензурных стеснений, родился еще один библиофильский раритет. На титульном листе «Редчайших книг...» появилась надпись: На правах рукописи. Напечатано сто экземпляров не для продажи: 1экз. — на бледно-сиреневой бумаге; 3 экз. — на светло-зеленой; 96 экз. — на слоновой. Можно себе представить, как гонялись петербургские библиоманы за «бледно-сиреневой» уникой. Бурные события первой русской революции не оставили Минцлова равнодушным наблюдателем. На редкость оперативно, в мартовском номере историко-революционного журнала «Былое» за 1907 г., появились его «Заметки библиографа» под демонстративным названием «14 месяцев «свободы печати»» — обзор конфискованных полицией книг, журналов и газет того времени. Вольная и запрещенная печать 1905-1907 гг. нашла в Минцлове своего первого историка и библиографа. В этих заметках перед нами предстает уже не любитель-дилетант, а крупный, опытный библиограф, знаток русского печатного слова. Но еще более ярко профессионализм Минцлова проявился в его самой крупной библиографической работе «Обзор записок, дневников, воспоминаний...» (Вып. 1-5, Новгород, 1911-1912). 6-й дополнительный выпуск составила М.С. Минцлова под редакцией С.Р. Минцлова в 1915 году и издала в Петрограде. Эта фундаментальная работа вызвала большой интерес современников и до сих пор не утратила своего источниковедческого значения. В этом первом широко поставленном опыте обозрения русской мемуарной и эпистолярной литературы за два столетия было учтено около пяти тысяч названий книг, журнальных и газетных статей. Как и в предыдущих работах, основой для «Обзора» послужила библиотека автора, однако Минцлову удалось выйти далеко за ее пределы, привлекая широкий круг библиографических материалов. Сергей Рудольфович принадлежал к тому типу библиофилов, которым свойствен мощный общественный темперамент. Он постоянно выступал с интересными докладами на заседаниях книговедческих обществ и объединений, печатал публицистические статьи на книжные темы в прессе, был в дружеских отношениях чуть ли не со всеми крупными русскими книголюбами. Современному читателю Минцлов известен только как библиофил и библиограф. Для многих покажется неожиданным, что его перу принадлежит более двух десятков исторических романов, повестей, рассказов, пьес и сборников стихов. Имя Минцлова-беллетриста, хотя он и не принадлежал к числу писателей «первого ранга», пользовалось в начале века известностью. Немалый интерес у читателей вызывали его добротные, написанные на обширном документальном материале исторические романы: «В лесах Литвы» и «На крестах» (о борьбе прибалтийских народов с крестоносцами), «На заре XVII века» (из эпохи Смутного времени на Руси), «В грозу» (о преобразованиях Петра I) и другие. Он пробовал свои силы в самых разнообразных литературных жанрах — писал стихи (довольно слабые), бытовые комедии, очерки из жизни провинциального чиновничества, автобиографические рассказы и даже выступил как автор фантастической повести в духе Жюля Верна о путешествии в недра земли («Царь царей»). Многообразие жизненных впечатлений, творческих способностей и книжных знаний, слившись в едином сплаве, сделали Минцлова первооткрывателем нового жанра — повести о книгах и людях. Свою непреодолимую «охоту к перемене мест» библиофил соединил с поисками книжных кладов, о чем впоследствии рассказал читателям в беллетризованной форме. Библиофильская проза была в России новым явлением. В сущности, у Минцлова нет предшественников и в западноевропейской литературе: известные произведения Ричарда де Бери, Шарля Нодье и Анатоля Франса представляют собой либо апологии книги, либо очерки психологии библиофильства. «Рассказы о книгах» — жанр, которому в наше время суждена была большая будущность и популярность,— имеет много разных сюжетных поворотов. В своей повести «За мертвыми душами», опубликованной в 1921-1922 гг. в парижском журнале «Современные записки» (1921, т. 5, с. 74-93; т. 6, с. 50-73; т. 8, с. 43-71; 1922, т. 10, с. 89-105), Минцлов впервые увлекательно рассказал об археографических путешествиях, о чувствах и раздумьях, вызванных встречами с книгами и их владельцами. Повесть написана на основе тех впечатлений, которые накопились у библиофила за годы странствий по России в поисках старинных книг и рукописей. Особое внимание опытного знатока русской книжной культуры привлекали вымирающие «дворянские гнезда» — эти кладбища художественных сокровищ минувших эпох. Перед нами предстают и могильщики уникальных книг. С удивлением узнаем мы в «героях» повести Минцлова словно чудом сохранившихся Собакевича, Коробочку, Плюшкина, Ноздрева... Влияние великой книги Н. В. Гоголя на повесть «За мертвыми душами» несомненно, начиная с ее заглавия, но в ней нет ни эпигонства, ни слепого подражания классическому образцу. Путешественнику за книгами мастерски удалось показать старых героев в новых условиях предреволюционной России. Дни их подходили к концу, но они судорожно, скорее по привычке, цеплялись за остатки былых привилегий, варварски уничтожали и разбазаривали культурные ценности, по крупицам собранные их предками. «За мертвыми душами» — довольно большое и очень разноплановое произведение. Мы познакомим читателей с наиболее интересными страницами повести С.Р. Минцлова, посвященными радостным и печальным встречам с книгами. В предисловии к повести сам автор рассказывал о возникновении ее замысла: «В 1914 г.,— пишет Минцлов,— я делал в Академии наук в Петербурге доклад Библиологическому обществу о помещичьих библиотеках в России. Доклад заинтересовал собравшихся. Ко мне подошел хранитель Славянского отдела Библиотеки Академии Э.А. Вольтер и сказал: — Непременно опишите, Сергей Рудольфович, ваши поездки, ценнейшая будет книга!.. ...Ныне мне вспомнился малый конференц-зал Академии, заседание и слова симпатичного друга книги — Эдуарда Александровича. Он был прав! Много было сделано мною поездок, наблюдений, находок... Зарисую далеко не все, что сохранили мне память и мои записи, а лишь то, что выдавалось из общего уровня и что сможет пригодиться впоследствии для истории быта русской провинции. Описываемые поездки были совершены не подряд, не сразу, а в период времени с 1895 по 1913 год и сведены мною в общие главы (фамилии описываемых лиц и названия их имений изменены). «За мертвыми душами» окрещена эта книга. И всякий, прочитавший ее, увидит, что название дано ей не мной, и не из претензии подражать, или тем более сравниваться с великою поэмою Гоголя, а только по существу содержания». Бурные события первой мировой и гражданской войн помешали Минцлову немедленно приступить к воплощению своего замысла. Только в дни рижского вынужденного затворничества у него оказалось достаточно времени, чтобы заново переосмыслить отрывочные записи в дневниках, превратив их в художественную повесть о книгах и людях. Минцлов одним из первых русских книголюбов открыл новые и необычные способы пополнения своей библиотеки. В первой главе повести читаем: «Собирать книги и предметы старины так, как это делается нашими любителями,— не интересно. Газетные объявления, аукционы, антикварные магазины — вот все источники, из которых черпают они все свои приобретения. Путь дорогой, не всякому доступный и суженный до последних пределов: в нем нет творчества, это путь бар, привыкших, чтобы жареные рябчики сами валились им в рот. Между тем, Россия была полна оазисов, где в тиши и глуши таились такие сокровища, какие весьма редко можно встретить на рынке. А так как не гора пошла к Магомету, а Магомет — к горе, то в один прекрасный вечер я сел в вагон, и он понес меня в глубину России...». Путь, избранный Минцловым, позволил ему собрать поистине уникальную библиотеку. Ее ценность была не только в том, что здесь хранились первоклассные раритеты: почти каждая книга имела свое лицо, вызывала у владельца живые воспоминания о приключениях, связанных с ее находкой, о ее былых хозяевах. Среди них попадались прелюбопытные типажи, невольно напоминавшие незабываемых героев «Мертвых душ». Вот, например, первая встреча. Автор в сопровождении своего старого друга, чиновника из губернского города, Ченникова приезжает в некогда знаменитую, а теперь запущенную усадьбу, напоминающую дом Плюшкина. Речь здесь идет о смоленском имении, некогда принадлежавшем М.И. Глинке. «На большом дворе стоит заброшенный, покосившийся от старости дом,— рассказывает он членам Библиологического общества.— Зал в нем с полуобвалившимся потолком, местами виднеются следы позолоты, старинная мебель ломаная. Здесь и рояль Глинки с видными еще на нем остатками инкрустаций; он стоит на чурбанах. А в другой, не менее запущенной, комнате расположились куры. Тут-то и помещается библиотека. В ней много редких замечательных изданий времени, например, Анны Иоанновны. Все они испорчены от времени, многое порвано, изгажено, растеряно». Картинное описание «пещерного» быта ее хозяев завершается рассказом о судьбе богатой библиотеки, доставшейся им в наследство от предков: «— А библиотека у вас сохранилась? — спросил я хозяйку.
— Библиотека? — удивилась та и повернулась к мужу,— Ваничка, где у нас библиотека?
Тот... задумался: — Была в курятнике (вот это по-русски!),— несколько погодя ответил он.— В старом? — Нет... Должно быть, глаза у меня вылезли на лоб от их мирной беседы; хозяйка приметила мое изумление и поспешила объяснить обстоятельства дела: — Это, видите ли, угловая комната у нас в доме,— сказала она.— Библиотечная стала сильно протекать, книги и перенесли в угловую, потом на зиму пришлось перевести туда кур, они ведь боятся, знаете ли, холода.
— Если эти книги не составляют для вас семейных реликвий,— осторожно я подходил к цели своей поездки,— то, может быть, вы не откажете часть их продать мне?
— Да... Но какие же книги у нас? Все хлам, старье: ни модных романов, ничего порядочного...
— Чем старее, тем лучше! — ответил я». «Ваничка» через захламленные комнаты проводил путешественника в «угловую». «Справа и слева от входа, наклонившись вперед, темнели два хромоногие, большие комода. Ящики из них были полувыдвинуты, и виднелось содержимое — книги и тетради. Поперек комнаты, лестницей, были устроены насесты для кур, занимавшие всю заднюю половину. Под насестами аршина на полтора в вышину грудился куриный помет, спекшийся от времени в твердую кору.
— Только и всего у вас книг? — осведомился я, указывая на комоды.— Иван Павлович глубокомысленно придержал себя двумя пальцами за самый кончик бородки.— А тут-то? — ответил он, показывая глазами на кучу навоза.— И там книги? — вскрикнул я.— Ну да, навозу на них совсем чуть-чуть, разве на четверть! Куры ведь только зимой здесь у нас сидят! Я забрался под насест и увидел, что спутник мой был прав. Навоз был совершенно сухой и легко снимался целыми слоями... Я остался один. Поймете ли вы, читатель, то, что испытывал я в те минуты? Курятника не стало, дом омолодел, зазвенели давно умолкнувшие голоса. В шелесте листков альбомов и писем... незримые тени плыли из былого, мимо... Но надо было торопиться! Я бережно, на платок, отложил особою кипкою письма и принялся за просмотр книг. К прискорбию моему, почти все они оказались разрозненными, а главное испорченными: целые десятки листов были вырваны из них чьими-то злодейскими руками. Покончив с комодами, я перебрался к груде и принялся отдирать навозные слои. Впервые здесь я убедился, какой благодетель куриный помет для российских книг, и как великолепно они сохраняются под ним! Портятся только самые верхние, «облицовочные» книги и то лишь в том случае, если они без переплетов... Книги, главным образом, были екатерининского времени, но попадались и издания времен Анны Иоанновны и Елизаветы. Пару книг я выудил Петровской эпохи, а затем несколько масонских, изданных в царствование Александра I. Раза два ко мне наведывался Ченников, безмолвно сопел за моей спиной хозяин, звали меня завтракать, но было не до того: как можно говорить о завтраках, когда у тебя в руках «Описание о Японе», увидевшее свет в 1734 году? С пола я встал только тогда, когда перебрал все книги до последней. Отдельно я отложил порядочную кучу книг, рукописей и альбомов». Все эти сокровища достались путешественнику бесплатно. На его вопрос о цене книг и рукописей хозяйка напыщенно произнесла: «Мы дворяне! Дворяне книгами не торгуют». На обратном пути в губернский город между деликатным путешественником и прагматичным до цинизма Ченниковым состоялся любопытный разговор:
«— Путное что-нибудь осталось? — спросил Ченников.— И даже порядочно. Я отобрал лишь квинтэссенцию.— Что ж ты не сказал мне? — вскинулся мой спутник.— Все бы и забрали дочиста! Даром ведь отдавали! — Я отмахнулся: — Полно! И так очень неприятно и неудобно вышло... Ченников неодобрительно посмотрел на меня: — Ты вот что, друже,— назидательно произнес он,— коли взялся дело делать, так душевную меланхолию свою оставь! Грабь и тащи все, что ни увидишь,— все равно собаке под хвост пойдет! Книги пыль разводят, места они много занимают, но и в печку их попросту запихать как-то неудобно, и вдруг является благодетель — твоя милость! Какие же тут могут быть церемонии?! А, во-вторых — чем ты рискуешь? На тебя, извини за правду, все равно везде будут смотреть, как на юродивого, ну, какой нормальный человек поедет за сто верст киселя хлебать — за старыми книгами? Ведь это же мертвые души, ты Чичиков». Если куриный помет оказался, по мнению автора, «благодетелем» книг, то пламя костра никак уж не могло пойти им на пользу. Во время второго путешествия Минцлову довелось столкнуться с откровенно варварским уничтожением культурного наследия прошлого. Минцлов по-прежнему строго придерживается реальных фактов. Свидетелем изображенного в повести книжного ауто-да-фе он стал в одном из «магнатских имений» Минской губернии. К сожалению, этот случай был далеко не единичным. В ту самую минуту, когда он въезжал в имение Вихровку, во дворе усадьбы горели огромные костры из книг:
«— Барин в Петербурге. Чем могу служить? — этим вопросом встретил меня приказчик.— В эту минуту из-за его спины взвились две книги и, растопырив листы, как крылья, шлепнулись в огонь.— Что вы тут делаете? — спросил я вместо ответа и поспешил к корзинам. Обе они верхом были нагружены книгами, книги же горели вместо дров и в кострах.— Очисточку производим...— снисходительно пояснил приказчик.— Дрянь всякую велел барин посжечь! — Появилось еще двое людей, приволокших новую корзину с книгами.— Ради бога, подождите, не жгите! — воскликнул я.— Дайте сперва мне пересмотреть, может быть, я куплю их у вас? — Пожалуйста... только смотреть не на что: одно лохмотье!..» С разрешения приказчика Минцлов пересмотрел все книги в корзинах, приговоренные к сожжению. «Это были, главным образом, журналы «Москвитянин», «Современник» и другие, но среди них мне попались Снегиревские: «Русские в своих пословицах» и «Русские простонародные праздники и суеверные обряды». Затем его проводили в библиотеку: «Среди книг царил хаос. Местами они лежали кучами, многие были растрепаны и не переплетены. У полок стояла бельевая корзина, наполненная ими же. — Вы это все намерены сжечь? — с ужасом спросил я приказчика, указывая на полки.— Зачем же все-с? — ответил он — только что без переплетов, то приказали барин изничтожить. Изволите сами видеть — срамота ведь, лавочка на толкучке, а не как в Европе-с! — Значит, можно будет отобрать у вас кое-что из того, что без переплетов? — Да хоть все заберите-с — для нас одно удовольствие! И эту дубину сожжем! — угрожающе добавил он, видя, что я снял с полки одну из лежавших поперек нее книг большого формата,— хоть и в переплете, а никуда не входит! Что не под ранжир, все, значит, приказали барин похерить! — Да сам-то он пересматривал книги? — Приказчик даже как будто обиделся: — Что вы-с? До этого они, извините, не доходят-с! Они что стеклышко всегда, а тут изволите видеть что — разврат-с. Мне приказано: «На эти книжки, изволили они сказать-с, только смотреть можно, а читать их немысленно-с»! А вот не угодно ли взглянуть на диван: книжечка кожаная на подушках лежит, та самая-с, что покойный барин в ручках перед сном держивали... чтобы не соврать, годов двадцать ее здесь помню! Я развернул ее: то было туманное «английское творение» Юнга «Плач, или Нощные мысли о жизни, смерти и бессмертии», изданное в Петербурге в 1799 году.— Каждый день он ее читал? — удивился я.— Нет-с... в ручках только держали, для сну, так я полагаю-с!.. Пересматривал я только книги без переплетов и наткнулся среди них на значительное количество весьма любопытных...— И вдруг,— продолжает Минцлов,— глаза мои наткнулись на две старинные, едва затиснутые на полку книги в четверку, с полустертыми натисками на корешках: «Житие и славные дела Петра Великого». У меня екнуло сердце — неужто это Феодози? Неужто венецианское издание?! — думал я, с усилием высвобождая большие томы. Наконец, я вытащил один и развернул: оно и есть. С титульного листа на меня глянуло — «Венеция, 1772 года».— А эту будете жечь? — спросил я не своим голосом. Приказчик сидел, развалившись в кресле.— Эту? — тоном судьи произнес он, принимая от меня книгу и взвешивая ее на руке.— Будем! — Значит, я могу их взять? — Всенепременно!..— Я все еще не верил своему счастью: — Наверное сожгли бы, правда? — Не утруждайте себя беспокойством! — небрежно ответил он,— есть о чем разговор иметь!..— Я молча отложил драгоценные книги к кучке уже отобранных мной. Немного погодя опять попалась переплетенная книжка, тоненькая и большого размера. Я раскрыл ее. То были письма царевича Алексея Петровича, увидевшие свет в Одессе в 1849 году.— Эта тоже не под ранжир? — уже смело заявил я, показывая свою находку.— Крысиная снедь... в печку! И охота вам соприкасаться, ей богу, пылища, паутина!..— Я присоединил ее к своим. Становилось уже темно и приходилось отложить окончание моей ревизии до утра. Приказчик, несмотря на мои протесты, забрал в охапку все отложенные мной книги и сам понес их.— Уж не знаю, как благодарить вас! — сказал я, идя с ним по залу.— Такие это все интересные книги, что и сказать не могу: я и не видал никогда даже некоторых!..— Помилуйте, что вы?! — воскликнул приказчик. Для вас оно, конечно, лестно, а для нашего барина — тьфу! Эдакую Азию в доме развели — до невозможности! В два дни велено, чтобы все это как стеклышко было... как по ниточке выровнять! В моей комнате Петр Иванович ссыпал на диван свою ношу, отряхнулся и подал мне руку с растопыренными пальцами... Я остался один со своими спасенными от огня сокровищами. Верите ли, читатель, схватил я оба старые, чуть тронутые червем тома Феодози, прижал их к груди и сочно отчмокал их — такая радость, такой восторг наполняли меня». Пока, как мы видим, дела нашего собирателя шли блестяще... Однако на его пути встречались не только исполненные пустого гонора старики и глупые приказчики, но и «собаки на сене» — собакевичи и коробочки. Почуяв поживу, эти невежды пытались сорвать с Минцлова изрядный куш за свои заплесневелые сокровища. На чердаке одного старого помещичьего дома библиофил обнаружил груду книг в кожаных переплетах и два сундука, набитых бумагами. «С час, должно быть, разбирался во всем этом,— рассказывает он.— Часть книг, ближайшая к окну, не имевшему стекол, была безнадежно испорчена дождями и снегом. Другая, уцелевшая, состояла глазным образом из переводных романов и оригинальной беллетристики XVIII и самого начала XIX века. Там отыскался «Бурсак» и «Два Ивана» Нарежного — этого предшественника и предвестника Гоголя, маленькие милые книжечки: «Алберт, или Стратнавернская пустыня», увидавшая свет в Орле в 1822 году и, «Замок в Галиции», 1802 года, «Лангедокская путешественница», 1801 года, любимая гадательная книга тех дней — «Волшебное зеркало Великого Алберта» и — милые томики, увлекавшие наших прабабушек, заполнявшие их мечты и досуги. Шелестели страницы; ожило прошлое, со мной говорили деды, их книги обвеивали теплом и радостью, я был во дворце, а не на чердаке, я был счастлив!.. Среди бумаг отыскались письма Разумовского, Энгельгардтов и, каким-то чудом,— графа Аракчеева. Я отобрал целую кучу всякой всячины и когда кончил и встал, то заметил, что перепачкался до невероятия». Новый хозяин поместья — спивающийся купец,— почуяв запах наживы, заломил с путешественника довольно изрядную сумму — 100 рублей. Однако овчинка стоила выделки, и Минцлов не стал торговаться. Совсем неудачной была поездка в соседнее имение, где «жмот-баба» (по меткому определению кучера библиофила) попыталась всучить ему за огромные деньги кучу безвкусных фарфоровых безделушек современной работы и шкаф бульварных романов. Когда же коллекционер отказался от покупки, владелица этих «уников» проводила его такими словами: «Очень жаль, что вас не интересуют редкие вещи. Разумеется, в старине понимать надо, не всякий ее знает!». Можно представить себе, как потешался крупный знаток художественной старины Минцлов над этой репликой. Путешествие за книгами подходило к концу... Пара белых вислоухих лошадок, спотыкаясь в разъезженных колеях, медленно тащила столь необычный для них груз. Но если лошадки сохраняли стоическое равнодушие, то их хозяин — кучер Мирон — был оскорблен в лучших своих чувствах. Все в его кулацкой душе восставало против бессмысленной (а, может быть, и опасной!) поездки. Между возницей и седоком состоялся такой примечательный разговор:
«— Ты это что же, купил? — спросил меня Мирон, указывая на книги. В тоне его ни прежней почтительности, ни заискивания не было и в помине.— Купил,— отозвался я.— А сказывал — овес покупать едешь? — Это, брат, ты сказывал, а не я! — поправил я.— Ну? А хотя бы и я: на дело ведь надоумливал! Дешево бы взял!.. А ты ишь чего набрал!,.— Мирон неодобрительно покачал головой.— То-то, думал я: жидок ты для купца! Некоторое время мы ехали молча.— На что тебе книжки-то? — заговорил опять Мирон. Мысль о них, видимо, не давала ему покоя.— Читать.— Эдакую уймищу? Это, брат, зачитаешься!! — Он опять качнул головой и собрал рот в виде комка.— А пачпорт-то у тебя есть? — вдруг строго спросил он.— А тебе на что? — Да бог же тебя знает, кто ты такой? Может, тебя не возить, а по начальству я предоставить должон? Один вот возил такого же у нас по уезду с книжками, да до острога и довозился!.. У меня было необыкновенно весело на душе... забавен был и мой встревожившийся возница; если бы я вез тигра, вероятно, он был бы обеспокоен гораздо меньше.— Не сумлевайся,— в тон ответил я ему,— и паспорт есть и бумагу особую на разъезды имею от начальства!..— С печатью? — С орлом даже! — Мирон просиял.— Ну, тогда дело свято! — воскликнул он,— а уж я было высаживать тебя хотел, ей богу! Долго ли до греха; сейчас тебя урядник за хвост и пожалуйста! По-настоящему, как я понимаю, все книжки собрать, да в землю зарыть следовает: один вред от них! Живет человек, как человек, можно сказать, хозяйственный, а почитает книжку — и шабаш: сейчас коней воровать, либо пьянствовать начнет! На что ты их, скажи на милость, скупаешь? — Не одни книжки, я всякую старину собираю: тарелки, чашки фарфоровые, серебро, все что придется...— Ну, так, так, так! — совсем успокоившись, сказал Мирон.— Это ничего, это дозволяется!». Перед нами прошли некоторые страницы библиофильской повести Сергея Рудольфовича Минцлова. К сожалению, в наши дни только они и напоминают о книжном собрании, некогда столь знаменитом. Судьба этой библиотеки сложилась столь же печально, как и судьба ее владельца. В начале 1925 года тяготы эмигрантской жизни вынудили Минцлова расстаться со своими любовно собранными за долгие годы книгами. Лишенный своего последнего духовного прибежища, в полном забвении, Минцлов закончил свои дни в Риге в 1933 году. В последние годы жанр рассказа о книжных поисках и находках завоевал широкую популярность среди читателей. Радуясь успехам отечественной библиофильской прозы, стоит вспомнить о первых днях зарождения этого интереснейшего жанра и о человеке, который стоял у его истоков,— Сергее Рудольфовиче Минцлове. Не менее интересна и другая знаменитая работа Минцлова-младшего, проработанная на основе модной тогда науки: статистики. В далеком 1914 году вышла в Петербурге тиражом 100 экземпляров небольшая брошюрка под интригующим названием «Власть имен (Странное...). О влиянии имени на судьбу человека». Ее автор, С.Р. Минцлов пишет: «К числу туманных загадок, на которые натыкается человеческий разум, относится влияние на нравственный облик и судьбу человека его имени. Почему существует — на этот вопрос ответа, вероятно, никогда не будет...» Не пытаясь разгадать тайну влияния, С.Р. Минцлов в то же время указывает на ряд фактов, подтверждающих, по его мнению, то обстоятельство, что каждое имя пробуждает в человеке наиболее свойственные этому имени черты. Говорит он исключительно о России, берет за основу исследования круг известных писателей, композиторов, актеров, военных. Из выкладок С.Р. Минцлова получилось, что известные люди чаще всего носят имена Николай, Александр, Иван, Михаил, Федор и Лев. В то же время целый ряд мужских имен, весьма часто встречающихся в жизни — Андрей, Борис, Яков, Степан, Ипполит, Кузьма, Никита, Леонид, Максим, Марк, Роман, Матвей и некоторые другие, по мнению исследователя, «упорно стоят в тени у судьбы, и редкие из которых дают обществу сколько-нибудь примечательное лицо». Минцлов считает, что имя не только как бы предрекает человеку выдающееся или теневое положение в жизни, оно заранее до некоторой степени очерчивает и его характер. Приведем характеристики имен по данным Минцлова.

Мужчины:


Апостол Павел был до обращения грубым, резким и властным человеком.
Георгий, переименованный из Игоря, несет жадность, скупость, бездарность и незадачливость.
Сергеи, не выдвинувшие из своей среды ни одного великого человека, чаще чем другие являются в роли отцов великих людей: Пушкин, Грибоедов, Тургенев, Даргомыжский.
Александры почти сплошь весельчаки, то, что зовем душа-человек и бесшабашная голова.
Петры в огромном большинстве люди с тяжелым характером, кряжи, тугодумы и упрямцы, еще тяжелее их Степаны — не любящие препятствий их нраву.
Владимиры и Михаилы просты, добродушны и бесхарактерны, но первые настойчивее и упрямее; бесхарактерны, но двойственны, себе на уме и расчетливы большинство Алексеев.
Вралей больше всегда между Дмитриями, Николаями, Василиями.
Дмитрии — слегка фанфароны;
Константины — неудачники, они резче, язвительнее и неприятнее других по характеру;
Иваны и Глебы — женственны;
Анатолии почти всегда красивы и, тоже почти всегда, пусты и фатоваты.
Между Петрами совершенно отсутствуют выдающиеся художники и крупные литераторы, фантазии они лишены совершенно.
Павлы бесталанны и выдвигаются только как актеры, среди них нет ни писателей, ни композиторов.
Вечно ищущие, чуткие души у Федоров.
Викторы завистливы и в большей или меньшей степени неприятны.
Кто знает счастливого Бориса? Имя это — символ несчастий, тяжелой жизни и зачастую сумасшествия.
Мягкость, душевные надрывы и недобрую судьбу несет имя Глеб.
Мрачны и суровы дни Павлов, тоже зачастую недобром кончающих жизнь свою.
Значительный процент сумасшествий падает на имя Константин.

Женщины:

Александры — положительные, бережливые, но весьма скрытные и с тяжелым характером.
Анны — весьма вспыльчивы и нередко грубы, браки с ними в большинстве случаев неудачны, скуповаты.
Антонина — веселость и легкомыслие, часто бесрассудны.
Валентина — это Анатолий в юбке, почти всегда хорошенькая, кокетливая, пустая, характер у нее взбалмошный, имеет тяготение к искусству.
Веры — содержательны, вдумчивы, редко открывают тайники души для других, добры, часто думают о других больше, чем о себе, доверчивы, и потому удары судьбы часто обрушиваются на это имя.
Елизавета — имя приживалок и людей, вечно находящихся в тени и на вторых ролях. В браках несчастливы.
Лидия — семьянинка и хозяйка. Всегда добрая, вспыльчивая, нередко завистливая.
Людмила — определенный, резкий человек, редко счастливый; скупа.
Добра, но эгоистична, весьма вспыльчива и ограниченна Наталья, редко встречаются между ними счастливые.
Ольга — вероломна и бесталанна, любит посплетничать, часто зла и мстительна. Имя наиболее часто встречается среди интеллигентных преступниц и «роковых» женщин.
Прасковья — добра, глупа, вспыльчива. Стоит на первом месте по плодовитости.
Ксения — определенна и положительна, хозяйка и расчетлива.
Не глубока веселая и многоглаголивая кокетка и неудачница Клавдия.
Надежда — имя страдательное. Счастливая Надежда — такая же редкость, как и Борис среди мужчин.
Зинаида — ищущая неведомое ей самой, мятущаяся и всегда неудовлетворенная душа, живет больше головой, чем сердцем. Жизнь редко не с изломом. Талантлива.
Любовь — ограниченна, мелочна, скуповата, вспыльчива.
Но вернемся к основной теме статьи.

Список редчайших книг "по Минцлову"

Описано 250 книг.


1. * Абрамов, Я. Сельский календарь на 1888 г. Спб. Изд. Павленкова.

Уничтожена за статью «Советы переселенцам». Будет большой редкостью, т. к. продана была незначительная часть издания, и по неведению, очевидно, не сохранилась в провинции.
2. * »              » В поисках за правдой. Сборник раcсказов. 2-ое изд. Спб. 1884 г.
3. * Азбука социальных наук. В 3 частях. Спб. 1871 г. (Автор Флеровский).
Из более редких к этой категории, т. к. проданные экземпляры отбирались при обысках и уничтожались. Выпущены были только 2 части.
4. * Акафистник. Печатан в Почаевской тип. 1823 г.
5. *** Александров, Н. Пропал. Роман из быта сельского духовенства. Спб. 1875 г.
6. *** Алферьев, И. Женское дело в Европе и в Америке. Спб. 1873 г.
7. *** Армянские беллетристы, драматурги и поэты. Сборник под ред. Веселовского и Берберьяна. М. 1894 г.
8. * Афанасьев, А. Народные русские легенды. Изд. Щепкина и Солдатенкова. М. На обложке 1860 г. на титульном листе 1859 г.
9. * Бабиков, К. От колыбели до могилы. Мужчина и женщина. Картины и очерки публичной и семейной жизни современного русского общества. М. 1873 г.
10. * Бантыш-Каменский. Россиянин при гробе патриарха Гермогена. М. 1804 г.
11. * Блан, Луи. История великой французской революции. Перевод Антоновича. Т. 1-ый. Спб. 1871 г.
12.  *** »       » История февральской революции 1848 г. Т. 1-ый. Изд. Гриднина и Рождественского. Спб. 1872 г.
13. *** Блос, В. Французская революция. Исторический обзор событий и общественного строя Франции с 1787-1804 г. Т. 1-ый. Спб. 1895 г.
14. *** Бебель, А. Женщина в прошлом, настоящем и будущем. Перевел с 30-го нем. изд. Гордона. Изд. Орехова. Спб. 1900 г.
15. ** Берг, Н. Записки о польских заговорах и восстаниях. М. 1873 г.
16. *** Библия. Спб. 1739 г.
Было напечатано 139 листов по 19 стих 15 главы 3-ей кн. Ездры, затем листы были уничтожены, как неправильно переведенные.
17. *** Бильбасов, В. История Екатерины II-ой. Том 2-ой. Спб. 1890 г.
Редчайшая.
18.* Бобровский, А. (псевдоним А. Суворина.). Всякие очерки современной жизни. Изд. А. Суворина, Спб. 1866 г.
У А.Е. Бурцева в «Библиографическом описании редких и замечательных книг» Спб. 1901 г. автор ошибочно назван «Бобринский». У Н. Б.(ерезина) в «Русских книжных редкостях» книга эта неправильно показана уничтоженной до выхода в свет; находилась в продажи, около недели. Из более редких в этой категории.
19. Боборыкин, П.Д. Жертва вечерняя. Роман в 4 книгах. Изд. Шигина, 2-ое. Спб. 1872 г.
В. Фрейман в своем «Библиотекаре» М. 1888 г. вып. I, ошибочно показал эту книгу уничтоженной; в действительности издание было только задержано, хранилось в кладовой и в настоящее время имеется в продаже. Редкостью не является (без звездочки)!
20. *** Богучарский, В. (Яковлев). Три западника сороковых годов (П. Чаадаев, В. Белинский и А. Герцен). Историко-литературные очерки. Изд. О. Поповой. Спб. 1901 г.
21. * Борткевич, И. Продолжение записки о гербовых пошлинах и о налоге на наследственные имущества. Спб. 1888 г.
22. * »                   » Государственные конверсии 1888-9 г. Спб. 1890 г.
Разрешена была к напечатанию в количестве 100 экз.; значится в списке запрещенных книг.
23. * »                  » Несколько слов по поводу статьи «Финансовые итоги наших конверсий», помещенной в газете «Новое Время» 1-го мая 1890 г. Спб. 1890 г.
24.*** Брандес, Ч. Главные течения литературы XIX столетия. Лекции, читанные в Копенгагенском университете. Перевод Шродтмана. Часть 3-я. Реакция во Франции. Изд. Неведомского. М. 1888 г.
25. * Брань Архистратига Михаила с сатаною. Киев 1853 г.
26. * Брут И. Ночь на новый год. Сказка. Томск. 1885 г.
27. * Бут, А. Биография и деятельность Роберта Овена. Перев. с англ. Спб. 1870 г.
28. *** Буа-Жильбер. Крушение цивилизации. Спб. 1898.
29. * Бюхнер. Откуда мы, кто мы, куда мы. Перевод с немецкого. Изд. Деспота-Зеновича. Спб. 1872 г.
30. *** Венгеров, С. История новейшей русской литературы. От смерти Белинского до наших дней. Ч. 1-ая. Конечные годы дореформенной эпохи. 1848-55. Спб. 1885 г.
31. * Верморель. Ж. Мара, друг народа. Изд. Гриднина и Рождественского. Спб. 1871 г.
32. * Весоловский, Ф. Русско-польский союз. Спб. 1890 г. В каталогах цензуры автор везде неправильно именуется Веселовским.
33. * Виноградов, И. Священная история Ветхого и Нового завета, содержащая 268 глав священных повествований, изъясненных из писаний св. Отец. Перевод. М. 1802 г.
34. Возмутительницы, или кто же тут социалисты. Юмористический роман из времен непонимания друг друга. Спб. 1881 г.
Сведений об этой книге не имею.
35. * Воейков, П. Наука и жизнь. Комедия современной жизни в 2 действ. Спб. 1877 г.
36. ** Волгин, А. Обоснование народничества в трудах В. В. Воронцова. Спб. 1896 г.
37. *** Вольтер, Ф. Философия истории. Перев. с фр. под ред. Зайцева. Спб. 1868 г.
38. * Воронин. Голос веры или собрание духовных песен и псалмов для пения, для употребления при общественном и домашнем богослужении христиан баптистского исповедания. Тифлис 1882 г.
39. * Вревский, Н. (барон.) Практическое руководство к изучению гемотерапических способов лечения целебной водой барона Н. Вревского. Выборг. 1889 г. Запрещена и уничтожалась Медицинским Департаментом.
40. * В поисках женской любви. 100 рассказов Мопассана, Золя, Бурже и др. М. 1892 г.
41. * В защиту трезвости и света! Изд. Грайворонского христианского общества трезвости и воздержания. Типография Курского губернского правления.
42. * Вятская незабудка. Памятная книжка Вятской губ. на 1878 г. Спб. 1878 г.
43 * Гарридо. Современная Испания, ее умственный и материальный прогресс в XIX столетии. Перевод под редакцией Рождественского, изд. Котомина. Спб. 1869 г.
44. *** »        » тоже. Издание Полякова. Спб. 1870 г.
45. *** Гартполь. История возникновения и влияния рационализма в Европе. Том 2-ой. Изд. Полякова. Спб. 1872.
40. *** »           » История нравственности в Европе от Августа до Карла Великого. Перевод с английского, том 1-ый, выпуск 1-ый. Издание Иероглифова. Спб. 1873 г.
47. * Гауптман. Ткачи. Драма в 5 действ. Перев. с нем. 1895 г.
48. *** Геккель, Э. Естественная история миротворения. Перев. со 2-го нем. изд. Герда, Спб. 1873 г. Большая редкость. Фрейман неправильно указывает год издания — 1872 и автора именует Иеккелем.
49. *** »         » История племенного развития организмов. Перевод с нем. Лауница, под редакцией проф. Брандта. Спб. 1879 г.
50. * »                » Наше современное знание о происхождении человека. Реферат. Издание СПБ-го акционерного о-ва «Издатель». Спб. 1900 г.
51. *** Гелленбах, Л. Опыт философии здравого смысла. Мысли о сущности человеческого явления. Перевод с немецкого. Изд. Аксакова. Москва, 1885 г.
52. *** Геттнер, Г. История всеобщей литературы XVIII века. Том 3-й, книга 2-ая. М. 1874 г.
53. * Гиляровский, Вл. Трущобные люди. Этюды с натуры. М. 1887 г.
54. * Гиляров, Ф. 15 лет крамолы. Том 1-ый. (более не выходило) М. Русская типография. 1883 г.
55. *** Гобз, Т. Левиофан, или о сущности, форме и власти государства. Перевод с английского Автократова и Зайцева. Изд. Полякова. Спб. 1868 г.
56. * Гогель. Иосафат Огрызко и Петербургский революционный ржонд в деле последнего мятежа. 2-е изд. Вильно. 1867 г.
Часто смешивают это издание с распроданным изданием 1866 г.
57. * Гра, Ф. За отечество! Повесть из истории Франции. Перевод с франц. Спб. 1898 г.
58. *** Грец, Генрих «История евреев». 1-й полутом; перевод с нем. с предисловием Моргулиса. Издание Одесского отделения общества для распространения просвещения между евреями в России. Спб. 1893 г.
59. * Гюго, В. Клод Гё. Перевод с французского. Спб. 1867 г.
Большая редкость.
60. *** Грациан, придворный человек. С франц. на российский язык переведен канцелярии Академии Наук Сергеем Волчковым. А напечатана сия книга по Всевысочайшему повелению и в первое лето Богом хранимой державы Его Императорского Величества Иоанна III, Императора и Самодержца Всероссийского, во время благополучного правления государством Ея Императорского Высочества благоверной Государыни, Великой Княгини и Правительницы всея России Анны. При Императорской Академии Наук. 1741 г.
По распоряженью Императрицы Елизаветы Петровны издание было изъято и титульные страницы перепечатаны. Известны всего три уцелевших экземпляра. То же самое было произведено со всеми книгами, напечатанными в царствование Иоанна Антоновича.
61. * Даль, В. (Казак Луганский). Сказки. Пяток 1-ый. Спб. 1832 г.
За 1-ю и последнюю сказку книга отбиралась из магазинов и уничтожалась; уцелело сравнительно много экземпляров.
62. *** Данилов, Н. Земля, рабочий труд и капитал в русской сельско-хозяйственной промышленности. М. 1877 г.
63. * Денница, альманах. Изд. Максимовича. М. 1831 г.
Отбирался за статью И. Кирчеевского о Новикове.
64. *** Де-Роберти. Прошедшее философии. Опыт социологического исследования общих законов развития философской мысли. Общедоступное издание. М. 1887 г.
65. * Двенадцать спящих бутошников. Поучительная баллада Е. Фитюлькина. М. 1832 г. Настоящая фамилия автора — Проташинский.
66. *** Дидро, Д. Романы и повести. Перев. с франц. Зайцева, Том 2-й. Спб. 1872 г.
67. *** Древняя Русь. Исторический очерк древне-русской жизни до Петра Великого. Издание 2-ое, без перемен. Спб. 1897 г. 1-е изд., распроданное, вышло в 1867 г. и ценится до 10 р.
Большая редкость.
68. *** Душенька. Древняя повесть в вольных стихах. Изд. 6-ое. М. 1811 г. Изд. И. Б. Самое полное; до выпуска в продажу сгорело в пожар 1812 г.
69. * Дедушка Егор. Рассказ. Спб. 1873 г.
70. ** Дю-Кир, И. (Кирилов.) Маленькие сирены. Очерки и рассказы. Спб. 1903 г.
В продажу книга поступила в весьма изуродованном виде; во многих местах разбивка сделана так широко, что страницы производят впечатление напечатанных стихами, нумерация некоторых страниц обозначена двумя цифрами и т.д. Редчайшая.
71. *** »                               » Болотные лилии. Книга о женщинах не для женщин. Спб. 1902 г.
Редчайшая.
72. *** Елисьев, Г. Сочинения со вступительной статьей Михайловского. Том 1-й. Изд. Солдатенкова. М. 1894 г.
Большая редкость.
73. * Емельянов-Коханский. Шепот сатаны. М. 1896 г.
74. * Жадовский. П. Житейские сцены. М. 1859 г.
75. *** Жданов, Е. Всемирная Илиада. Опыт исторической хрестоматии в стихотворениях русских и иностранных поэтов. Спб. 1886 г.
76. * Житие великого угодника Божия, святителя и чудотворца Николая, архиепископа Мурликийскаго. Перевод. Изд. Глазунова. 1843 г.
77. * Жизнь знаменитого Астраханца или странные приключения Уланбира, сына одного богатого мурзы. 2 ч.ч. М. 1811 г.
Большая часть издания сгорела в 1812 г.
78. * Жуковский, В. Сочинения. 13 томов. Карлсруэ и Спб. 1849-57 г.
Печаталось на цветной бумаге и почти все издание погибло во время пожара.
79. *** Записки декабриста. Материал для истории возмущения 14 декабря 1825 года и участников его. Перевод с немецкого. С приложением донесения следственной комиссии по этому делу. Спб. 1869 г.
80. *** Записки идеалистки между двумя революциями. 1830-48 г. Мемуары женщины Германии 40-х годов. Перевод с франц. Цебриковой. Спб. 1871 г.
81. *** Звездочка. Альманах. 1826 г.
Напечатаны всего 61 стр. и уничтожались по делу декабристов.
82. *** Золя, Э. Истина. Роман. Перевод О. Поповой. Спб. (Год издания не обозначен).
Книга не допечатана: напечатано всего 320 стр.
83. * Золя, Эмиль. Библиотека переводов. Вып. З-й. Подачка собакам. Изд. Карбасникова. Спб. 1874 г.
84. ** Золя, Э. Труд. Роман. Перевод О. Поповой. Спб. 1901.
Вышла в сильно изуродованном виде; вырезаны и перепечатаны страницы: 11-14, 55-58, 91-98, 239-244, 281-2, 293-300, 317-8, 335-6, 383-4, 409-10, 495-8, 527-34.
Редчайшая.
85. * Ивельев. Янетерской. Трагедия в 5 действиях. Спб. 1841 г.
Автор И. Великопольский.
86. * Иллюстрированный альманах, изданный И. Панаевым и П. Некрасовым. С рисунками. Спб. 1848 г.
87. *** Исследования по текущим вопросам. Спб. 1872 г.
88. * Истинность старообрядствующей Иерархии противу взводимых на нее обвинений. Издание священно-инока Арсения 1806 г.
89. * Истомина, Н. Сибирь и переселенцы. Изд. Харьковского о-ва распространения в народе грамотности. 1892 г.
90. *** Исторические исследования, служащие к оправданию старообрядцев. В. М. К. М. 1881 г.
Большая редкость.
91. * История бессловесных животных, или физическое описание известнейших зверей, птиц, рыб и т.п., с присовокуплением нравоучительных уподоблений из природы взятых. 5 частей. Перевод с латинского. М. 1803 г.
92. *** Иегер, Г. Генрих Ибсен. (1828-1888 г.) Биография и характеристика. Перевод К. Бальмонта. М. 1892 г.
93. * Каталог систематического чтения. Изд. 2-ое исправленное и дополненное, К. Распопова. Одесса 1883 г.
Рекомендует подбор книг, из которых значительное число запрещено к обращению в библиотеках, некоторые же недозволены к перепечатке.
94. * Каррель, А. Собрание сочинений. Изд. Н. Тиблена. 3 тома. Спб. 1860 г.
Уничтожен том 2-й, где были помещены статьи исторические и политические.
95. *** Каррьер, М. Искусство в связи с общим развитием культуры. Перевод Корша. Том 5-ый М. 1875 г. Том этот истреблен пожаром в типографии.
96. * Кине, Э. Новый дух. Перевод с франц. Издание Жемчужникова и Коломнина. Спб. 1875 г.
97. * Кирилов, Н. Карманный словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Спб. 1845-6 г. Выпуски 1-й и 2-ой.
98. * Китай или мы. Курск. 1904 г. Тип. бр. Ваниных.
99. * Конец времени. 4-ое издание. Спб. 1819 г.
100. * Коренев, А. Без ярлыка. (Вне колеи.) Том 1-ый. Спб. 1872 г.
101. * Костомаров, Н. О причинах и характере унии в Западной России. Диссертация. Харьков. 1841 г. Большая редкость, т. к. отбирались и уничтожались даже розданные экз.; напечатано их было всею 100.
102. *** Княжнин. Я. Вадим Новгородский. Трагедия в 5 действиях, в стихах. Спб. 1793 г.
103. Крафт-Эбинг. Половая психопатия. Спб. Изд. Аскарханова. 1903 г.
Издание задержано и неизвестно будет ли выпущено.
104. * Крестовский, гв. ротмистр. Пограничный надзор. Спб. 1889 г.
105. * Краткое наставление о лечении болезней простыми средствами. М. 1806 г.
106. * Кто чем промышляет. Изд. книжн. магазина В. Солнцева. Одесса. 1891 г.
107. *** Кулиш, П. Хуторская философия и удаленная от света поэзия. Спб. Тип. т-ва Общественная Польза,
108. * Куницын, А. Право естественное. В 2 част. Спб. 1818-20 г.
109. *** Лазарев, М. Наблюдения и впечатления оптимиста. Спб. 1902 г.
Редчайшая.
110. *** Ланжеле и Корье. История революции 18-го марта. Перевод с франц. под редакцией А. Михайлова. Изд. Надеина. Спб. 1873 г.
111. *** Лассаль, Ф. Сочинения, перев. Зайцева. Изд. Полякова, с портретом автора. Спб. 1870 г. том 2-й.
Редчайшая. Первый том, печатавшийся в количестве 3000 экз. был изъят из продажи всего в числе 10 экз., прочие были распроданы. В алфавитном указателе Гл. Упр. по делам печати 1903 г. о книгах запрещенных для публичных библиотек вместо 1-го тома ошибочно назван 2-ой, в продаже не находившийся.
112. * Левшин, А. Историческое сказание о выезде, военных подвигах и родословии благородных дворян Левшиных. М. 1812 г.
Издание это небольшое — сгорело в пожар Москвы.
113. *** Летурно, Ш. Эволюция морали. Лекции, читанные в Парижской Антропологической школе в зимний семестр 1885-86 г.г. Перев. Маржевича. М. 1889 г.
114. *** »               » Прогресс нравственности. Исследование. Перевод Зауэра, Изд. Павленкова. Спб. 1892 г.
115. *** Ливанов, Ф. Раскольники и острожники. Том 5-й. М. 1875 г.
Редчайшая.
116. *** Литературный сборник произведений русского юношества с карикатурами. Спб. 1860-61 г.
117. * Лихачева, Е и Суворина, А. Для чтения. Сборник повестей, рассказов, стихотворений и популярных статей для детей всех возрастов. Спб. 1866 г.
118. * Лобанов, Д. Наука о любви. Спб. 1875 г.
119. *** »           » Философия любви. 2 части. Спб. 1886 г.
120. * Луч. Учено-литературный сборник. Том XI. Спб. 1862 г.
121. *** Луч. Учено-литературный сборник. Том 2-й. Изд. Ткачева. Спб. 1866 г.
122. * Львов. К. Опровержение предсказания проф. Г. Фальба. По поводу брошюры «Через 4 года». Одесса. 1895 г.
123. * Летопись Несторова по списку Лаврентия. М. 1804-1811 г.
Последние 12 листов, редактировавшиеся проф. Тимковским сгорели почти все в 1812 г.
124. * Мантегацца П. Гигиена любви. Перевод с франц. М. 1888 г.
125. *** »                » Гигиена любви. С приложением сообщения Г. Фоль: «Сходство между супругами ». Перевод Анисимова. Спб. 1891 г.
126. *** Макеев П. и Харитонов С. Женщины грешницы. Картины, очерки и рассказы из бытовой, общественной, публичной и домашней жизни красавиц. М. 1882 г.
127. * Марков В. Из огня да в полымя, или вот тебе бабушка и Юрьев день... Не сказка, а быль-побывальщинка. Чтение для народа. Спб. 1876 г.
128. * Мартино, А. Онанизм, софизм и содомия у женщин. Лекции, читанные в госпитале Souroine и собранные интерном М. Lormand’ом. Перев, с франц. Жарновскаго, Нижний Новгород. 1884 г.
129. ** Мартьянов П. Цвет нашей интеллигенции. Словарь-альбом русских деятелей XIX в. Изд. 2-е. Спб. 1891 г.
130. *** Минский, Н. Стихотворения. 1877-82 г. Изд. Бакста. Спб. 1883 г.
131. * Мирбо, О. Дурные пастыри. Драма в 5 действиях. Перевод с французского. Ф. А. Г-ой. Изд. Головни. Харьков, 1900 г.
132. * Миртов, П. Исторические письма. Спб. 1870 г.
133. * Михайловский, В. Краткая Церковная история. Законоучителя 1-го Военного Павловского училища. Спб. 1868 г.
134. * »                          » Очерк истории христианской церкви. Часть 1-я. Спб. 1868 г.
135. * Михайлов И. Скрижали завета в виде христианского календаря. изъясняющие существенную силу всего св. Писания. М. 1801 г.
136. * Михайлов. В. Стихотворения. Редакция изд. Н. Гербеля. Спб. 1866 г.
137. *** Мобилизация нашей армии по действующим постановлениям. Вып. 1-й. Спб. 1888 г.
138. *** Москаль, М. Жертвы тотализатора. Роман. М. 1896 г.
Редчайшая.
139. ** Московский сборник. Из произведений М. Скобелева, И. Аксакова, В. Соловьева и др. Редакция Шарапова. М. 1887 г.
Вырезано: «Из неизданных писем Скобелева».
140. *** Мордовцев. Д. Славянские драмы. Спб. 1879 г.
141. *** »                   » Накануне воли. Архивные силуэты Спб. 1869 г. Тип. Лебедева.
Большая редкость.
142. *** »                   » Накануне воли. Архивные силуэты. Спб. 1890 г.
Большая редкость.
143. * Мусин-Пушкин. Ироическая песнь о походе на половцев князя Игоря Святославича. М. 1800 г. Издание погибло во время пожара Москвы.
144. * Месяца Новембрия в 5 день празднества пресвятой Богородицы ради Афонской чудотворной ее иконы, нарицаемой Скоропослушница.
145. * Мысль и труд. Чтение для юношества. Т. 1-й. Спб. 1876 г.
146. *** Мюллер, В. Политическая история новейшего времени с 1816-68 г. Спб. 1872 г.
147. ** На славном посту. 1860-1900 г. Литературный сборник, посвященный Н. Михайловскому.
Вырезана статья Куприна о значении Н. К. Михайловского в русской общественной жизни. Часть вторая в вырезанных экз. начинается прямо страницей 45-й.
148. *** Нейман, К. История Американских Соединенных Штатов. Том 2-й. Перевод с немецкого. Издание Бакста. Спб. 1873 г.
149. *** Норден. (Маркс.) Политическая экономия. Изд. Павленкова. Спб. 1895 г.
150. * Несколько слов о Костроме. Оттиск статьи из №48 Костромских губ. ведомостей за 1818 г.
151. * Общественное устройство г. Риги. Том 1-й. Спб. 1852 г.
Истреблена почти вся пожаром.
152. * Об отношениях господ к прислуге и о Мировом институте. М. 1874 г.
153. * О мире и согласии. Из вседневных поучений. Месяца марта в 22 день. М.1884 г.
154 *** Омулевский. Шаг за шагом. (Светлов, его взгляды, характер и деятельность). Роман в 4 частях. Изд. 2-ое, Трапезникова. Спб. 1874 г.
155. *** »                » (Федоров). Шаг за шагом. (Светлов, его взгляды, характер и деятельность). Роман в 3 частях. Изд. 2-е. 0. Поповой. Спб. 1890 г.
Уцелело около 10 экз., но все без титульных листов. Экземпляры с титульными листами чрезвычайно редки.
156. * Опыт истории мысли нового времени. Выпуск 2-й (автор Миртов). Задачи истории мысли. Год и место печати не обозначены.
157. * О скопцах. Спб. 1819 г.
В последнее время появилась у антикваров в большом количестве, т. к. часть издания отыскалась в одной из старых кладовых.
158. *** «Отечественные записки». Книга 5-я, 1871 г.
159. ** »                                        » Книга 11-я 1876 г.
Вырезана глава «Пир на вес мир» из поэмы Некрасова «Кому на Руси жить хорошо». Года 1840, 41 и 43 согласно секретному циркуляру от 1852 г. скупались, выбирались из библиотек и уничтожались.
160. * Паргамин, М. Половая жизнь и анализ средств, способствующих зачатию. Киев. 1890 г.
161. * Пеллетан. Семейство. Мать. Перевод под редакцией Баталина. Спб. 1866 г.
162. * Петров, И., свящ. О внешнем Богослужении и наружных действиях человека-христианина. 3 тома. М. 1803 г.
163. *** Писарев, Д. Сочинения. Части -1-я и 7-я. Изд. 2-е. Спб. 1872 г.
164. ** »                                   » Том 2-й, со статьей «Бедная русская мысль», вырезанной из издания по приговору суда.
165. * Писарев, О. Прелести и ужасы разврата публичного, тайного, женского, мужского, корыстного, бескорыстного, его история, статистика, современное состояние, характеристические особенности, обычаи и отношение к нему обществ и правительств; любопытные анекдоты и случаи. Жизнеописания знаменитых своим развратом женщин всех времен и народов в блеске и грязных трущобах. М. 1870 г.
166. * Повествователь древностей Российских или собрание разных достопамятных записок, служащих к пользе, истории и географии Российской. Изд. Новикова. Ч. 1-я, № 1-й (единственный). Спб. 1776 г.
167. * Подолянин, А. Напрасная мечта или принц Зара. Изд. М. Орехова. Спб. 1903 г.
168. * Поморские ответы. Печатаны в Мануиловском Никольском монастыре в 1892 г.
169. *** Попова, О.Н. Виктор Гюго. Поэт и гражданин. Биографический очерк. Спб. 1902 г.
170. * Письма об изучении природы. Сочинение автора «Раздумья». М. 1870 г.
171. * Пнин, И. Опыт о просвещении относительно к России. Спб. 1804 г.
Издание было распродано почти все и запрещено к повторению.
172. * Православная любовь или рассуждение об истинной премудрости и истинном счастии. Перевод с французского. М. 1818 г.
173. *** Протопопов, Д. История С.- Петербургского Комитета Грамотности. Изд. Императорского Вольно-Экономического О-ва. Спб. 1898 г.
174. *** Пругавин, А. Раскол внизу, раскол вверху. Очерки современного сектанства. Спб. 1882 г.
Большая редкость.
175. * »                    » Отщепенцы. Очерки. Спб. 1884 г.
176. *** Прудон П. и Герцен, А. О причинах упадка Франции. Т. 1-й. Спб. 1871 г.
177. * Прянишников, М. Лишение свободы как наказание исправительное. Спб. 1872 г.
178. *** Психопаты благотворительности и действительные филантропы. (Из записок умершего). Спб. 1888 г.
Большая редкость.
179. * Путеводитель по Санкт-Петербургу. (См. № 188).
180. * Радищев, А. Путешествие из Петербурга в Москву. Спб. 1790 г.
Известны всего 5 экземпляров.
181. *** »          » Сочинения. Томы 1-й и 2-й, с портретом и статьей о жизни и сочинениях Радищева — А. Пятковского. Редакция Ефремова, изд. Черкесова. Спб. 1872.
Большая редкость.
182. *** Разсказы. Спб. 1867 г.
183. * Рассказы о преступлениях и невинности. Процесс 1-й. Убийство Фюальдеса. Спб. 1837. Автор Бутович Бутовский.
184. *** Рибо, Т. Философия Шопенгауэра, с приложением избранных мест из сочинений Шопенгауэра. Перевод под ред. В. Чуйко. Изд. Губинского. Спб. 1889 г. Редчайшая.
185. *** Ренан, Э. Философские опыты. Перевод под редакцией В.Чуйко. Изд. Семенова. Спб. 1888 г. Большая редкость.
186. »                  » Марк Аврелий и конец античного мира. Перевод Л. Гуревич. Спб. 1902 г. Книга задержана до сих пор и неизвестно будет ли уничтожена, или подвергнута вырезкам.
187. * Ров-на, Г. Путеводитель по С.-Петербургу, окрестностям и дачным местностям. 1895 г.
Уничтожено за эротическое направление в некоторых описаниях.
188. *** Родбертус. Выбранные места. Перевод А. К-ва. Изд. Солдатенкова. М. 1897 г.
189. ** Розанов, В. В мире неясного и нерешенного. Спб. 1904 г.
Вырезаны последние четыре страницы, заключавшие «письма об обрезании». Книга в продаже находилась 2 недели.
190. * Российский Театр, или полное собрание всех российских театральных сочинений. Том 39-ый. Спб. 1786-1794 г.г.
Из него вырезана и сожжена трагедия Княжнина: «Вадим Новгородский».
191. *** Россель. Посмертные записки, сочинения и письма, собранные и приведенные в порядок Ж. Амигом. Перевод с французского под ред. Н. Павловскаго. Спб. 1872 г.
192. *** Русские люди о евреях. Спб. 1891 г.
193. ** Русский Вестник. 1895 г. № 6.
Вырезана статья В. Розанова: «0 подразумеваемом смысле нашей монархии».
194. * Самоучитель для начинающих обучаться грамоте. С 9 рис. и картою земного шара. Изд. К. П. Спб. 1865 г.
195. * Сборник рассказов в прозе и стихах. Спб. 1871г.
196. * Сборник 1871 г. Редакция журнала «Библиотека». Спб. 1871 г.
197. * Сборник рассказов в прозе и стихах. Спб., тип. Бакста. 1868 г.
198. * Сборник духовных стихотворений для христиан Евангелическо-лютеранского вероисповедания. Изд. Д. Аврахова. Севастополь. 1892 г.
199. * Систематический указатель лучших книг и журнальных статей. (1856-83 г.) Изд. библиотеки Товарищества братья Покровские. Челябинск, Оренбургской губ. 1883 г.
Причина уничтожения та же, что и каталога Распопова.
200. * Сементковский, Р. М. И. Катков. Его жизнь и публицистическая деятельность. Биографический очерк. Изд. Павленкова. Спб. 1892 г.
В продаже находилась менее 3 недель.
201. ***Скабичевский, А. Очерки развития прогрессивных идей в нашем обществе. Спб. 1872.
202. * Сказки духов, или забавны наставления Горама, сына Асмарова. 6 частей. М. 1785 г.
203. * Скалон, В. Артели на Руси. М. 1873 г.
204. *** Скроховский, де. К. О Железнодорожное хозяйство и бюрократизм. Спб. 1888 г.
205. ** «Современник», книга № 3. 1866 г.
Вырезана статья Ю. Жуковского «Вопрос молодого поколения».
206. *** Современные вопросы. Выпуск 1-й. Спб. 1873 г.
207. ** Соловьев, Е. В раздумьи. Очерки и рассказы. Изд. Павленкова. Спб. 1892 г.
Вырезаны и перепечатаны с.с. 92-7, причем шрифт перепечатанных совершенно другой.
208. ** »             » Л. Н. Толстой, его жизнь и литературная деятельность. Биографический очерк. Спб. Изд. Павленкова. 1894 г.
209. *** Соколов, Н. Отщепенцы. (Les refractaires.) Спб. 1866 г.
Большая редкость.
210. * Сон пресвятой Богородицы в граде Вифлееме. Одесса. 1883 г.
211. * »                                                  » (та же книга.) Одесса 1884 г.
Апокрифическое сказание; брошюрка заключает в себе всего 36 стр.
212. ** Сопиков В. Опыт Российской библиографии, или полный словарь сочинений и переводов, напечатанных на русском и славянских языках по 1813 г. 4-й том. Спб. 1813-21 г.г.
Перепечатаны страницы 250 (о путешествии Радищева) и 181-рецензия на издания Пономарева.
213. *** Спиритуалистическая философия. Спб. 1889 г. Уцелело 50 экземпляров.
Книга о духах, содержащая начала спиритуалистического учения о бессмертии души, о натуре, о нравственных законах, о настоящей и грядущей жизни и будущности человечества по учению высших духов с помощью многих медиумов (автор: Аллан Кардек). Изд. Г. П. И. О'Рурк.
214. *** Спенсер, Г. Социальная статика. Изложение социальных законов, обусловливающих счастье человечества. Перевод с англ. Изд. Полякова. Спб. 1872 г.
215. * Станевич, Е. Беседа на гробе младенца о бессмертии души тогда только утешительном, когда истина оного утверждается на точном учении церкви. Спб. 1818 г.
Памфлет на мистиков. Большая редкость т. к. сейчас же по выходе в свет была конфискована и отбиралась даже у купивших ее лиц.
216. *** Стенографический отчет по делу о революционной пропаганде в Империи. Заседания Особого присутствия Правительствующего Сената. Том 1-й. Спб. 1878 г.
Большая редкость.
217. *** Страус, Д. Вольтер, его жизнь и сочинения. Перевод с нем. под редакцией Страхова. Спб. 1871 г.
218. * Сын церковный. 100 глав о разных предметах по раскольническому рассуждению и толкованию.
219. ** Татищев. Император Александр II. Изд. Суворина. Спб. 1903 г.
Вырезаны и перепечатаны страницы, на которых упоминалось о бракосочетании с кн. Юрьевской.
220. *** Толстой, Л. Сочинения. О жизни. Часть 13-я. М. 1888 г.
221. * Три разговора священника с прихожанами об истинном пути к спасению. Спб. 1819 г.
222. * Трецек, Л. Через четыре года. (1 ноября 1899 г.) По предсказанию профессора Фальба. С 3-го нем. издания. Одесса. 1895 г.
223. * Указы Всепресветлейшей, Державнейшей Великой Государыни Императрицы Екатерины Алексеевны с 28 Июня 1762 г. по 1763 г. Спб. 1763 г.
По вступлении на престол Императора Павла книга эта отбиралась и из нее вырывали манифест «О восшествии на престол Екатерины II».
224. * Утин, Ев. Франция в 1871 г. Политические эскизы. Спб. 1872 г.
225. ** Фаресов, А. Против течения. Н. С. Лесков. Спб. 1904 г.
Вырезано предисловие полемического характера.
226. *** Фейгин, Ф. Недостатки врачебной помощи в нашей действующей армии в кампании 1877-79 г.г. Заметки полевого хирурга. Спб. 1895 г.
Большая редкость.
227. *** Филипов. М. Скорбящие. Роман. Спб. 1873 г.
228. *** Финлей, Г. История Византийской и Греческой империи с 716-1453 г.г. М. 1878 г.
229. *** Флеровский. Положение рабочего класса в России. Наблюдения и исследования. Изд. П.(олякова.) Спб. 1872 г.
Редчайшая. Издание 1869 г. почти все распроданное, неправильно показывается уничтоженным. Уничтожалось лишь при обысках.
230. * Флетчер. О государстве Русском. М. 1847 г. Известны 10 экземпляров.
231. *** Флобер, Г. Искушение пустынника. М. 1879 г.
Редчайшая.
232. *** Фохт, И. Девятнадцатый век. Спб. 1901 г.
233. *** Ф. Г. Слово подсудимому! С письмами гр. А. Толстого, В. Чичерина, В. Соловьева и В. Короленко. Спб. 1891 г.
234. * Хризомандер. Аллегорическая повесть различного, весьма важного содержания. М. 1783 г.
Уничтожена по распродаже значительной части издания.
235. * Чанцев. А. Петербург. Бытовые этюды. Спб. 1884 г.
236. * Часовник. Печатан в Москве в лето 7148-е (1640 г.) при царе Михаиле Феодоровиче и патриархе Иоасафате.
Редчайшая.
237. * Чеботарев. Четвероевангелие, т. е. свод воедино всех четырех евангелистов. 1803 г.
238. * Четыре странника или правда и кривда. Сочинение А. Д. В. 3-е изд. М. (без обозначения года печати).
239. * Чтения в обществе Истории и Древностей. Год 48-й, кн. 1-я.
Из нее вырезаны: Флетчер — «О государстве русском»; вместо него вставлено: Аделунг «Обозрение путешествий по России».
240. * Шашков, С. Женское дело в Америке. Спб. 1875 г.
241. * »              » Общедоступный календарь на 1879 год. Спб. 1878 г.
242. * Шафранов, С. Человек по сердцу Божию, псалмопевец и царь Давид. Извлечено из библейских книг. Рига. 1866 г.
243. * Швейцер. Люцинда. Роман. Перевод с немецкого. Спб. 1872 г.
244. *** Шерр, И. Исторические характеристики и этюды. Перевод Антоновича. Изд. Полякова. Спб. 1870 г.
245. *** »         » Человеческая трагикомедия. Очерки и картины. Перевод с немецкого. М. 1877 г.
246. ** »           » Комедия всемирной истории. Исторический очерк событий 1848 г. Том 1-й. Изд. О. Поповой.
Вырезано предисловие; начинается прямо со стр. 27. Редчайшая!
247. *** Штейн, Л. История социального движения во Франции с 1789 г. Т. 1-й. Спб. 1872 г.
248. * Юрьев, М. В потемках. Роман. М. 1895. г.
249. * Ярошко. Рабочий вопрос на юге. Его прошлое, настоящее и будущее. М. 1894 г.
250. * Федоров, Ф. Правда о мужчине и женщине. Спб. 1858 г.

P.S. «Ах, это писательское ремесло! — Это не только мука, но целый душевный ад. Капля по капле сочится писательская кровь, прежде нежели попадет под печатный станок. Чего со мной не делали! И вырезывали, и урезывали, и перетолковывали, и целиком запрещали и всенародно объявляли, что я — вредный, вредный, вредный!!!». Так писал М.Е. Салтыков-Щедрин в 1886 году. Сводный каталог русской нелегальной и запрещенной печати XIX века, изданный двумя изданиями в 1971 и 1981 годах, не решил до конца поставленной проблемы: а что делать с веком XX-м? Только в период с 1900 по 1917 годы было издано такое количество запрещенной литературы, что оно перекрыло все изданное ранее. Работа с нелегальными изданиями чрезвычайно затруднена из-за распыленности их по фондам многочисленных архивов и книгохранилищ. Ориентироваться в них можно лишь с помощью сводных каталогов. Как известно, Главное управление по делам печати в Царской России издавало Алфавитный указатель изданий на русском языке, запрещенным к обращению и перепечатыванию в пределах Империи, коих издано было до Октябрьской революции достаточно большое количество. Были и всевозможные распоряжения Кабинета министров об уничтожении произведений печати. Было и великое множество монографий по цензуре в России и по русской революционной печати за рубежом. Сводного каталога русской нелегальной и запрещенной печати XX века не существует. Выход один — обратиться к частным библиотекам, собранным приоритетно по этой тематике. Ведь запрещенная книга априори является редкой, а иногда фантастически редкой, что, как магнит, притягивает собирателей редкой книги. Всегда некоторое количество экземпляров запрещенной книги попадало в руки этих собирателей. «Я точно знаю,— писал М.К. Лемке,— что петербургская и московская полиция всегда видела в актах уничтожения книги свою верную доходную статью: полицмейстер или доверенный его пристав составляли акт о сожжении или сварении всего «завода», на самом же деле откладывали в укромное место иногда до 50 экземпляров, которые и сбывали за хорошие деньги при помощи своих постоянных покупателей или проверенных букинистов. Каждое такое уничтожение приносило стражам придержащей власти около 300-500 рублей, что по тогдашним временам было большой суммой». Вспомним букиниста Гумбольдта: «Ему знакомы сторожа и писаря цензурного комитета… Полицейские чиновники, присутствующие при сожжении книг… Эпоха благоденствия настала для него с тех пор, как вступил Шидловский и стал жечь, резать и варить книги. Каждую «жженую» книгу он достанет и берет не менее 10-15 рублей за экземпляр». Это написано в сборнике «Памяти П.А. Ефремова», Москва, 1908, с. 13. «Как ни строго следила инспекция за тем, чтобы ни один экземпляр запрещенного издания не вышел из типографии,— вспоминал А.М. Скабичевский,— несколько экземпляров все-таки проникали в свет, и впоследствие такие завзятые библиофилы, как П.А. Ефремов, В.М. Остроглазов, С.Р. Минцлов, М.И. Семевский и некоторые другие, показывали мне экземпляры моей запрещенной книги, хвалясь, что приобрели их за большие деньги — что-то вроде 25 рублей!». А.В. Богданович 13 марта 1891 года записывает в своем дневнике, «что разные высокопоставленные лица получили по протекции через Дурново до 150 экземпляров «Истории Екатерины Второй» Бильбасова. Великие Князья получили эту книгу по личному требованию». С.Ф. Либрович рассказывает, что старший инспектор типографий и книжной торговли Н.В. Никитин «во время каждого ареста обязательно два-три экземпляра оставлял себе, и, таким образом, у него образовалась большая, очень ценная и единственная в своем роде, библиотека запрещенных и частью сожженных и уничтоженных изданий». Такие библиотеки запрещенных книг были, по-видимому, и у других представителей власти. Любопытно в этом отношении письмо гр. Д.А. Толстого к начальнику Главного Управления по делам печати Е.М. Феоктистову от 29 сентября 1885 года, в котором Толстой писал: «Бывши министром народного просвещения в течение многих лет, я оставлял экземпляр книг, запрещенных Комитетом. Книги эти оставались в Лесищах, но когда мы отдали это имение дочери, и книги нужно было перевезти в Маково, то какой-то любитель запрещенных изданий присвоил многие из них себе. Желая пополнить этот пробел в моей московской библиотеке, обращаюсь к Вам, многоуважаемый Евгений Михайлович, с покорнейшей просьбой выдать мне из склада Вашего Управления по одному экземпляру означенных в прилагаемом списке книг». Из этого письма видно, что собиратели запрещенных книг, во всяком случае лица, достаточно высокопоставленные, могли рассчитывать получить себе экземпляр не только из числа утаенных в типографии, но и из другого источника. По существующим тогда правилам, после наложения ареста на полежащую запрещению книгу, из общего количества отпечатанных экземпляров выделялось от 20 до 40 для членов Комитета министров. После заседания Комитета министров эти экземпляры отсылались на хранение в Главное Управление по делам печати. Если к этому «резерву» Комитета министров прибавить 8-10 обязательных экземпляров, представляемых из типографий в цензурный комитет, и неопределенное количество экземпляров, которое полиция откладывала для тайной продажи, мы получим представление об истинной «редкости» большинства книг, которые фигурировали в каталогах собирателей как «полностью уничтоженные». Несколько слов о технике ликвидации «вредных» книг. В Петербурге их отсылали на картонную фабрику Крылова или на бумажную фабрику Печаткина для уничтожения «посредством обращения в массу». В соответствующих полицейских протоколах и актах обычно указывалось, что экземпляры книги «разорваны на мелкие части», «изрублены топором», «опущены в дробильную машину, которою раздроблены» и т.д. В 60-х годах XIX века несколько изданий книг было сожжено в Петербурге при топке печи зала заседаний Санкт-Петербургского цензурного Комитета, а также на Императорском Стеклянном заводе. В Москве, где бумажных фабрик не было, книги сжигали при Басманном или Сущевском полицейских домах. Отсюда и появился устойчивый термин для этого рода книг: сожженные и сваренные. Вот что писал Управляющий МВД князь А.Б. Лобанов-Ростовский: «Председатель Комитета министров выразил мне сегодня мысль, что желательно не печатать в Правительственном Вестнике, что подобного рода книги такого-то числа сожжены, а просто, что они уничтожены. Выражение сожжены напоминает об испанской инквизиции, что дает по его словам повод к разного рода неблаговидным толкованиям». Знаменитыми библиофилами-собирателями такого рода литературы являются Василий Михайлович Остроглазов, брат небезизвестного Ивана Михайловича, Левкий Иванович Жевержеев, Константин Макарович Соловьев и Сегей Рудольфович Минцлов. Трудно переоценить значение этих знаменитых собраний, их описей для последующих поколений…


Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?