Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 442 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Пищевая индустрия. Оформление - Эль и С. Лисицкие. Книжный вариант.

М., Огиз-Изогиз, 1936. 38x25 см. Переплет составной: ткань, ледерин. Обложка: ледерин, барельеф, печать синей краской. 180 стр., включая страницы с клапанами. Ответственный редактор - С.Б. Ингулов. Зам. отв. редактора - А.Ф. Котомахина. Заведующий редакцией - Ю.Г. Пригожин. План и текст - А.М. Литвак. Технический редактор – Б.А. Соморов. Консультация - И.П. Абрамский. Ассистент по монтажу - В.Л. Афанасьев. Основные фотоработы в альбоме: А. Гаранин, П. Клепиков, М. Менджерицкий, Л. Смирнов, А. Скурихин, С. Фридлянд, А. Шайхет, Н. Штерцер, Д. Шулькин. Карты-схемы по рисункам И.И. Лейстикова. Материалы для карт-схем составили М.И. Ильинский, Н.А. Чертков. Наблюдение за выпуском карт - Б.Ф. Хорьков. Издательская часть – Б.А. Соморов, А.В. Бриллиантова. Печать способом меццо-тинто и литографии выполнены 1 -й Образцовой типографией ОГИЗ РСФСР треста «Полиграфкнига». Москва, Валовая, 28. Печать цветных клише выполнена 21-й типографией им. Ив. Фёдорова ОГИЗ РСФСР треста «Полиграфкнига». Ленинград, Звенигородская, 11. Набор выполнен наборным цехом Изогиза. Москва, Цветной бульвар, 25. Переплётно-брошюровочные работы выполнены художественной переплётной фабрикой Изогиза (Москва, Малая Ваганьковская, 2/4) и Полиграфической фабрикой Дзержинского промтреста (Москва, 2-я Мещанская, 97). Начало сдачи в производство 15 июня 1936 г. Подписано к печати 14 августа 1936 г. Последний лист отпечатан 24 ноября 1936 г. Объём 50 печ. листов. Формат 77x109. Уполн. Главлита № Б-24676. Тираж 6000 экз.

Сказ о сытой жизни начинается с двух изданий «Пищевой индустрии», вышедших в 1936 году. Папку - альбом и книгу оформляли Эль Лисицкий и Софи Кюпперс. Последовательность имён художников в выходных данных книги не соответствует реальному положению дел, так как большую часть времени, пока готовился альбом, Лисицкий находился на лечении в санатории на Кавказе и тяготы отношений с ИЗОГИЗом взяла на себя его жена Софи Лисицкая-Кюпперс, она была и автором некоторых коллажей. Кюпперс вспоминает, что она провела и окончательное утверждение альбома в верхах, после чего он был сделан за две недели. Вкус Лисицкой-Кюпперс, искусствоведа и галеристки из Ганновера, определил визуальный ряд: фотографии в альбоме похожи на рекламу западных магазинов. Эти картины подтверждали официальный миф о сытой жизни, о прилавках, полных продуктами, о магазинах, похожих на восточные дворцы, но едва ли соответствовали реальности.

Карточки на мясо, рыбу, сахар, жиры и картофель отменили с 25 сентября, а на хлеб, муку, крупу только с 7 декабря 1935 года. В иллюстрациях перемешались множество визуальных языков: пропагандистского плаката, рекламы, соцреализма и даже аллюзий на сюрреализм. Пропагандистский альбом издан по материалам пленума ЦК ВКП(б) 22 декабря 1935 года и являлся «иллюстрацией» доклада А.И. Микояна, посвященного стахановскому движению в пищевой промышленности.  Выделим наиболее интересные из них: «Спирт», «На Гурьевском рыбоконсервном заводе им. Л. Кагановича», «Мясокомбинат», «В магазине Главхладопрома», «Хлебзавод». Не менее зримы подзаголовки доклада: «Создана могучая индустрия. В старых коробках новая техника. Новая промышленность, новые люди, новая культура . Стахановское движение на сахарных заводах. Стахановское движение на рыбных промыслах, спиртовых, маслобойных и других заводах пищевой промышленности».

Книжный вариант «Пищевой индустрии» отличался от альбома-папки по формату, оформлению, количеству иллюстраций; часть фотографий была цветной. Наращивание мощностей в пищевой индустрии - тема, которая имела развитие не только в многочисленной прессе, но и в издании новых книг, некоторые - с буквальным повторением названий и содержания. В 1938 году вышел тематический восьмой номер «СССР на стройке», в 1939-м - книга «Пищевая индустрия Советского Союза» А.И. Микояна с воспроизведением того же доклада и дополнительными главами, в 1941-м - «Мясная индустрия в СССР (краткий экономический очерк)».


Трудности в повышении жизненного уровня трудящихся в тридцатые годы в СССР, наряду с отставанием сельского хозяйства, также заключались в том, что в дореволюционной России не было пищевой промышленности, кроме сахарной, табачной, кондитерской и спиртовой. Потребность в других продуктах питания удовлетворялась в основном за счет пищевых промыслов. «При общей отсталости страны, небольшом числе крупных городов и пролетарских центров, при нищенском уровне жизни рабочих масс и низком уровне жизни мелкой буржуазии в городах, при полунатуральном хозяйстве в деревне не требовалось крупных пищевых предприятий, хватало кустарного и домашнего производства продуктов, – отмечал А.И. Микоян, – а богатая верхушка по-своему обходилась без пищевой индустрии».

По словам А.И. Микояна, в те времена русское купечество объедалось блинами с икрой, а потом лечилось от обжорства, а более «цивилизованная» часть буржуазии и аристократия предпочитали выписывать нужные продукты из-за границы. Для этого было достаточно иметь несколько шикарных магазинов с импортными пищевыми товарами в Петербурге и Москве. Так, например, «Торговый дом» Елисеева в Москве ввозил из-за рубежа 43 вида консервов, 18 сортов сыра, 14 сортов шоколада, 45 сортов бисквитов и печенья, 308 сортов вин и крепких напитков, 3 сорта горчицы, 4 сорта уксуса. Из-за границы ввозились в больших количествах даже такие бакалейные товары, как перец и пряности.

Вполне понятно, что в период индустриализации СССР не мог обеспечить продтоварами быстро растущие советские города и не мог закупать их за границей. Для решения этой проблемы необходимо было создать развитую пищевкусовую промышленность на основе передовой техники, подготовить для нее инженерно-технические кадры. К выполнению этой задачи СССР приступил уже в годы первой пятилетки. При общем росте продукции всей промышленности в 1931 г. на 21,7% продукция промышленности Наркомснаба СССР выросла на 26,4% против 1930 г. Отдельные отрасли пищевого производства добились еще более высоких результатов. Так, рост продукции кондитерской промышленности в 1931 г. составил 185%, макаронной –150%, кофе-суррогатной – 176%, маргариновой – 266%, по производству животного масла – 230%, птицеперерабатывающей – 208% . В 1930-1931 гг. положили начало технической реконструкции и созданию новой пищевой промышленности СССР с учетом передового опыта. С целью его изучения советские хозяйственники и инженеры посетили США и Европу и с помощью иностранных специалистов развернули строительство предприятий пищевкусовой промышленности. В 1932 г. были введены в эксплуатацию оснащенные по последнему слову техники консервные заводы на Кубани, в Сталинграде и Херсоне. На этих и других консервных предприятиях были установлены новые машины-автоматы по производству жестяных банок (300 шт. в мин.), по их наполнению (120 шт. в мин.), по их закатке (150 шт. в мин.). В то же время в Москве и Днепропетровске были построены крупнейшие мельничные комбинаты, в Сталино – один из самых крупных сахарных заводов в Европе. В СССР был пущен в эксплуатацию крупнейший в мире завод по производству комбикормов (200 тыс. тонн в год), построено 10 мясокомбинатов европейского типа и пять беконных фабрик. Рыбное хозяйство получило 61 судно с механизированными орудиями добычи рыбы в глуби моря. В результате быстрого развития пищевой промышленности в СССР были созданы новые виды производства пищевых продуктов – консервированного молока, свинобобовых, помидоровых, кукурузных и других консервов, маргарина, комбикормов, по переработке продуктов птицеводства.

Развитие советской пищевой промышленности оказало огромное влияние на развитие сельского хозяйства в стране и дальнейший подъем материального благосостояния трудящихся. В связи с этим А.И. Микоян справедливо отмечал, что «если тяжелая индустрия является ведущей в отношении всего хозяйства и особенно сельского хозяйства, то пищевая промышленность является организующей по отношению к сельскому хозяйству, определяющей производство определенных культур и определенных видов животноводства и предъявляющей требования к их качеству как к сырью». Вместе с тем прогресс пищевой индустрии в СССР потребовал создания новых инженерно-технических кадров. До 1930 г. в СССР не было ни одного пищевого втуза. К концу пятилетки в системе Наркомснаба было 32 втуза (15200 студентов), 106 техникумов (25000 студентов) и 30 рабфаков (11000 рабфаковцев).

Вместе с тем нельзя не отметить и побочные трагические последствия начала создания пищевой индустрии в СССР. Это, несомненно, неурожай 1932 года и отъем большевиками последних продуктов у голодающего крестьянства. Голодомор 1933 года на Северном Кавказе и на Украине унес жизни миллионов ни в чем не повинных людей. И все это по вине сталинской верхушки спускающей на места сверхзавышенные планы по сдаче сельхозпродуктов колхозами и совхозами. На крестьянских подворьях рьяные партийцы-25 тысячники выметали все до зернышка и до последнего боба. На трудодни не выдавалось ничего, пока не выполнялся план хлебозаготовок. До следующего урожая дожили немногие. В это время, когда многие люди пухли от голода и были замечены многочисленные случаи людоедства, и было принято решение о создании пищевой индустрии СССР.

Для дальнейшего улучшения продовольственного снабжения народа СССР поставил задачу добиться в годы второй пятилетки изобилия продуктов питания. Чтобы обеспечить повышение уровня потребления трудящихся в 2-3 раза, в основных показателях второго пятилетнего плана предусматривалось увеличить удельный вес группы «Б» с 46,7% в 1932 г. до 50,9% в 1937 г. при снижении удельного веса группы «А» с 53,3% в 1932 г. до 49,1% в 1937 г. На основе достигнутого уровня производства средств производства во второй пятилетке также планировались более быстрые темпы роста группы «Б». Среднегодовые темпы по производству средств потребления должны были составить 18,5% против 17,1% в первой пятилетке, средств производства – 14,5%. Необходимость обеспечения обороноспособности страны и недостаточные темпы роста сельскохозяйственного производства не дали возможности советскому народу во второй пятилетке достичь опережающих темпов в производстве средств потребления. И, тем не менее, пищевая промышленность СССР добилась весомых успехов и перевыполнила второй пятилетний план. Рост выпуска продтоваров составил в 1937 г. (в %) к 1932 г.: сахар-песок – 292, масло животное – 259, кондитерские изделия – 181, колбаса и копчености – 490. Наряду с ростом количественных показателей значительно расширился ассортимент, повысилось качество продовольственной продукции. За годы пятилетки более чем в три раза выросла государственная и кооперативная торговля. В результате роста товарной продукции социалистической промышленности и сельского хозяйства с 1 января 1935 г. в СССР была отменена карточная система на хлеб, крупу и муку, с 1 октября 1935 г. – карточная система и закрытые формы торговли по остальным нормируемым продтоварам. Характеризуя перемены в снабжении трудящихся в 1935 г., А.И. Микоян, выступая на І Всесоюзном совещании рабочих и работниц – стахановцев, отмечал: «Вот я слушал донецких шахтеров, которые выступали здесь. Вспомним, как раньше они выступали. Когда им предлагали поднять добычу угля, они говорили: нет табаку, дайте папирос, дайте мыла, дайте макарон, дайте мяса, дайте крупы. А сейчас донецкие шахтеры выступают и не говорят ни о крупе, ни о хлебе, ни о мясе». Вместо этого они говорили о том, что у них нет пианино, нет патефонов, нет хороших пластинок! Разоблачая вымыслы современных фальсификаторов, что с отменой карточной системы хорошо снабжалась только Москва и еще два-три крупных города, бывший переводчик Сталина В. Бережков в своих воспоминаниях недавно писал: «Летом 1935 года мне пришлось с группой интуристов побывать во многих городах. Я специально заходил в магазины, смотрел, чем торгуют. Везде был хороший ассортимент продуктов и товаров. А главное – отсутствовали очереди, и никто не приезжал в крупные города за продуктами. … Но параллельно шло и улучшение положения в деревне. Разрешили иметь в домашнем хозяйстве крупный рогатый скот, поощряли работу на приусадебных участках». По свидетельству автора, такая ситуация в городской торговле сохранялась вплоть до 1940 г. После отмены карточной системы центр тяжести в работе пищевой промышленности был перенесен на обеспечение изобилия пищевых продуктов. Реализации этой задачи было посвящено заседание Совета при Наркоме пищепрома СССР 1 июля 1936 г. На нем выступил А.И. Микоян. Его речь показывает комплексный и конкретный подход ВКП(б) и Советского правительства в годы пятилетки к руководству стахановским движением, техническому перевооружению отрасли, преодолению трудностей в сбыте и рекламе продтоваров, улучшению рецептуры и качества продуктов, упаковке пищевых товаров, технической учебе и работе с кадрами на предприятиях. Решению тех же вопросов была посвящена речь А.И. Микояна на общемосковском собрании стахановцев-пищевиков 28 декабря 1937 г. «Сделать 1938 год годом нового подъема пищевой индустрии».



Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?