Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 382 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

История села Царского. В трех частях. Составленная из дел Архива правления села Царского Ильею Яковкиным.

Санкт-Петербург, в типографии департамента народного просвещения, 1829.

Часть первая: 1708-1742. VII,164, II c.

Часть вторая: 1742-1762. 243, III c.

Часть третья: 1762-1825. 528, VII с., 2 скл. табл.

В 2-х п/к марокеновых современных переплетах с тиснением золотом на крышках и корешках. Формат: 21х14 см. К «Истории села Царского» приложен более поздний цветной складной и хромолитографированный «План города Царского села, хромолитографированный при Картографическом Заведении Военно-топографического отдела Главного штаба в 1867 г.». Формат плана: 75х60 см. Он помещен в ц/к марокеновый переплет эпохи с тиснением золотом на передней крышке размером 21х13 см. Экземпляр из библиотеки графа Николая Феодоровича Орлова-Денисова. Все три переплета помещены в современный Box.

 

Библиографические источники:

1. Чертков А.Д. «Всеобщая библиотека России». Каталог книг для изучения нашего отечества во всех отношениях и подробностях». Москва, 1863, № 638

2. Готье В.Г. «Каталог большей частью редких и замечательных русских книг». Москва, 1887, №№ 500,8983

3. Загоскин Н.П. «Биографический словарь профессоров и преподавателей Императорского Казанского университета (1804—1904)», ч. I, стр. 210—214

4. Сухомлинов М.И. «Исследования и статьи по русской литературе и просвещению», т. I, стр. 93—94

5. «Известия и ученые записки Императорского Казанского университета», 1875 г., №№ 2, 3


Яковкин, Илья Федорович (1764-1836) — профессор российской истории, географии и статистики в Казанском университете. Родился Илья Яковкин в 1764 г. в семье священника села Богородского, Соликамского уезда Пермской губернии. Получив элементарное обучение в доме своего дяди, игумена Соликамского Вознесенского монастыря, восьмилетний Яковкин был определен (в 1772 г.) в Вятскую духовную семинарию, во время пребывания в которой самостоятельно занимался изучением новых языков, и притом настолько успешно, что оказался в состоянии перевести с французского языка историю Роберта, герцога Нормандского, впоследствии даже напечатанную. Окончив в 1782 г. курс в семинарии, Яковкин получил в ней должность учителя русской, славянской и латинской грамматики и географии. Но уже в следующем 1783 году он вызван был в Петербург, одновременно с целой партией молодых людей семинарского образования, для сформирования комплекта учеников педагогических курсов, учрежденных при местном главном народном училище и вскоре переименованных в учительскую семинарию. Прослушав здесь ряд курсов различных наук, Яковкин 20-го августа 1786 г. был удостоен звания "учителя высших разрядов по историческим и географическим предметам", и с этого года открывается двенадцатилетний период его петербургской педагогической деятельности: с 1787 г. он состоял преподавателем истории, географии, русского и латинского языков в придворном певческом корпусе, где он преподавал также естественную историю и языки французский и немецкий. В конце 1798 г. совершилось открытие восстановленной Казанской гимназии, для которой формировался учительский персонал; в число учителей ее был определен (1799 г.) и Яковкин, с поручением ему исторического и географического класса. Переходя на службу в Казань, Яковкин пользовался уже известным именем в современном педагогическом мире и в педагогической литературе, немало потрудившись в петербургскую пору своей службы над составлением учебников, — дело, которое он вел под ближайшим руководством известного педагога екатерининской эпохи Янковича-де-Мириево для комиссии о народных училищах. Инцидент, разыгравшийся летом 1804 г. в Казанской гимназии и вызванный внутренними гимназическими настроениями, дал возможность Я., бывшему в то время инспектором, проявить знание психологии молодежи, успокоить ее и рядом осторожных распоряжений водворить в гимназии порядок.

За такую распорядительность Яковкин удостоился особой благодарности попечителя и был назначен исправляющим должность директора, а в следующем 1805 г. был утвержден директором гимназии, оставаясь в то же время профессором университета. Директорские обязанности открыли Яковкину широкий путь к личной переписке с попечителем Румовским, давшей богатый и ценный материал для начальной истории Казанского университета и сделавшей отношения его к Румовскому непосредственными. Назначенный 23-го января 1805 г., при самом открытии Казанского университета, ординарным профессором по кафедре российской истории, географии и статистики, Яковкин, пользовавшийся расположением и неограниченным доверием пребывавшего в столице попечителя Румовского, оказывал решительное и самовластное влияние на начальный ход жизни молодого университета, энергично подавляя малейшие поползновения членов совета к проведению в жизнь автономных начал, дарованных университету уставом 5-го ноября 1804 г. Такое положение создалось для Яковкина, главным образом, ввиду переходного состояния, в котором находился Казанский университет почти до самого полного открытия своего в 1814 г. — без выборных ректора и деканов, без разделения на факультеты, без правильно поставленного преподавания, до осени 1811 г. даже в полной унии с гимназией, ввиду чего Яковкин, пользовавшийся наименованием "профессора-директора", в течение первых десяти лет существования университета соединял в своем лице звание директора гимназии с фактическим положением ректора университета. Вся эта начальная пора жизни Казанского университета ознаменована была борьбой Я. с протестующей против него и представляемого им режима советской партией, во главе которой особенно рельефно выступали адъюнкты Карташевский и Запольский и профессора Цеплин, Герман и Каменский. Благодаря поддержке попечителя Румовского шансы этой борьбы постоянно склонялись в пользу Яковкина, и протестующие элементы совета вынуждены были сложить оружие перед самовластием профессора-директора. Кончина Румовского (8-го июля 1812 г.) послужила началом конца того исключительного и полновластного положения, какое занимал Я. в начальную пору жизни Казанского университета. Новый попечитель, М.А. Салтыков, выступил решительным противником профессора-директора, и в июле 1813 г. Яковкин вынужден был сложить с себя звание инспектора студентов. В 1814 г., при открытии университета на точных основаниях устава 1804 г., влияние Яковкина на университетскую жизнь свелось к нулю, и во главе университета стал выбранный советом ректор, профессор Браун. 27-го марта 1816 г. Яковкин был утвержден заслуженным профессором, явившись первым членом Казанского университета, удостоенным этого почетного звания. Окончание университетской карьеры Яковкин находится в ближайшем отношении с ревизией Казанского университета, произведенной в 1819 г., по Высочайшему повелению, Магницким, когда Яковкин вместе со многими профессорами был уволен от службы. В сентябре 1827 г., уже после падения Магницкого, Яковкин сделал было попытку определится вновь на службу в Казанский университет, но безуспешно. В годы, последовавшие за увольнением его из университета, Я. жил в Царском Селе, но потом снова переехал в Казань, где и скончался 26-го марта 1836 г., на 73-м году жизни. Яковкин оставил после себя следующие печатные труды: 1) "История Роберта, герцога Нормандского, прозванного Диаволом" (перев. с франц., СПб., 1785 г.); 2) "Зрелище света, или Всемирное жизнеописание" (СПб., 1789 г. — были и последующие издания); 3) "Словарь французских речений первообразных, с немецким, латинским и российским переводами и проч." (СПб., 1796 г.); 4) "Летосчислительное изображение истории знатнейших европейских государств" (СПб., 1794 г.); 5) "Летосчислительное изображение древней всемирной истории" (СПб., 1798 г.); 6) "Летосчислительное изображение российской истории" (СПб., 1798 г. и Казань, 1814 г.); 7) "Учебник всемирной истории" (СПб., 1798 г.); 8) "Учебник краткой российской истории" (СПб., 1799 г.); 9) "Царскосельский летописец. По бумагам царскосельской конторы" ("Отечественные Записки", 1827 г., чч. 30, 31); 10) "История Села Царского", чч. І—II (СПб., 1829 г.); 11) "Описание Села Царского, или Спутник обозревающих оное" (СПб., 1830) и 12) "Замечания, наблюдения и мысли о снабжении гор. Казани волжской или кабанной водой, о качестве их и способах сделать кабанные воды обильными и проточными" ("Заволжский Муравей", 1833 г.).


Более двух веков Царское Село являлось резиденцией российских монархов, одним из самых привлекательных пригородов Санкт-Петербурга. Это, несомненно, " крупнейший бриллиант в ожерелье" городов-спутников Северной Пальмиры. Возникший как парадная резиденция русских императоров, ансамбль дворцов и парков Царского Села складывался и развивался при участии выдающихся зодчих на протяжении более полутора веков. История Царского Села изучена по периодам правления членов Семьи династии Романовых. Особое внимание было уделено периодам правления Екатерины I, Елизаветы, Екатерины II, Александра I, Николая II. Во времена царствования этих Монархов наблюдалось наиболее бурное развитие, как Царской резиденции, так и самого города Царское Село.


Рождение и развитие Царского Села (1710-1796). История этого места уходит в глубь веков, ко времени переписи новгородских земель, отмеченных в "Переписной окладной книге по Новгороду Вотской пятины" 1501 года. На картах, составленных для Царя Бориса Годунова, поместье имеет название Сарица. Документальные шведские карты называют поместье "Sarishoff ", то есть Сарицкий господский дом, местечко, или как говорили новгородцы, " мыза « с господским домом. Финны, одно время проживавшие здесь, употребляли название Saari- mois - возвышенное место. Позднее название трансформировалось сначала в Сарицкую и Сарскую мызу, затем в Саарское и Сарское село и наконец стало Царским Селом. Это название как нельзя лучше подходило для будущей Императорской резиденции. Одно время ( в 1724 году) село называлось Благовещенским по имени церкви, заложенной в присутствии Петра I на месте нынешней Знаменской церкви, но это название не прижилось, и до 1917 года оно именовалось Царским Селом. В 1702 году через Сарицхофф, в направлении Дудергофскоого погоста, бежали отступавшие шведы, преследуемые русскими войсками под предводительством Б.П. Шереметьева и П.М. Апраксина, освободившими край от 100-летнего владычества иноземцев. Первое упоминание о местности, в которой возникло Царское Село, относится к августу 1702 года. Во время наступательных действий на Ижорской земле Петр I писал командовавшему здесь П. Апраксину, чтобы не жег селения, которые "самим же нам строить придется ". Апраксин в ответ сообщил: " …теперь накрепко запретил жечь от Сарской мызы к Канцам ". С 1703 года Сарская мыза стала принадлежать генерал-губернатору освобожденного края А.Д. Меньшикову, который с 1708 года с помощью Конторы конюшенных дел начал вести здесь планомерное хозяйство, заселяя усадьбу и окрестные земли артелями плотников и " пашенными крестьянами, зажиточными, добрыми и хозяйственными ". А.Д. Меньшиков владел усадьбой до 1710 год 24 июня 1710 года Петр I подарил Сарскую мызу вместе с 43 приписанными деревнями и угодьями Марте Скавронской, ставшей в 1712 году его женой под именем Екатерины Алексеевны. Этот день и является официальной датой основания Царского Села. С этого времени Сарскую мызу включили в разряд дворцовых земель и начали застраивать. Так же, как Петр смог увидеть в топких болотах будущий Санкт-Петербург, так и Екатерине на месте скромного поместья представилась пышная резиденция. В данном случае "быть по сему" произнесла супруга Императора. Это был поступок в духе Петра и подстать самым величественным его замыслам. Первый дворец "каменные палаты о 16 светлицах", был построен в 1724 году И. Браунштейном и Ф. Ферстера по повелению Екатерины Алексеевны на месте уцелевшей от военных действий усадьбы первого хозяина поместья.

Это небольшое двухэтажное здание с характерной для начала ХYIII века симметричной планировкой и высокой мансардной кровлей не отличалось пышностью отделки: лишь рустовка на углах и скромные белые наличники оживляли выкрашенные суриком фасады. Внутри " палат" было несколько парадных комнат, отделанных полированным алебастром, или обитых кожей с золотым тиснением, или затянутых шелковыми обоями. " Верхний парадный зал " украшали камины, наборный паркет, зеркала, гобелены и картины. В этот же период, благодаря строительству плотины на ручье Вангазя, образовалось озеро и два канала : Большой, являвшийся границей сада и получивший в дальнейшем название Рыбного, и малый - на месте современных Нижних каскадных прудов, то есть было начато устройство водной системы будущего ансамбля. Одновременно со строительством дворца расширялся и благоустраивался сад, заложенный еще в самом начале XYIII века на небольшой площади в восточной стороне усадьбы. Автором первоначальной планировки Царскосельского сада принято считать садового мастера Яна Розена, а его осуществлением руководил опытный мастер Иоган Фохт. Прежняя композиция сада была полностью переделана, за исключением Рыбного канала и Большого озера, которому придали регулярную форму шестигранника. Участок сада около дворца, представлявший пологий склон, был превращен в пять уступов, соединенных деревянными и каменными лестницами, и получил название Верхнего сада. Уступы располагались параллельно фасаду дворца. Середину второго уступа заняли цветники, ограниченные по сторонам боскетами. В середине третьего уступа находились так называемые огибные дороги, то есть деревянные каркасы, к которым привязывались ветви деревьев, посаженных рядом. По мере роста деревьев образовывались зеленые коридоры или галереи, в местах пересечения которых устраивались деревянные беседки. По сторонам огибных дорог также, как и на втором уступе, были размещены боскеты. Четвертый, самый широкий уступ, был отведен двум одинаковым прямоугольным водоемам, какое-то время служившим садками для рыбы. По пятому узкому уступу проходила широкая дорожка. Далее располагалась плоская территория, получившая название Нижнего сада. Он имел трехлучевую планировку аллей, пространство между которыми было занято плодовыми деревьями и ягодными кустами. Скульптуры в саду еще не было. За Рыбным каналом была посажена роща из берез, получившая название Дикой рощи, вошедшая в состав сада площадью 30 гектар. Известно, что до середины XYIII века убранство сада было чрезвычайно скромным и Царское Село не входило в число перворазрядных царских резиденций. С западной стороны дворца на площади в одну квадратную версту был устроен Зверинец- место для царской охоты. В огороженный участок леса специально загонялись лоси, зайцы и другие животные. Такого типа зверинцы существовали при многих загородных усадьбах того времени. Расширение Сарской мызы повлекло за собой увеличение количества дворцовых служащих. Рядом с резиденцией начала создаваться слобода. Постройки, располагавшиеся в непосредственной близости к императорскому дворцу, образовали сначала Садовую, а в последствии Служительную (ныне Среднюю) и Малую улицы. Скромный дворец того времени, с разбитым возле него садом, не имел еще значения парадной царской резиденции и являлся загородным поместьем Екатерины I. Резкие изменения в облике Царского Села произошли в середине XYIII века. В 1728 году имение перешло к цесаревне Елизавете Петровне.

Восшествие на престол Елизаветы, дочери Петра I, вызвало подъем национального самосознания в России, скинувшей мрачное иго бироновщины. В искусстве и особенно в архитектуре утвердился приподнято-торжественный и монументальный стиль русского барокко, как нельзя лучше соответствовавший идее возвеличивания могущества государства, и прежде всего абсолютной власти. Вершиной развития стиля России стал царскосельский ансамбль. Здесь, как и во многих других архитектурных комплексах в Петербурге и его окрестностях, начались работы по коренному переустройству с целью расширения и художественного обогащения. Ярким отражением этих общих веяний явилась строительная деятельность на территории Царского Села: одни замыслы сменяют другие - еще не достроенные здания переделываются, чтобы достигнуть еще большей монументальности и роскоши. «Дом этот был шесть раз разрушен до основания и вновь отстроен, прежде чем доведен до состояния, в котором находится теперь», - писала впоследствии Екатерина II , унаследовавшая после смерти Елизаветы вместе с короной и царскосельскую резиденцию. Множество выдающихся архитекторов и художников, знаменитых резчиков по камню и дереву, самых лучших кузнецов и камнетесов трудились здесь над созданием дворцов и парков. В 1743 году архитектором М. Земцовым разрабатывается широкая программа реконструкции Царскосельского дворцово-паркового ансамбля. После смерти М.Г. Земцова 28 сентября 1743 года работы по сооружению дворца полностью перешли к А. Квасову - ученику ведущего архитектора. Однако занятость архитектора на строительных объектах, значительно удаленных от Петербурга, заставила передать работы в Царском Селе П.А. Трезини, а затем С.И. Чевакинскому, который внес существенное дополнение в композиционное построение. От проекта императорской резиденции, разработанного Квасовым, в натуре ничего не сохранилось, однако деревянная модель Царскосельского дворца осталась. В ней он использует свою излюбленную композицию, неоднократно повторенную в его постройках, - пышный центральный ризалит, соединенный протяженными более низкими галереями с двумя боковыми. К 1748 году основные работы были закончены.


С конца 1748 года строительство царскосельской резиденции возглавил обер-архитектор двора Бартоломео Франческо Растрелли. Крупнейший русский зодчий придал Царскосельскому дворцу тот парадный окончательный вид, который снискал ему мировую известность. Ф.Б. Растрелли, итальянец по происхождению, приехал в Петербург шестнадцатилетним мальчиком вместе со своим отцом-скульптором Карлом Растрелли. В России он нашел свою вторую родину. Здесь протекал и весь творческий путь этого великого зодчего, сформировался и расцвел его замечательный талант. В Царском Селе Растрелли начал с частичных переделок дворца. Однако в процессе работы выявилась необходимость его капитальной перестройки. 10 мая 1752 года Елизавета подписала указ: " С правого и левого флигелей и Среднего дому кровли и потолок сломать… также в оных флигелях учиненного обер-архитектором Растреллием чертежа ". В течение 1752-1756 годов в строительстве Царского Села были заняты тысячи мастеровых и работных людей. Квалифицированных мастеров в Петербурге не хватало. Их выискивали среди крепостных людей по всей России. Изготовлением листового железа занимались московские " сусальные мастера ", в течение ряда лет поставлявшие в контору строения Царского Села тончайшие золотые листки, на выработку которых было израсходовано " шесть пудов семнадцать фунтов два золотника" червонного золота. В числе живописцев, собранных в команды для писания плафонов, находились такие талантливые русские художники, как Б.В .Суходольский, А.И. и И.И. Бельские, М.Ф. Колокольниковы, Г.И. Козлов. Возглавил живописные работы прославленный итальянский художник-декоратор Джузеппе Валериани. Вместе с ним работали его соотечественники А. Перезинотти, П. и Ф. Градиции. Через 12 лет от начала строительства Большой Царскосельской дворец приобрел тот блистательный вид, который запечатлен в авторских чертежах Растрелли и в гравюрах XYIII века (впоследствии частично измененный). Отдельно стоящие дворцовые корпуса Растрелли слил в единый массив, надстроил стены, заново решил декоративную отделку фасадов. Вытянутые в длину фасады он расчленил мощными стволами высоких колонн, опирающихся на рустованные выступы стен или монументальные фигуры атлантов; балюстраду кровли увенчал пышными резными статуями и вазами; плоскости стен разбил широкими оконными проемами и множеством лепных фигур и орнаментов причудливых очертаний, подчеркнув это художественное богатство контрастами цвета. Лазоревая окраска фасадов усилила впечатление объемности белоснежных колонн. Засверкавшие золотом лепные и резные украшения приобрели динамичность. Не менее великолепным, чем фасады, было внутреннее убранство дворца.

Основой планировки его интерьеров явилась анфилада. От Парадной лестницы в южном крыле здания один за другим следовали роскошные двусветные залы с живописными плафонами "во весь потолок", зеркалами, вмонтированными в стены, множеством золоченых резных украшений, с узорными паркетами наборного дерева. Здесь находились Большой зал (около 860 кв.м), предназначенный для проведения придворных празднеств; а также пять обширных антикамер, служивших местом ожидания придворными выхода императрицы. Интерьеры северной половины дворца, предназначенные для приема узкого круга придворных и знатных гостей, отличались еще большим разнообразием отделочных материалов и художественных коллекций. Свыше двухсот тридцати полотен покрывали стены Картинного зала и Малой картинной комнаты (впоследствии перестроенной). В Китайском зале, декорированном расписными обоями и скульптурными украшениями "в китайском вкусе", размещались сотни фарфоровых ваз и фигур китайского, японского и саксонского производства. Чудом декоративного искусства называли Янтарную комнату.

Вмонтированные в ее стены мозаичные панно из натурального янтаря представляли собой уникальную художественную ценность и независимо от изменения эстетических вкусов и стилей, отразившихся в отделке дворцовых залов различных исторических периодов, всегда вызывали изумление и глубокий интерес. Выполненные в 1709 году в Пруссии по проекту А. Шлютера, янтарные панно были преподнесены Петру I в качестве дипломатического подарка Фридрихом Вильгельмом I, заинтересованным в укреплении связей с Россией - надежной для него опрой против шведской агрессии. "С великим бережением " янтарные панно переправились в Петербург. В 1740-х годах использовали их для отделки кабинета в Третьем зимнем дворце. А в 1755 году по приказу Елизаветы Янтарный кабинет был разобран, и солдаты на руках перенесли драгоценные мозаики в Царское Село. Отделывая парадный зал, Растрелли поместил между янтарными панно зеркальные пилястры, увенчав их вместо капителей золочеными женскими головками, вырезанными из дерева русскими мастерами. В пышные янтарные рамы, украшавшие четыре простенка, были вставлены аллегоричные мозаичные картины из разноцветных яшм. Каждый, кто побывал во дворце, не мог забыть о диковинной комнате из "солнечного камня". Парадную анфиладу завершал Висячий сад под открытым небом, соединявший залы с дворцовой церковью. В нем на фоне украшенных резьбой стен стояли экзотические деревья в кадках, мраморный пол покрывали газоны и цветники. Висячий сад располагался над галереей, соединяющей правый флигель с церковью. Сад занимал всю ширину дворца, из Картинного зала сюда проходили через гостиные. Вдоль сада шли три продольные дорожки, их пересекали три поперечные, образуя четыре прямоугольника. Дорожки были выстланы белыми и черными мраморными плитами, оттенявшими яркую зелень газонов. Вдоль дорожек стояли кадки с подстриженными декоративными деревьями, кустарниками, а летом сюда высаживали из оранжерей редкие цветы.

Сад украшала декоративная скульптура, простенки между окнами украшала золоченая резьба - атланты, львиные маски и растительные орнаменты. Висячий сад просуществовал недолго, в 1774 году его уничтожили, так как даже свинцовые прокладки, примененные при его создании, не спасали своды от проникновения влаги. В 1780-х годах на месте Висячего сада по проекту архитектора Камерона были созданы новые комнаты дворца. Столь же великолепной, как и парадные залы дворца, создал Растрелли Дворцовую церковь. Она была заложена 8 августа 1746 года в присутствии императрицы. По первоначальному проекту предполагалось, что она будет одноглавой, но через два месяца после торжественной закладки Елизавета Петровна приказала "над церковью купола не делать, но пять глав по пропорции", пятиглавой ее и выстроили. Через год, 1 октября 1747 года, был утвержден новый проект иконостаса, созданный Растрелли, существенно отличавшийся от первоначального. Церковь назвали Воскресенской, ее торжественное освещение состоялось 30 июля 1756 года. Убранство церкви отличалось нарядностью, красочностью - темно-голубые стены и иконостас, сверкающая золотом резьба и золоченые колонны, живописные иконы. На многоярусном иконостасе были симметрично расположены большие иконы, а между ярусами - малые. Чередование икон больших и малых размеров в прямоугольных, круглых, овальных и квадратных рамах создавало особый декоративный эффект. В 1920 году церковь сгорела почти целиком, успели спасти только иконы. Церковь воссоздал В.П. Стасов, он сохранил все декоративное убранство, заменив лишь золоченую деревянную резьбу папье-маше, формы для которого выполнялись в полном соответствии с резьбой. В 1823 году плафон Д. Валериани повторил В.К. Шебуев. Диковинкой во дворце был Грот, устроенный Растрелли в 1750 году в первом этаже правого флигеля. Грот украсили различные раковины - огромные "шумовые", витые, маленькие (белые, красные, желтые) и жемчужные. Когда увеличили Грот, привезли новые раковины из Ропши, где хранились раковины из Дербента и Баку, из Астрахани и Архангельска, Дополнили коллекцию "заморскими" раковинами, всего использовали их более тридцати двух тысяч. Но просуществовал Грот недолго, его уничтожили вместе с висячим садом. Все основные работы по созданию интерьеров Большого Царскосельского дворца Растрелли завершил к 1756 году, в дальнейшем выполнялись только незначительные детали. Дворец - композиционный центр огромного Царскосельского ансамбля. В новой части Царскосельского парка (ныне Александровский парк) Растрелли построил павильон Монбижу (фр. mon bijou - моя драгоценность, мое сокровище), расположенный симметрично Эрмитажу. Подобно тому, как Эрмитаж стал композиционным центром новой территории парка, созданной на месте Дикой рощи, Монбижу стал таким же центром в парке, созданном на месте Зверинца, существовавшего в Царском Селе еще с 1715 года. В 30-х годах XVIII века Зверинец был совсем заброшен и превратился в настоящий лес, его просеки постепенно зарастали. В 40-х годах XVIII века часть этой территории превратили в новый регулярный сад. В 1750 - 1752 годах по проекту Растрелли вокруг Зверинца каменную стену с бастионами по углам. И на месте пересечения двух просек возвели павильон Монбижу, который пользовался для отдыха и обедов после охоты, почему часто павильон называли Охотничьим. Здание разобрали в конце XVIII века, и в 30-х годах XIX столетия на его месте построили Арсенал по проекту архитектора А.А. Менеласа. Грот - павильон, характерный для дворцовых парков середины XVIII века, построили справа от Эрмитажной аллеи, на берегу Большого пруда. Проект этого павильона Растрелли разработал летом 1749 года. Главный фасад павильона обращен в сторону пруда, который в то время имел правильную геометрическую форму. Специально для Грота сделали небольшой прямоугольный выступ, и павильон, окруженный водой, красиво в ней отражался. Расположение Грота позволило соорудить удобную пристань, о которой Растрелли писал: "С краю этого здания я устроил большую террасу с балюстрадой, имевшую с каждой из двух сторон мраморный сход, по которому императрица, выходя из названного Грота, могла спускаться к пруду и садиться в лодку для охоты на бекасов". В годы царствования Елизаветы Петровны велись работы не только по строительству дворца с его парадным двором и циркумференциями но и по строительству Старого и Нового садов, входивших в большой дворцово- парковый комплекс. Новый сад разместился с противоположной стороны дворца по отношению к уже существующему саду, который тогда стали называть Старым. Это название сохранилось до настоящего времени. Новый сад был включен в последующем в ансамбль Александровского парка. Автор проекта Старого сада этого периода не известен. Над практическим воплощением проекта работали садовые мастера Яков Рахлин и Корнелиус Шрейдер. В композиции сада было сохранено принципиальное решение предыдущего периода, но в нее были привнесены элементы парадности, отвечавшие архитектуре зданий и назначению ансамбля того времени. Планировка Нижнего плодового сада была сохранена. Все три аллеи оформлены стриженными зелеными стенами. Дуговая дорожка, пересекающая три радиальные, образовывала в центре у Нижнего сада полукруглую площадку, обрамленную зеленым амфитеатром, украшенным скульптурой. Восточной границей этого участка являлся Рыбный канал, за которым начиналась Эрмитажная роща. Главным элементом убранства садов, господствующих тогда регулярных приемов, являлась стриженая растительность, которая своими геометрическими формами удачно подчеркивала причудливость барочных фасадов дворца и павильонов, представляла прекрасный фон для скульптуры, объединяя их в прекрасный ансамбль. В результате многолетнего труда талантливых русских и зарубежных мастеров в конце 1756 года царско-сельская резиденция была отстроена. Отныне Царское Село стало местом официальных приемов русской знати и иностранных послов, которых приводили во дворец "для показания в покоях любопытства достойного украшения". Елизавета до конца своих дней любила Царское Село больше всех других своих резиденций. В последний раз Императрица Елизавета была в своем любимом Царском Селе 8 сентября 1761 года, когда перед отъездом приняла во дворце угощения от Царскосельского управителя Удалова. Во время обеда играли два музыканта на скрипках, и был произведен пушечный салют при " питии за здравие Ее Величества". Отец и сыновья Удаловы управляли вотчиной Цесаревны-Императрицы всю ее жизнь и вынесли на своих плечах все хлопоты по обращению небольшой малодоходной Сарской мызы в блистательную резиденцию пышного двора. Оказав Удалову честь принять от него перед отъездом обед, Императрица как бы простилась со своими верными и честными слугами: 25 декабря того же года Государыни не стало.


Новый этап в истории Царского Села наступил во второй половине XYIII века. Царская резиденция значительно выросла и приобрела тот художественный облик, который, в основном, сохранился до нашего времени. Это произошло при Екатерине II, и с тех пор дворец и парк стали называться Екатерининскими. Прежде всего, изменение художественного стиля проявилось в садово-парковом искусстве. В парковых постройках, возведенных В. Нееловым и его сыновьями - И. Нееловым и П. Нееловым, Посвятившими строительству Царскосельского ансамбля всю свою творческую жизнь, нашли отражение классические каноны. Украшением Екатерининского парка стал, сооруженный В. Нееловым, Мраморный мост. Не менее заметное место в старой части сада занимали и построенные в 1777 - 1780 годах по проекту И. Неелова в формах раннего классицизма Верхняя ванна ("Мыльня Их Высочеств") и Нижняя ванна ("Кавалерская"). Первая предназначалась для царской семьи, вторая - для придворных. Обеим постройкам архитектор придал черты парковых павильонов. В то же время в разных концах Екатерининского и Нового сада возникали затейливые сооружения экзотического вида, с чертами архитектурного стилизаторства. Так, построенная В.Нееловым беседка «Большой каприз», возведенная на высокой насыпи на границе Екатерининского, открыла целую группу парковых сооружений в ложно китайском стиле: Скрипучая беседка, Китайский театр, Китайская деревня, серия Китайских мостов. Другие постройки В. Неелова - Адмиралтейство, Эрмитажная кухня - стилизованы под английскую готику. В течение немногим более одного десятилетия пейзажный парк, созданный В. Нееловывм, оказался насыщенным архитектурными паятниками, как правило связанными общностью темы. Победы русского оружия, одержанные во время войны с Турцией ( 1768-1774) , нашли отражение мемориальных сооружениях, созданных по проектам А. Ринальди ( Кагульсикй обелиск, Морейская колонна, Чесменская колонна) и Ю. Фельтена ( Башня-руина). Одновременно со строительством парковых павильонов по приказу Екатерины II осуществлялась новая перестройка Большого ( Екатерининского) дворца, который казался императрице недостаточно вместительным. В 1779-1792 годах с северной и южной сторон дворца по проектам Ю. Фельтена и В. Неелова возводятся четырехэтажные флигеля- Церковный и Зубовский. При этом пришлось сломать две Антикамеры и парадную лестницу Растрелли. Перенос главного входа в центр здания исказил не только внешний облик дворца, но и задуманную зодчим Золотую анфиладу. В 1789-1792 годах И. Неелов возводит обособленный дворцовый флигель («великокняжеский»), связанный с основным зданием перекинутой через дорогу аркой переходом. Неелов очень тактично включил в барочный дворцовый ансамбль новое здание, решенное в лаконичных формах классицизма. Простота архитектурного решения флигеля, позже отданного Царскосельскому Лицею, оттенялась пышностью растреллиевского дворца.

Этой постройкой завершилось формирование ансамбля Большого Царскосельского дворца. Ч. Камерон, прибывший в Россию из Англии в 1779 году, работал над отделкой помещений в результате реконструкции дворца. Одновременно с ним в Царском Селе работал другой выдающийся архитектор, выходец из Италии, Дж. Кваренги. В 80-е годы XYIII века им были поручены наиболее ответственные строительные работы в Царском Селе. Камероном во дворце были созданы два комплекса интерьеров: в южном крыле - парадные и личные комнаты Екатерины II , в северном - парадные и личные комнаты наследника, Павла Петровича, и его жены Марии Федоровны. Решенные Камероном дворцовые интерьеры отличали простота и ясность пропорций, спокойный ритм, сдержанная цветовая гамма, строгость декоративных элементов, почерпнутых в арсенале классического искусства. Однако, полностью талант Камерона, не только как архитектора-декоратора, но и как замечательного зодчего, раскрылся в созданном им в 1780 - годах комплексе сооружений, получивших название " Термы Камерона ". Он включал в себя Холодную баня с Агатовыми комнатами, прогулочную галерею- колоннаду с монументальной лестницей и пандусом и висячий сад. Работы другого выдающегося мастера- Дж. Кваренги в Большом дворце были менее масштабны: он разработал проекты отделки двух комнат императрицы - Зеркального и Серебряного кабинетов, причем в последнем измени отделку, созданную Камероном. Однако вклад Кваренги в строительство царскосельских ансамблей весьма значителен. Ему принадлежит проект одного из самых совершенных по композиционному замыслу парковых сооружений русского классицизма - Концертного зала, романтического павильона " Кухня - руина ". Главным же произведением Кваренги в Царском Селе стал дворец, возведенный для старшего внука Екатерины II - Александра и названный впоследствии Александровским (строительство начато в 1792 году). Строительство дворца велось по 1796 год. Выдающийся памятник мировой архитектуры, истинный шедевр русского классицизма возводился под надзором И.В. Неелова. После его смерти за строительством надзирал П.В. Неелов. Семья архитекторов Нееловых (отец и его два сына) проработали в Царском Селе в общей сложности более ста лет. По приказу Екатерины II за юго-западной границей Екатерининского парка был основан новый уездный город София, слившийся в начале XIX века с Царским Селом. Для упорядочения слободы был издан Указ Екатерины II от 1 января 1780 года в котором было предписано: " При селе Царском, по правую сторону Новой дороги Новгородской, а по левую к Порхову идущей, устроить город под названием " София" и вместе с тем учредить Софийский уезд". С учреждением города Софии там появилась своя администрация с городничим, магитратом, ратушей, не подведомственная Царскосельской. В Царском Селе запретили строительство жилых домов, а чиновников, купцов и духовенство расселяли в Софии. На территории будущего города до начала массовой застройки стоял только каменный скотный двор с двумя башнями, обращенный в сторону Екатерининского парка. Эти башни, как и двухэтажный дом между ними, сохранились до наших дней и являются самыми старыми постройками в Софии. В конце XYIII века был учрежден герб нового города " На розовом поле - Орел двуголовный в середине на голубом поле - белый Крест, в правой лапе -якорь, утверждающий незыблемость правления основательницы города, в левой светильник, как символ мудрости и просвещения Екатерины II. Созданием нового города преследовалось две цели: с одной стороны - переселить подальше от дворца жителей Царско-сельской слободы, другой - создать образцовый уездный город, планировка которого органично включалась бы в парковую композицию. Город был разбит на отдельные правильные квадраты с обширной площадью в центре. Здесь вначале была построена деревянная церковь Константина и Елены, замененная в 1788 году каменным Софийским собором. Собор во имя Святой Софии премудрости Божьей был заложен 30 июля 1782 года в присутствии Екатерины II своим наружным обликом и планировкой, великолепным внутренним убранством напоминал храм святой Софии в Константинополе. Строительство проводилась создателем Таврического дворца в Санкт-Петербурге зодчим И.Е. Старовым по переработанному проекту архитектора Ч. Камерона. Полностью все работы были закончены весной 1788 года. Торжественное освещение собора состоялось 20 мая 1788 года. В 1903 году ансамбль центральной площади в Софии был дополнен постройкой соборной 2- х ярусной колокольни (архитектор Л. Бенуа). По свидетельству С. Вильчковского в нижнем ярусе этой постройки была устроена небольшая часовня в честь Святого Серафима Саровского. Из всех загородных резиденций Екатерина II больше всего любила Царское Село. Начиная с 1763 года она, за исключением 2-3 лет жила в Царском Селе весну, проводила почти все лето и уезжала осенью, когда наступали холода. Здесь праздновала она почти всегда день свое рождения, отсюда 28-го июня 1763 года начался торжественный въезд в Петербург после Коронования в Москве; здесь получила Государыня известие о блистательной победе при Кагуле, здесь в 1770 году проходил знаменитый маскарад в честь прусского принца Генриха, сопровождавшийся иллюминацией на всем пути от Петербурга до Царского Села. Сюда императрица удалилась зимой 1768 года, чтобы привить себе оспу, подав пример населению всей Империи. Тут провела она знаменательное лето 1776 года, когда, немедленно по смерти своей первой супруги Царевича, она вместе с ним прожила в Царском три месяца, сделав попытку сближения с сыном. Здесь у нее возникла мысль о новом браке Павла Петровича, который в это лето почти неотлучно находился при матери. Екатерина приезжала в Царское Село с небольшой свитой, делила время между занятиями государственными делами и всевозможными развлечениями. Ежедневно совершала она прогулки пешком по парку, в сопровождении придворных кавалеров и фрейлин, которые иногда трубными сигналами вызывались в Грот, где императрица, окончив свою утреннюю работу, любила завтракать в обществе веселой молодежи. Внуки и внучки сопровождали Государыню на прогулках, кончавшиеся обыкновенно у Катальной горы, где она отдыхала, смотря, как молодежь скатывалась с горы и веселилась на качелях и карусели. Императрица любила окружать себя молодежью и была необыкновенно милостива и обворожительна со всеми, кто имел счастье быть вблизи нее. В ноябре 1796 года Екатерина II скончалась. Император Павел посчитал нужным вывозить из Царского Села картины, статуи, бронзу, антику, мебель для украшения Михайловского дворца, Павловска и Гатчины. Повелено было сломать Китайскую деревню и материалы использовать для строительства Михайловского замка и Павловска. Отчего-то это Высочайшее повеление осталось неисполненным, успели снять только все наружные украшения и облицовку стен. Мраморная беседка на розовом поле была сломана и колонны пошли в дело для украшения тех же дворцов. Все неоконченные постройки в Царском селе остановились. Деревянный дворец Константина Петровича, стоявший по близости Малого Каприза, повелено было разобрать и перенести в Павловск. Собрание антиков, хранившееся в Гроте, было уничтожено. Статуя Вольтера, работы Гудона, была отправлена на чердак. Бронзовые вазы, украшавшие Пандус и лестницу Колоннады, были увезены. Царское Село “ детище Славной Государыни, « было сразу заброшено, чудный дворец оставлен пустым.

Новый век – новый этап в развитии Царского Села(1801-1894). В первые годы царствования Александра I (Благословенного) Царское село было, как будто, забыто. Двор жил летом на Елагине или в Петергофе. Только в 1808 году Император обращает внимание на запустение Царского Села и, прежде всего, повелевает вернуть некоторые бронзовые статуи и вазы, а также на места, где хранился не увезенный материал с разобранной Катальной горы, - построить гранитную террасу. В том же году, 29 августа, был упразднен отдельный город София и образован, как сказано в Указе, " соединенный отныне город Царское Село или София ". Началось обратное заселение Царского Села, куда из Софии перевели присутственные места и жителей, которым были розданы новые земельные участки в распланированном, по Высочайше утвержденному плану города. София быстро опустела: на месте плохо развивавшихся кварталов было устроено обширное военное поле. Уже в 1817 г., за неимением прихожан была уничтожена деревянная приходская Царево-Константинопольская церковь Софийский собор стал полковой церковью для Л-Гв. Гусарского полка. Как Императрица Екатерина все царствование заботилась об украшении Царского Села, так и Александр I не мало сделал в этом направлении: при нем было восстановлено почти все, что было уничтожено при Императоре Павле I. В память войны с французами поставлены были монументальные ворота " Любезнымъ Моимъ Сослуживцамъ" , пришедшие в ветхость Большие оранжереи были капитально перестроены одним из лучших архитекторов того времени- Стасовым; неподалеку от Александровского дворца возникла Императорская ферма; на месте старого Люстгауза , архитектором Менеласом была построена искусственная руина - Шапель; старая каменная ограда зверинца разобрана и материал от нее пошел на постройку фермы, Шапель и здания лам. Унаследовав от Великой Екатерины любовь к садоводству, Император Александр I довел оранжереи и парки Царского Села до необыкновенной степени совершенства. По Указу Императора Александра I в самом Большом дворце во флигеле, построенном в 1791 году, в конце царствования Екатерины II, архитектором Кваренги для детей Павла Петровича, было учреждено новое высшее учебное заведение - Императорский Царскосельский Лицей. Лицей был основан по мысли Императора Александра I с целью " образования юношества, особенно предназначенного к важным частям службы государствен- ной и составляемого из отличившихся воспитанников знатных фамилий". Постановление было обнародовано 11 января 1811 года, когда по высочайшему заказу архитектор Стасов перестроил здание для размещения в нем учебного заведения. После реконструкции на первом этаже разместились комнаты наставников, лазарет и административные помещения. На втором - столовая с буфетом, Малый конференц-зал и канцелярия. На третьем - Большой зал, классы и библиотека. Четвертый этаж занимали комнаты воспитанников. Залы лицея просторны и нарядны, а торжественный Большой зал украшен росписями на античные мотивы. И это естественно: в истории и культуре Древней Греции воспитатели Лицея черпали примеры для молодого поколения. Императорский Царскосельский Лицей помещался в этом здании с 1811 по 1843 год. С 1811 по 1817 год в этом учебном заведении воспитывался А.С. Пушкин. Пушкин окончил Лицей в числе 29 воспитанников первого набора, среди которых были будущие знаменитости: поэты И.И. Пущин, В.К. Кюхельбекер, А.А. Дельвиг, мореплаватель Ф.Ф. Матюшкин, канцлер России А.М. Горчаков. В 1844 году Лицей был переведен в Санкт-Петербург и переименован в Александровский. Во вторую половину царствования, Император особенно полюбил Царское село, где он отдыхал от своих бесчисленных путешествий и где мог целыми днями заниматься делами, не отрываемый от них шумной петербургской жизнью Двора. "Я в Царском в один день успеваю сделать больше, чем во всю неделю в Петербурге", говорил он. " Безъ лести преданный" Аракчеев, желая сделать пребывание Императора в селе Грузино более для него приятным, устроил в нем кабинет Государю, точно скопировав до мелочей рабочую комнату Императора в Царском Селе. В последние годы жизни, Император иногда и зимой удалялся на время в Царское Село, помещаясь тогда в трех комнатах, так называемого, Церковного флигеля. Сюда больная, медленно угасавшая, Императрица Елизавета Алексеевна охотно удалялась из Петербурга, в долгие месяцы разлуки с обожаемым Государем, дабы в тишине царскосельской отдохнуть от становившейся ей в тягость обязанности принимать и выезжать в Петербург. Здесь, в 1825 году, по дороге в Таганрог, последний раз ночевал Император, простившись уже, столь необыкновенным образом, с Петербургом. Здесь, ранней весной 1826 года, встретили его бренные останки Император Николай I и Царская Семья. Родившись в Царском Селе, "Рыцарь Николай", став Императором, делил свой летний отдых между Петергофом и Царским Селом. Государь жил тогда в Александровском дворце. При Императоре Николае продолжалось развитие и украшение и развитие Царского Села. В 1835 году выяснилась необходимость восстановить Софию, хотя бы в виде части города Царское Село. Генерал Захаржевский составил план постройки новой городской части на пространстве от собора до Павловскго шоссе; в самом Царском Селе построен был, по велению Государя, городской собор; в парке, на месте старого Монбижу, закончена постройка арсенала, в котором сосредоточилась богатейшая коллекция оружия, лично принадлежавшая Императору. На месте упраздненного благородного Лицейского пансиона, был помещен малолетний Александровский Корпус; парк украсился красивыми воротами, Турецкой баней и значительно расширился. В конце царствования Императора Николая "деревянная Гошпиталь", открытая в 1812 году, была сломана и выстроено образцовое здание городской больницы, переименованное в последствии в Дворцовый госпиталь. В царствование Императора Николая I, в Царское Село была проведена первая в России железная дорога, на которую публика смотрела как на новое развлечение, а специалисты - как на непрактичную в нашем климате затею. До 1835 года Царское Село разделялось на два квартала, к которым, с этого времени, прибавился третий - София. В 1839 году добавлен был еще квартал около железной дороги, а в 1855 году Высочайше было повелено разбить на участки земли вдоль Павловского шоссе. В царствование Императора Александра II город продолжал развиваться и в нем была открыта Николаевская мужская гимназия, городская ратуша, лютеранская церковь. Лютеранская церковь (Кирха) построена в 1865 году архитектором А.В. Видовым по проекту, утвержденному Императором Александром II. Здание построено в эпоху эклектики и имеет все для английской готической архитектуры черты: кирпичную кладку, контрфорсы, стрельчатые арки, прямоугольные наличники и порталы, обрамляющие оконные и дверные проемы. Островерхая крыша увенчана высоким готическим шпилем с четырехконечным крестом. Богослужения проводились на немецком и латинском языках. Ранее на этом месте стояла деревянная церковь в стиле ампир, построенная в 1819 году архитектором В.П. Стасовым. Она была возведена на пожалованные Александром I в 1818 году 20 тысяч рублей. После просьбы директора лицея Е.А. Энгельгарда и лицейского пастора Гнихеля, этим же указом земельный участок с постройкой был отдан в ведение Лицея. При церкви имелась школа, состоявшая в управлении Внутренних дел. Архитектурный ансамбль готической церкви, трех плотин, Иорданского и Купального прудов создавал чудесную перспективу и романтическую атмосферу. В Царском Селе не было возведено каких-либо новых больших дворцовых зданий, но все существовавшее поддерживалось в образцовом порядке, а Баболовский парк был осушен и в нем проложено большое количество дорог. В 1860 году в Царском Селе скончалась Императрица Александра Федоровна; здесь же, перед отъездом за границу в путешествие, из которого ему не суждено было вернуться, простился со своими Державными Родителями Наследник Цесаревич Николай Александрович. В 1880 году в Царском Селе Александр II венчался со второй своей женой - княжной Е.М. Долгоруковой - в церкви Екатерининского дворца Воскресения Христова.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?