Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 478 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Бликлант, Ян. Вид Москвы с Воробьёвых гор. 1708.

Офорт, резец. Панорама печаталась с восьми досок: на четырех больших листах — вид города, на четырех полулистах — «облака» и пышные барочные картуши. Фомат: 245х70 см. Картуш изображает российский герб и ленту с одинаковым названием — «Российская столица Москва || caesarea moscoviae metropolis Moscoa», которую несут купидоны. Кулисы деревьев слева и справа, отделенный темной полосой кустов первый план служат обрамлением для города, виднеющегося вдали. Автор — Ян Бликлант — загадочная фигура в истории петровской гравюры. «Вид Москвы с Воробьевых гор» — единственная гравюра с подписью этого художника. Неясно его происхождение — голландец он или поляк. Он не числится ни в одном словаре западноевропейских художников. В России имя Бликланта упоминается в документах, датируемых с февраля 1708 г. по май 1709 г. Вероятно, он был дилетантом в гравюре, так как поначалу работал в приказе Морского дела и в марте 1708 г. занимался в Петербурге устройством фонтанов.

В Оружейной палате в 1707 — начале 1709 г. были гравированы два огромных (70X245 см) вида Москвы. Об этом в 1717 г. сообщает директор Московского печатного двора Ф. П. Поликарпов: «Москвы с монастырями перспективы у нас на... дворе не было, а деланы в Оружейной у князя Гагарина». Это две «перспективы» — панорамы: «Вид Москвы от Каменного моста» и «Вид Москвы с Воробьевых гор». Современники рассматривали обе гравюры вместе как нечто единое. Так, в 1711 г. печатают «Москву обоих чертежей». В том же году из Москвы в Петербург вместе с другими досками отправлены «Москва в виду двусторон и со облаками» на пятнадцати досках. Каждая из гравюр печаталась с восьми досок: на четырех больших листах — вид города, на четырех полулистах — «облака» и пышные барочные картуши. Картуши парные, они различны по рисунку, но на обоих российский герб и ленту с одинаковым названием — «Российская [во втором случае — Россейская] столица Москва || caesarea moscoviae metropolis Moscoa» — несут купидоны. На одной правой верхней доске изображена аллегорическая сцена на облаках; левая верхняя часть — облака без фигур и картушей — в обеих гравюрах печаталась с одной доски, этим объясняется общее число досок — пятнадцать.

Первый «Вид Москвы» дает обзор от Каменного моста — художник и зритель смотрят на город с противоположного берега реки. Этот часто встречающийся в проспектах композиционный прием лишен тривиальности благодаря размещению в левой части гравюры грандиозного сооружения Большого Каменного, или Всехсвятского моста. Сооруженный в середине XVII в. мост с пристанью и часовней на правом берегу Москвы-реки определяет построение панорамы. От моста вправо разворачивается перед зрителем фасад столицы: в центре Кремль («Кремлин град»), далее Китай-город за каменной стеной, затем за деревянной стеной с башнями Белый город и, наконец, за ним дома Котельникова конца Москвы. У стен Кремля сложены бревна, это материал для постройки «фортеции». Столица России на военном положении, она готовится встретить шведские войска, рвущиеся к ней с юга. Специалисты по архитектуре Москвы считают, что художник точно изобразил московские здания, лишь пропорции некоторых из них несколько вытянуты вверх. Вторая гравюра «Вид Москвы с Воробьевых гор» более обычна по своей композиции. Кулисы деревьев слева и справа, отделенный темной полосой кустов первый план служат обрамлением для города, виднеющегося вдали. С той же точки зрения от Новодевичьего монастыря до Крутиц изобразил Москву в конце XVII в. Николай Витзен, а затем, в 1702 г., другой голландец— Корнелис де Бруин. (Бруин пишет, что место, откуда нужно рисовать Москву, указал ему Петр I".) На гравюре — широкая перспектива с далекими холмами, лентой реки, группами деревьев, окрестными монастырями, и в центре пейзажа — город с многочисленными церквами и башнями. В основе ощущается натурный рисунок, и поэтому многие здания легко узнаются. «Вид Москвы с Воробьевых гор» подписан по-латыни и по-русски: „Jahannes van Blicklant del et fecit. Иоанн фан Бликлант грыдоровал". Автор — Ян Бликлант — загадочная фигура в истории петровской гравюры. «Вид Москвы с Воробьевых гор» — единственная гравюра с подписью этого художника. Неясно его происхождение — голландец он или поляк. Он не числится ни в одном словаре западноевропейских художников. В России имя Бликланта упоминается в документах, датируемых с февраля 1708 г. по май 1709 г. Вероятно, он был дилетантом в гравюре, так как поначалу работал в приказе Морского дела и в марте 1708 г. занимался в Петербурге устройством фонтанов. После перевода Пикарта (23 октября 1708 г.) на Московский печатный двор Бликлант поступает на его место гравером Оружейной палаты, поселяется на его «грыдорованном дворе» в Немецкой слободе ". Он в течение нескольких месяцев руководит граверными работами, за это время ему поручено гравирование таблиц к трем книгам: «Архитектура воинская» Л.-X. Штурма, «История об ординах или чинах воинских» и «Новая манера укрепления городов» Ф. Блонделя. Однако он успел, по-видимому, исполнить только 55 таблиц к первой книге, вышедшей в марте 1709 г., и, может быть, часть таблиц «орденской» книги.

«Вид Москвы с Воробьевых гор», очевидно, был гравирован в это же время, в конце 1708— начале 1709 г. Он остался незаконченным — из восьми досок было исполнено только семь. Композиция верхней части не завершена. «Вид Москвы от Каменного моста» не имеет подписи. С давних пор он считался работой Пикарта. В 1954 г. В. К. Макаров сделал неудачную попытку приписать оба больших вида Москвы Бликланту . С тех пор по вопросу авторства гравюры в литературе существуют разногласия. Поэтому следует остановиться на нем специально. Основной аргумент В. К. Макарова: «На подписной гравюре Бликланта и на ... панораме Москвы от Каменного моста можно без труда найти ряд мест, сделанных одной и той же рукой. Нет сомнения, что Бликлант гравировал оба вида Москвы»,— неубедителен. В гравюрах нет общего ни в подходе к изображению в целом, ни в деталях. Еще И. Э. Грабарь справедливо отмечал, что Бликлант, «рисовальщик-реалист», изображал Москву с Воробьевых гор так, как он ее видел. «Вид Москвы от Каменного моста» — построенная автором панорама, «в таком виде столица не могла быть обозреваема ни с одной точки». Очерковая зарисовка Бликланта исполнена легко, офортная линия непринужденно рисует форму. В его гравюре нет темных мест, почти отсутствует перекрестная штриховка, тени на первом плане исполнены косыми линиями. Построенность другого панорамного вида Москвы сказывается в размещении света. Густой темной тенью, исполненной перекрестным штрихом, залиты весь первый план и фланги композиции.

При значительной реальности общего детали гравюры Бликланта более условны. На его панораме домики с маленькими окнами и изогнутыми, как у китайских пагод, крышами мало напоминают русские избы. В «Виде Москвы от Каменного моста» избы показаны бревенчатыми, рублеными, стоящими на подклети. По-разному изображены человеческие фигуры. У Бликланта они более схематичны, особенно на заднем плане. Документы не дают прямых свидетельств о гравировании «Вида Москвы от Каменного моста» Пикартом. Но они подтверждают, что вид исполнен в конце 1707 — первой половине 1708 г., когда Бликлант находился в Петербурге, а гравировальной мастерской Оружейной палаты руководил Пикарт. Поэтому первое документальное упоминание вида Москвы в распоряжении Петра I начальнику Оружейной палаты князю М. П. Гагарину — отдать гравировать таблицы книги Кугорна «мастеру, который Москву счертил» — следует отнести к Пикарту. В сентябре 1708 г. гравюра «Вид Москвы от Каменного моста» готова. Пикарт печатает ее среди других гравюр, исполненных в Оружейной палате. Таким образом, ни стилистический анализ, ни документы не дают никаких оснований считать, что Бликлант принимал какое-либо участие в исполнении «Вида Москвы от Каменного мостам. Рисунок для гравюры в 1707 г. исполнил Пикарт, и гравирование закончено к середине 1708 г. самим мастером вместе с его учениками И. и А. Зубовыми, П. Буниным, В. Томиловым и другими, чем объясняется некоторая стилистическая неравномерность исполнения. Гравюру Бликланта современники ценили меньше, и в конце 1720-х гг., в период кризиса гравирования и отсутствия меди, доски его панорамы были счищены и использованы под новые гравюры. С видами Москвы связаны также восемь видов московских монастырей. Сведений об их исполнении пока не удалось найти в делах Оружейной палаты. Общая длина восьми гравюр с изображениями монастырей Девичьего, Донского, Спаса-Симонова, Воскресенского, Андреевского, Даниловского, Спаса-Нового и Покровского совпадает с длиной каждого из видов Москвы. Ясно, что они задуманы для подклейки под большой вид Москвы. Однако в 1715 г. они продавались в книжной лавке при Санктпетербургской типографии отдельно, независимо от больших видов. По манере исполнения гравюры неодинаковы, но во многом ближе к подписной гравюре Бликланта, в них так же нарисованы дома с маленькими окнами и изогнутыми крышами, человеческие фигуры с круглыми, как мячи, головами, так же применяется косой штрих в тенях на первом плане и мелкой штриховкой обозначена земля вдали. Можно предположить, что они гравированы в мастерской под руководством Бликланта, одновременно с его видом Москвы. Позднее, в середине XVIII в., когда сохранились доски лишь «Вида Москвы от Каменного моста», гравюры монастырей стали приклеивать к этому виду. Ян Бликлант исчез из Оружейной палаты так же неожиданно, как появился. За ним следует второй иностранный гравер «без роду, без племени» — Генрик Девит (1661 —1716). Европейские справочники не знают Девита так же, как не знают они Бликланта. Но в русских документах его имя встречается в течение шести лет — с 1709 по 1716 г. Сохранились две подписные его гравюры. В Оружейной палате Девит, как и Бликлант, работает недолго, около года. Весной 1710 г. он вместе с учениками и печатниками переведен вслед за Пикартом на Московский печатный двор. На «грыдорованном дворе» Шхонебека остается один гравировальный мастер — ученик Шхонебека Алексей Федорович Зубов (1682/83—1751). Числясь в Оружейной палате, он принимает участие в общих работах граверов. Так, в 1709 г. для цельно-гравированной книги Бароции да Виньола «Правила о пяти чинах архитектуры» А. Зубов делает фронтиспис с портретом автора книги, в то время как 102 таблицы на Московском печатном дворе гравируют Пикарт, И. Зубов, Бунин и другие мастера. В 1710 г. А. Зубов и Пикарт исполняют гравюры «Корабельных сигналов». С весны 1711 г., когда А. Зубов, а с ним и весь «грыдоровального художества завод» переведен в Петербург, мастерская при Оружейной палате перестает существовать. Гравировальная мастерская Оружейной палаты возникла в тот момент, когда, задумав завести в России новое гравировальное искусство, Петр I стремился обособить его от учреждений, где гравюра традиционно развивалась в XVII в. Возглавленная Шхонебеком мастерская заложила основы развития листовой эстампной гравюры петровского времени во многих ее жанрах. Здесь получили образование молодые русские граверы. Позднее большое внимание Петр стал уделять развитию книгопечатания. С утверждением в январе 1708 г. гражданского шрифта было задумано множество новых переводных и оригинальных изданий с гравюрами. Их исполнение разделено между двумя учреждениями: Московским печатным двором, где печатались книги, и Оружейной палатой, где гравировались к ним иллюстрации. Затрудняли дело сложные взаимоотношения между руководителями обоих учреждений — И. А. Мусиным-Пушкиным и М. П. Гагариным. Этим и было вызвано решение о переводе Пикарта с помощниками в 1708 г., а затем в 1710 г. и Девита с остальными учениками из Оружейной палаты на Московский печатный двор, который отныне стал центром гравирования в Москве.



Книжные сокровища России

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?