Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 409 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Кондратьев И.К. Седая старина Москвы. М., издание книгопродавца И.А. Морозова, 1893.

Исторический обзор и полный указатель ее достопримечательностей: соборов, монастырей, церквей, стен, дворцов, памятников, общественных зданий, мостов, площадей, улиц, слобод, урочищ, кладбищ, и проч. и проч. С подробным историческим описанием основания Москвы и очерком ее замечательных окрестностей. 685 (VI) стр. Экземпляр в издательском коленкоровом переплете с полихромным тиснением по корешку и верхней крышке. 21х16 см.

 

 


Содержание:

Кремль. Кремлёвские монастыри, - Соборы в Кремле, - Кремлёвские церкви. Колокольня Ивана Великого, Царь-Колокол, Грановитая палата, Оружейная палата, Царские терема, Казармы, Сенат, Дворцы, Кремлёвские площади и мн. др.

Китай-Город. Местность Китай-города, Ворота Китай-города, Крестцы Китай-города, Воскресенские ворота и часовня Иверская, Красная площадь, Лобное место, Памятник Минину и Пожарскому и др. Соборы в Китай-городе, - Монастыри в Китай-городе, - Церкви Китай-города, - Замечательные здания Китай-города.

Белый Город. Монастыри в Белом городе, - Упразднённые монастыри в Белом городе, - Церкви в Белом городе. Храм Христа Спасителя, Иноверческие церкви в Белом городе. Замечательные здания в Белом городе.

Земляной Город. Монастыри в Земляном городе, - Приходские церкви в Земляном городе, - Кладбища и кладбищенские церкви, - Замечательные часовни, - Памятники в Земляном городе: Сухарева башня, Красные ворота, Триумфальные ворота, Памятник А.С.Пушкину. Дворцы: Петровский дворец, Екатерининский, Лефортовский, Александринский, Покровский и мн. др. Замечательные дома Земляного города, казармы, училища, больницы и всякого рода Богоугодные заведения. Старинные Московские кабаки.

Окрестности Москвы. Бутырки, Петровско-Разумовское, Останкино, Свиблово, Медведково, Ростокино, Большие Мытищи, Пушкино, Воздвиженское, Радонеж, Сергиевский посад, Всесвятское, Покровское, Кунцово, Архангельское, Тушино, Воробьёвы горы, Черкизово, Измайлово, Перово, Кусково, Кузьминки, Люблино, Коломенское, Царицыно, Ильинское, Вязёмы, Спасское и мн. др.


Исторический обзор Иван Кондратьев начинает так:

Начало Москвы, к сожалению, достоверно неизвестно. По "Пантеону Российских Государей", Москва основана в 880 году, т.е. в конце IX столетия. В том году Олег, еще не блюститель Игорева престола, но князь Урманский, пришел будто бы на Москву-реку, которая тогда называлась Смородиною или Самородинкою, и заложил там при устье речки Неглинной городок, назвав его по имени реки Москвой. Затем в течение 267 лет о Москве ничего неизвестно. Известной она начинает быть с 1147 года. В том году князь суздальский Юрий Владимирович Долгорукий (Мономах) роскошно угощал в ней своего друга и союзника князя Святослава Олеговича северского, а также и других князей. В то время Москва была еще простым поселением, состоявшим во владении некоего знаменитого и богатого человека - Степана Ивановича Кучко, - и именовалась Кучковом. Лом этого полубаснословного Кучко находился будто бы близ нынешних Чистых прудов, а где Кремль - шумел дремучий бор, и там, где теперь церковь Спаса Преображения Господня (Спас на Бору), жил некий пустынник Букал, а на Крутицах человек мудрый Подон, родом римлянин. Кучковых селений было шесть: Воробьево, Симоново, Высоц-кое, Кулишки, Кудрино и Сушево. Князь Юрий влюбился будто бы в жену Кучко и, будучи оскорблен какими-то его поступками, казнил его, и все его имущество причислил к своим великокняжеским владениям, Москву возобновил и сына своего Андрея женил на дочери боярина. Это случилось в 1156 году во время проезда князя Юрия через селения Кучко во Владимир из Киева, где он был уже великим князем.


В своей книге Иван Кондратьев цитирует бесхитростные стихи забытой сегодня поэтессы Ю. Жадовской:

Старине седой невольно

Поклоняется душа...

Ах, Москва родная, больно

Ты мила и хороша.

Сегодня о Москве редко кто так напишет. Вся книга Кондратьева - поклонение души. Поклонение Москве. Вчитайтесь, например, в эти строки: "Как же ... не удивляться ей всякому русскому! Для него здесь каждое урочище, каждая стена, церковь, башня, каждый собор, монастырь, каждое, наконец, древнее здание - есть немая каменная летопись Москвы, и напоминает ему о каком-нибудь важном событии в русской истории, или приводит на память чье-нибудь громкое, славное имя... И какая же масса этих событий! И сколько этих славных имен! Познакомимся же с ними, любознательные русские люди! Познакомимся и с этими событиями, и с этими именами, и со всем тем, что Москва создала столетиями самостоятельного, оригинального, любопытного, и что дорого всякому тому, у кого бьется чисто русское сердце".

В книге основное внимание уделяется достопримечательностям Москвы. Дан краткий исторический обзор основания и развития столицы. Из книги можно узнать практически обо всех исторических, культурных местах города — о Кремле, Китай-городе, московских монастырях и церквах, кладбищах, замечательных зданиях и сооружениях. Сегодня довольно трудно "привязать" более чем столетней давности путеводитель по Москве к нынешней планировке города, не однажды переименованным улицам, площадям, районам. Поэтому читателю предоставляется возможность самому, совершив увлекательные путешествия по столице, соотнести увиденное с тем, что было прежде, определить, что уцелело, а что безжалостно уничтожено и безвозвратно утеряно. А утеряно много … В лирических кондратьевских строках просматриваются основные мотивы привлекательности книги, ее долговечности, интереса к ней.

Большинство путеводителей рассказывают о Москве отстраненно, с позиций чистого просветительства, сделаны сугубо информационно. Спору нет, полезны все книги о Москве, сколько бы их ни было, но из всех историков, писателей, журналистов и краеведов, писавших о нашей столице, гимн этому удивительному, таинственному, обаятельному, прекрасному городу удалось создать, может быть, лишь И.К. Кондратьеву... Он объективно, обстоятельно, чрезвычайно дотошно и досконально, в деталях описывает историю возникновения, строительства, созидания великого города. Он безукоризнен и неуязвим для критики, когда пишет о различных эпохах, пронесшихся над Москвой и оставивших в ней свои вечные (даже если они стерты потомками) следы. Он дает очень точные характеристики царствовании тех или иных государей, отмечая роль каждого в созидании государства Российского вообще и Москвы в частности. Кондратьев безусловно честен перед читателем: он говорит то, что думает, он исторически правдив и субъективен одновременно.

В документально достоверной и точной книге о Москве свою любовь к ней Кондратьев проявляет не в подтасовке фактов в угоду излюбленной концепции, не в смешении акцентов, не в отсеивании не работающей на его идеи информации, а в том, что все многочисленные факты, примеры, мельчайшие детали он с любовью и тщанием мастерового Древней Руси выкладывает в некую мозаику, которая единственно и может воссоздать многовековую историю Москвы, да еще и представить ее перед читателем зримо в череде очерков, новелл, эссе о "достопамятностях" города. В то же время,  писатель проявляет себя и как исторический публицист, в отличие от других авторов позволяет себе в строгий и конкретный рассказ включать эмоциональные публицистические отступления: о красоте ли московских строений, о таланте ли московских зодчих о роли Москвы в собирании земли Русской, о значении для Руси тех или иных принимаемых московскими князьями решений... Как добрый православный человек умеет сказать теплое приветливое слово каждому встречному, так и Кондратьев умеет найти доброе и неравнодушное слово для каждого московского строения, обычая, события. Иному такой подход покажется благостным, непривычным. Живем в быстрый век, ценим жестко спрессованную информацию, отношения между людьми диктуются все чаще целесообразностью и нужностью контактов для дела, на архитектурные памятники если и бросаем взгляд, то разве что под монотонное бормотание гида на экскурсии. А Кондратьев предлагает нам из прошлого века: поднимите голову, соотечественники, взгляните не на отдельную церковную главку, не на контрфорс или архитрав, а на весь город, на всю Москву, удивитесь и поразитесь, в каком чудном, дивном городе вы живете или гостите. Москва - суть Руси. Москва - соль Руси. Поймешь Москву - поймешь и Россию. И душу русскую - открытую и незлобивую, гордую и таинственную, широкую и непредсказуемую. Поймешь талант русских зодчих, строителей, изографов, кузнецов - поймешь и поверишь в будущее России!


Кондратьев, Иван Кузьмич (настоящее отчество Казимирович) (1849, с. Коловичи Вилейского уезда —1904, Москва) — русский историк, москвовед, поэт, песенник, писатель, переводчик. Родился Кондратьев в совершенно бедной семье в Виленской губернии. Его сдали в военные кантонисты. Потом начальство перевело Кондратьева в фельдшерскую школу при Медико-хирургической академии в Петербурге, но вскоре её бросил. Он поступил в основанный выдающимся артистом Санкт-Петербургского Императорского Александринского театра Павлом Васильевым Виленский театр актёром, а потом стал писать пьесы. Так вошла в русскую литературу еще одна нелегкая судьба. Жил и работал в Вильно, затем в Москве. С 1870-х гг. состоял секретарём московских периодических изданий, свои стихи, рассказы, романы помещал в «Ремесленной газете», «Русской газете», «Новостях дня», в журналах «Московское обозрение», «Спутник», «Россия» и многих других. Отдельными изданиями в Москве выходили пьесы-шутки, драмы из народной жизни, исторические повести и драмы, поэмы. В песенный фольклор вошли романс «Эти очи – темны ночи», «Очаровательные глазки» и другие его песни и романсы. Предполагается, что ему принадлежит исходный текст русской народной песни «По диким степям Забайкалья». На тексты Кондратьева музыку писали Василий Андреевич Золотарёв и другие композиторы. В 1872 году, будучи актёром труппы Народного театра А. Ф. Федотова, на устроенной в честь 200-летия со дня рождения Петра I Политехнической выставке в Москве получил за свою историческую драму «На Поволжье» Большую золотую медаль. Кондратьев печатал романы («Салтычиха»), повести, драматические картины в стихах («Смерть Аттилы», «Пушкин у цыган», «Пир Стеньки Разина»), исторические очерки («Седая старина Москвы», стихи, переводы. В литературных энциклопедиях о Кондратьеве ничего не говорится. Правда, все это романы-однодневки на потребу Никольского рынка в Москве. Издатели Никольского рынка выпускали книги буквально за несколько дней, но платили авторам очень мало. Бывало, рукопись романа покупалась за пять рублей. Знаменитый издатель И. Д. Сытин в воспоминаниях «Жизнь для книги» писал: «Каторжный труд этих литературных нищих никак не оплачивается: это скорее подаяние, чем литературный гонорар».Был дружен с А. К. Саврасовым, Н. В. Успенским, В. А. Гиляровским, А. П. Чеховым, начинающим Левитаном, другими известными людьми того времени.

Иван Белоусов вспоминает: С Иваном Кузьмичом Кондратьевым я был лично знаком. Он представлял собой тип тогдашней богемы... Мне несколько раз приходилось бывать у него на квартире, которая представляла настоящую мансарду: низенькая комната в чердачном помещении с очень скудной обстановкой — стол, кровать и несколько стульев — больше ничего. Особенность этого помещения заключалась в том, что все стены были в эскизах и набросках углем, сделанных художником-академиком живописи Алексеем Кондратьевичем Cаврасовым...

Иван Евдокимов пишет: Кондратьев жил "в конце Каланчевской улицы, недалеко от вокзалов, в мансарде". Левитан почти ежедневно поднимался в мансарду Ивана Кузьмича Кондратьева. На хлипкой двери висел огромный замок, какими запирают хлебные амбары. Небольшая связка румяных баранок на мочале прикрывала замок, а на земле возле двери стояла нераскупоренная, красноголовая сотка водки. Кто-то явился сюда с выпивкой и закуской, не застал хозяина и оставил свои пожитки. Может быть, это был сам Алексей Кондратьевич. Левитан снова и снова осторожно ступал по темной лестнице к мансарде. Баранки сохли и чернели от пыли — никто не трогал, никого не было. В конце второй недели замок сняли. Иван Кузьмич не удивился появлению Левитана и понял, кого тот искал. — А Пуссен, плюс Шишкин, плюс Саврасов, — пошутил Кондратьев. — Маэстро разыскиваете? Тю-тю, не найти. Гуляки праздные, мы попили довольно - пятнадцать дней зарю встречали шумно... — Иван Кузьмич забыл стихи и выругался. — А, черт, какая стала скверная память! Впрочем, она мне и не нужна... Я могу читать по тетради... Поэт Никольского рынка еще не совсем вытрезвился, находился в игривом настроении и рад был случаю побалагурить с неожиданным гостем.

Весной 1904 года Кондратьев был жестоко избит в пьяной драке и через несколько дней скончался на больничной койке. Похоронен в Москве на Лазаревском кладбище.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?