Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 418 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

А. Трисмегистов (Григорьев, Аполлон Александрович). Москвитянин. 1843, часть IV, книга № VII, стр. 5-6. «Доброй ночи!». Стихотворение.

В п/к переплете конца XIX века. Экземпляр из библиотеки Женского Коммерческого училища Л.Н. Володкевич в Киеве. Формат: 25х16 см. Первая публикация, дебют знаменитого русского лирика!

 

 

 

 

 


Библиографическое описание:

Русские писатели 1800-1917. Биографический словарь. Т.т. 1-5, Москва, 1989-2007, т. 2, Г-К, с.32

О, говори хоть ты со мной,

Подруга семиструнная!

Душа полна такой тоской,

А ночь такая лунная!

Вон там звезда одна горит

Так ярко и мучительно,

Лучами сердце шевелит,

Дразня его язвительно.

Чего от сердца нужно ей?

Ведь знает без того она,

Что к ней тоскою долгих дней

Вся жизнь моя прикована...

И сердце ведает мое,

Отравою облитое,

Что я впивал в себя ее

Дыханье ядовитое...

Я от зари и до зари

Тоскую, мучусь, сетую...

Допой же мне - договори

Ты песню недопетую.

Договори сестры твоей

Все недомолвки странные...

Смотри: звезда горит ярчей...

О, пой, моя желанная!

И до зари готов с тобой

Вести беседу эту я...

Договори лишь мне, допой

Ты песню недопетую!

Григорьев, Аполлон Александрович [16(28).7.1822, Москва — 25.9(7.10).1864, Петербург; был похоронен на Митрофаньевском кладбище, перезахоронен на Волковом кладбище], литературный и театральный критик, поэт, переводчик, мемуарист. Предки Григорьева — выходцы из духовенства и крестьянства; отец, Александр Иванович (1787-1863),— чиновник, дворянин, женился против воли родителей на дочери крепостного кучера, Татьяне Андреевне (ок. 1800-1854), спустя год после рождения сына Аполлона. Ребенок, сданный при рождении в Московский Воспитатательный дом, питомцы которого, по положению, становились вольными, долго числился московским мещанином и лишь в 1850 году, дослужившись до чина титулярного советника, получил личное дворянство. Вырос в Замоскворечье, в относительно патриархальной семье; получил прекрасное домашнее образование (на уровне гимназии), учился на юридическом факультете (очевидно, по настоянию отца) в Московском университете в период его расцвета (1838-1842), где слушал лекции Т.Н. Грановского, П.Г. Редкина (энциклопедия права), Д.Л. Крюкова (римская словесность и древняя история), а также М.П. Погодина и С.П. Шевырёва, пробудивших в нем интерес к старине, древне-русской литературе и русскому устному народному творчеству; окончил курс кандидатом. С декабря 1842 по август 1843 заведовал библиотекой университетата (по забывчивости часто раздавая книги без записи), с августа 1843 секретарь Совета университета; проявил полную неспособность к канцелярской работе. Товарищами Григорьева по университету были А.А. Фет (в 1838-44 снимал комнату в доме Григорьева), Я.П. Полонский, будущий историк С.М. Соловьёв. Печататься Григорьев начал в «Москвитянине»; дебют — вышеприведенное стихотворение «Доброй ночи!» (1843, №7, под псевдонимом А. Трисмегистов). Стихи писал со студенческих лет, но весьма бурно в 1843-45 — время безответной любви к Антонине Фёдоровне Корш (сестре Е.Ф. Корила и В.Ф. Корша), которая предпочла выйти замуж за К.Д. Кавелина. Темы и мотивы любовной лирики — роковая страсть, возвышенная и разрушительная одновременно, таинственные силы, властвующие над людьми, хаотичная и необузданная стихия чувств (образ «кометы»), напряженность отношений и несовместимость характеров — любовь-вражда «двух эгоизмов» («Обаяние», «Комета», «Вы рождены меня терзать», «Над тобою мне тайная сила дана», «К Лавинии» — 1843, «Две судьбы», «Прости» — 1844, «Молитва», «Когда в душе твоей, сомнением больной», «Нет, не тебе идти со мной» — 1845). Драма любви к Корш подробно описана Григорьевым в литературно-обработанном дневнике, первом из дошедших до нас его прозаическом произведении — «Листки из рукописи скитающегося софиста» (1844; опубликовано: П., 1917). В феврале 1844 года разбитый душевно Григорьев, тяготившийся также вспышками своевольства родителей, службой, приставаниями кредиторов, сбежал в Петербург, где год (июнь 1844- июль 1845) служил в Управе благочиния и в Сенате, затем целиком посвятил себя литературе. Поселился у редактора журнала «Репертуар и Пантеон» В. С. Межевича, с сентября 1845 помогал редактировать журнал (до конца 1846 года). В 1844-1846 почти исключительно здесь публикует свои произведения: рецензии на драматические и оперные спектакли и театральные очерки, в т. ч. первое печатное произведение в прозе — смесь театральной критики и публицистики — «Об элементах драмы в нынешнем русском обществе» («Театральная летопись», 1845, №4,8 — приложение к «Репертуару и Пантеону»), а также «Гамлет на одном провинциальном театре» (1846, №1). В поэзии Григорьева середины 40-х гг. отразились его метания в поисках миросозерцательного идеала: масонско-религиозные «гимны» сосуществуют с «ювеналовскими» стихами. В стихотворных драмах автор отобразил романтическую страдающую личность лермонтовского типа. Отношение к демоническим чертам сильной личности двойственно: не принимая эгоизма и гордости, Григорьев сочувственно изображает ее таинственность и страдание как признак глубокой и кипучей жизни. В середине 1847 года Аполлон Александрович женился на сестре отвергнувшей его Антонины Корш-Лидии; брак вскоре фактически расстроился: и сам Григорьев был мало приспособлен к семейному мирному кругу, и Лидия Федоровна оказалась пристрастной к «вольно-распутной» богемной жизни (у супругов выросли два сына, учившиеся в казенных заведениях). Но жизнь подарила нашему великому лирику еще одну страстную и безответную многолетнюю любовь (1852-1857) к Л.Я. Визард (родилась в 1835 году, москвичка, из семьи учителей, дед-выходец из французской Швейцарии), которая вдохновила поэта на создание цикла стихотворений «Борьба» числом восемьнадцать, самого динамичного по смене настроений и самого яркого из всей лирики Григорьева, при этом усиленного цыганскими мотивами. В нем темы и мотивы 40-х годов — роковая страсть и любовь-вражда — усилены безнадежностью, отчанием и перемежаются изображениями возвышенного и просветленного чувства к Ней — «к ангелу света». В июле 1857 года Григорьев, по рекомендации Погодина, стал воспитателем и домашним учителем 15-летнего Князя И.Ю. Трубецкого и выехал в Италию. До мая 1868 года жил во Флоренции; осматривал музеи; встречался с И.С. Тургеневым, сблизившись с ним в эти годы. Совершил поездку в Рим; летом 1858 года жил в Париже. В сентябре после неоднократных конфликтов с матерью мальчика, исполненной аристократического гонора, порвал с Трубецкими и вернулся в Россию. В Италии написал ряд ярких любовных стихотворений, посв. О.А. Мельниковой, которые составили его знаменитый цикл «Импровизации странствующего романтика», где сквозь образ романтически воспринимаемой «Мадонны» просвечивает облик любимой. В 1850 г. становится во главе кружка, известного под именем «Молодой редакции» журнала М.Н. Погодина «Москвитянин» (в состав кружка также входили Островский, Писемский, Алмазов, А. Потехин, Печерский-Мельников, Эдельсон, Мей, Ник. Берг, Горбунов и др.). После закрытия в 1856 году «Москвитянина» в разное время Григорьев непродолжительно работал в «Русской беседе», «Библиотеке для чтения», первоначальном «Русском слове», где был некоторое время одним из трех редакторов, в «Русском мире», «Светоче», «Сыне отечества» Старчевского, «Русском вестнике» Каткова. С 1861 года Григорьев наряду с Ф.М. Достоевским и Н.Н. Страховым – один из ведущих критиков журнала М.М. и Ф.М. Достоевских «Время». После закрытия «Времени» в 1863 году – редактор еженедельника «Якорь» и сатирического приложения к нему «Оса», где в течение года были опубликованы около 60 его статей: передовицы, заметки, очерки, театральные обзоры и рецензии. С открытием в 1864 году нового журнала братьев Достоевских «Эпоха» критик возвращается в круг сотрудников этого органа почвенников, где и публикует последние свои статьи. Напряженные отношения в редакции «Времени» и запутанные денежные дела — в начале 1861 года сидел в долговой тюрьме, что отразилось в публицистической статье «Несколько замечаний о значении и устройстве долговых отделений» — в мае 1861 года вынудили Григорьева уехать работать в Оренбург преподавателем кадетского корпуса. Но уже в мае 1862 года он неожиданно возвращается. Впечатления, навеянные обратной поездкой, горькие, порой мучительно-сладостные, порой надрывные воспоминания о «страсти» к мещанке М.Ф. Дубровской, с которой сошелся в гражданском браке в мае 1859 и с которой в Оренбурге произошел очередной разрыв. Жажда затушить муки страшным запоем: «… в вине ищу нередко я забвенья!» — последние два года великий поэт почти «не просыхал». В 1864 году Григорьев дважды был посажен в долговую тюрьму. Выкупленный во второй раз А.И. Бибиковой, через несколько дней умер от апоплексического удара. Полагают, что «неистовость» Григорьева отражена его коллегой Ф.М. Достоевским в образе Мити Карамазова с его душевными взлетами и падениями. Сам Достоевский в послесловии к воспоминаниям Страхова сказал о Григорьеве: «Человек он был непосредственно «почвенный», кряжевой. Может быть, из всех своих современников он был наиболее русский человек как натура».

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?