Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 1244 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Надсон С.Я. «На заре». Стихотворение. 1878.

Посвящается В. Мамонтову. Журнал «Свет». Орган общечеловеческого развития. Год второй. Апрель 1878 г. Выпуск 4. стр. 117. Спб, изд. Н.П. Вагнер. Формат: 32х25 см. Первая публикация поэта!

 

 

 

 

 

 

Библиографические источники:

Русские писатели 1800-1917. Биографический словарь. Т.т. 1-5, Москва, 1989-2007. Т.4. М-П. с. 214

Первый сборник стихов выйдет у А.С. Суворина в 1885 году. Дистанция между первой публикацией и первой книгой - 7 лет!

Как белым саваном, покрытая снегами,

Ты спишь холодным сном под каменной плитой.

И сосны Родины ненастными ночами

О чем-то шепчутся и стонут над тобой;

А я - вокруг меня, полна борьбы и шума,

Жизнь снова бьет ключом, отдаться ей маня.

Но жить я не могу: мучительняя дума,

Неотразимая, преследует меня...

Гнетущий, тяжкий сон!.. С тех пор как я, рыдая,

Прильнул к руке твоей и звал тебя с тоской,

И ты, недвижная и мертвенно-немая,

Ты не откликнулась на мой призыв больной;

С тех пор как слово «смерть» когда-то только слово

Мне в сердце скорбное ударило, как гром, -

Я в жизнь не верую - угрюмо и сурово

Смерть, только смерть одна мне грезится кругом!..

Недуг смущенного былым воображенья

Кладет печать ее на лица всех людей,

И в них не вижу я, как прежде, отраженья

Их грез и радостей, их горя и страстей;

Они мне чудятся с закрытыми очами,

В гробу, в дыму кадил, под флером и в цветах,

С безжизненным челом, с поблеклыми устами

И страхом вечности в недвижимых чертах...

И тайный голос мне твердит не умолкая:

«Безумец! не страдай и не люби людей!

Ты жалок и смешон, наивно отдавая

Любовь и скорбь - мечте, фантазии твоей...

Окаменей, замри... Не трать напрасно силы!

Пусть льется кровь волной и царствует порок:

Добро ли, зло ль вокруг, - забвенье и могилы -

Вот цель конечная и мировой итог!...

1881

Надсон, Семен Яковлевич [1862-1887] — знаменитый российский поэт — апологет безвременья и эпидемии самоубийств. Его популярность в 80-ые годы XIX века была фантастической. Родился в семье чиновника. Рано потеряв отца, познакомился в детстве с нуждой, учился в классических гимназиях в Петербурге и Киеве, затем в военной гимназии и Павловском военном училище. В 1882 был произведен в офицеры; прослужив два года в Кронштадте, вышел в отставку и стал секретарем редакции журнала «Неделя». Последние годы жизни Надсона были медленным умиранием от туберкулеза, от которого не спасло лечение в Крыму и на Ривьере. Первое стихотворение Надсона появилось в печати в апреле 1878 года в журнале «Свет». Вскоре после этого он начинает сотрудничать в «Отечественных записках». Первые стихи Надсона окрашены в народнические тона и продолжают традиции некрасовской школы. Надсон напоминает о «меньшем брате» и призывает «на грозный бой с глубокой мглою». «Гражданские» мотивы встречаются иногда в дальнейшем творчестве Надсона. В поэме «Грезы» Надсон провозглашает разрыв с романтическими фантазиями детства и заявляет: «Я стал в ряды бойцов поруганной свободы, Я стал певцом труда, познанья и скорбей!» Патетикой этого рода проникнуто и стихотворение «На могиле А.И. Герцена». Но уже для первых народнических стихов Надсона характерен настойчивый мотив сомнений, разъедающих революционные идеалы. Поэт убежден в бесплодности борьбы: «Для чего и жертвы и страданья! Для чего так поздно понял я, Что в борьбе и смуте мирозданья. Цель одна — покой небытия?». Надсону кажется, что сама природа осуждает жертвы борьбы и оправдывает эгоистическое довольство сытых («Позабытые шумным их кругом»). И самый социализм рисуется Надсону скучным и плоским, царством покоя, не удовлетворяющим свыкшегося с «чистой скорбью» поэта. («Томясь и страдая во мраке ненастья»). Под. конец своей жизни Надсон начал склоняться к принципам «искусства для искусства». Противоречивый и зигзагообразный путь Надсона пролегал от гражданских традиций Некрасова через многообразные сомнения и колебания к индивидуализму, импрессионизму, подготовлявшим будущих символистов. В стихотворении «Мгновение» Надсон вплотную подходит к столь характерной для Брюсова и Бальмонта проповеди наслаждения мигом («Нам прожить остается одну эту ночь, Но зато — это ночь наслаждения... И в объятьях любви беззаботно уснем, Чтоб проснуться для смертных объятий»). Надсон — выразитель переломного момента в истории разночинной интеллигенции, разуверившейся в революционных идеалах народничества, ставшей перед жизнью в недоумении, как перед сфинксом, и начавшей, приспособляться к капиталистическому укладу. Эта противоречивость, двойственность, содействовали чрезвычайному успеху его поэзии среди широких кругов интеллигенции 80-х гг., переживавших ту же эволюцию. За 25 лет книга стихотворений Надсона выдержала около 30-ти изданий. Результат, конечно, впечатляет — ведь они еще и раскупались огромными тиражами! Стиль Надсона эклектичен. С одной стороны, это — эпигон гражданской поэзии, заштамповавший и автоматизировавший ее стилевые принципы. С другой — это предшественник импрессионистического стиля символистов. Бедность живописных образов, банальность эпитетов, обилие «лишних» слов — все эти «недостатки» стиля Надсона обусловлены как эпигонской автоматизацией некрасовских традиций, так в особенности переходом от ораторского говорного стиха народников, с его акцентированной семантикой, к музыкальному стилю символистов. Стилевой эклектизм Надсона отвечал однако вкусам стоявшей на социальном распутьи мелкобуржуазной интеллигенции, пришедшей от увлечения народничеством к мелкобуржуазному либерализму. Надсон действительно был сыном своей эпохи. В конце девятнадцатого и в начале двадцатого века произошел резкий спад гражданских настроений в русской поэзии. Так чем же заинтересовали молодежь того времени поэты, как их называли, "упаднических настроений"? Все нравственные устои поэзии декаданса сконцентрированы в стихотворении Надсона "На заре". Его можно назвать программным. Стихи начинаются романтическим, слегка тревожным изображением природы:

Нежными цветами убраны богато,

Тучки утопают в ясной тишине...

Лирический герой восхищается гармонией природы, но одновременно в нем зреют тяжкие мысли о том, что человек, подобно природе, не может быть счастлив в этом мире:

Только ты не знаешь неги и покоя,

Грудь моя больная, полная тоской.

После революционно-демократических взлетов духа, которыми был отмечен девятнадцатый век, собственно никаких глобальных изменений в нравственном отношении в обществе не произошло. Поэт это видел и переживал. Общество вновь ввергалось в прозябание духа. В голову лезли печальные мысли о целесообразности вообще всяких социальных потрясений. Лучше - замкнутый мир наслаждений и примитивных страстей. Но душа, в которой нравственность велика, все равно ностальгически тоскует о высших устремлениях.

Что ж тебя волнует? Грустное ль былое

Иль надежд разбитых безотрадный рой?

Заползали ль змеею злобные сомненья,

Отравили веру в счастье и людей.

Страсти ли мятежной грезы и волненья

Вспыхнули нежданно в глубине твоей?

Здесь поэт как раз добивается совпадения нравственных переживаний со своими читателями. Это передовая молодежь того времени. Передовая не в смысле революционная, а в смысле образованности, тонкости натуры, стремления к искренности в чувствах. Поэт дает им надежду:

Полно, успокойся, сбрось печали бремя:

Не пройдет бесплодно тяжкая борьба,

И зарею ясной запылает время...

Время светлой мысли, правды и труда. Эти нравственные устои поэзии Надсона стали живой и действенной силой, поддерживающей в условиях общественного уныния искры гражданских чувств. В этом, на мой взгляд, и состоит главная нравственная ценность стихов рыцарей поэзии эпохи безвременья.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?