Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 367 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Губернские очерки. Из записок отставного надворного советника Щедрина. Собрал и издал М.Е. Салтыков. Т.1-3. Москва, тип. Каткова и К°, 1857.

Цензор Н. Фон-Крузе.

Т.1: [2], 273, [1] cтр.

Т.2: [2], 226, [1] cтр.

Т.3: 336, [1] cтр.

Все три тома в одном п/к марокеновом переплете того времени. Формат: 22х15 см. Первая книга великого писателя-сатирика!

 

 

 


 

Библиографическое описание:

1. Смирнов-Сокольский Н.П. «Моя библиотека», Т.1, М., «Книга» , 1969, №1084.

2. The Kilgour collection of Russian literature 1750-1920.

Harvard-Cambrige, 1959, №1018.

3. Мезиер А.В. «Русская словесность», №16368.

Салтыков родился 15 января 1826 года в старой помещичьей семье, в Тверской губернии, Калязинского уезда, в селе Спас-Угол. Родители его были Евграф Васильевич, коллежский советник, и мать Ольга Михайловна, из купеческого рода. Его родители, довольно богатые местные помещики, приставили к нему, как водилось в то время, первым учителем своего же крепостного человека, живописца Павла, который с «указкой» в руках приступил к азбуке в самый день рождения Салтыкова 15 января 1833 года, когда ему исполнилось семь лет. В 1834 году вышла из Московского Екатерининского института старшая сестра его Надежда Евграфовна, и дальнейшее обучение брата было вверено ей и ее подруге по институту Авдотье Петровне Василевской, поступившей в дом в качестве гувернантки. Им помогали священник села Заозерья Иван Васильевич, обучавший Салтыкова латинскому языку по грамматике Кошанского, и студент Троицкой духовной академии Матвей Петрович Салмин, которого приглашали на летние вакации два года сряду. Это первоначальное обучение оказалось настолько удовлетворительным, что в августе 1836 года Салтыков смог быть принят в шестиклассный, в то время, Московский Дворянский Институт (только-что преобразованный из университетского пансиона), в 3-й класс, где оставался два года по малолетству. Все эти события великолепно впоследствии будут описаны в «Пошехонской Старине», рисующей целую картину деревенской помещичьей жизни, где многое несомненно было его собственным воспоминанием и опытом. В 1838 году Салтыков был переведен в Александровский Царскосельский Лицей, в силу преимущества, которым пользовался Московский Дворянский Институт-отправлять каждые полтора года двоих отличившихся учеников в Лицей, где они поступали на казенное воспитание. В Лицее Салтыков уже в первом классе почувствовал влечение к литературе, что и выразилось усиленной стихотворной деятельностью. За это, а равным образом за чтение книг, он терпел всевозможные преследования, как со стороны гувернеров, так, в особенности, со стороны учителя русского языка и словесности Гроздова. Салтыков вынужден был прятать стихи в рукав куртки и даже в сапоги, но «контрабанда» была находима и там. Все это снижало его оценки по поведению. Начавшись со стихов, переросло в мелкие грубости, неряшливость, как-то расстегнутая пуговица на куртке или мундире, ношение треуголки с поля, а не по форме, курение табака и иные школьные преступления. В Лицее, начиная со второго класса, воспитанникам разрешалось выписывать журналы за свой счет. Влияние литературы в Лицее тогда вообще было очень сильно: воспоминание о Пушкине, погибшем от пули Дантеса за два-три года перед тем, как бы обязывало лицеистов держать планку на высоте, и в каждом курсе предполагался продолжатель Пушкина; так в XI курсе — товарищи указывали на Зотова, который и начал помещать свои стихи в «Маяке», где Бурачка не в шутку провозгласили вторым Пушкиным, в XII курсе — на Пушкинскую вакансию поместили Н.П. Семенова (стал сенатором); в XIII — М.Е. Салтыкова; в XIV — В.П. Гаевского и т.д. Журналы читались воспитанниками с жадностью, и, в особенности, сильно было влияние «Отечественных Записок», благодаря критике В. Белинского, повестям Панаева. Кудрявцева и др. Сам Салтыков напечатал первое стихотворение «Лира» в журнале «Библиотека для чтения» в марте 1841 года, в год смерти М.Ю. Лермонтова. В России родился новый литератор! Довольно много его стихотворений помещено было в 1843 и 1844 г.г. в журнале «Современник» Плетнева. Стихотворная деятельность Михаила была не продолжительна: без сомнения,он скоро почувствовал, что у него нет настоящего поэтического таланта и распрощался со стихами навсегда. Позднее он очень не любил, когда ему напоминали о стихотворных грехах его молодости: краснея, хмурясь при этом случае и всячески стараясь замять разговор. В первой же его повести «Противоречия», напечатанной в журнале «Отечественные Записки» в ноябре 1847 года, сказалось его охлаждение к стихотворству: герой, рекомендуемый новому знакомому, как поэт, замечает: «Эта рекомендация несколько смутила меня, потому что я довольно давно уже не предаюсь никакому разврату!». Тот же герой пишет своему молодому другу: «Неужели всю жизнь сочинять стихотворения, и не пора ли заговорить простой здоровой прозой?». Салтыкова занимали теперь другие интересы. Салтыков кончил курс в Лицее, переименованном в Александровский, в 1844 году, с чином 10-го класса, т.е. не в числе отличившихся, которые выпускались 9-м классом, и поступил на службу в канцелярию военного министерства, когда министром был князь Чернышев. Салтыкова влекло в большую литературу. Еще с 1844 года он посещает «пятницы» Петрашевского и примыкает к его кружку. В марте 1848 года «Отечественные Записки» публикуют новую повесть Салтыкова «Запутанное дело», вскоре привлекшую внимание Третьего Отделения, а затем и меньшиковского Комитета по рассмотрению действий цензуры. Поговаривали, что хотя инициатива административной кары принадлежала Негласному Комитету, но к этому приложил руку и начальник Салтыкова-Чернышев, который давно обратил внимание на писательство своего чиновника и поручил состоявшему при министерстве Н. Кукольнику составить доклад о повестях Михаила Евграфовича. И доклад был таков, что Чернышев только ужаснулся, что столь опасный человек служит в его министерстве; доклад Кукольника он препроводил в Негласный Комитет, а последний передал его в Третье Отделение. В Европе в этот год начинают полыхать революции, но их призрак так и не пересекает границы Российской империи. После недели, проведенной под арестом на гауптвахте в апреле-мае 1848 года, Салтыков был препровожден с жандармом в Вятку. Здесь он зачислен был сначала в канцелярские чиновники при губернском правлении, т.е понижен по службе и поставлен в самые последние ряды местной чиновничьей иерархии. Но губернатором в Вятке был тогда Середа, служивший прежде правителем канцелярии у Оренбургского военного губернатора Перовского; он был человек честный и не мог не заметить особенной даровитости своего подчиненного, и в конце года Салтыков был уже назначен старшим чиновником по особым поручениям, а затем вскоре он два раза исполнял должность правителя канцелярии. Ему стали поручать самые серьезные дела, и в августе 1850 года он был назначен советником губернского правления. Салтыков адекватно воспринимал окружающую действительность, вовсе однако не примиряясь с ее темными сторонами. Это видно из его практической деятельности на службе в Вятке. В бумагах Салтыкова сохранились немногие, но чрезвычайно любопытные следы этой служебной его деятельности. Например, его доклад губернатору в 1852 году, когда ему было поручено вместе с жандармским офицером принять меры к прекращению беспорядков, возникших между государственными крестьянами двух сельских общин Слободского уезда. Дело тянулось многие годы. Салтыков сумел не только кончить долго тянувшийся спор полюбовно еще до прибытия вытребованной воинской команды, не только раскрыл все обстоятельства, вызвавшие неповиновение крестьян, но и позаботился о том, чтобы предупредить подобные столкновения впредь. Образ жизни в губернии был соответствующий. Ходили на службу в канцелярию, писали письма к родителям, питались в ресторанах, а чаще всего в кухмистерских, собирались друг у друга для общения и на вечеринки. Ко всем старым впечатлениям и воспоминаниям присоединилось теперь вполне сознательное понимание народного быта и жизни «общества», которая везде в провинции белее или менее одинакова и отражала собой десятилетиями сложившийся дореформенный патриархальный уклад. Этот народный быт и общество доставили тот драгоценный материал, из которого создались не только «Губернские очерки», но и все последующие сатирические шедевры мэтра. Пребывание в Вятке окончилось в последние месяцы 1855 года. Новому губернатору Ланскому он обязан был снятием полицейского надзора, а 12 февраля 1856 года он был уволен с должности советника вятского губернского правления с причислением к МВД, но он выехал из Вятки еще в ноябре 1855 года. С собой он вез «Губернские очерки», которые стали вскоре выходить отдельными главами в только что основанном тогда «Русском Вестнике» и частью в «Библиотеке для чтения». В следующем 1857 году они выходят отдельной книгой в Москве в типографии Каткова. Немногие знали его первые повести, но теперь его литературное имя было мгновенно составлено: он тотчас стал в ряду самых сильных дарований той, богатой дарованиями эпохи, и выделился из этого ряда своеобразной сатирической манерой, которая с тех пор осталась в нашей литературе единственной в своем роде.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?