Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 132 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Фишер фон Вальдгейм Г.И. Описание курицы, имеющей в профиле фигуру человека.

Описание курицы, имеющей в профиле фигуру человека, с присовокуплением некоторых наблюдений и её изображения, изданное профессором Фишером. Москва, в Университетской типографии, 1815. 15 стр., 1 л. иллюстрация — гравюра, раскрашенная акварелью. В цельнокожаном переплёте 10-х годов XIX века. На верхней крышке тиснён золотом суперэкслибрис Московского университета — императорский герб и аллегории учебы. Форзацы «мраморной» бумаги. Формат: 20,8x12,3 см. Брошюра была одновременно выпущена на русском и немецком языках. В конце XVIII- начале XIX века суперэкслибрисы Московского университета тиснились на переплётах изданий, подготовленных университетом и отпечатанных в университетской типографии. Некоторые библиографы и библиофилы относят эту брошюру к редкостям «геннадиевского» или «бурцевского» толка, иными словами — к изданиям, не заслуживающим серьезного внимания. Это несправедливо. Брошюра была написана действительно по курьезному поводу, но написана видным ученым и в научно-просветительных целях. Редкость!

Библиографическое описание:

1. Смирнов–Сокольский Н.П. Моя библиотека, Т.1, М., «Книга», 1969, №1212.

2. Н.Б. Русские книжные редкости. Опыт библиографического описания. Части I-II. Москва, 1902-03, №641.

3. Бурцев А.Е. Обстоятельное библиографическое описание редких и замечательных книг. Том IV, Спб., 1901, №1212.

4. Осоргин М.А. Заметки старого книгоеда. Москва, 1989, стр. 58-68.

5. Венгеровы А.А. и С.А. Библиохроника, т. I, Москва, 2004, №26.

Вот что писал по этому поводу один из самых известных знатоков русской антикварной книги Михаил Андреевич Осоргин (1878-1942) в своих незабвенных «Заметках старого книгоеда»: «Многие нас, книголюбов, считают за людей узкого интереса, каковы, например, собиратели марок или играющие в шахматы. Но это неправильно, потому что настоящего книголюба интересует всякая область, лишь бы была книга замечательна. И уж тогда нас от книжки не оторвешь: и читаем от доски до доски, и старую печать нюхаем, и обложку гладим любовно, и если что написано прежним ее читателем на полях, и какой экслибрис,— всё нам дорого и поистине умиляет. Иной раз даже осторожно вскроешь ножичком картон переплета, нет ли там чего, какой старой рукописи, пущенной на выделку корешка, и обязательно смотришь на свет водяные знаки. Но конечно, не ищем в книжке политики или борьбы предрассудков, и самое направление нам безразлично, совершенно не в этом интерес. Главное — искусство печатания и редкостность. Тут уж смотришь, какая у книги была история и что в ней занимало современников. И потому никакой предмет нам не чужд и не низок, о чем бы в книжке не содержалось. Так, например, расскажу содержание книжки великой редкости, а именно: «Описание курицы, имеющей в профиле фигуру человека», очень при том сожалея, что нельзя приложить воспроизведения любопытного рисунка. И вот, наконец, позвольте любителям книжной редкости порекомендовать эту книжечку профессора Фишера, изданную им в 1815 году под названием «Описание курицы, имеющей в профиле фигуру человека, с присовокуплением некоторых наблюдений и ея изображения».

Подлинная курица найдена была в Тульской губернии в Белевском округе и прислана в Императорский Московский университет его превосходительством г-ном тульским гражданским губернатором, тайным советником, ордена святой Анны 1-го класса и разных других кавалером Николаем Ивановичем Богдановым. Книга же о ней посвящена людям, «которые любят размышлять об уклонениях природы», к каковым решаюсь причислить и читателей. Скажу прямо: судя по рисунку — страшен и непонятен вид сей курицы, имевшей нос, подбородок с бородой, бакены, ушки и даже высунутый язык,— клюва же совсем не имевшей! Больше всего эта курица любила есть белый хлеб со сливками, но не отказывалась и от сыра. «Будучи в комнате на окне,— говорит описатель,— и видя летящих ворон, при каждом их движении курица нагибается и от страха разевает рот». До изумительности курица походила на человеческую старуху и «сходство сие становилось тем поразительнее, чем пристальнее и в продолжение нескольких секунд смотришь на сию странную профиль, особливо когда курица жует». Описатель курицы, предчувствуя, что образованный человек может обидеться на такое сходство с ним курицы, предупреждает, что подобные явления часто случаются и обижаться не на что. Так, например, существует выражение «орлиный нос», которое «означает сходство носа с клювом, чем никто не оскорбляется». У данной же курицы нос, в сущности, даже и не настоящий нос, как у нас, сосцекормящих, а только протяжение головного гребня, хотя и с ноздрями; впрочем, ноздри поменьше, а правая как бы и совсем закрыта. Другие же от нас отличия заключаются у курицы в том, что на правой ноге у нее один палец без ногтя, а на левой совсем нет двух ногтей. «Особенная фигура этой курицы не предзнаменует ли чего-нибудь сверхъестественного?» — спрашивает профессор Фишер. И отвечает справедливо: «Совсем ничего». Ибо такие случаи бывали и раньше, как даже цыпленок о четырех лапах и с признаками четырех крыльев, доставленный его превосходительством Николаем Сергеевичем Всеволожским; другого такого же прислал его превосходительство Павел Иванович Голенищев-Кутузов. Настоящие примеры, по-моему, достаточно убедительны, так как нельзя предположить участие сверхъестественной силы наряду с действиями тульского гражданского губернатора и других особ четвертого класса и кавалеров разных орденов... При книжечке имеются приложения изображения курицы в профиль, в фас, а также зевающей, как бы при чтении газетной статьи, чем достигается полное сходство ее с интеллигентным читателем. Книжка сия редка и любителям недоступна; поэтому и позволил себе с нею ознакомить любителей размышлять об уклонениях природы. Упомянутая книжечка никаким особым слогом не отличаются, будучи писана почти нашим нынешним языком».

Профессор Григорий Иванович Фишер фон Вальдгейм (1771-1853) прожил долгую и славную жизнь, Он учился в Иене, Геттингене и Париже. Его преподавателями были великие Гумбольдт и Кювье, В 1804 году он приехал в Москву, чтобы стать университетским профессором, и остался в России на всю жизнь. Фишер основал Московское общество испытателей природы, написал для российских университетов учебники по зоологии и минералогии - единственные в ту пору учебные пособия в этих областях. Во время московского пожара 1812 года он бросил свое имущество и собственный научный архив, но спас ценнейшие университетские коллекции. Многие годы преподавал в Московском университете и возглавлял Московскую медико-хирургическую академию, воспитал несколько поколений русских медиков и натуралистов (его учеником был великий физиолог И.М. Сеченов), состоял членом 70 учёных обществ и учреждений, опубликовал 212 научных трудов. Но сегодня его имя чаще всего вспоминают не геологи или естествоиспытатели, а библиофилы. И связано это со скромной (всего 15 страниц) брошюрой «Описание курицы, имеющей в профиле фигуру человека». История русской книги знает немало курьёзных изданий. Достаточно назвать «Описание вши» 1789 года или вышедшее 40 лет спустя сочинение Бертолотто «История блохи». Труд профессора Фишера занимает достойное место в этом ряду. Побудительная причина, заставившая учёного взяться за перо, весьма уважительна. По роду своих занятий часто встречая природные аномалии, Фишер решил описать одну из них, чтобы продемонстрировать публике отсутствие в подобных явлениях чего-либо сверхъестественного. Необычная курица, о которой идёт речь, была обнаружена в Белёвском округе Тульской губернии и прислана в Московский университет тульским гражданским губернатором тайным советником Николаем Ивановичем Богдановым. В книге даётся её подробное описание: «Вид её такой же, как и других кур, с которыми она сродствует и в нравах и в образе жизни; но голова её в частях, служащих для жевания пищи, представляет такое образование, которое придаёт ей в профиль фигуру человека, особенно старухи», Помимо «словесного портрета», в книге имеются три гравированных рисунка на одном листе (в описываемом экземпляре они раскрашены акварелью от руки) со следующим пояснением: «Изображение курицы в профиль весьма верно и представляет старушку, так как она есть. Вторая фигура представляет голову с лица и показывает в ней настоящего Сатира. Третья фигура представляет её зевающей и вместе показывает её язык». Известный библиограф А.Е. Бурцев уже в 1901 году причислял «Описание курицы» к редкостям. Что же касается дальнейшей судьбы необычной курицы после публикации книги, то она неизвестна.

Фишер-фон-Вальдгейм, Григорий Иванович (Gotthelf Fischer von Waldheim) — известный естествоиспытатель, почетный член Императорской Академии наук, С.-Петербургской и Московской медико-хирургических академий, д. с. с. и заслуженный профессор Московского университета, родился в Вальдгейме, близ Лейпцига, 3 (15) октября 1771 г., умер в Москве 6 октября 1853 г. Поступив в 1783 г. в одну из фрейбергских гимназий, он, по окончании курса, слушал лекции у знаменитого геолога Вернера. В Фрейберге же он сблизился с Гумбольдтом, Бухом и др. Слушал также лекции в Виттенберге, Йене, Галле и Геттингене. В Йене он сошелся с Гете и Шиллером; с Гумбольдтом отправился в Вену, где слушал лекции по медицине у известного в свое время врача Франка. Фишер решил было посвятить себя этой науке, но, по совету Гумбольдта и других друзей, избрал своею специальностью естественные науки. Отправившись в Париж, он стал в дружеские отношения с Кювье, лекции которого пробудили в нем любовь к естественным наукам. В 1798 г. Фишер был назначен профессором естественной истории в майнцском университете, а год спустя избран библиотекарем тамошней центральной библиотеки. Отказавшись от предложенных ему должностей — профессора в Йенском университете и директора сравнительно-анатомического кабинета, основанного Рейлем в Вюрцбурге, он охотно принял приглашение занять место, обещавшее широкий простор его ученой деятельности, — профессора естественных наук и директора музея в Императорском Московском университете, и прибыл в Россию в начале 1804 г. В продолжение своей с лишком полувековой ученой деятельности в Москве Фишер неутомимо работал на пользу русской науки. Он начал с того, что издал учебники зоологии и минералогии, которые долгое время были у нас единственными пособиями при изучении этих наук. Руководства, составленные Фишером по собственным материалам и системе, кроме внутренних достоинств, ясности, порядка и полноты изложения, имели еще и ту важную заслугу, что это были впервые появившиеся в России самостоятельные учебники, приноровленные к требованиям русских учебных заведений. Как геолог, он первый из русских ученых предпринял обширные геологические исследования; но главным образом он занимался описанием ископаемых животных, насекомых и минералов, находимых в России. Результатом его неутомимых исследований явился длинный ряд ученых работ, из коих «Энтомография России» в 5 т.т., 1820-51 и «Ориктография Московской губернии» (1837), изданные со множеством рисунков, доставили Фишеру европейскую известность; сама школа Кювье утвердила за ним впоследствии название «русского Кювье». Среди ученых своего времени Фишер выделялся обширным, пытливым умом и необыкновенною разносторонностью. Еще в Вене он занимался анатомией дунайских рыб, а в Майнце, состоя в должности библиотекаря, — изысканиями о начале книгопечатания, причем сделал весьма важное открытие касательно Гуттенберга. Фишер занимался также изучением библиографии и типолитографического искусства и оказал большую услугу пояснением некоторых вопросов о возникновении этого важного искусства. Свои любопытные исследования он изложил в следующих сочинениях: «Essai sur les monuments typographiques de Jean Guttenberg» (Майнц, 1804); «Notice du premier monument typographique en caractères mobiles avec date» (Майнц, 1804). Кроме того, множество подробностей о том же предмете находится в изданном им на немецком языке, в 6 тетрадях, «Описании типографических редкостей и замечательнейших рукописей, с прибавлением об истории типографического искусства». Сочинения о подвижных буквах, о древнейшей библии и других первоначальных памятниках книгопечатания доставили ему почетное место в ряду библиофилов, как это видно из отзывов писателей того времени. В России же, как сказано, он преимущественно занимался естественными науками. В Москве, подобно Кювье, занялся изучением тогда еще мало известных в науке ископаемых животных, в особенности двучерепных слизняков, или теробратул, которые встречаются в окрестностях села Хорошова. Для изучения природы Московской губернии в отношении всех трех царств ее Фишер фон Вальдгейм неоднократно посещал разные уезды в сопровождении членов Московского общества испытателей природы, причем собирал наиболее любопытные образцы естественных произведений; попутно производились химические анализы минеральных источников и собирались этнографические, статистические и географические сведения. Большое внимание обратило на себя его гидрографическое исследование об истоке Москвы-реки, так как оно противоречило научным воззрениям того времени. Не менее он заслужил признательность России и как администратор. По его почину было основано Императорское Московское общество испытателей природы (1805); ему же обязано своею плодотворною деятельностью Московское общество сельского хозяйства в продолжение 15 лет (1820-1835), когда Фишер состоял его директором. Благодаря ему, сохранилась во время пожара Москвы 1812 г. часть ценных коллекций зоологического музея, которую он спас, пожертвовав собственными научными собраниями; он же впоследствии ревностно пополнял погибшие в пламени коллекции. В Московской Медико-Хирургической академии, которой он был сначала вице-президентом, а потом президентом, Фишер основал музей, библиотеку и опытную клинику. В начале текущего столетия в Москве славились богатейшие коллекции образцов всех царств природы и библиотека, собранные учеником знаменитого Линнея, П.Г. Демидовым; Павел Григорьевич Демидов (1738-1821) поручил Г.И.Фишеру описание их, и вскоре появилось в печати полное описание этих коллекций в 4-х томах: «Museum Demidoff», т. I — «Catalogue de la bibliotèque», t. II — «Mineraux et petrifications», t. III — «Déscription des animaux» и т. IV — «Table synoptique de zoognosie» (1806-1807). Этот капитальный труд, изданный со многими рисунками, сохранил до настоящего времени свое научное значение. 2-го февраля 1847 г. в Москве праздновалось 50-летие ученой деятельности Фишера. В этом торжестве приняли участие все русские ученые общества и большинство западноевропейских. Император Николай I прислал юбиляру знаки ордена св. Анны 1-й степени, а прусский король наградил его орденом Красного Орла. Постоянная усиленная работа ослабила наконец зрение Фишера, и он, лишившись одного глаза, продолжал уже с трудом свои ученые занятия, выразив в звучных стихах свою покорность Небу: «Wem das Äug den Dienst versagt». Еще накануне дня смерти, 5 октября, неутомимый ученый трудился над изданием 5-го тома «Энтомологии России» и написал предсмертное стихотворение: «Vertrauen auf Gott», характеризующее ученого, как человека. Фишер оставил 212 сочинений, из коих каждое имеет свое научное значение; он состоял членом 70 ученых обществ и учреждений в России и за границею; в честь его Герман назвал один новооткрытый минерал «фишеритом». Фишер умер на 83-м году жизни и похоронен в Москве на лютеранском кладбище, на Введенских горах в Лефортово.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?