Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 384 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Лесков Н.С. Тупейный художник: Рассказ на могиле. Рисунки М. Добужинского.

Пб.: Аквилон, 1922. 40, [1] с., [4] л. с ил. Тираж 1500 экз. В иллюстрированной двухцветной издательской обложке. 21x14 см. Книга отмечена великолепными буквицами, исполненными иллюстратором в стиле украшения инкунабул и полеатипов. В хорошем виде большая редкость!

 

 

 

 


Души их во благих водворятся.
Погребальная песнь.

Рассказ основан на исторически достоверном материале и посвящен Святой памяти благословенного дня 19-го февраля 1861 года и направлен против рабства в Российской империи. В Орле действительно долгое время существовал крепостной театр графов Каменских. А.И. Герцен изобразил его в повести "Сорока-воровка" (1848), но не мог в то время назвать имя хозяина театра. Описанные Герценом события происходили при С.М. Каменском (1771-1835), "просвещенном" театрале, сыне убитого своими крестьянами за жестокость в 1809 году генерал-фельдмаршала М.Ф. Каменского. Лесков услышал рассказ, когда ему "уже минуло лет девять", то есть в 1840 году. Исторические неточности в рассказе, отмечаемые исследователями творчества Лескова, свидетельствуют о том, что автор не стремился к точной передаче деталей, а воссоздавал типическую картину.

Рассказ этот автор слышит от няни своего младшего брата Любови Онисимовны, в прошлом красавицы актрисы орловского театра графа Каменского. На Троицу она водит автора на кладбище, где у простой могилы рассказывает историю «тупейного художника» Аркадия. События рассказа происходят в крепостном театре орловского графа Каменского, известного своей жестокостью. Историю тупейного (от франц. toupet — тупей, хохол надо лбом; то есть историю парикмахера) художника Аркадия рассказывает бывшая актриса орловского крепостного театра, а сейчас нянька младшего брата рассказчика Любовь Онисимовна. Аркадий — парикмахер и гримировщик — причесывает всех крепостных артисток графа. Сам он «человек с идеями», другими словами, художник, из себя красавец, и даже граф его любит, но содержит в самой большой строгости и никому, кроме него, не позволительно пользоваться услугами Аркадия. Граф очень нехорош «через свое всегдашнее зленье» и на всех зверей сразу походит. Любовь Онисимовна в том же театре поет в хорах, танцует и знает все роли в трагических пьесах. Аркадий и Любовь Онисимовна любят друг друга, но свидания совершенно невозможны: завет целомудрия, непреложный для актрис, может нарушать только сам граф. Актриса и парикмахер были влюблены друг в друга, но «свидания с глазу на глаз были совершенно невозможны и даже немыслимы»: романы актрисам не позволялись. В это время граф устраивает представление в честь проезжающего через Орел государя. Актриса, которая должна играть «герцогиню де Бурблян», ушибает ногу, и её роль получает Любовь Онисимовна. А в придачу камариновые серьги от графа — подарок «лестный и противный» — первый знак особенной чести быть возведенною в «одалиски» и доставленной на графскую половину. Между тем «роковое и искусительное дело» подкрадывается и к Аркадию. К графу приезжает из деревни брат, ещё более страшный и заросший. Он вызывает всех цирюльников и приказывает им подстричь себя наподобие брата, грозя убить любого, кто его обрежет. Но цирульники отвечают, что привести его в благообразный вид сможет лишь Аркадий. Чтобы обойти правило графа Каменского, его брат призывает к себе Аркашку якобы для того, чтобы остричь пуделя. Аркадий, невзирая на угрозу пистолетов и находясь в самом мрачном настроении из-за уготованного Любови Онисимовне, брата графа постригает. А Любови Онисимовне обещает её увезти. Во время спектакля Каменский держится любезно, что предвещает грозу, а после спектакля, когда Аркадий приходит причесать Любови Онисимовне голову «в невинный фасон, как на картинах обозначено у святой Цецилии», его шесть человек у двери поджидают, чтобы отвести на «мучительства» в потайные погреба, которые подведены под всем домом. Но Аркадий хватает Любовь Онисимовну, вышибает окно, и они бегут. Но за ними отряжают погоню, и возлюбленные договариваются, что умереть согласны, если не удастся от погони уйти. А сами отправляются к священнику, который «отчаянные свадьбы» венчает. Но даже поп боится лютости графа и выдает их. Беглецов везут обратно, а «народ, где встретится, все расступается, — думают, может быть, свадьба». По приезде у Любовь Онисимовны допытываются, сколько времени они наедине находились. Аркадия терзают как раз под «покойцем» Любови Онисимовны, которая выдержать этого не может и падает без чувств. А в себя приходит на телячьем дворе, куда её направили по подозрению в сумасшествии под надзор старухи Дросиды. Дросида частенько прикладывается к «ужасному плакону», в котором «яд для замбвения», но Любови Онисимовне его не дает. Она же сообщает, что Аркадия граф отдает в солдаты, но за то, что он пистолетов графова брата не побоялся, снабжает его письмом, чтобы служил он в полковых сержантах и чтобы сразу на войну был послан. Любовь Онисимовна рассказу верит и три года каждую ночь во сне видит, как Аркадий Ильич сражается. К театру её из-за болезни ног уже не возвращают, и она делается такой же «пестядникою», как Дросида. Однажды к ней в окно попадает камень, завернутый в бумажку от Аркадия. Он пишет, что вернулся, получил офицерский чин и все деньги, какие есть, отнесет к графу с просьбой о выкупе Любови Онисимовны и в надежде с ней обвенчаться. Любовь всю ночь Богу молится, потому как боится, что, хотя Аркадий теперь офицер, граф его снова бить будет. А наутро узнает, что постоялый дворник ночью обокрал и зарезал офицера. Как только Любовь Онисимовна это слышит, то сразу «бряк с ног долой». На похороны приезжает сам губернатор и называет Аркадия «болярином». А Любовь Онисимовна надолго пристращается к «плакончику», и уже на памяти автора прикладывается к нему по ночам. Автор признается, что более ужасных и раздирающих душу поминок он во всю жизнь не видывал.

В рассказе повествование главной героини обращено к ребенку. Цель автора – освободить будущие поколения русских людей от нравственного наследства крепостничества, изжить темные начала в русской душе. Кроме этого, не случайно развитие сюжета предваряется рассуждениями повествователя о самом понятии «художник». «У нас многие думают, что «художники» – это только живописцы да скульпторы, и то такие, которые удостоены этого звания академиею, а других не хотят и почитать за художников... У других людей не так...» – с этого рассуждения начинается первая глава рассказа. И дальше повествователь приводит несколько примеров, которые иллюстрируют, как именно понимают это слово «другие».



В 1883 году рассказ был опубликован во втором номере «Художественного журнала с приложением художественного альбома» (издатель Николай Александров) с пометкой «С-Петербург, 19 февраля 1883 года. День освобождения крепостных и суббота „поминовения усопших“». Впоследствии рассказ печатался без этой подписи либо с фразой «Святой памяти благословенного дня 19-го февраля 1861 г.» После публикации в «Художественном журнале» рассказ не издавался Лесковым ни отдельно, ни в сборниках до 1890 года, когда вышло первое прижизненное Собрание сочинений писателя. В 6-й том Собрания сочинений «Тупейный художник» вошёл с некоторыми изменениями, усиливающими его обличительный характер. Например, в этом варианте появились слова: «Начальство и думать не смело вступаться» (за пытаемых), «Простые люди всё ведь страдатели» и т. п. Кроме того, усилен мотив жадности и вымогательства предателя-попа. В 1922 году «Тупейный художник» выходит отдельной книжкой в петроградском издательстве «Аквилон» в оформлении Мстислава Добужинского. При этом из рассказа были убраны посвящение и эпиграф. Затем в течение 7 лет «Тупейный художник» выходит 5 раз отдельным изданием, с различными сокращениями (исключалась полностью первая глава).


Книга отпечатана на кремовой шероховатой бумаге. Вначале предполагалось, что иллюстрации будут воспроизведены литографическим способом, но М.В. Добужинский сделал рисунки на испорченном корнпапире, и использовать их не удалось; сохранился всего один, видимо пробный, экземпляр с литографированным фронтисписом. Обложка, рисованный титульный лист, 1 заставка, 1 концовка, 4 рисунка и 19 инициалов напечатаны в технике цинкографии. Было в тираже и несколько именных экземпляров, а также раскрашенных художником от руки. Строгая символичная обложка (на ней изображены кладбищенский крест, опрокинутая лира, театральная маска, окровавленный нож и кнут) сразу настраивает читателя на трагическое повествование, а выразительные страничные иллюстрации, исполненные в смешанной технике тонового карандашного рисунка и наброска пером, воспроизводят основные моменты рассказа о судьбе крепостной актрисы и её возлюбленного. В графически лаконичной манере выполнены заглавные буквы. Они расположены на фоне миниатюрных иносказательных композиций, заключённых в квадрат. Символика композиций подсказана текстом: это маски, парики, черепа, часы, плети, цепи, пистолеты, червонцы. Несмотря на то что иные из современников упрекали Добужинского в недостаточно сильной интерпретации человеческих страстей и критиковали иллюстрации на отдельных вклейках, в целом эта работа «Аквилона» была признана весьма удачной.




Книжные сокровища России

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?