Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 1105 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Шиллинговский, П.А. Петербург. Руины и возрождение.

Гравюры на дереве - доски резаны автором в сотрудничестве с В.Г. Антоновым; вступительная статья Ф.Г. Беренштама. — [Пг.]: Полиграфический отдел Академии художеств, 1923. — [6] л., [10] л. ил. 500 нум. экз. В иллюстрированной двухцветной издательской папке. 33,3x38,4 см. Золотой фонд советской академической графики!

 

 

 

 

Безукоризненная техника, некая холодная отстраненность автора от изображаемого не лишает созданный П.А. Шиллинговским образ Петербурга скрытого напряжения; за внешним оцепенением города ощутима способность к преображению, к новой жизни. Художник запечатлел пустынный, израненный город после интервенции. Везде приметы сурового времени: руины домов, груды щебня, фигурки людей, бредущих между развалин или разбирающих на дрова огромную баржу. Но четкие и строгие силуэты величественных петербургских зданий – Зимнего дворца, Литовского замка, Адмиралтейства, Биржи – выступают символом вечной красоты, торжествующей над войнами и стихиями. В предисловии к альбому архитектор Ф.Г. Беренштам писал:

"Народные бедствия, война, волнения и пожары, вспышки, взрывы, революции оставляли всегда особенно ярко своеобразно свой след и отпечаток на больших городах, давая грандиозную подчас, а иногда хотя и маленькую, но полную ужаса и трагизма картину. Столицы древнего Египта, Греции, Рима, Германии, Англии, Франции переживали эти грозные, тяжкие моменты. Одни гибли безвозвратно, другие возрождались и расцветали вновь".

Тема альбома раскрывается уже на рисунке обложки: слева каменная руина, вдали Исаакиевский собор, справа строительные леса – знак скорого возрождения. Для автора Петербург не только блистательный памятник прошлого, но и город великого будущего. Ясная уравновешенность композиции, строгость рисунка, тщательная проработка деталей говорят о влиянии на Шиллинговского мастеров классической гравюры прошлых веков. В листах цикла господствуют выразительные силуэты, яркие контрасты черного и белого. Форма моделируется маленькими гибкими штрихами, обогащая тональное решение гравюр. Безукоризненная техника, некая холодная отстраненность автора от изображаемого не лишает созданный Шиллинговским образ Петербурга скрытого напряжения; за внешним оцепенением города ощутима способность к преображению, к новой жизни.

 

Автопортрет. 1916. Офорт.

Шиллинговский, Павел Александрович (16(28).2.1881, Кишинёв, — 5.4. 1942, Ленинград) – выдающийся гравёр, живописец, педагог. Яркий представитель академической школы. Учился в Одесском художественном училище (1895—1900) у К.К. Костанди, Г.А. Ладыженского, А. А. Попова, в петербургском Высшем художественном училище Академии Художеств (1901—1914) у Д.Н. Кардовского и в мастерской В. В. Матэ (1912—1914). Получив в 1911 году звание художника-живописца, он снова возвращается в Академию, в мастерскую В.В. Матэ – талантливейшего педагога, воспитавшего целую плеяду известных художников-графиков. Позже, в 1930-е годы, профессор Шиллинговский добился возрождения и сам возглавил графическую мастерскую Академии художеств. Преподавал в Петроградских Государственных свободных художественных учебных мастерских — ВХУТЕИНе — ЛВХТИ — ИНПИ — ЛИЖСА (бывшей Академии художеств) в Ленинграде (1921—1929 и 1935—1937) и в (1918—1920), на полиграфическом (1921—1925), графическом (1925—1927) факультетах и в графической мастерской (1936—1941).


Любимой техникой гравирования Павла Александровича Шиллинговского (1881-1942), ученика Д.Н. Кардовского и В.В. Матэ, были офорт, гравюра на линолеуме и на дереве, литография. В офортах и ксилографиях (пейзаж, портрет) обращался к наследию классической гравюры (в осн. А. Дюрера). В альбоме, который первоначально назывался «Руины Революции», представлены 10 гравюр, отпечатанных на бумаге верже. Уже само название альбома — «Петербург», а не «Петроград» — задаёт некую условность созданному Шиллинговским образу города, для архитектуры которого события первых лет советской власти отнюдь не являлись решающими. Технически листы выполнены безупречно и несколько стилизованы под старинную резцовую гравюру: художника в этой работе вдохновляла манера старых мастеров — Дюрера, Гольбейна, Пиранези. На обороте листа с маркой издательства указано: «Настоящее издание отпечатано ручным способом в мастерских Полиграфического Отдела Академии Художеств в количестве 500 экземпляров под личным наблюдением автора летом 1923 года. Гравюры печатал Г.А. Шабалёнок и его подручный О.Е. Короткин. На камне исполнял Н.В. Шалыгин, печатал с камня В.Н. Кузнецов». Открывает альбом статья искусствоведа Ф.Г.Беренштама, где, в частности, сказано: «Разразилась мировая война 1914 года, а за ней и наша великая русская революция. Нагрянул страшный ураган, и мирно покоившаяся два века на берегах Невы “Северная Пальмира” явилась одной из главных арен разбушевавшихся стихий, на ней, может быть, особенно сильно отразились ужасы разрушения, холода и голода. Всё это жизненно — живо и вместе с тем и величественно и красиво, подобно славном певцу древнего Рима Пиранези, которым он вдохновлялся, — сумел в целом ряде талантливых рисунков и гравюр изобразить один из наших певцов и поэтов Петербурга Павел Шиллинговский». Однако И.И. Лазаревский, сравнивая увраж М.В. Добужинского «Петербург в двадцать первом году» и альбом Шиллинговского, отдавал безоговорочное предпочтение первому: «Гравюры Шиллинговского выполнены технически отлично, уверенность резца и полное овладение художником мастерством гравюры налицо, но в то же время эти гравюры как-то безличны и вялы по настроению, они бесконечно далеки от той характерности, от остроты отражения Петербурга в 1921 г., которыми столь увлекательны рисунки Добужинского на ту же тему».

Произведения Павла Александровича Шиллинговского (1881–1942) в истории русской гравюры ХХ века занимают особое место. Интересно, что свой первый диплом в Академии он защищал как живописец (мастерская Д.Н. Кардовского, 1911) и лишь позднее он решил посвятить себя искусству гравюры (мастерская В.В. Матэ, 1914), которой не изменял до конца своей трагической гибели в блокадном Ленинграде в 1942 году. Как и другие ученики В.В. Матэ (А.П. Остроумова-Лебедева, В Д. Фалилеев, И.Н. Павлов и другие), П.А. Шиллинговский стоял у истоков зарождения русской гравюры ХХ века. Именно этому поколению художников удалось пробудить в обществе интерес к гравюре как к художественной ценности, к музейному и собирательскому объекту. Впервые появившись в начале 1910-х годов на выставках (Академии художеств, объединения «Мир Искусства», в Москве, Петербурге и Лейпциге) гравюры Шиллинговского сразу привлекли к себе внимание критиков классической завершенностью, техническим совершенством, виртуозным владением инструментами гравера, приверженностью лучшим образцам Ренессанса и барокко. Павел Шиллинговский добивался успеха во всех видах гравюрного мастерства. Одну из самых значительных своих работ в ксилографии (гравюре на дереве) он посвятил Петербургу, — альбом «Петербург. Руины и Возрождение» (1923) и сегодня представляет историко-художественный интерес. Наряду с аналогичными графическими сюитами М.В. Добужинского («Петербург в 1921 году», 1923) и А.П. Остроумовой-Лебедевой («Петербург», 1922), альбом Шиллинговского дает панораму руинированного, но вместе с тем исполненного торжественности и величия города на Неве. Выпущенный небольшим, коллекционным, тиражом, альбом сегодня является библиографической редкостью. На нашей выставке наряду с подлинными оттисками гравюр из этого альбома впервые демонстрируются эскизы пером и тушью, которые послужили фундаментом для работы над гравюрами.

Маски для привлечения и запугивания духов. 1932
Офорт.

В искусстве офорта Шиллинговский показал себя мастером самого широкого диапазона. Ему удавались композиции разного характера: и монументальные по задачам и формату панно (офорты «Бегство в Египет» и «Лот с дочерьми», 1914 — одни из самых грандиозных по размеру гравюр в истории), и миниатюрные, с ладошку, шедевры (циклы «Чуфут-Кале», 1924, и «Армения», 1926), детали которых можно рассматривать под лупой или микроскопом; создал портреты Т. Залькална (1918), В.И. Ленина (1924), («Портрет И. Сталина», 1929), К. Маркса (1933) (ксилография).

Портрет В.И. Ленина. 1924.

Обладая высокой графической культурой, Шиллинговский прекрасно чувствовал особенности любой техники, к которой обращался. Размеренный, чеканный строй его гравюр сменяется на более непринужденный и легкий язык в литографиях. Лиризмом, задумчивой тишиной наполнены его листы из широко известной серии литографированных пейзажей "Пушкинские места" – "Село Михайловское", "Село Петровское" 1929 года. В 1929—1936 годах иллюстрировал книги издательства «Academia», «Одиссею» Гомера (издание в 1935 года) или пейзажи (цикл «Бессарабия», 1910-е), поражающие проработанностью и мастерством.

Шиллинговский, Павел Александрович

На Черном море. 1939 г.

бумага, цветная литография, 44х55,8 см.

Цикл литографий, посвященных Армении (альбом «Новая Армения», 1928, и отдельные листы), вызвал массу откликов в печати 1920-х годов. Авторы рецензий (В. В. Воинов, И. А. Орбели) подчеркивали не только исторически важный контекст этих работ, но и их высокохудожественный уровень. Шиллинговский добивался светоносности оттиска, удивлял зрителей подробным перечислением архитектурных и бытовых реалий, социокультурных и национальных особенностей. Как книжный иллюстратор художник исполнил ряд заказов легендарного издательства Academia (1930-е), среди которых выделяется издание гомеровской «Одиссеи» (1935). По общепринятому мнению, это одна из самых интересных книжно-оформительских работ издательства. В процессе работы Шиллинговский исследовал огромное количество образцов античной материальной культуры. Сохранившиеся эскизы — кальки, наброски, варианты — наряду с оригинальными оттисками дают представление о грандиозности этой художественной задачи. Античный эпос благодаря Шиллинговскому заговорил обновленным языком, языком образов и символов ХХ века. Жил в Питере в Тучковом переулке, д. 11. Умер от голода во время блокады Ленинграда. Похоронен в братской могиле профессоров Академии художеств на кладбище Остров Декабристов.




Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?