Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 604 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Долгодрова Т.А. Стили и школы западноевропейского (отчасти и восточного) переплёта из собрания Карла Бехера. Москва, 2007.

Искусство художественного переплёта существует столько, сколько существует сама книга. В средние века многообразие материалов, из которых делались переплеты, было почти безгранично. Для окладов богослужебных книг, часто являющихся подлинными шедеврами ювелирного искусства, иногда представляющими собой трехмерную скульптуру, использовались благородные металлы — золото, серебро, платина, многоцветные эмали, слоновая кость, драгоценные камни, жемчуг. Крышки переплета изготавливались из дерева или картона, затем они обтягивались шелком, бархатом, на них делались вышивки из шелка, шнуров и бисера, но больше всего переплетов производилось из кож — телят, овец, свиней и коз, специальным образом выработанной кожи — пергамена. Они оставлялись естественного цвета или же окрашивались в разные цвета: красный, синий, черный, но предпочтение отдавалось коричневому. Особой роскошью отличались библиофильские переплеты, сделанные по заказу королей и герцогов, высшего духовенства, дворянства, позднее — богатых собирателей. Судьба известных коллекций часто бывает не очень благополучной — они делятся наследниками, рассеиваются по разным хранилищам — одним словом, безжалостно «распыляются». В этом плане у собрания художественных переплетов Карла Бехера, несмотря ни на что, счастливая судьба — оно до сих пор существует как единое целое. Если подробнее, то судьба его такова. В октябре 1945 года эта коллекция переплетов доктора Карла Давида Бехера (Carl D. Becher) из Карлсбада, насчитывающая около 400 экспонатов, поступила в Государственную библиотеку имени Ленина (ныне Российская Государственная библиотека) из Германии в числе так называемых «перемещенных культурных ценностей». До этого она была в Немецком музее книги и шрифта (Лейпциг), куда попала в 1911 году после смерти коллекционера, чему предшествовала состоявшаяся в 1907 году выставка старых, или, как говорят в Германии, исторических переплетов, устроенная Немецким союзом полиграфистов. На этой выставке впервые была представлена коллекция переплетов XV—XIX веков карлсбадского врача и муниципального советника доктора Бехера. Его собрание стало ценной основой Отдела переплетов Музея книги в Лейпциге и экспонировалось как отдельный раздел музея. Сегодня оно находится в Российской Государственной библиотеке на специальном хранении в комнате-сейфе, в изготовленных для него футлярах, что обеспечивает ему прекрасную сохранность. Доктор Бехер, который был известен среди библиофилов как ревностный коллекционер, в 80-е годы XIX века приобрел библиотеку священника Хасака Тетчена (Hassak Tetschen). За 25 лет собирательской деятельности он значительно увеличил эту коллекцию, придав особое значение старому переплету. В 1906 году в Лейпциге антиквар Бёрнер (Borner) выставил на продажу с аукциона часть библиотеки К. Бехера, желавшего посвятить себя в основном коллекционированию художественных переплетов и собирать исключительно книги-гербарии, ботанические атласы и книги по краеведению, посвященные родному городу собирателя — Карлсбаду (Карловы Вары). Собрание Бехера охватывало пять столетий и представляло все стили и типы, которые характеризовали искусство старого переплета. Среди переплетов из собрания Бехера нет драгоценных окладов — они вообще чрезвычайно редки, даже в Государственном Эрмитаже хранится всего несколько экземпляров. Но среди книг Бехера есть тяжелые готические кожаные переплеты со «слепым» или блинтовым (от немецкого «blint» — «слепой») тиснением ручной печати, ренессансные переплеты с блинтовым и золотым тиснением французского, фламандского, итальянского, немецкого происхождения. Саксонский переплет XVI столетия был представлен несколькими хорошими образцами. Среди экспонатов итальянского происхождения большое количество переплетов XV—XVI веков, среди них переплеты венецианской мастерской, которая занималась изготовлением переплетов для книг издательской фирмы Альда Пия Мануция (ок. 1450-1515) (см. Таблицу V), а также богато украшенные переплеты из пергамена и кожи XVII и ХVШ веков. В коллекции много прекрасных французских переплетов XVI—XVIII веков, особенно многочисленны лионские переплеты XVI века, наличествуют также некоторые переплеты в «фанфарном» стиле — «a la fanfare» с характерным декором из мелких штемпелей золотого тиснения; в стиле мастера Ле Гаскон — «Le Gascon» (см.Таблицы X, XV и XVI) с присущей ему тончайшей вязью орнамента золотого тиснения и др. Характерной особенностью искусства художественного переплета является то, что наименование стиля, в котором создавался переплет, очень часто не совпадает с названием распространенного в то время в искусстве «большого стиля». Стиль переплета мог получить свое наименование по названию книги, для которой он был изготовлен. Так появившийся в конце XVI века стиль, называвшийся «тиснением с мелким штемпелем», стал знаменитым «a la fanfare» — «фанфарным», свое название он получил только в начале XIX века, когда изобретались термины для стилей переплетов более раннего периода, и был так наименован по книге 1613 г., имеющей подобный переплет, в название которой входило слово «фанфары»: Таблицы IX, XIII, XIV и XXII. Традиционными элементами «фанфарного» стиля были декор из мелких элементов, собранных в единый орнамент, овалы из переплетенных лент в центре крышек, ленты, перекрещенные в виде восьмерки, спиралевидный орнамент. Параллельно с «фанфарным» стилем развивался стиль «seme» или «a la semaille» — «рассыпанный» или «рассеянный», когда крышки переплета сплошь были «засеяны» мелкими и одинаковыми по рисункам штемпелями, придающими строгость переплету. Возникновение этого стиля связано с именем французского королевского переплетчика Николя Эв (Nicolas Eve) (см. Таблицы XX, XXI и XXVI). Впервые привезенные в середине XVI века в Западную Европу из Турции тюльпаны были до начала XVII века садоводческой диковинкой и дали название стилю — «тюльпановый», когда на переплетах в начале XVII века стали использовать штемпели с этим цветком (Таблицы XXIII и XXIV ). Изображение маргариток на переплетах дало название «маргаритковому» стилю (a la marguerite). Декор, напоминающий раскрытые веера, появился в испанских переплетах в 1-й четверти XVII века и затем, распространившись в Европе, дал название «веерному» стилю — «a l’eventail» (Таблицы XVIII и XIX). Иногда название стиля связывалось с именем заказчика — как прославленные «стиль Гролье» и «стиль Майо». Особенно ценятся переплеты, на которых обозначено имя мастера, его сделавшего: это помогает точно определить время и место изготовления. В собрании присутствуют подписные переплеты мастеров Сэмюеля Мёрна, Дерома-младшего, Давида «La Mouche» («Муха»), Томаса Крюгера и др. Особую значимость придают переплетам даты, заключенные в тисненом узоре или написанные кистью. Такие переплеты помогают уточнить время изготовления других, подобных им, но не имеющих даты, переплетов. Всего в собрании Карла Бехера — 43 датированных переплета. По собранию переплетов Бехера можно проследить всю историю западноевропейского художественного переплета XV—XIX веков. Переплеты XV века отличает характерный простой декор: кожаные крышки переплетов покрыты чаще всего блинтовым тиснением, сделанным в виде диагонального узора, где в образовавшиеся ромбы наносилось тиснение геральдического, зооморфного или растительного орнамента. Штемпели с изображением предметов часто имели и символическое значение — это были символы евангелистов, виноградные гроздья, символизирующие Христа, розетки — Деву Марию и т. д. Линии тисненого орнамента в XV веке отличаются свободной пластичностью, в них еще отсутствует та геометрическая правильность, которая станет характерной для более позднего времени — XVI и последующих веков. В XV веке на переплеты иногда наклеивались бумажные или пергаменные листочки, на которых писались название книги или автор. Впрочем, переплетов XV века в коллекции Бехера немного — всего 10. Основная часть переплетов в собрании относится к XVI—XVII векам (170 переплетов XVI века и 93 — XVII века). «Суровая простота» XV века сменяется в переплетах XVI века многообразием. Декор стал намного изощренней: это не только блинтовое тиснение, ставшее тоньше, изящнее (а его декоративные формы измельченнее), но и золотое тиснение — самое распространенное в XVI веке. В коллекции Бехера есть бесценный экспонат — итальянский переплет XVвека, это один из ранних случаев, когда применено золотое тиснение, получившее распространение в следующем веке (впервые золотое тиснение в Европе обнаруживается во флорентийском переплете начала XV века, хранящемся в Оксфорде). Появлению столь привычного нам золотого тиснения в европейских книгах мы обязаны исламским переплетам. Золотое тиснение на Востоке стало применяться рано — в XIV веке оно уже широко используется. Значительно реже в переплетах, в том числе и в коллекции Бехера, встречается серебряное тиснение — здесь таковых несколько образцов, что можно объяснить тем, что серебряное тиснение было более тусклым и не давало такого блеска и насыщенного цвета, как золотое. Но зато серебряное тиснение на переплетах отличается особой изысканностью цвета — не контрастностью, как золотое, но вплавленностью в цвет кожи переплета. В истории художественного переплета XVI век занимает особое место — именно тогда были опробованы все новые приемы в орнаментике и в следующие столетия они только повторялись. Так, новым изобретением было появившееся в начале XVI века в Нидерландах применение цельных металлических клише с орнаментикой или жанровыми сценами. Тиснение с помощью цельного клише значительно убыстряло и упрощало создание переплета. В собрании К. Бехера множество переплетов имеют тиснение, исполненное с помощью цельного клише. В XVI веке в западноевропейском переплете опробывается несколько новых приемов: кроме золотого и серебряного применяется еще цветное тиснение и раскраска масляными красками. Особенно распространенным в Германии стало помещение в средник крышек тисненых портретов курфюрстов, владельцев книг или авторов, сюжетных композиций из Ветхого и Нового Заветов и т. д. В ренессансных переплетах наряду с застежками часто употреблялись завязки из шелковых шнурков и лент, в Германии они были преимущественно зеленого цвета. В конце XV — начале XVI века в орнаментике кожаных переплетов появляется к тому же эффект цвета. Позже, уже с середины XVI века, для переплетов стали использовать марокен, привозимый из Турции. В отличие от телячьей кожи, хорошо окрашиваемой лишь в коричневый цвет, марокен позволял делать различную окраску. Усеянные причудливыми завитками золотого орнамента или же плетеных узоров, эти переплеты покрывались иногда тонким слоем воска или лака, что придавало коже дополнительный блеск. Стал применяться прием инкрустации, когда узор получался при сочетании различного цвета кож путем их мозаичной врезки в основную фактуру. В коллекции Бехера довольно много переплетов с инкрустацией. Именно на эффекте цвета был построен полихромный «стиль Гролье» (см. Таблицы VI и XVII), в котором применялась инкрустация из разноцветной кожи — настоящая мозаика — с орнаментикой золотого тиснения. Переплеты делались полихромными, с дополнительной раскраской кистью, а иногда на них писались целые миниатюры масляной живописью. Этим особо отличались переплеты, изготовленные для ангальтских курфюрстов. Целые композиции масляной живописи часто наносились на средники крышек — это библейские сцены, семейные групповые портреты, отличающиеся натурализмом исполнения. В XVII веке в моду входит кожа, окрашенная в красный цвет, декорированная барочными элементами — картушами, путти. Для XVII века характерно филигранное тиснение, сделанное изысканными и тонкими точечными линиями, нанесенными на штемпели. Термин взят из ювелирного искусства и перенесен на переплеты. В конце века в бордюрах начинает применяться «кружевное» тиснение, так называемый стиль «a la dentelle», просуществовавший и весь следующий век. Он приобрел особенно выразительный вид во французских переплетах. Лучшие образцы этого стиля принадлежат семье французских переплетчиков Деромов (Derome) — отцу Жану-Антуану ( — 1760) и сыну Николя-Дени (1731—1788). Этим мастерам присуще применение в декоре птичек, т. н. «dentelle avec les oiseaux» — «кружевной стиль с птичками». Для стиля «a la dentelle» (см. Таблицу XII) характерен симметричный узор, имитирующий кружево и чаще всего представляющий собой рамку. В XVIII веке рамки этого стиля, сделанные из тончайшего золотого тиснения, имели фестоны, как кружева, обладающие не ровными краями, а в середине века «кружево» заполняет уже всю поверхность крышек. Стиль «dentelle» стал одним из самых излюбленных переплетных стилей своего времени. Иногда в XVIII веке встречаются переплеты в буквальном смысле с кружевами, нашитыми на бархат или шелк, образующими рамку. В переплетах XVI—XVII веков наиболее оригинальна вышивка. В коллекции Бехера немного вышитых переплетов — 17, но они составляют самую изысканную ее часть. В немецких переплетах XVII века с вышивкой — их 4, применено шитье гладью цветным шелком, серебряной и золотой нитями, бисером и жемчугом. В итальянских переплетах XVI века — их 5, обнаруживается наряду с вышивкой золотой и серебряной нитями с применением бисера по штофу и бархату еще и использование миниатюр — портретов, сделанных на фольге и помещенных в средниках крышек. Особой изысканностью отличаются английские переплеты XVII века, изготовленные монахинями монастыря «Литтл Гиддинг» — «Little Gidding». В одном из таких переплетов (см. Таблицу XXXII) из штофа с вышивкой шелком с использованием бусинок из серебра, шнура и тесьмы даны изображения вдовствующей королевы Генриетты Марии (1605—1669) и ее сына короля Англии Карла II (1630—1685). Прически и одежды лиц, изображенных на портретах, сделаны по моде XVII века. Вверху и внизу обеих крышек — вышитые бордюры, имитирующие рамки в рукописных нидерландских «Часовниках» с натуралистическими изображениями цветов и насекомых, имеющих символический подтекст. Так, бабочка символизировала человеческую душу, мухи — осквернители таинств, вестники зла. Анютины глазки, земляника являлись символами Девы Марии, то есть на переплетах так же, как и в книжной миниатюре или гравюре, предметам придавалось еще и символическое значение. Классицизм внес в переплеты XVII—XVIII веков строгую упорядоченность и геометрическую выверенность пропорций и деталей, в их декоре появились фрагменты изображений античной архитектуры и скульптуры — бюсты, профильные портреты, колонны, фронтоны, вазы. В конце XVII века возник стиль «а Дюсей» — «a Du Seuil», имеющий простой декор из двух штриховых рамок, небольшие цветочные штемпели по углам и овальное тиснение в центре крышек (см. Таблицу XI). Стиль получил свое название по фамилии французского переплетчика Августэна Дюсея (1673—1746), который повторил в своих переплетах рамки XVII века. Простота этого стиля, созвучная стилю классицизма, обеспечила ему широкое применение на протяжении всего XVIII века и в начале XIX столетия. В XVIII веке появились «parlant» — «говорящие» переплеты со штемпелями-символами, соотносящимися с содержанием книги. Так, книга надгробных речей могла иметь переплет из черной кожи с серебряным тиснением и изображением похоронных урн, песочных часов и других символов быстротекущего времени. В переплетах же 2-й половины XIX века можно заметить элементы эклектики — воскрешение прошлых стилей, иногда перегруженность декором, свойственную XVI веку, когда в одном переплете сочеталось золотое тиснение, цветная инкрустация и раскраска. Подписных переплетов в коллекции Бехера 26, что придает этому собранию дополнительную ценность. Это переплеты Сэмюеля Мёрна, Яна Норинса и других. Немалый интерес представляет надпись, сделанная парижским переплетчиком Николаем из Ебелебена в картуше верхней крышки: «Nicolaus ab Ebeleben vivit post funera virtus» — «Добродетельный Николай из Ебелебена будет жить после смерти», на нижней крышке: «Аппо 1541. Lutetiae Parisiorum» — «Год 1541. Париж». Более пятидесяти переплетов имеют монограммы с инициалами переплетчиков, например, «ОВ» (Gregor Bemutz) — Грегор Бемютц, «Т.Н.» (Julian Notary) — Джулиан Ноутари, «С.К.» (Caspar Krafft) — Каспар Краффт и т. д. Каждый десятый переплет Бехера имеет дату, чаще всего сделанную тиснением на крышках, иногда дата входила в орнамент штемпелей. Поэтому так важно тщательное изучение всех штемпелей и клише. Кроме точной датировки переплета, это может помочь и в определении места его изготовления, так по отдельным штемпелям можно определить город, где переплет изготовлялся. Например, характерный «пламенеющий» декор свойственен болонским переплетам XVI века и т. д. Очень важно также чтение всех надписей на книге — чаще всего на титульном листе и на крышках. Эти записи иногда помогают локализовать переплет. Когда представляется возможность, не менее важно изучение макулатурных листов, которые наполняют крышки переплета. Так, бумажные книжные листы с фрагментами печати анонимной римской типографии, функционировавшей в Риме в 1473—1474 гг., дают возможность предположить, что переплет был изготовлен в Риме. Как никакое другое, искусство художественного переплета оставалось анонимным вплоть до XVI века. Именно тогда в Западной Европе стали известны два замечательных переплетчика, в работах которых проявился уникальный, ни на что не похожий индивидуальный стиль. Во Франции это был переплетчик, считавшийся долгое время анонимным и совместивший в своей работе французские традиции с итальянским влиянием. Сейчас имя его установлено — Жан Пикар (Jean Picard). Он прославился своими работами для Жана Гролье (Jean Grolier) (1479—1565), библиофила, военного, исполнявшего важные политические миссии. После знакомства с Альдом Мануцием Гролье представлял интересы издательского дома Альда во Франции, стал коллекционировать книги, прославившиеся своими художественными ренессансными переплетами, выполненными в особом индивидуальном стиле, которому была свойственна симметрия декора переплетающихся линий. Их художественная манера получила название «стиль Гролье» и явилась вершиной переплетного искусства во Франции. (см Таблицы VI и XVII). Среди бехеровских переплетов девятнадцать памятников «стиля Гролье» с инкрустацией из кож различного цвета, составляющих характерный и весьма причудливый рисунок. Такое орнаментальное убранство получило название «мозаичного» или полихромного. Эти приемы стали использоваться многочисленными подражателями. Новая волна подражаний «стилю Гролье» началась в эпоху эклектики во 2-й половине XIX века. Некоторые переплеты Гролье имеют характерный суперэкслибрис на верхней крышке: «JO. GROLIERI ET AMICORUM» — «ЖАНА ГРОЛЬЕ И ЕГО ДРУЗЕЙ». На нижней крышке помещался девиз Гролье: «PORTIO MEA DOMINE SIT IN TERRA VIVENTIUM» — «ДА БУДЕТ ДОЛЯ МОЯ, ГОСПОДИ, НА ЗЕМЛЕ ЖИВЫХ». Также в собрании Бехера есть один переплет в «стиле Майо». Тома Майоли или, как установлено сейчас, более правильное написание его фамилии Майо (Thomas Mahieu), т. к. «Maioli» — это родительный падеж латинской формы фамилии. Он был главным секретарем Катерины Медичи, казначеем Франции, но его имя обессмертили переплеты, которые делались для его библиотеки. Будучи другом Жана Гролье, Майо хотел иметь переплеты того же стиля, что у Гролье. Изготовленные по его заказу, они имели аналогичный суперэкслибрис: «T. MAIOLI ET AMICORUM» — «ТОМА МАЙОЛИ И ЕГО ДРУЗЕЙ». Другом Жана Гролье был и живущий в Нидерландах Марк Лорен, когда он приезжал в Париж, то заказывал ренессансные переплеты с аналогичным суперэкслибрисом: «M. LAURINI ET AMICORUM». В Германии самым прославленным мастером стал придворный Саксонского двора Якоб Краузе (ок. 1526/1527—1585). Он работал для курфюрста Августа Саксонского, правившего с 1553 по 1586 г. В сущности, это был первый случай, когда имя переплетчика сделалось знаменитым. Главной новизной в переплетах Краузе явилось обильное золотое тиснение, хотя само по себе оно и раньше было широко употребимо. Золотой декор — «горячее тиснение» (глубокий барельеф) — завезли в Европу арабы в конце XIV века: сначала оно появилось в Италии и только в начале XVI столетия — во Франции и Германии. Переплетчик, используя тончайший листок сусального золота, наносил это тиснение на кожу с помощью железных штампов, разогретых до очень высокой температуры. Уникальность знаменитого стиля Краузе состоит в том, что он совместил в своих работах характерные черты немецкого искусства с итало-французской, восточной, арабской орнаментикой, создав некий оригинальный мотив, ставший постоянным в его переплетах. Характерными немецкими чертами были часто применяемые гербы и портреты курфюрстов, сценки из Ветхого и Нового Заветов, ренессансные аллегорические фигурки. Арабески, применяемые Краузе, по-видимому, объясняются влиянием венецианского искусства с его всегда заметным восточным оттенком. В связи с этим стоит упомянуть венецианский переплет XVI века (см. Таблицы XXVII, XXVIII, XXIX и XXX) — его декор очень близок стилю Краузе. Другими словами, в переплетах Краузе мы встречаем как бы итальянский ренессанс, но венецианского толка, вместе с национальными немецкими вкусами, и обе эти тенденции на удивление удачно сочетаются у знаменитого мастера. С 1574 по 1578 г. Якоб Краузе обучал ученика Каспара Мойзера, ставшего с 1578 г. также придворным мастером, наследовавшим тайны ремесла своего учителя. В коллекции Бехера есть несколько переплетов в «стиле Краузе» и переплеты его ученика — Каспара Мойзера. Одной из самых важных новаций в искусстве переплета XVI столетия явилась ренессансная мода на обрезы. Обрезы переплетов стали объектом декоративных изысков. Их начали золотить — наносить кистью твореное золото — с XVI века, иногда на них делались еще и рисунки и даже в виде «мультиков», что проявлялось при быстром перелистывании. Поскольку книги были в библиотеках во множестве, в моду в это время входит расположение книг, обращенных на полках не корешками, как мы делаем сейчас, а обрезом наружу, к зрителю. Поэтому обрез становится в эпоху Ренессанса чуть ли не главным элементом переплета. Иногда на обрез стало наноситься даже название книги или же на нем делались настоящие живописные темперные миниатюры. Именно обрезы работы Краузе поражают своей немыслимой роскошью: золото, раскраска, гравировка. Во многих переплетах работы Краузе акцент смещен с крышек на обрез. Ренессансные переплеты Краузе с их чрезмерной «восточной» роскошью, с насыщенностью форм и цвета, обилием золота, иногда граничащим с маньеризмом, свидетельствуют о вкусах эпохи и знаменуют собой высочайшие достижения переплетного искусства Германии. Самый знаменитый английский мастер XVII века, придворный королевский переплетчик — Сэмюель Мёрн: ему принадлежит в коллекции Бехера 10 переплетов и 5 переплетов в его стиле, где на цветную кожу нанесено золотое тиснение и раскраска. Мёрн работал в стилях: «коттеджный» («Cottage style») (см. Таблицу XXXI), когда на крышках переплета делалось тиснение в виде силуэта дома; «рисовальный» или «чертежный» («drawer-handle»), характерный полукружиями с волютами; «прямоугольный стиль» («rectangular style»), содержащий тиснение с квадратами, многоугольниками и т. д.; «яйцовый стиль» («All-over-style»), имеющий тиснение в виде овальных силуэтов или их частей, напоминающих по форме яйцо. Есть несколько переплетов его сына Чарльза, подражающего манере отца. Многие переплеты из коллекции Бехера имеют суперэкслибрисы — их 55, выполненные, как правило, тиснением в среднике верхней крышки. Среди них суперэкслибрисы династий Тюдоров, Медичи; французских королей: Людовика XV, Генриха Валуа; королев: Марии Лещинской, Марии Антуанетты; герцогов: Бургундского, Вюртембергского; Пап Римских: Климента X, XI, Бенедикта XIV и Пия IV; прусского короля Фридриха II Великого; Саксонских и Ангальтских курфюрстов и многих других. Экслибрисов же — 31, среди них — Папы Римского Пия VI, Леона Олыдки и др. В собрании 269 книг имеют экслибрис Карла Бехера: «Sammlung Med. Dr. C. Becher in Karlsbad» («Собрание д-ра К. Бехера из Карлсбада»). Экслибрис этот (111x15 мм), лишенный каких-либо украшений и прикрас, на удивление прост — он похож на телеграфную ленту тех лет, но в этом минимализ ме ощущается изысканность вкуса владельца. Кроме этого, три книги содержат печать Карла Бехера с надписью: «Med. u. Dr. C. Becher Karlsbad», также отмеченную простотой исполнения. Два переплета содержат бесценные автографы Карла Бехера — его рукописные экслибрисы. Это свидетельствует о том, как важно изучение всех рукописных помет на книге — иногда при наличии печатного экслибриса мог употребляться и рукописный. В одну книгу вложен формуляр коллекции К. Бехера. И только один переплет имеет особый экслибрис (78х 101 мм) Карла Бехера — литографию Георга Релендера с изображением Сократа и надписью: «EX LIBRIS Med. Dr. Becher/Carlsbad» («Из книг доктора медицины К. Бехера. Карлсбад»). В этом экслибрисе, кроме бюста Сократа (намек на ученость и мудрость владельца экслибриса) и бандеролей с надписью, изображены книги, рукописи и свитки с сургучными печатями (символизирующие коллекцию Бехера), а также лавровые ветви (в данном случае олицетворяющие славу Карла Бехера) и чаша со змеями — как символ его профессии. Около девяноста пяти книг в собрании не имеют никаких экслибрисов Бехера. В коллекции Бехера выделяются своей экзотичностью отдельные ориенталистские переплеты, их не много — всего девять мусульманских переплетов XVI—XVIII веков, но тем большую ценность они представляют. Среди них восемь крышек, т. е. переплетов без книг, и один переплет, заключающий в себе рукописную книгу. (см Таблицы XXXIV, XXXV и XXXVI). Это четыре переплета турецкой работы, четыре — персидской и один мавританский. Наибольший интерес не только своим высокохудожественным стилем, но и совершенно особой техникой, отличающейся от европейской, представляют собой т. н. «коран-переплеты». В отличие от западноевропейских переплетов восточные декорировались не только с внешних сторон крышек, но и с внутренних. Европейский форзац в них заменяют внутренние стороны крышек, которые в «коран-переплетах» (см. Таблицу XXXIV) вторят внешнему декору переплета. Также их важную особенность составляет треугольный клапан или отворот, который помещался на внутренней стороне нижней крышки, он делался из того же материала, что и верхние крышки и идентично декорировался, служа при этом защитой книжного блока. В «коран-переплетах» видна преемственность традиций, ощущается гармоничность всего оформления. Восточный книжный переплет, покрытый лаком, — персидское изобретение (см Таблицу XXXVI). В искусстве книги персидский лак — явление уникальное. Считается, что эта техника была заимствована из лаковой росписи бытовых предметов Китая. Персидский лаковый переплет XVI века делался из картона и склеенной бумажной макулатуры, на них наклеивался грунтованный мелованной основой лист бумаги, на эту основу и накладывалось много слоев прозрачного лака. Затем на этот лак акварельными красками наносился орнамент или миниатюрная живопись, а потом живопись покрывалась слоем сандаракового лака. Этот самый верхний слой лака использовался только для нанесения живописи золотыми и серебряными красками. В лаковых переплетах кожа применялась часто только для корешка. XVI век — период расцвета лакового переплета с миниатюрной живописью. На этих переплетах появляются декоративные орнаменты, сделанные под влиянием персидских ковров с обильной позолотой, а также изображения зверей, сделанные с натуры на фоне пейзажей, употребляются цветочные орнаменты. Среди персидских переплетов, кроме лаковых, встречаются еще и кожаные переплеты с золотым тиснением. Так, один переплет из коллекции Бехера хотя и сделан из кожи, но имеет роспись под лак по золотому фону. Для Турции характерны кожаные переплеты, для которых свойственно украшение ровной кожаной основы переплета золотым тиснением и живописью золотом, которое могло сочетаться с блинтовым тиснением. Характерный турецкий мотив — тиснение в виде медальонов и наугольников из цветочного орнамента разных форм цветов и листьев, украшающих и клапаны. Медальоны помещаются в средниках и по углам. Турецким переплетам присущи преемственность и следование традициям, что хорошо видно в экспонатах из коллекции К. Бехера. В декоре восточных переплетов, как в живописном, так и в тисненом, можно усмотреть желание изобразить райский сад — цветы, растения, птиц и зверей. Характерной особенностью восточного переплета являются врезки — использование покрытий кожей как бы двух уровней, где врезки даются как нижний уровень, а не делаются как равнослойные аппликации одного уровня в западном переплете. На врезках помещался тисненый орнамент, иногда имитирующий кожаные решетки, а также растительно-цветочный орнамент, применялись и арабески. Иногда тиснение сплошь покрывает поверхность кожаных крышек — оно повсеместно, включая и внутренние стороны крышек. В целом коллекция переплетов доктора Бехера, входившая в собрание Лейпцигского музея книги и шрифта, уникальна, неповторима и представляет всю историю западноевропейского переплета XV-XIX веков.

Образцы стилей в искусстве художественного переплета:

Таблица I: церковный стиль (1559 г.).


Таблица II: готический стиль (XV век).


Таблица III: арабский переплет (середина XVI века).


Таблица IV: персидский переплет (XVII век).


Таблица V: стиль Альдов (XVI век).


Таблица VI: стиль Гролье (XVI век).


Таблица VII: стиль Жофруа Тори (XVI век).


Таблица VIII: стиль Генриха II (1557 г.).


Таблица IX: стиль а ла фанфар [a la fanfare] (конец XVI века).


Таблица X: стиль ле Гаскон [Le Gascon] (XVII век).


Таблица XI: стиль дю Сейля [a Du Seuil] (конец XVII века).


Таблица XII: кружевная рамка XVIII века.


Таблица XIII: стиль а ла фанфар [a la fanfare], Франция, 1847.


Таблица XIV: стиль а ла фанфар [a la fanfare], Франция, 1579.


Таблица XV: стиль ле Гаскон [Le Gascon], Франция, XVII век.


Таблица XVI: стиль ле Гаскон [Le Gascon], Франция, XVII век.


Таблица XVII: Переплет из телячьей кожи с золотым и блинтовым тиснением и раскраской в «стиле Гролье», Франция, середина XVI века.


Таблица XVIII: веерный стиль [a l’eventail], Франция, вторая половина XVII века.


Таблица XIX: веерный стиль [a l’eventail], Италия, XVII век.


Таблица XX: стиль seme [a la semaille, т.е. рассыпанный или рассеянный], Франция, эпоха Наполеона I.


Таблица XXI: стиль seme [a la semaille, т.е. рассыпанный или рассеянный], Франция,, вторая половина XIX века.


Таблица XXII: мозаичный переплет в стиле а ла фанфар [a la fanfare], Англия, мастер Чарльз Мерн, ок. 1700.


Таблица XXIII: тюльпановый стиль, Франция, середина XVIII века.


Таблица XXIV: тюльпановый стиль, Франция, середина XVIII века.


Таблица XXV: кафедральный стиль (cathedrale style), Франция, первая половина XIX века.


Таблица XXVI: стиль seme [a la semaille, т.е. рассыпанный или рассеянный], Франция, начало XVII века.


Таблица XXVII: итальянский ренессанс, Венеция, XVI век. Переплет из сафьяна с золотым тиснением и раскраской серебром.


Таблица XXVIII: итальянский ренессанс, Венеция, XVI век. Бархат, золото.


Таблица XXIX: итальянский ренессанс, 2-я половина XVIвека. Переплет из сафьяна с блинтовым и золотым тиснением.


Таблица XXX: итальянский ренессанс, Венеция, XVI век. Марокен с врезками, золото, раскраска масляными красками, мозаика.


Таблица XXXI: коттеджный стиль, Англия, 1770. Переплет из красного сафьяна.


Таблица XXXII: монастырский стиль, Англия, середина XVII века, монахини монастыря «Liittle Gidding», вышивка шелком, бусинками из серебра, шнуром и тесьмой.


Таблица XXXIII: стиль рококо, Австрия, Вена, 2-я половина XVIII века. Переплет из красного сафьяна.


Таблица XXXIV: стиль «коран-переплет» с арабского Востока, Турция XVI-XVII в.в. Сафьян и элементы, как тиснения золотом, так и его росписью.


Таблица XXXV: Ближний Восток, Персия, XVII век. Марокен с золотым тиснением, инкрустацией и живописью золотом.


Таблица XXXVI: Ближний Восток, Персия, XVII век. Лаковая живопись по коже.


Таблица XXXVII: стиль «irradiant binding», Франция, Paul Bonet, 1948.


Таблица XXXVIII: стиль «irradiant binding», Франция, Paul Bonet, 1937.


Таблица XXXIX: стиль «irradiant binding», Франция, Paul Bonet, 1941. Large oval design by scrolled fillets in gilt.


Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?