Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 428 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Орловец П. Паровозы на дыбы. Рисунки Николая Ушина.

Л.-М., Книга, 1925. 12 с. с илл.  Тираж 5000 экз. Цена 85 коп.  В цв. издательской литографированной обложке. 29х24 см. Большая редкость!

 

 

 

 

 

 


Ушин, Николай Алексеевич (1898, Петербург - 6 апреля 1942 г., Ленинград)- известный театральный художник и книжный график. Учился в Академии Художеств у П. Шиллинговского (1923-1928). В 1920-е – 1930-е гг. создавал оформление к театральным постановкам. Художником был выработан немного вычурный "ушинский" стиль передачи образов революции, при этом были творчески переработаны мотивы средневековой русской живописи и палехской лаковой миниатюры. Оформил восьмитомник "Сказок 1001 ночи". Создавал экслибрисы и литографии. Работал в издательстве "Academia". Работы художника находятся во многих музеях Санкт-Петребурга.  Его племянник, Андрей Алексеевич Ушин (1927-2005), ставший замечательным художником, вёл дневник в блокаду:

«12 мая 1942 года.

За это время в нашем доме произошли большие перемены. Умер Кока (Николай Алексеевич Ушин) - 6 апреля, Бабушка – 10 апреля, Папу (Алексей Алексеевич Ушин, известный ленинградский художник) мы взяли из Астории 15 апреля. У Папы сильные отёки, а меркузана нигде нет и не достать. Ксения Фёдоровна в аптеке услышала, что у одной гражданки он есть, но только за хлеб. Она сказала, что даст адрес. Мы поменяли Мамины драгоценности на хлеб и отнесли ей. Папе сделали укол. Мама хочет платить Ксении Фёдоровне, но та сказала, что хочет поставить Папу на ноги и ей ничего не надо.

15 мая 1942 года.

Папа и Мама сидят на кровати, у буржуйки, ждут чайника. Завтра будем есть. Скорее бы.

20 мая 1942 года.

Сегодня умер Папа от голода. Сволочи…».

Имя П. Орловца (Петра Петровича Дудорова, 1872 — после 1929) ныне почти забыто, и помнят его разве что завзятые шерлокианцы либо любители старой фантастики. Немногое известно и о его жизни: от этого плодовитого низового беллетриста начала минувшего века остались лишь книги и скупые строки в энциклопедиях. Из них мы узнаем, что П. Орловец сотрудничал в газетах, подписывал свои праведные труды также П.П. Антонов-Орловец, П. Антонов и П. Дудоров, работал буквально во всех жанрах — писал детские сказки, бульварные романы, путевые заметки… Разнообразие его дарований потрясает воображение: из-под пера Орловца с равной легкостью выходили, скажем, «Дедушкины рассказы про птиц» (1909) и «Избранные русские сказки» (1913–1915), повесть «из быта исландских рыбаков» под названием «Дочь волны» и «сенсационный роман» в двух частях «„Три героя“: Лбов, Савицкий и Азеф» (1910), исторические книги «Друг народа боярин Артамон Матвеев» (1911), «Первый русский печатник Иван Федоров. Исторический рассказ из времен царя Ивана Васильевича Грозного» (1912) и «рассказ из запорожской старины» «Праведный старец» (1912), повесть «Два таланта» (1909) и очерки «В лесах» (1910), «В горах» (1910) и «По Туркестану» (1911), книга «В стране марионеток. Воспоминания об Японии» (1904) и «Мурка (История одной кошки)» (1912). Мы перечислили только небольшую часть сочинений Орловца — их наберется еще не один десяток, хотя по большинству это тоненькие книжки, выходившие в Москве в издательстве М.В. Клюкина. Писательская всеядность помогла Орловцу и после революции: в его библиографии, среди прочего, значится сборник стихов «Даешь крестьянам самолет» (1925), книжки «Под сенью домны» (1924), «Ваня - металлист» (1924), «Стеклянная куколка» (1924), «Чудесная искра» (1924), «Под небом над республикой» (1925), «Паровозы на дыбы» (1925), «Петькина книга (История книгопечатания)» (1925) и т. д. Многие из них относились к распространенному в те годы жанру «производственной литературы» для детей и знакомили маленьких читателей с представителями различных профессий. Терзаемый любопытством следопыт может узнать, что Орловец был корреспондентом либеральной ежедневной газеты «Русь» на русско-японской войне, в боях под Ляояном получил тяжелую контузию и был отправлен в госпиталь, в 1910-х гг. редактировал пятигорскую газету «Кавказский край», в 1907–1915 гг. сотрудничал во множестве периодических изданий: «Современная Русь», «Раннее утро», «Юная Россия», «Историческая летопись» и пр., в 1920-х годах публиковался в юмористических журналах (последние его публикации, судя по всему, появились в «Журнале для всех» в 1929 г.). По иронии судьбы, Орловец остался в истории вовсе не благодаря журналистской поденщине или рассказам для детей, но благодаря тем книгам, от которых в гневе отворачивались просвещенные читатели дореволюционной России. «Пресловутый Орловец», как именовали писателя в некоторых советских изданиях, стоял у истоков русской шерлокианы, а также русской и советской фантастики ХХ в. В научно- фантастическом романе «Клады великой Сибири», изданном в 1909 г., он рассказал о необычайном летательном аппарате и приключениях его изобретателя и экипажа, сражающихся с японцами. Но еще раньше Орловец обратился к «криминальному чтиву» — и как раз вовремя. Только в мае 1908 г., как сообщала газета «Раннее утро» со ссылкой на «Книжную летопись», было «выпущено в продажу „Похождения Шерлока Холмса“ — 260 300 экземпл., „Похождения Ната Пинкертона“ — 190 000, „Похождения Путилова“ — 117 000, „Похождения Ника Картера“ — 83 000, „Похождения сыщика- женщины“ — 65 000, „Похождения сыщиков всего мира“ — 18 000, „Похождения Мелиса“ — 5 000, „Похождения Гринведа“ — 5 000, а всего в мае выпущено в продажу макулатуры о сыщиках 743 300 экземпляров». С 20 декабря 1908 по 7 января 1909 г., по сведениям «Русского слова», «выпущено было в продажу следующее количество сыщицкой литературы: приключений Шерлока Холмса — 28 000 экземпляров, Нат Пинкертона — 50 000, Ник Картера — 22 000». Орловец и многие другие узрели заманчивый блеск золотого дна. В 1908 г. Орловец выпустил роман «От каторги к миллионам» и серию рассказов «Приключения Карла Фрейберга, короля русских сыщиков» о подвигах хитроумного детектива и его помощника Пиляева (между прочим, эти герои появляются также в книгах современного автора ретро-детективов Е. Басмановой «Тайна черной жемчужины» и «Автомобиль Иоанна Крестителя» — последнее название отсылает к «Автомобилю святителя Николая» Орловца). «Тоненькие книжки-брошюрки о подвигах питерского сыщика Фрейберга распродавались быстрее, чем горячие пирожки. Одни названия этих „бестселлеров“ способны были потрясти и невинную гимназистку, и бесхитростную прачку, и благородную даму: „Похититель живых людей“, „Громила-любитель“, „Страшная телятина, или Тайна подполья“» — замечает автор, скрывшийся под литерами М.Р. Фрейберг и Пиляев лишь намекали на Холмса и доктора Уотсона, но вскоре Орловец вспомнил и о первоисточнике. Одну за другой он выпускает книги «Приключения Шерлока Холмса против Ната Пинкертона в России» (1909) — невольно вспоминаются эпические киноленты «Фредди против Джейсона», «Чужой против Хищника» или «Годзилла против Мотры» — и «Похождения Шерлока Холмса в Сибири» (1909). Дошла до потомства и написанная Орловцем прямо по горячим следам сенсационного уголовного дела книга с леденящим кровь названием «Скальпированный труп. Воскресший Гилевич. Ужасное преступление в Лештуковом пер., в Петербурге» (1909). Понятно и без слов, что Орловец был далек от мастерства Конан-Дойля и даже не пытался подражать создателю Холмса. Подражал он скорее подражателям — авторам упоминавшихся выше детективных брошюрок- «выпусков», которые частью переводились, частью сочинялись в России. «Русский Холмс» Орловца механистичен, авантюрен, местами тщеславен и начисто лишен налета эксцентричности, так оживлявшей героя Конан-Дойля; однако и этот Холмс всегда готов стать на защиту обездоленных и несправедливо обвиненных. Из области курьезов отметим, что Холмс у Орловца хамоват, курит исключительно сигары, страдает избирательным склерозом (например, осведомляется, отчего Уотсон не курит и умеет ли тот стрелять), а также прекрасно ориентируется в России и замечательно говорит по- русски, как и его соперник Нат Пинкертон. Но несмотря на все эти условности и бедность изобразительных средств, невзыскательные пастиши Орловца написаны живо и занимательно, содержат любопытные приметы «быта и нравов» первых лет ХХ века и занимают достойное место среди ранних образчиков русской шерлокианы. Шерлокианская деятельность Орловца завершилась резким и довольно неожиданным аккордом: осенью 1909 г. газеты сообщили, что суд утвердил арест, наложенный комитетом по печати на книгу Орлова, посвященную схватке Шерлока Холмса с Сонькой Золотой Ручкой. Неизвестно, что именно так возмутило цензоров, но в сентябре 1911 года «Русское слово» уведомило читателей — «определением московского окружного суда» книга П. Орловца «Воскресший Каин. Похождения Шерлока Холмса против Золотой Ручки» была «признана подлежащей уничтожению».

Книжные сокровища России

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?