Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 456 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Олеша, Юрий. Три толстяка. Роман для детей с 25 рисунками в красках художника М. Добужинского.

М. – Л., Земля и фабрика, 1928. 192 с. с цв. ил.  автотипиями – вклейками. Тираж 7000 экз. В издательском картонаже. На верхней крышке цв . рисунок М. Добужинского. 21х15 см. Одна из любимейших детских книг – легенда советского книгоиздательства. В хорошем виде встречается очень редко!

 

 

 

 


«Детство гениально — оно хочет докопаться и дойти до самых краев земли. Если тебе посчастливилось родиться на рубеже двух столетий, ты переживаешь второе детство — детство нового мира», — писал о Юрии Олеше в статье «Глубокое бурение» глава формальной школы в литературе Виктор Шкловский.

Эти слова во многом относились не только к Олеше, но к целой плеяде авторов того времени — футуристов и акмеистов, участников «Серапионовых братьев» и ЛЕФа. Свежесть детского взгляда на мир, рождающего неожиданные метафоры и аллюзии, стала одним из принципов новой литературной эстетики. А Юрий Олеша стал одним из наиболее ярких ее представителей. «У Олеши лазерное зрение. Сюжетные метафоры — система видения Олеши. Он видит стрекозу и то, что она похожа на самолет. Осеннее дерево похоже на цыганку — и вы видите и дерево и цыганку. Олеша владел искусством будить свежесть восприятия, владел первоначальностью ощущений. Самые смелые метафоры Олеши — когда мосты похожи на кошек — читаются детьми „с визгом“, так как они тоже видят мир по-новому. Мир детей метафоричен, это мир смелых видений и сравнений», — пишет в той же статье Шкловский. Очевидно, что визуальная пластичность прозы писателя обещала его книгам долгий роман с художниками-иллюстраторами. Тем более этого можно было ожидать от детской книги «Три толстяка».

Толстяки и чудаки

Написанная в 1924 году, книга стала первым большим произведением Юрия Олеши и была издана только в 1928-м: именно в это время началась полемика по поводу формальной школы, которая задержала ее выход в свет. Однако в 1927 году вышел роман Олеши «Зависть», который имел большой успех и помог публикации первой книги. Первым иллюстратором «Толстяков» стал график «Мира искусства» Мстислав Валерианович Добужинский: знаменитый театральный художник рисовал картинки к книге во Франции, а вышла она в московско-ленинградском издательстве «Земля и фабрика». На тот момент автор многочисленных декораций, рисунков к книгам Корнея Чуковского и сказкам Андерсена, художник внимательно читал «Трех толстяков» и практически детально прорисовал сюжеты: так, продавец шаров, который у Олеши сравнивается с расписанным маргаритками чайником, именно так Добужинским и изображается. Издание стало популярным: за иллюстрации «Трех толстяков» Добужинскому был присужден диплом по завершении в Москве большой книжной выставки новинок, а в 1930-м книгу переиздали. В том же, 1930 году в № 26 от 30 июня в «Литературной газете» вышла благожелательная рецензия «Толстяки и чудаки» маститого советского критика и общественного деятеля Анатолия Луначарского. Она была написана по следам спектакля во МХАТе и окончательно развеяла сомнения в близости сказки пролетарской эстетике: «Три толстяка» — произведение в высшей степени грациозное. Оно обладает именно своеобразной убедительностью, так как производит впечатление отсутствия насилия над собой. Оно течет, как какая-то веселая шутка, беззаботно развивающая свой причудливый и пестрый узор. Значит ли это, что автор пьесы Олеша является уже новым человеком, у которого классовое сознание и его индивидуальные «недра» приведены к полному единству? Или значит это, что он высказал настроение мещанства? Ни того, ни другого. Грациозность произведения Олеши объясняется тем, что он говорит от лица «чудаков», от лица лучшей части научной и артистической интеллигенции. Луначарский показывает, что в сказочном рассказе о «толстяках» и «чудаках» заключена исповедь писателя, «апологетика всем сердцем приемлющей революцию артистической интеллигенции». Таким образом, «формалистской» сказке была выдана путевка в счастливую издательскую жизнь.

В 1924 году Олеша написал свое первое большое прозаическое произведение — роман-сказку «Три толстяка» (опубликован в 1928), посвятив его Валентине Леонтьевне Грюнзайд, за которой он в то время ухаживал, однако к моменту опубликования романа она уже стала женой писателя Евгения Петровича Петрова (Катаева). Позже женился на Ольге Густавовне Суок. Всё произведение проникнуто романтическим революционным духом. Это сказка про революцию, про то, как весело и мужественно борются против господства трёх жадных и ненасытных толстяков-властителей бедные и благородные люди, как они спасают их усыновленного наследника Тутти, оказавшегося украденным братом главной героини — девочки-циркачки Суок, и как весь народ порабощённой страны становится свободным. В книге рассказывается о революции, поднятой бедняками под предводительством оружейника Просперо и гимнаста Тибула против богачей («толстяков») в выдуманной стране. Сказочный роман «Три толстяка» - первое прозаическое произведение Ю.К. Олеши. Роман-сказка был написан в 1924 году и посвящен жене писателя – Ольге Суок. Имя главной героини Суок — девичья фамилия жены писателя, Ольги Густавовны, и её сестры, Серафимы Густавовны — первой возлюбленной Олеши. В книге имени дается особое толкование: имя Суок означает «вся жизнь» на вымышленном «языке обездоленных». В 1953-м году он ушел из семьи —потому что неправильно повела себя его жена, Василиса Георгиевна. Писатель Виктор Шкловский был очень свободолюбивый человек и требовал для себя свободы действий. У него был роман со своей машинисткой Симочкой Суок. Когда-то она была женой Олеши, потом — Нарбута, а потом — просто машинисткой у известных писателей — для приобретения мужа, внешне очень интересная и человек интересный. Но Виктор Борисович не собирался уходить из семьи: у него была дочка, и он всю жизнь любил свою Василису.


Однажды он пришел домой в 12 часов, ему дверь не открыли. И он ушел к Симе в её десятиметровую комнату, оставив жене все: квартиру, библиотеку, дачу. И остался в комнатке Симы в коммунальной квартире. Вот такие параллели. Фамилия экономки доктора Гаспара, Ганимед — имя персонажа греческой мифологии, виночерпия на Олимпе. Просперо — имя чародея из шекспировской пьесы «Буря». Фамилия капитана Бонавентуры — псевдоним средневекового теолога и философа Джованни Фиданцы. По сути, это произведение – первая сказка о революции в советской литературе, в которой отразилась истинная вера автора в то, что человечество рано или поздно встанет на путь обновления, которое коснется и мира природы, и мира чувств. Истинная причина создания сказки – неразделенная любовь Олеши к Суок, которая в этот период его творчества расстается с ним.

Личную драму автор тщательно скрывает за рассказом о... революции.  Мир сказки – авторский романтический мир, вот почему все положительные герои в конце будут счастливы. Автор сам поставил «Трех толстяков» на сцене. В 1963 году появился рисованный мультфильм, в 1966 году – кинофильм, в 1980-м – музыкальный кукольный мультфильм. В романе дается особое толкование многим именам. Имя Суок на вымышленном «языке обездоленных» означает «вся жизнь». Фамилия экономки доктора Гаспара – Ганимед – имя персонажа греческой мифологии, виночерпия на Олимпе. Просперо – имя чародея из шекспировской пьесы «Буря». Фамилия капитана Бонавентуры – псевдоним средневекового теолога и философа Джованни Фиданцы. Книга наполнена цирковыми трюками и ходами, которые не часто встречаются в сказках, а уж тем более в романах. За этой кажущейся легкостью аттракциона скрывается борьба добра со злом – вечная тема жизни.

Атмосфера сказочной страны Трёх Толстяков напоминает дореволюционную Одессу. Родным языком Юры Олеши был польский. В 1902 году семья переехала в Одессу. Здесь Юрий поступил в Ришельевскую гимназию; ещё в годы учёбы начал сочинять стихи. Стихотворение «Кларимонда» (1915) было опубликовано в газете «Южный вестник». Окончив гимназию, в 1917 году Олеша поступил в Одесский университет, два года изучал юриспруденцию. В Одессе он вместе с молодыми литераторами Валентином Катаевым, Эдуардом Багрицким и Ильей Ильфом образовал группу «Коллектив поэтов». В годы Гражданской войны Олеша оставался в Одессе, в 1921 году переехал по приглашению В. Нарбута на работу в Харьков. Работал журналистом и печатал стихи в газетах. В 1922 году родители Олеши эмигрировали в Польшу. Он не поехал с ними, остался на Украине.


В мире повести нет магии как таковой, но некоторые фантастические элементы всё же присутствуют. Например, ученый по имени Туб создал куклу, способную развиваться внешне как живая девочка, и отказался делать наследнику Тутти железное сердце вместо человеческого (железное сердце требовалось Толстякам для того, чтобы мальчик вырос жестоким и безжалостным). Туб, проведя в клетке зверинца восемь лет, превратился в существо, напоминающее волка, — полностью оброс шерстью, у него удлинились клыки. Страной правят Три Толстяка — магнаты-монополисты, не имеющие ни титулов, ни формальных должностей. Кто правил страной до них, неизвестно; они — правители, имеющие несовершеннолетнего наследника Тутти, которому и собираются передать власть. Население страны делится на «народ» и «толстяков» и им сочувствующих, хотя чётких критериев такого деления не даётся. Толстяки в общем представлены как богачи, обжоры и бездельники, народ — как бедняки, голодающие, рабочий люд, но среди героев романа немало исключений, хотя бы доктор Гаспар Арнери, которого при скромных доходах нельзя отнести к беднякам, но который тем не менее сочувствует революционерам, а также безымянные гвардейцы, стреляющие в своих сослуживцев, верных присяге Толстяков.

В стране Трёх Толстяков революционная ситуация — недовольство бедной части общества, попытки поднять мятеж. Идейными вдохновителями революционеров являются оружейник Просперо и гимнаст Тибул. Один из главных героев повести, учёный, доктор Гаспар Арнери, сочувствует народу, хотя сам — довольно обеспеченный человек. Просперо арестован и посажен в клетку зверинца, но канатоходец Тибул остается на свободе. Гаспар прячет Тибула в своем доме и перекрашивает его в негра для маскировки. На следующий день "негр" узнаёт о подземном ходе из дворца Трёх Толстяков (этот секрет открывает Тибулу продавец воздушных шаров, которого случайно занесло ветром на дворцовую кухню).


Тем временем поднявшие мятеж гвардейцы дворцовой стражи колют саблями чудесную куклу наследника Тутти, подобную внешне живой девочке, и доктору отдан приказ починить механизм за одну ночь под угрозой строгого наказания. Он не может этого сделать по объективным причинам и везёт куклу во дворец, но по дороге теряет её. В поисках куклы он находит в фургоне бродячих артистов девочку-циркачку Суок, как две капли воды похожую на сломанную куклу.

По инициативе Тибула она соглашается подменить куклу и помочь революционерам: спасти Просперо из дворцового зверинца. Девочке это удаётся: Просперо сбегает из дворца через подземный ход. Но саму Суок приговаривают к смерти. Тем не менее всё для неё и революционеров складывается удачно: гвардейцы, перешедшие на сторону народа, подменяют девочку на найденную куклу, власть Толстяков свергают, а Суок и Тутти (который оказался её братом) дают представления вместе.


Лидия Чуковская подвергла роман критике: по её мнению, мир, создаваемый Олешей в «Трех толстяках» (и во многих произведениях, более поздних), — это мир вещей, а не мир человеческих чувств. Но читатели — люди, и трогать их, волновать их, дано только человеческому; вещь интересна нам только тогда, когда сквозь неё можно яснее разглядеть человека. В «Трех толстяках» вещи властвуют самодержавно, тормозя движение сюжета, сосредоточивая внимание читателя на побочном, в ущерб главному. Читая «Трех толстяков», невольно вспоминаешь слова Флобера в одном из его писем: «Излишние сравнения следует давить, как вшей». А «Три толстяка» будто нарочно для того и написаны, чтобы все вещи, всех животных, всех людей сравнивать с животными и с вещами. «Большие розы, как лебеди, медленно плавали в мисках»; «Фонари походили на шары, наполненные ослепительным кипящим молоком»; «Розы вылились, как компот»; «Шпоры у него были длинные, как полозья»; «Пантера, совершая свой страшный путь по парку и по дворцу, появилась здесь. Раны от пуль гвардейцев цвели на её шкуре розами». А вот о людях: «Они бежали к городу. Они удирали. Издалека люди казались разноцветными флажками»; «Целые кучи людей падали по дороге. Казалось, что на зелень сыплются разноцветные лоскутки»; «Теперь высоко под стеклянным куполом, маленький, тоненький и полосатый, он был похож на осу, ползающую по белой стене дома».

Зрительно, внешне, все это, вероятно, так и есть: падающие люди похожи на лоскутки, человек в полосатом костюме похож на осу. Но ведь люди эти падают, пораженные пулями героев, человек, идущий под куполом, совершает геройство — зачем же автор видит их только извне? Исключительно живописная точка зрения тут едва ли уместна. Если раненые люди кажутся автору похожими на разноцветные лоскутки, то, по-видимому, гибель их не особенно задевает его; неудивительно, что и читатель остается равнодушен к их гибели. Здесь мы подходим к главному источнику холода, которым веет от книги. Ведь тема «Трех толстяков» — борьба трудового народа с угнетателями, борьба восставшего народа с правительством. Беда не в том, что тема эта взята, как сказочная; наоборот, сказка могла дать огромные возможности для социального обобщения и для раскрытия героизма. Беда в том, что основная тема тонет в капризах сюжета, беда в том, что розы олешиного стиля расцветают не на её пути. Как и почему народу удалось одержать победу, как и почему гвардейцы перешли на сторону народа, как восставшие взяли дворец, — обо всем этом мы узнаем очень мало — гораздо меньше, чем о розовом платье Суок, о звуке её имени или о тени, отброшенной на лицо спящего воздушными шарами.


Ни одно из всех выдающихся произведений Олеши не смогло завоевать в Советской России такой популярности, как «Три толстяка». Его творчество оставалось неизвестно и закрыто для большинства читателей страны. В годы войны Олеша жил в эвакуации в Ашхабаде, затем вернулся в Москву. Обстановка, созданная сталинским режимом в стране и в культуре, оказывала на Олешу заметное угнетающее воздействие. В 1930-х многие друзья и знакомые писателя были репрессированы, главные произведения самого Олеши с 1936 года не печатались и не упоминались официально (запрет был снят лишь в 1956 году).



Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?