Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 363 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Агнивцев Н. Ребячий город. Рисунки Владимира Добровольского.

Ленинград-Москва, Радуга, 1929. 10 с. с ил. Тираж 20000 экз. Цена 30 коп. В цв. издательской литографированной обложке. 21х18 см. Достаточно редка!

 

 

 

 

 

 


Есть особый городишко,

Где живут лишь ребятишки,

Он-далеко в той стране,

Что находится во сне …


Агнивцев, Николай Яковлевич (8 (20) апреля 1888, Москва — 29 октября 1932, там же) — русский поэт Серебряного века и драматург. Больше известен как автор многих книг для детей. Родом из дворян. В связи с частыми переездами отца — юриста, окончившего в 1886 году Московский университет — учился в гимназиях — в Умани, Владивостоке, Москве. Окончив гимназию в Благовещенске, в 1906 году поступил на историко-филологический факультет Санкт-Петербургского университета, который не окончил. Дебютировал в печати стихотворением «Родной край» в 1908 году («Весна», № 9). В литературной деятельности можно выделить три периода: дореволюционный, эмигрантский и период после возвращения в СССР (1923). В первый период основные мотивы поэзии — экзотика, эротика и описание несколько идеализированного аристократического мира. Печатался в «Петербургской газете», «Биржевых ведомостях», «Голосе земли», журнале «Пятак», «Солнце России», «Сатириконе» и «Новом Сатириконе», «Столице и усадьбе». Выступал в театрах-кабаре и литературно-артистическом ресторане «Вена». В 1917 году вместе с режиссёром К.А. Марджановым и актёром Ф.Н. Курихиным создал в Петрограде театр-кабаре «Би-ба-бо», впоследствии «Кривой Джимми». Находился в эмиграции в 1921—1923 годах. В эмиграции с грустью воспевал дореволюционный мир, выпустил сборник «Блистательный Санкт-Петербург» (Берлин, 1923 год) - свою лучшую книгу элегических стихов о дореволюционном аристократическом и артистическом городе, столице Империи. Эту книгу он посвятил актрисе Александре Перегонец, игравшей в театре «Кривой Джимми». В памяти потомков Николай Яковлевич так и останется певцом Северной Пальмиры:

Странный город

Санкт-Петербург – гранитный город,
Взнесенный оловом над Невой,
Где небосвод давно распорот
Адмиралтейскою иглой!

Как явь, вплелись в твои туманы
Виденья двухсотлетних снов,
О, самый призрачный и странный
Из всех российских городов!

Недаром Пушкин и Растрелли,
Сверкнувши молнией в веках,
Так титанически воспели
Тебя в граните и в стихах.

И майской ночью в белом дыме,
И в завываньи зимних пург
Ты всех прекрасней, несравнимый
Блистательный Санкт-Петербург!

1923

По возвращении в Советскую Россию сотрудничал в сатирических журналах, писал куплеты для эстрады и цирка, сочинял детские книжки. Последний период пронизан бытовыми мотивами, частенько сотрудничал в сатирических журналах, писал куплеты для эстрады и цирка, издал более двадцати книг для детей, выпустил книгу стихов 1916—1926 годов «От пудры до грузовика» (1926). Умер Агнивцев в больнице от туберкулеза горла в возрасте сорока четырех лет. Знаменитый «Собачий вальс» Николая Агнивцева:

Длинна, как мост, черна, как вакса,

Идёт, покачиваясь, такса...

За ней шагает, хмур и строг,

Законный муж её - бульдог!

Но вот, пронзённый в грудь, с налёта,

Стрелой собачьего Эрота,

Вдруг загорелся, словно кокс,

От страсти к таксе встречный фокс!

И был скандал! (Ах, знать должны вы -

Бульдоги дьявольски ревнивы!)

И молвил встречный пудель: «Так-с!

Не соблазняй семейных такс!»

И, получив на сердце кляксу,

Фокс так запомнил эту таксу,

Что даже на таксомотор

Смотреть не мог он с этих пор!

Еще немного о Николае Агнивцеве:

Родился в семье юриста. Детство Агнивцева прошло на Дальнем Востоке, где отец по долгу службы часто переезжал из города в город, отчего Агнивцев был вынужден учиться в различных гимназиях, пока в 1906 не окончил одну из них в Благовещенске. После этого Агнивцев уехал в Петербург, поступил на филологический факультет Петербургского университета, но образования там не завершил, занявшись поэзией. Первое стихотворение Агнивцев «Родной край» было опубликовано в журнале «Весна» (1908. №9).

«Литературная энциклопедия», вышедшая еще при жизни Агнивцев, делила его творчество на 3 периода: «дореволюционный — экзотика, эротика и идеализация феодально-аристократического мира; эмигрантский — основное настроение — сменовеховский национализм; последний — будни советского быта» (Т.1. М., 1929. С.651). Если не принимать во внимание своеобразную терминологию тех лет, то суть явления подмечена правильно. При единстве поэтического стиля, худож. приемов и особенностей в отдельные периоды жизни Агнивцева существовали как бы три разных поэта, значительно отличавшиеся друг от друга настроением, темами в зависимости от перипетий судьбы автора.

До революции Агнивцев во множестве печатал стихи и драматические сценки в «Петербургской газете», «Биржевых ведомостях», в журнале «Солнце России», «Сатирикон», «Новый сатирикон» и др. Стихи Агнивцев были словно созданы специально для устного исполнения: они легко запоминались, были просты и изящны по форме, в них часто применялись повторы и рефрены, а строфы стих. Агнивцев часто напоминали куплеты и припевы песен. Не случайно композиторы охотно писали музыку на стихи Агнивцева, и эти песни охотно исполнялись такими артистами, как Н.Ходотов, А.Вертинский и другими. С публичным чтением своих стихов постоянно выступал и сам Агнивцев на подмостках театров, кабаре, в литературно-артистическом ресторане «Вена».

В 1913 в Петербурге вышла первая книга Агнивцева «Студенческие песни. Сатира и юмор», где наряду со сценками из студенческого быта, веселыми, залихватскими, достаточно острыми и злободневными, были напечатаны и эпиграммы Агнивцева, широко ходившие в устном исполнении и пользовавшиеся успехом. Мгновенно разошедшаяся книга в том же году была выпущена 2-м издании.

Первую мировую войну, как и многие его собратья по перу, Агнивцев встретил воодушевленно. Он заполнял периодику патриотическими стихами и в 1915 выпустил сборник «Под звон мечей», отражавший его настроения первых месяцев войны. Очень быстро сам Агнивцев понял, что вирши, вошедшие в эту книгу, поэзией не являются, и никогда больше ни одного стихотворения из патриотического сборника не переиздавал.

Февральская революция 1917, вызвавшая эйфорию у Агнивцева, подтолкнула его на создание стихов с явной политической окраской. Выступая в роли «русского Беранже», Агнивцев темы и сюжеты брал в основном из эпохи французской революции и из русской истории. Написанные Агнивцевым стих. «Гильотина», «Павел I» и др. звучали по всему Петрограду, а стихотворение «Рассеянный король», ставшее песней в исполнении А.Вертинского, быстро стало широко известным.

Еще в янв. 1917 Агнивцев вместе с актером Ф.Курихиным и реж. К.Марджановым создал театр-кабаре «Би-Ба-Бо» (переименованный затем в «Кривой Джимми»), писал для него значительную часть репертуара, сочинил гимн театра на музыку Ю.Юргенсона. После Октября театр отправился на гастроли в Киев. Там, как вспоминал И.Эренбург, «в маленьком театре, известном петербуржцам, актеры подпрыгивали, пели куплеты, написанные Агнивцевым: "И было всех правительств десять, / Но не успели нас повесить"» (Эренбург И. Люди, годы, жизнь. М., 1990. Т.1. С.287). Затем последовали гастроли в Харькове, Ростове, Тифлисе. Маршрут театра соотносился с направлением отступления белых войск. Из Тифлиса отступать уже было некуда, и театр вернулся в Москву. Часть труппы, в т.ч. и Ф.Курихин, оказались вскоре в Ростове-на-Дону, где открыли сатирический театр малых форм «Гротеск», ставивший, в частности, и пьесы Агнивцева: «Санкт-Петербург», «Дама в карете», «Фуфыра и сморчок», «Черный паж» и др. О.Мандельштам, приехавший в начале 1922 в Ростов и посмотревший спектакли «Гротеска», написал в «Обозрении театров гг. Ростова и Нахичевани» об увиденном: «В ростовском „Гротеске" господствует... изысканный Агнивцев с браслетами, щеночками и собачками, этот Кузмин на сахарине с маргариновым старым Петербургом, где стилизация не прячется в углах губ, а прет из каждой строчки, как лошадиное дышло» (Мандельштам О. Сочинения. М., 1990. Т.2. С.271).

Агнивцев после отъезда театра остался в столице Грузии и, по свидетельству тоже бывшего в то время там И.Эренбурга, «ждал французской визы» (Эренбург И. — Т.1. С.318). В Тифлисе начался второй период творчества Агнивцев, когда он еще до отъезда театра выпустил новый сборник стихотворений «Санкт-Петербург» (1921). Вскоре Агнивцев получил ожидаемую визу и в 1921 через Константинополь выехал в Париж. В Берлине вышла книга стихотворений Агнивцев «Мои песенки» (1921) («Небольшая книжка Агнивцева — хорошее средство, чтобы не разучиться иногда улыбаться» — Новая русская книга. 1922. №2. С.20-21).

Стихи Агнивцев охотно включали составители различных сборников и антологий как в Русском зарубежье, так и на оставленной им родине. В 1922 в Берлине вышла «Антология сатиры и юмора», где были помещены 5 стихотворений Агнивцев В то же время в составленном в Москве «Сборнике литературно-художественных революционных произведений» (1922) нашлось место для его «Баллады о короле».

Оказавшись в Париже, мечте своей юности, месте действия почти половины его стих., Агнивцев тем не менее стал писать не о Париже, а о городе своей юности — о Петербурге. Ни до, ни после этого таких горьких, таких пронзительных стихов Агнивцев не писал. Они были лаконичны и просты. В 1923 вышла новая книга Агнивцев «Блистательный Санкт-Петербург. С ее появлением еще резче обозначился противоречивый облик Агнивцева-поэта: «...Среди массы повторений, тривиальностей и просто безграмотностей — нет-нет да и выглянет настоящее лицо настоящего поэта, губящего себя, свое дарование по подмосткам театриков кабаре» (Новая русская книга. 1923. №1. С.24). И все же петербургские стихи Агнивцев, передающие настроения не только поэта, но и многих его читателей, пользовались большой популярностью. Не пренебрегали этими стихами и издатели. В 1923 в Берлине в антологию «Петербург в стихотворениях русских поэтов» вошло 6 стихотворений Агнивцева. Несколько его произведений из этого цикла были включены в сборнике «Вечера под зеленой лампой» (Берлин, 1923) и в других изданиях. Интересна книга Агнивцева еще и тем, что трудно сыскать другой такой пример, где бы книга из 38 стихотворений, целиком была посвящена одному городу.

Материально Агнивцеву жилось в эмиграции лучше многих других эмигрантов. Помимо его поэтических книг в 1923 вышел сборнике Агнивцева «Пьесы», содержавший 36 драматургических произведений. Агнивцеву охотно предоставляли свои страницы многие периодические издания, но чрезвычайно сильная тоска по родине и набиравшее силу сменовеховское движение, подтолкнувшее мн. писателей Русского зарубежья к мыслям о возвращении в Россию, сильно задели и Агнивцева. В 1923 он вернулся на родину.

Начался третий период творчества Агнивцева. Он сотрудничал в советских сатирических журналах, писал для эстрады и цирка, писал обо всем на свете — о перестройке Москвы и о беспризорниках, о декабристах и китайских рикшах, о кирпичах, трамваях, примусах. Но ни разу после эмиграции Агнивцев не написал о том, что раньше наполняло всю его поэзию. После 1923 из-под пера Агнивцев не вышло ни одной строчки ни о Париже, ни о Петербурге.

Основным направлением постэмигрантского творчества Агнивцева стали стихи для детей. В большинстве своем это были увлекательные рассказы на производственно-технические и общественно-политические темы. В одном только 1925 вышли книжки Агнивцева: «Винтик-шпунтик», «Война игрушек», «Знакомые незнакомцы», «Как примус захотел Фордом сделаться», «Китайская болтушка», «Октябренок-постреленок», «Спор между домами», «Чашка чая». Многие детские книги Агнивцев выдержали не одно издание — «Кирпичики мои» (1926 и 1927), «Шарманочка» (1926 и 1929), «Мыши из цирка» (1927 и 2 изд. в 1930), «О бедном щегленке» (1927 и 1930), «Сказка с цветами» (1929 и 1930) и др.

В 1926 в Москве, в «издательстве автора» вышло единственная «взрослая» книга Агнивцева этого периода — «От пудры до грузовика», со-держащая его стихи за последние 10 лет и прослеживающая его путь от «салонных» до «производственных» стихов. В предисловии к книге Агнивцев написал: это «не просто книжка выбранных стихов различных периодов. Это — мой литературный паспорт со всеми рифмованными визами, своевременно отмечавшими мои стихотворные мечтания с 1916 по 1926 г.».

После смерти Агнивцев его произведения долгое время практически не переиздавались и вернулись к читателю лишь несколько десятилетий спустя.

Перечень произведений:

Агнивцев Николай. Баллада о примусе. М.: Центр. бюро по распространению драм. продукции, 1935. - 1 с. - 540 экз. - 1 р. - На правах рукописи. Стеклогр. изд.

Агнивцев Николай. Блистательный Санкт-Петербург / Обл. И. Мозалевского. Берлин: Изд. И. П. Ладыжникова, 1923. - 59 с.

Агнивцев Николай. В защиту трубочиста: Сказка / Картинки И. Малютина. М.: Мол. гвардия, 1926. - [9] с. - 10000 экз. - 45 к.

Агнивцев Николай. Винтик-Шпунтик / Рис. В. Твардовского. Л.: Радуга, 1925. - [9] с. - 10000 экз. - 60 к.

Агнивцев Николай. Винтик-Шпунтик / Рис. В. Твардовского. Изд. 2-е. Л.: Радуга, 1927. - [9] с. - 20000 экз. - 35 к.

Агнивцев Николай. Война игрушек / Картинки С. Мальта. Рязань: О-во "Друзья детей", 1925. - 16 с. - 10000 экз. - 90 к.

Агнивцев Николай. Знакомые незнакомцы / Рис. П. Пастухова. Л.; М.: Радуга, 1925. - 12 с. - 30000 экз. - 23 к.

Агнивцев Николай. Как примус захотел Фордом сделаться: Машинная сказочка / Картинки К. Елисеева. М.; Л.: Радуга, 1925. - [16] с. - 10000 экз. - 65 к.

Агнивцев Николай. Как примус захотел Фордом сделаться: Машинная сказочка / Картинки К. Елисеева. Изд. 2-е. Л.: Радуга, [1927]. - [10] с. - 20000 экз. - 35 к.

Агнивцев Николай. Кирпичики мои / Рис. А. Жаба. Л.; М.: Радуга, 1926. - [11] с. - 30000 экз. - 23 к.

Агнивцев Николай. Кирпичики мои / Рис. А. Жаба. Изд. 2-е. Л.: Радуга, [1927]. - [11] с. - 50000 экз. - 12 к.

Агнивцев Николай. Кит и снеток / Рис. С. Рахманина. Л.: Радуга, [1927]. - [8] с. - 30000 экз. - 23 к.

Агнивцев Николай. Китайская болтушка / Рис. Ю. Ганфа. Рязань: Изд. "Друзья детей", 1925. - 15 с. - 10000 экз. - 90 к.

Агнивцев Николай. Маленький черный Мурзук / Рис. С. Адливанкина. М.: Мол. гвадия, 1926. - 16 с. - 10000 экз. - 55 к.

Агнивцев Николай. Мои песенки. Берлин: Литература, 1921. - 128 с.

Агнивцев Николай. Мои песенки. Берлин, 1925. - 128 с.

Агнивцев Николай. Мыши из цирка / Рис. В. Твардовского. Л.: Радуга, 1927. - 12 с. - 30000 экз. - 23 к.

Агнивцев Николай. Мыши из цирка / Рис. В. Твардовского. Л.: Радуга, 1930. - 11] с. - 60000 экз. - 10 к.

Агнивцев Николай. О бедном щегленке / Рис. М. Пашкевич. М.; Л.: Радуга, [1927]. - [11] с. - 30000 экз. - 23 к.

Агнивцев Николай. О бедном щегленке / Рис. М. Пашкевич. Л.: Радуга, [1930]. - [11] с. - 60000 экз. - 10 к.

Агнивцев Николай. О шестерых вот этаких / Рис. К. Рудакова. Л.: Книга, 1926. - [12] с. - 5200 экз. - 1 р.

Агнивцев Николай. Оживленная баллада: Эпизод в одном действии из войны Алой и Белой розы / Музыка В. Пергамента. Пг.: Изд. К. Фельдман, [1914]. - 4, [2] с. - Литогр. изд.

Агнивцев Николай. Октябренок-постреленок: Стишки / Картинки И. Малютина. М.: Октябренок, [1925]. - [13] с. - 9100 экз. - 85.

Агнивцев Николай. От пудры до грузовика: Стихи. 1916-1926. М.; Л.: Изд. автора, 1926. - 108 с. - 3000 экз. - 1 р. - На обл. подзаголовок: Стихи. 1915-1926.

Агнивцев Николай. Под звон мечей. Пг., 1915. - 112 с. - 1000 экз.

Агнивцев Николай. Пьесы. Берлин: Русское творчество, 1923. - 95 с.

Агнивцев Николай. Разноцветные ребята / Рис. О. Бонч. Л.: Радуга, 1929. - 11 с. - 20000 экз. - 22 к.

Агнивцев Николай. Ребячий город / Рис. В. Добровольского. Л.: Радуга, 1929. - [11] с. - 20000 экз. - 30 к.

Агнивцев Николай. Рикша из Шанхая / Рис. С. Адливанкина. М.: Мол. гвардия, 1927. - 16 с. - 10000 экз. - 55 к.

Агнивцев Николай. Санкт-Петербург. Тифлис: Изд. театра "Кривой Джимми", 1921. - 64 с.

Агнивцев Николай. Сказка с цветами / Рис. Абрамовой. Л.: Радуга, 1929. - 11 с. - 5000 экз. - 12 к.

Агнивцев Николай. Сказка с цветами / Рис. Абрамовой. Л.: Радуга, 1930. - 11 с. - 4000 экз. - 12 к.

Агнивцев Николай. Случай в Сент-Джемском парке: Стихи / Предисл. И. Мюнхен, 1946. - 64 с. - На об. тит.: Approve by UNPPA, октябрь, 1945.

Агнивцев Николай. Солнце и свечка / Рис. В. А. Апостоли. М.; Л.: Радуга, 1926. - 12 с. - 8000 экз. - 80 к.

Агнивцев Николай. Спор между домами / Рис. Н. Н. Купреянова. Рязань: Изд. "Друзья детей", [1925]. - 14 с. - 10000 экз.

Агнивцев Николай. Студенческие песни: Сатира и юмор. СПб.: Новое изд-во, 1913. - 95 с. - 2000 экз.

Агнивцев Николай. Студенческие песни: Сатира и юмор. Изд. 2-е. СПб.: Подсолнечник, 1913. - 32 с. - 1000 экз.

Агнивцев Николай. Твои машинные друзья / Рис. А. Ефимова. Л.; М.: Радуга, 1926. - [11] с. - 30000 экз.

Агнивцев Николай. Твои наркомы у тебя дома / Рис. К. Елисеева и К. Ротова. М.: Октябренок, 1926. - 14 с. - 10000 экз. - 50 к.

Агнивцев Николай. Чашка чая / Рис. В. Твардовского. М.; Л.: Радуга, 1925. - 12 с. - 10000 экз. - 90 к.

Агнивцев Николай. Шарманочка / Рис. В. Зарубина. Л.: Радуга, [1929]. - [11] с. - 50000 экз. - 10 к.

Агнивцев Николай. Шарманочка: Стихи / Рис. В. Зарубина. Л.: Радуга, 1926. - 11 с. - 30000 экз. - 23 к.


Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?