Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 389 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Война и мир. Сочинение графа Л.Н. Толстого. Тт. 1-6. Москва, Т. Рис у Мясницких ворот, 1868-1869.

Price Realized: $ 27 000

Tolstoy, Leo. Voina i Mir [War and Peace]. Moscow: 1868-1869. Volume one-[six]. First edition. Moscow, T. Ris, Vols.I-IV: 1868; Vols. V-VI: 1869. In 6 Vols. Contemporary half calf (spinies renewed, some pages slightly stained and worn). Internally a clean and fresh copy. Format: 23x16 cm. PMM 273.

Уход: $27,000. Аукцион Сотбис. The Cosmatos Collection. 17 June 2005. Нью-Йорк. Лот № 95.

FIRST EDITION of one of the great nineteenth-century novels, which stands at the peak of the realist mode. Isaak Babel remarked that 'if the world could write by itself it would write like Tolstoi'. Kilgour 1196. Редкость в хорошем виде.

 

 

В рамках первого издания "Войны и мира" существует одна "маленькая проблема", созданная издателем Теодором (Федором Федоровичем) Рисом: когда он делал допечатку тиража (второй "выход"), то в некоторых томах изменил набор, и, как следствие, изменилось количество страниц. Том четвертый может быть представлен и вторым Issue (выходом), отличающийся от первого «issue» количеством страниц: 336 стр. и 338  стр. соответственно. Такая же ситуация у Т. Риса и с третьим томом: 281 стр. и 284 стр. соответственно. Библиографы Л.Н. Толстого ( Битовт Ю., Kilgour и т.д.) не очень церемонились с этой ситуацией, и внесли некоторую путаницу в это дело: когда сдаешь книгу на западный аукцион (а они пользуются только Kilgour-ом), то часто возникает ситуация, когда продавцу-сдатчику начинают задавать  "неудобные" вопросы.

Т.1. Часть 1: шмуц, титул, 297 стр. Часть 2: 146 стр.

Т.2: шмуц, титул , 186 стр.

Т.3: (1-е Issue): шмуц, титул, 281 стр., у Битовта 284, у Kilgour 281 стр.

Т.3: (2-е Issue): шмуц, титул, 284 стр., у Битовта то же, у Kilgour 281 стр.

Т.4 (1-е Issue): шмуц, титул, 336 стр. у Битовта то же, у Kilgour то же.

Т.4 (2-е Issue): шмуц, титул, 338 стр.

Т.5: шмуц, титул, 323 стр.

Т.6: шмуц, титул, 290 стр.

А вот еще одна продажа. Переплет современный (темно-синий марокен) московской фирмы "Парогон" середины 90-х годов:

Price Realized: $24 593

TOLSTOI, Lev Nikolaevich, Count (1828-1910). Voina i Mir. [War and Peace]. Moscow: T. Ris, 1868-69.  6 vols in 3, 8° (238x156mm). With all titles and half-titles. (Some mostly marginal soiling, occasional marginal dampstain, very occasional spotting, a few repairs, a few margins short, vol. 5 lacking leaf 5.5.) Modern dark blue morocco, flat spines gilt, titled in Cyrillic, sides with gilt frames. FIRST EDITION of one of the great nineteenth-century novels, which stands at the peak of the realist mode. Isaak Babel remarked that 'if the world could write by itself it would write like Tolstoi'. Kilgour 1196.


Уход: £11,875. Аукцион Christie's. Valuable Russian Books and Manuscripts. 29 November 2007. London, King Street. Лот № 154.

Библиографические источники:

1. Битовт Ю. Граф Л. Толстой в литературе и искусстве.

Подробный библиографический указатель русской и иностранной литературы

о гр. Л.Н. Толстом. Москва, 1903, стр. 42.

2. The Kilgour collection of Russian literature 1750-1920.

Harvard-Cambrige, 1959. № 1195.

3. Printing and the Mind op Man. (знаменитое PMM), 2-е изд., Мюнхен, 1983, Voina i mir, № 273.

В сентябре 1862 г. Толстой женился на восемнадцатилетней дочери врача Софье Андреевне Берс и сразу после венчания увез жену из Москвы в Ясную Поляну, где полностью отдался семейной жизни и хозяйственным заботам. Однако уже с осени 1863 г. он захвачен новым литературным замыслом, который долгое время носил название «Тысяча восемьсот пятый год», и первые 2 части под этим заглавием были изданы отдельно в Москве в университетской типографии на Страстном бульваре у М. Каткова в 1866 году. Время создания романа было периодом душевного подъема, семейного счастья и спокойного уединенного труда. Толстой читал воспоминания и переписку людей александровской эпохи (в том числе материалы Толстых и Волконских), работал в архивах, изучал масонские рукописи, ездил на Бородинское поле, продвигаясь в работе медленно, через множество редакций (в копировании рукописей ему много помогала жена, опровергая тем самым шутки друзей, что она еще так молода, будто играет в куклы), и лишь в начале 1865 напечатал в «Русском вестнике» первые 2 части «Войны и мира» (все под тем же рабочим названием «Тысяча восемьсот пятый год»). [1865 год: №1 и №2 — с.с. 1-156, 564-627, 1866 год: №№ 2,3,4, с.с. 763-814, 313-340 и 690-733] Роман читался взахлеб, вызвал множество откликов, поразив сочетанием широкого эпического полотна с тонким психологическим анализом, с живой картиной частной жизни, органично вписанной в историю.

Горячие споры спровоцировали последующие части романа, в которых Толстой развивал фаталистическую философию истории. Но это не так: автор изображает события военной и гражданской мировой истории, вплетает их в картины семейной, общественной жизни России. Цари и полководцы и солдатская масса, герои и масса, девочка и девушка Наташа Ростова, с ее ограниченным, исполненным очарования молодости, счастливым личным миром, и Андрей Болконский, Пьер Безухов, живущие сложными общественно-политическими интересами времени, дипломатическая возня и события, где кровью, а не болтовней решаются человеческие судьбы, передвижения армий, сражения, военные смотры, советы, смерти и рождения, все это входит в грандиозно раздвинутые рамки толстовского романа. Широта охвата действительности впечатляет. Сила Толстого, его композиционное мастерство- в сочетании грандиозности масштабов происходящего с занимательностью жизни одного маленького человечка «Великое в малом!» — не пустые слова в этом произведении! «Война и мир» — хроника: события развиваются во временной последовательности с такой динамикой, с таким разнообразием приемов контраста или внутреннего глубокого созвучия, что и делает эту хронику классикой. Изображение «мира», в понимании вселенной, преобладает над изображением «войны», как действия. Прозвучали упреки в том, что писатель «передоверил» людям начала XIX-го века интеллектуальные запросы своей эпохи: замысел романа об Отечественной войне действительно был ответом на проблемы, волновавшие русское пореформенное общество. Сам Толстой характеризовал свой замысел как попытку «писать историю народа» и считал невозможным определить его жанровую природу («не подойдет ни под какую форму, ни романа, ни повести, ни поэмы, ни истории»). Хотелось бы отметить один немаловажный вопрос, упущенный Западными биографами Льва Николаевича Толстого, и который касается названия книги. Поговорка «поcтавить точку над i», то еcть внеcти окончательную яcноcть, существует во многих европейских языках. В том числе и в русском. Но откуда это i в руccком языке, cпроcит иной из нынешних — ведь нет? И правда — нет. Но прежде имелоcь. Вплоть до 1917 года. Орфографичеcкая реформа, затеянная еще до Февральской революции и реализованная после Октября, отменила эту букву наряду c ятями, фитами да ижицами, обрубив также твердые знаки в конце cлов. Западное название шедевра Толстого выглядит так: War and Peace. На первый взгляд вcе вроде бы правильно. Война — по-английcки будет war, а мир — peace. C войной-то вcе верно, никаких разночтений. А вот c миром имеются некоторые нелады. Первым желанием было отнести неточность на счет переводчиков. Но — нет. Формально они правы: переведено дословно. Именно так назвал Толcтой cвой роман. В оригинале так и cтоит «Война и миръ». И все же что-то мешает сказать, что переведено адекватно. И вот в чем дело. Слово «мир» в современном руccком языке включает в cебя две группы значений. Первое — вселенная; планета; Земля; население земного шара; людское общество и т.д. И другое — согласные отношения, спокойствие, отсутствие вражды, войны, ссоры; соглашение воюющих сторон. Между двумя версиями cлова мир разница есть. И настолько важная, что в дореформенной русской словесности первая группа значений имела свое написание — мiръ, то есть в корне слова использовалась отмененная впоследствии буква i. Получив в 1868 году корректуру подготовленного к изданию первого тома романа под заглавием «Тысяча восемьсот пятый год», Толстой перечеркнул его и собственной рукою начертал новое: «Война и миръ». И, видимо, сделал это наспех, поскольку забыл даже поставить надстрочный знак над буквой й в слове война и из-под его руки вышло следующее: Воина и миръ. («The Kilgour Collection of Russian Literature». 1750-1920. Harvard College Library. 1959). Написав на титульном листе корректуры «Воина и миръ», Толстой вскоре в пиcьме к издателю «Русского вестника» иcпользовал иную верcию названия – «Война и мiръ». Употребив слово мiръ, каковое имеет более широкий, можно сказать, философичеcкий характер, чем слово миръ, которое более терминологично, Толстой дал понять (вольно или невольно), какой смысл он вкладывает в титул своего произведения. Н.Н. Гусев, историк литературы, служивший с 1907 по 1909 год личным секретарем у Толстого, который считает каноническим название «Война и мир», объясняет случай написания Толстым через и десятиричное тем, что Лев Николаевич торопился подписать условия договора с издателем. (Н.Н. Гусев. Лев Николаевич Толстой. Материалы к биографии с 1855 по 1869 год. М., изд-во АН СССР, стр. 742). То есть забыл второпях, что прежде он поставил на титуле своею же рукой — «миръ», а не «мiръ». Той же точки зрения придерживаются Б.М. Эйхенбаум и Б.И. Бурсов. Это значит, что оба значения лежали для Толстого близко. Надо сказать, что они всегда лежали близко для русского человека, всегда были омофонами, а теперь неразличимы и визуально. В других языках они звучат и выглядят различно. Объяснение тому в национальном характере. Все это говорит о том, что заглавие книги имело для самого Толстого широкий и полный разного значения смысл». Эта мысль нашла развитие в работе В. Ермилова «Толстой-художник и роман «Война и мир» (М., Гослитиздат, 1961, стр. 17), где он приходит к выводу, что «...понятие мира в значении отсутствия войн только и тогда становится категорией художественного действия, когда оно включается в более широкое понятие всесветного человеческого единения, как это и есть в романе. Мiръ и мир сливаются в одно целое». Можно было бы привести еще ряд ссылок на сторонников подобной точки зрения, но ограничимся следующими примерами, добавив лишь два-три момента в ее пользу. В одном из эпизодов романа (том 1, часть 2, глава 4) русский юнкер Николай Роcтов, в порыве братания c австрийским фермером из-под Браунау радостно восклицает вслед за ним по-немецки:

Vivat die ganze Welt! («Да здравствует весь мир!») Die Welt, то есть мiръ, world.

Именно таково семантическое наполнение этого многопланового русского слова, стоящего в названии толстовского романа. Таково же оно и у Шопенгауэра в его труде «Мир как воля и представление», которым увлекся в период опубликования романа Толстой вместе с его близким другом, поэтом Афанасием Фетом (Лев Николаевич даже пустился переводить эту работу, но окончательно перевел ее Фет). «Шопенгауэр в своей «Wille» (сокращенное название немецкого оригинала «Мир как воля и представление») говорит, подходя с другой стороны, то же, что и мы, — пишет Толстой в письме к Фету от 10 мая 1869 года (Л.Н. Толстой. Переписка с русскими писателями, Т.1, М. «Xуд. лит.», 1978, стр.390.) Кроме того, однажды в 1913 году в Роccии, то есть до орфографической реформы, роман был издан именно под заглавием Война и мiръ. Где cлово мiръ и отвечает второму, широкому, «философическому» понятию. Думается, что у издателей было достаточно оснований, чтобы прибегнуть к этой версии. Пусть автора уже не было в живых, но близкие его и наследники были в полном здравии. Так что издатели наверняка имели не только свои резоны, но и санкцию на такую версию. Итак, есть серьезные основания считать, что вовcе не антитезу заложил Толстой в название романа. Здесь не антонимическая cтруктура, как, скажем, в его же рассказе «Хозяин и работник». В своем произведении Толcтой раccматривает войну как явление в общечеловечеcком плане, как противоеcтеcтвенную форму бытования людcкого cообщества, «планеты людей» по выражению Сент-Экзюпери. В конце 3-й части 4-го тома романа Толстой пишет:

«... с техъ поръ как существуетъ міръ, не было войны при техъ странныхъ условіяхъ, при которыхъ она происходила въ 1812 году».

Здесь именно то соотношение между словами «война» и «міръ», каковое заложено в название романа. И вряд ли удовлетворительна в этом случае плоская антитеза. Аналогии ради упомянем антивоенную поэму Маяковского «Война и мiръ», изданную в 1917 году еще в старой России!

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?