Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 447 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Карл Маркс. Капитал. Критика политической экономии. Том первый. Гамбург, 1867. Первое издание "новой религии" рабочих масс.

Price Realized: $70 350

Marx, Karl (1818-1883). Das Kapital. Kritik der politischen Oekonomie. Volume 1 only. Hamburg: Otto Meissner, 1867. 8° (212x135 мм.). (A few scattered spots.) Contemporary half roan over black boards, yellow coated endpapers (extremities rubbed, spine foot chipped). PMM 359.

Уход: £43,750. Аукцион Christie's. Fine Printed Books and Manuscripts. 15 November 2013. London, South Kensington. Лот № 82.

Издание выходило в мягкой издательской печатной обложке. Очень важно, чтобы она была сохранена в перелете того времени.

 


FIRST EDITION OF ONE OF THE MOST INFLUENTIAL BOOKS OF THE MODERN ERA. Only this first volume was published in Marx's lifetime; his friend and supporter Friedrich Engels edited and published volume II in 1885 and volume III in 1894. 'The history of the twentieth century is Marx's legacy. Stalin, Mao, Che, Castro - the icons and monsters of the modern age have all presented themselves as his heirs. Whether he would recognize them as such is quite another matter...

Примечательно, что первым иностранным изданием «Капитала» стал его перевод на русский язык. Переводить его начал Михаил Бакунин (но не справился со сложной терминологией), продолжил Герман Лопатин (вынужден был прекратить перевод из-за участия в неудавшейся попытке освобождения Чернышевского), а закончил Николай Даниельсон. Опубликованный на русском языке экземпляр «Капитала» был отправлен Марксу. Создатель «Капитала» похвалил труд переводчиков словами:

«Перевод сделан мастерски».

Президент США Франклин Рузвельт после прочтения «Капитала» сказал:

«Мы эту умную книгу одним коммунистам не отдадим».


Эта книга перевернула представление о деньгах и стала своего рода «библией» капитализма. Карл Маркс посвятил этому исследованию всю жизнь и, как оказалось, не зря. Книги «Капитала» штудируют до сих пор, они переведены на многие языки мира. Итак, «Капитал. Критика политической экономии»; нем. Das Kapital. Kritik der politischen Ökonomie) — главный труд Карла Маркса по политической экономии, содержащий критический анализ капитализма. Работа написана с применением диалектико-материалистического подхода, в том числе к историческим процессам. Первый том, «Процесс производства капитала», впервые был опубликован в 1867 году тиражом 1000 экземпляров и является расширенным продолжением опубликованной в 1859 году работы «К критике политической экономии». Это единственный том, который вышел в свет при жизни Маркса. Естественно, для коллекционеров и библиофилов именно он прежде всего представляет повышенный интерес. Уже после смерти Маркса Фридрих Энгельс скомпоновал из готовых фрагментов и черновиков два следующих тома: «Процесс обращения капитала» (1885), и «Процесс капиталистического производства, взятый в целом» (1895). Смерть помешала ему подготовить к печати рукопись заключительного (четвёртого) тома, «Теорий прибавочной стоимости», из второго чернового варианта «Капитала», и этот том был впервые опубликован в 1905—1910 годах Карлом Каутским.


В «Предисловии» к первому тому читаем: Труд, первый том которого я предлагаю вниманию публики, составляет продолжение опубликованного в 1859 г. моего сочинения «К критике политической экономии». Длительный перерыв между началом и продолжением вызван многолетней болезнью, которая всё снова и снова прерывала мою работу. Содержание более раннего сочинения, упомянутого выше, резюмировано в первой главе этого тома. Я сделал это не только в интересах большей связности и полноты исследования. Самое изложение улучшено. Многие пункты, которые там были едва намечены, получили здесь дальнейшее развитие, поскольку это допускал предмет исследования, и наоборот, положения, обстоятельно разработанные там, лишь вкратце намечены здесь. Само собой разумеется, разделы, касающиеся исторического развития теории стоимости и денег, здесь совсем опущены. Однако читатель, знакомый с работой «К критике политической экономии», найдёт в примечаниях к первой главе настоящего сочинения новые источники по истории этих теорий. Всякое начало трудно, — эта истина справедлива для каждой науки. И в данном случае наибольшие трудности представляет понимание первой главы, — в особенности того её раздела, который заключает в себе анализ товара. Что касается особенно анализа субстанции стоимости и величины стоимости, то я сделал его популярным, насколько это возможно. Форма стоимости, получающая свой законченный вид в денежной форме, очень бессодержательна и проста. И, тем не менее, ум человеческий тщетно пытался постигнуть её в течение более чем 2 000 лет, между тем как, с другой стороны, ему удался, но крайней мере приблизительно, анализ гораздо более содержательных и сложных форм. Почему так? Потому что развитое тело легче изучать, чем клеточку тела. К тому же при анализе экономических форм нельзя пользоваться ни микроскопом, ни химическими реактивами. То и другое должна заменить сила абстракции. Но товарная форма продукта труда, или форма стоимости товара, есть форма экономической клеточки буржуазного общества. Для непосвящённого анализ её покажется просто мудрствованием вокруг мелочей. И это действительно мелочи, но мелочи такого рода, с какими имеет дело, например, микроанатомия. За исключением раздела о форме стоимости, эта книга не представит трудностей для понимания. Я, разумеется, имею в виду читателей, которые желают научиться чему-нибудь новому и, следовательно, желают подумать самостоятельно. Физик или наблюдает процессы природы там, где они проявляются в наиболее отчётливой форме и наименее затемняются нарушающими их влияниями, или же, если это возможно, производит эксперимент при условиях, обеспечивающих ход процесса в чистом виде. Предметом моего исследования в настоящей работе является капиталистический способ производства и соответствующие ему отношения производства и обмена. Классической страной этого способа производства является до сих пор Англия. В этом причина, почему она служит главной иллюстрацией для моих теоретических выводов. Но если немецкий читатель станет фарисейски пожимать плечами по поводу условий, в которые поставлены английские промышленные и сельскохозяйственные рабочие, или вздумает оптимистически успокаивать себя тем, что в Германии дело обстоит далеко не так плохо, то я должен буду заметить ему: De te fabula narratur! [He твоя ли история это!]. Дело здесь, само по себе, не в более или менее высокой ступени развития тех общественных антагонизмов, которые вытекают из естественных законов капиталистического производства. Дело в самих этих законах, в этих тенденциях, действующих и осуществляющихся с железной необходимостью. Страна, промышленно более развитая, показывает менее развитой стране лишь картину её собственного будущего. Но этого мало. Там, где у нас вполне установилось капиталистическое производство, например, на фабриках в собственном смысле, наши условия гораздо хуже английских, так как мы не имеем противовеса в виде фабричных законов. Во всех остальных областях мы, как и другие континентальные страны Западной Европы, страдаем не только от развития капиталистического производства, но и от недостатка его развития. Наряду с бедствиями современной эпохи нас гнетёт целый ряд унаследованных бедствий, существующих вследствие того, что продолжают прозябать стародавние, изжившие себя способы производства и сопутствующие им устарелые общественные и политические отношения. Мы страдаем не только от живых, но и от мёртвых. Le mort saisit le vif! [Мёртвый хватает живого!] По сравнению с английской, социальная статистика Германии и остальных континентальных стран Западной Европы находится в жалком состоянии. Однако она приоткрывает покрывало как раз настолько, чтобы заподозрить под ним голову Медузы. Положение наших собственных дел ужаснуло бы пас, если бы наши правительства и парламенты назначали периодически, как это делается в Англии, комиссии по обследованию экономических условий, если бы эти комиссии были наделены такими же полномочиями для раскрытия истины, как в Англии, если бы удалось найти для этой цели таких же компетентных, беспристрастных и решительных людей, как английские фабричные инспектора, английские врачи, составляющие отчёты о «Public Health» («Здоровье населения»), как члены английских комиссий, обследовавших условия эксплуатации женщин и детей, состояние жилищ, питания и т. д. Персей нуждался в шапке-невидимке, чтобы преследовать чудовищ. Мы закрываем шапкой-невидимкой глаза и уши, чтобы иметь возможность отрицать самое существование чудовищ. Нечего предаваться иллюзиям. Подобно тому как американская война XVIII столетия за независимость прозвучала набатным колоколом для европейской буржуазии, так по отношению к рабочему классу Европы ту же роль сыграла Гражданская война в Америке XIX столетия. В Англии процесс переворота стал уже вполне осязательным. Достигнув известной ступени, он должен перекинуться на континент. Он примет здесь более жестокие или более гуманные формы в зависимости от уровня развития самого рабочего класса. Таким образом, помимо каких-либо мотивов более высокого порядка, насущнейший интерес господствующих ныне классов предписывает убрать все те стесняющие развитие рабочего класса препятствия, которые поддаются законодательному регулированию. Потому-то, между прочим, я уделил в настоящем томе столь значительное место истории, содержанию и результатам английского фабричного законодательства. Всякая нация может и должна учиться у других. Общество, если даже оно напало на след естественного закона своего развития,— а конечной целью моего сочинения является открытие экономического закона движения современного общества, — не может ни перескочить через естественные фазы развития, ни отменить последние декретами. Но оно может сократить и смягчить муки родов. Несколько слов для того, чтобы устранить возможные недоразумения. Фигуры капиталиста и земельного собственника я рисую далеко не в розовом свете. Но здесь дело идёт о лицах лишь постольку, поскольку они являются олицетворением экономических категорий, носителями определённых классовых отношений и интересов. Я смотрю на развитие экономической общественной формации как на естественноисторический процесс; поэтому с моей точки зрения, меньше чем с какой бы то ни было другой, отдельное лицо можно считать ответственным за те условия, продуктом которых в социальном смысле оно остаётся, как бы ни возвышалось оно над ними субъективно.

Карл Маркс приступил к созданию «Капитала» в 1851 году. Будущее исследование активно обсуждалось в переписке между Марксом и Энгельсом. Они свидетельствуют о том, что в этот период Маркс сделал решительный шаг в создании своего учения о дифференциальной ренте. Маркс доказывает, что образование дифференциальной ренты предопределяется уже самим фактом одновременного существования различных по плодородию участков и отвергает так называемый закон убывающего плодородия почвы, из признания которого исходил Д. Рикардо в его теории дифференциальной ренты. Также, Маркс, разрабатывая свою теорию денег, дает глубокую критику количественной теории денег Рикардо, а также показывает несостоятельность и практическую вредность теории рабочих денег Прудона. Маркс в течение почти шести лет кропотливо работал над изучением необходимых ему материалов в читальном зале библиотеки Британского музея, являвшейся тогда наиболее богатым книгохранилищем мира. Маркс заполнил выписками несколько десятков тетрадей. Многие из них были затем сгруппированы по отдельным темам, а к некоторым— даны краткие комментарии. Вся эта огромная работа была использована при подготовке черновика «Капитала», который тогда назывался «Критика политической экономии». Чем примечательна данная рукопись, кроме того, что с нее началась вся история «Капитала»? Эта рукопись внесла неоценимый вклад в научное развитие экономической теории, так как в ней Маркс впервые формулирует теоретические проблемы прибавочной стоимости, характеризует ее сущность и количественную меру (массу и норму), деление капитала на постоянный и переменный, изменения их соотношения, подходя тем самым к идее роста органического строения капитала как важнейшего фактора все большего обострения экономических и социальных противоречий капитализма. Рукопись состоит из двух обширных частей, которые были названы Марксом главами. Одна из этих частей называется «Глава о деньгах», другая— «Глава о капитале». Любопытно, что рукопись 1857— 1858 гг. не предназначалась для опубликования. Главной целью Маркса при ее создании было стремление уяснить некоторые моменты исследования для самого себя, прежде чем приступить к масштабному исследованию.За два года, с августа 1861 по июль 1863, была создана огромная рукопись, состоящая из 23 тетрадей общим объемом 1472 страницы. Эту рукопись можно считать вторым вариантом « Капитала». Она с большей или меньшей полнотой охватывала почти весь тот круг проблем, которые позже получили отражение во всех четырех томах «Капитала». В рукописи детальнее изложены проблемы создания прибавочной стоимости, превращение денег в капитал, абсолютная и относительная прибавочная стоимость. Подробно рассматривался вопрос о разделении труда, машинах и последствиях их капиталистического применения, о накоплении капитала. Впервые ставятся и решаются такие важные вопросы, как воспроизводство, превращение прибыли в среднюю прибыль и стоимости в цену производства, источники абсолютной ренты. Весьма значительное место в рукописи занимала критика взглядов многих буржуазных экономистов, в частности А. Смита и Д. Рикардо. Третий предварительный вариант «Капитала» появился примерно в1865 году. В отличие от двух предыдущих рукописей, эта предназначалась Марксом для опубликования. Ее структура значительно приблизилась к той, которая позже воплотилась в трех томах Капитала. Отметим, что третьей рукописи Маркс не обращался к специальному рассмотрению вопросов критической истории буржуазной политической экономии. Это объясняется тем, что историко-критический раздел своей работы Маркс предполагал опубликовать позже, после выхода в свет основной части его работы. Известны 4 тома «Капитала» органически связанных между собой, хотя изначально самим К. Марксом был составлен план на издание 6 книг:

1. О капитале (как бы вводная часть).

2. Все о земельной собственности.

3. О наемном труде.

4. О роли государства.

5. О внешней торговле.

6. О мировом рынке.

Та структура "Капитала", которая известна на сегодняшний день, сложилась не сразу. Маркс неоднократно делал переработку текста книг и вносил корректировки. Изначально Маркс решил, что его работа будет выходить поэтапно. И первый этап его работы должен как бы охватывать всю суть его идеи целиком. В эту первую рукопись должны были войти три главные главы: Товар; Деньги или простое обращение и Капитал. Однако политические события того времени заставили «переиграть» намеченное. Маркс решил убрать на время третью главу, т.к. именно она была способна «вызвать бурю» и лишь постепенно знакомить общественность со своей идеей. В 1859 году и состоялось знакомство общественности с его трудом. Предполагалось, что вслед за этой работой выйдет и третья намеченная глава - «Капитал». Однако К. Маркс прерывает работу из-за других срочных дел. По возвращению к написанию Маркс решил изменить всю структуру книг и издать четыре полноценные книги:

Книга 1. Процесс производства капитала.
Книга 2. Процесс обращения капитала.
Книга 3. Формы процесса в целом.
Книга 4. История и теория.

К. Маркс решил не издавать свою работу частями, а закончить сначала работу над всеми книгами и только тогда приступить к изданию. Маркс усиленно берется за реализацию своих планов. Изучает дополнительный материал по технике, денежному обращению и кредиту. Для этого он посещает библиотеки, где перечитывает множество книг и делает заметки в тетрадях. Работа над книгами основательно подрывает его здоровье. Сам Маркс говорит, что ни одна книга не писалась так тяжело. 1863-1865 года – время, когда Марксом в обобщенном варианте была написана огромная рукопись – предварительная работа трех томов «Капитала». В 1866 году Маркс приступает к полной ее обработке и kapital-marksподготовке к печати. По совету своего лучшего друга, единомышленника и соратника Энгельса, Маркс решает выпустить «в свет» пока первый том «Капитала», который в готовом виде выходит уже в 1867 году. После его выхода, Маркс также работает над переводами издания на другие языки. В то время, как второй том дорабатывается и в него вносятся всё новые изменения, в Петербурге, в 1872 году, на свет появляется первый том на русском языке. Маркс продолжает кропотливую работу над остальными томами, но закончить все в планируемый срок ему не удается. Другая разносторонняя работа отвлекает от основного намеченного пути и ухудшение здоровья также диктует свои условия. Последующие два тома вышли в свет уже после смерти К. Маркса (14 марта 1883 г.) с помощью его друга Энгельса. Второй том был издан в 1885 году, третий в 1894. Редактором четвертого тома «Теория прибавочной стоимости» стал К. Каутский.

Маркс опирался на идеи Адама Смита и Давида Рикардо. Именно эти английские экономисты показали трудовую природу стоимости. Существование той части стоимости продукта, которую Маркс назвал прибавочной стоимостью, было установлено задолго до Маркса. Также с большей или меньшей ясностью было сформулировано, что она состоит из продукта того труда, за который присвоивший его не заплатил (не предоставил эквивалентную стоимость). Но дальше этого не шли. Одни — классические экономисты — в основном исследовали количественное отношение, в котором продукт труда распределяется между рабочим и владельцем средств производства. Другие — социалисты — считали такое разделение несправедливым и искали средства для устранения несправедливости. Но и те и другие оставались в плену экономических категорий, которые не позволяли найти решение для противоречий. Для того, чтобы понять, что такое прибавочная стоимость, следовало, прежде всего, знать, что такое стоимость. Потребовалось подвергнуть критике теорию трудовой стоимости Рикардо. Вслед за Смитом и Рикардо, Маркс изучал труд с точки зрения создания стоимости. Он рассматривал, какой труд, почему и как образует стоимость. Он считал, что стоимость вообще есть не что иное, как кристаллизованное рабочее время. Маркс исследовал затем отношение товара и денег и показал, как и почему — в силу присущей ему стоимости — товар и товарный обмен должны порождать деньги. Основанная на этом теория есть первая исчерпывающая теория денег, получившая теперь всеобщее признание. Он исследовал превращение денег в капитал и доказал, что оно основывается на использовании наёмных рабочих. Одно из противоречий, которое привело к гибели школу Рикардо: невозможность согласовать взаимный эквивалентный обмен овеществлённой стоимости на труд (в форме зарплаты) с рикардовским определением стоимости через труд. Заменив в товарном обмене категорию «труд» на «рабочую силу» (способность к труду), Маркс нашёл решение этого противоречия. Разделив капитал на постоянный и переменный, Маркс смог описать процесс образования прибавочной стоимости, объяснить его, чего не смогли сделать предшественники. Это разделение даёт ключ для решения многих экономических проблем. Маркс отдельно исследовал прибавочную стоимость и выделил две её формы: абсолютную и относительную прибавочную стоимость. Он показал, какую роль играли они в историческом развитии капиталистического производства. Основываясь на теории прибавочной стоимости, он развил теорию заработной платы, и впервые дал основные черты истории капиталистического накопления, изложил его исторические тенденции.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?