Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 463 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Витрувий Поллион, Марк. Об архитектуре. Рим, 1487. Первое издание. Прочность-Польза-Красота (Firmitas-Utilitas-Venustas).

Price Realized: $881 000

VITRUVIUS POLLIO, Marcus (ca 90-20 B.C.). De architectura. Edited by Johannes Sulpitius. [Rome: Eucharius Silber, ca 1487]. 2o (273x186 mm). [14 2-48 5-76 88 96 10-128 136 148.] (1/1r blank, 1/1v preface by Johannes Sulpitius, 1/2r index, 1/3r dedication to Raphaeli Riario, 2/1v text, 97v colophon, 98r list of errata, 98v blank). 96 (of 98 leaves., lacking 1/1 and 12/2 [supplied in manuscript facsimile]). 34 lines. Type: 3:112R. Three- and four-line initial spaces, most with guide letters, spaces for diagrams and Greek verses, woodcut diagram on 3/1r. (Lacks two leaves, 1/2 remargined affecting a few letters, 12/8 lower margin and upper right corner strengthened, 6/6 with small marginal repair, 12/4 with minor internal paper flaw, some light staining, a few leaves with ink marginalia.) 19th-century vellum (some light wear to edges of lower cover, some light staining). Provenance: George Aitchison (1825-1910), British Architect and president of the Royal Institute of British Architects (ownership inscription “Naples, 2 June 1877” and bibliographical note on paste down); Philip W. Johnson (owners name on front free endpaper). VERY RARE FIRST EDITION OF THE ONLY ARCHITECTURAL TREATISE TO SURVIVE FROM ANTIQUITY. Экземпляр, который продавали "дважды" с понижением цены на 60% - бизнес "по-американски"! PMM 26.

Уход: $881,000. Аукцион Christie's. Fine Printed Books and Manuscripts including Americana. 3 December 2007. New York, Rockefeller Plaza. Лот № 342.

Уход: $389,000. Аукцион Christie's. Fine Printed Books and Manuscripts including Americana. 12 June 2015. New York, Rockefeller Plaza. Лот № 34.

Приплёт: FRONTINUS, Sextus Iulius. De aquis urbis Romae. Edited by Julius Pomponius and Johannes Sulpitius. [Rome: Eucharius Silber, ca 1487-1490]. 2o. [1-28]. 16 leaves. 34 lines. Type: 3:112R. Three- to five-line initial spaces, spaces for Greek and roman letter. (Last leaf 2/8 remargined along sides, affecting a few letters, 2/1 strengthened along fore-margin.)


FIRST EDITION of Vitruvius's Ten Books on Architecture on the principles of classical Greek architecture, the only such work of Antiquity to survive, considered the supreme authority by Italian Renaissance architects and the single most influential work for the later development of European architecture. Vitruvius, born into a prosperous and well-known family, was a contemporary of Julius Caesar, and Augustus. He participated in the Gaul campaign, and was involved in the repair of the aqueduct system in Rome. He was a "builder, engineer, and scholar" (Millard), who must have been familiar with Asian, Greek, and Italian architecture. The work by Frontinus De aquis urbis Romae, composed in A.D. 100 "constitutes the only ancient Roman confirmation of Vitruvius' existence" (Millard). The present copy is bound with the Frontinus (see below). "By exemplifying the principles of classical architecture De architecture became the fundamental architectural textbook for centuries" (PMM). The Ten Books on Architecture comprise: elements of architecture, town planning including fortification; building materials; temples, columns, foundations etc.; civil and domestic buildings; plasterwork and the interior of buildings; and technical matters such as hydraulics, astronomy, sundials, machinery and military engineering. The first edition was edited by Johannes Sulpitius (b. ca 1430-40), "possibly with the collaboration of Pomponio Leto (1425-1498), one among the scholars who in 1480 began to study Vitruvius" (Millard). Although the text was known in the Middle Ages, it was not until the Renaissance that its rediscovery began to change architecture. Alberti, Bramante, Michelangelo, Vignola, Palladio and many others were influenced by Vitruvius, and numerous editions with commentaries (see the following lots) were subsequently printed. "The Vitruvian text became for Renaissance architecture what biblical studies had been for theology" (Millard). BMC IV, 124; BSB-Ink. V-270; Goff V-306; IGI 10346; Pr. 3951; PMM 26. Not in Fowler or Millard Italian.

Короткая справка: Витрувий Поллион, Марк (Marcus Vitruvius Pollio; около 90-20 до н.э.)— римский архитектор и механик, учёный-энциклопедист. О самом Витрувии мы почти ничего не знаем, даже время его жизни (эпоха Цезаря и Августа) установлено предположительно. Возможно, родился как свободный римский гражданин в Кампании. Получил архитектурное образование. Во время гражданской войны под руководством Юлия Цезаря принимал участие в постройке военных машин. Позднее, будучи военным инженером, самостоятельно занимался разработкой и созданием баллист и других осадных орудий. Среди воплощённых проектов Витрувия наиболее значимыми являются базилика в Фано и конструкции римского акведука. Витрувий также является автором эргономической системы пропорционирования, позднее получившей распространение в изобразительном искусстве и архитектуре под названием «Витрувианский человек». В основе взглядов Витрувия лежало представление об универсальном объективном значении числовых закономерностей и пропорциональных отношений в строении Вселенной и человека, которыми надлежит руководствоваться и при сооружении зданий, и при построении машин. Дата смерти Витрувия неизвестна (что может свидетельствовать о том, что при жизни его работы не получили широкого признания).

В рукописях трактата и у античных авторов сохранилось только родовое имя— Витрувий. Семейное имя (cognomen) Витрувия — Поллион — встречается в античности дважды: 1) в краткой выдержке из трактата, составленной во II в. н.э. М. Цетием Фавентином, если только в данном случае «Поллион» не есть, как предполагает Шуази (Aug. Сhоisу, Vitruve, Paris 1909, III, 259), имя другого архитектора, которого Фавентин упоминает наряду с Витрувием; 2) предположительно в надписи I в. н.э., найденной в Мизенуме и гласящей: «арх(итектор) (В) итрувий (Полл)ион» (С. I. L. X). Личное имя (praenomen) с достоверностью установить нельзя. «Архитектор вольноотпущенник Луций Витрувий Кердон», упоминаемый в надписи на веронской арке (С. I. L. V), едва ли может быть отождествлен с нашим автором. Если даже этот Кердон был вольноотпущенником писателя, все же нет никаких оснований предполагать, как это делали некоторые, что Верона была родиной Витрувиев. Точно так же нахождение многочисленных надгробных надписей с упоминанием рода Витрувиев в кампанском городе Формиях (ныне Мола ди Гаэта) еще не доказывает, что Витрувий был уроженцем этого города. Имя Марк, принятое во всех старых изданиях, в том числе и в баженовском переводе, является не более, как догадкой первых итальянских издателей эпохи Возрождения. Эти автобиографические данные позволяют с уверенностью утверждать, что Витрувий жил в середине I в. до н.э. и что «император» и «цезарь», к которому он обращается, - не кто иной, как Октавиан Август, приемный сын Цезаря и «умиротворитель» империи после гражданских войн (I, вст. 1). К этому присоединяется целый ряд косвенных доказательств, не допускающих более поздней датировки, а именно в пределах нашей эры: Фронтин (40-103 н.э.) и Плиний Старший (23-79 н.э.) уже ссылаются на Витрувия как на авторитет; Витрувий говорит о Везувии, как о потухшем вулкане (II, 6,2), т.е. он не пережил извержения 79 г. н.э., он упоминает всего один каменный театр в Риме (III, 3, 2), а именно театр Помпея, в то время, как в 13 г. до н.э. их было уже три; он ничего не говорит ни об общественных термах, ни об амфитеатрах, сообщая, что гладиаторские игры происходили на форумах (V, 1, 1); из римских писателей он ссылается только на Энния, Акция, Лукреция и Цицерона (IX, 1, 16-17) и не упоминает ни одного автора эпохи Августа; наконец, и это самое важное, Витрувий мало говорит о кладке из обожженного кирпича и о сводах и вовсе не описывает кирпично-бетонной сводчатой техники, которая получила такое широкое распространение в императорскую эпоху, начиная уже с I в. н.э. Поэтому следует считать несостоятельными гипотезы всех тех, кто относил Витрувия к эпохе Флавиев, к IV в. и к средним векам или, что уже является чистой фантастикой, к эпохе Возрождения. С другой стороны, описывая базилику в Фано (V, 1, 7), он говорит о «портике храма Августа» . Далее Витрувий упоминает храм Цереры около Большого Цирка (III, 3, 5), сгоревший в 31 г. до н.э.; правда, Плиний утверждает, что он вскоре после этого был восстановлен. Дорийский храм Квирина (III, 2, 7) был посвящен только в 16 г. до н.э., так что если придерживаться 27 г., как крайнего срока, приходится допустить, что Витрувий говорит о неоконченной постройке. С другой стороны, упоминаемый Витрувием портик Метелла (III, 2, 5) вскоре после 33 г. был переименован в портик Октавии. Наконец, рассуждения Витрувия об истоках Нила (VIII, 2, 6-7), по всей вероятности, восходят к сочинению Юбы о Ливии, которое не могло быть написано раньше 26 г. н.э. Не вдаваясь в детали, можно, таким образом, отнести написание трактата к 40-м и 20-м гг. I в. до н. э., а если принять во внимание, что Витрувий его писал в преклонных летах, приходится предположить, что автор родился в 90-х или 80-х гг.


Витрувий известен своим трактатом "Об архитектуре" (De architectura), который не отличается красотами стиля, поскольку написан приземленным и сухим языком, но чрезвычайно ценен по содержанию, тем более что это единственное сохранившеся сочинение латинского автора по архитектуре. Книга посвящена императору Августу как знак благодарности за оказанную им помощь. Историк науки Н.Д. Моисеев утверждал, что временем написания трактата был 13 г. до н.э., но это маловероятно. Установление более точных хронологических границ написания трактата в пределах второй половины I в. н. э. крайне затруднительно на основании тех весьма шатких опорных точек, которые нам дает текст трактата. Так, Витрувий всюду называет Августа либо «императором» либо «цезарем», и это заставляет предполагать, что он еще не знает титула «август», принятого Октавианом в 27 г. до н. э. Архитектурный научный труд Витрувия - это не изложение собственноличных открытий и разработок автора, это энциклопедической точности обзор всех имевшихся на момент написания знаний и техник, имевших отношение к профессии архитектора. Витрувий ссылается на многочисленные труды своих современников и предшественников, изучавших тот или иной вопрос, не забывая ссылаться на первоисточники, большинство из которых не сохранилось и осталось в истории только благодаря упоминаниям Витрувия. Стоит отметить, что Витрувий включал в круг обязанностей архитектора не только строительство зданий, но и сооружение механизмов: грузоподъемных машин, осадных и метательных орудий, приборов для измерения времени. Поэтому важным для архитектора он считал не только знание эстетических закономерностей, но и технических основ, а также научных теорий, лежащих в их основе. Например, планирование строительства здания или целого города невозможно без учета физиологии человека и правил гигиены, а также без знаний о климате и природных особенностей места строительства; ориентироваться в строительных материалах невозможно без знаний ботаники, геологии и минералогии; строительство театров невозможно без знания законов музыкальной теории и акустики; и уж совсем невозможно строительство подъемных и метательных механизмов без знания теоретической механики. Автор обобщил в трактате опыт греческого и римского зодчества, рассмотрел комплекс сопутствующих градостроительных, инженерно-технических вопросов, практических правил строительного искусства и принципов художественного восприятия. В результате трактат представляет собой энциклопедию технических знаний своего времени. За исключением нескольких свидетельств (Фронтин, Фавентин, Плиний Старший) труд Витрувия нашёл только очень небольшой отклик среди современников. Этому наверняка способствовала ограниченность темы, интересной тогда узкому кругу специалистов. Здесь имеются исторические и теоретические рассуждения и конкретные практические советы; трактат свидетельствует о широкой образованности автора и его знании греческой философской и технической литературы; описаны его собственные научные эксперименты и опыт инженера.

Витрувианский человек Леонардо да Винчи.

Эстетика архитектуры с точки зрения Витрувия также имеет свои корни в научных изысканиях, в частности - в распространенной в то время натурфилософской концепции об универсальности числовых значений и пропорциональных отношений, которыми можно описать как строение человека и вселенной, так и точно работающий механизм, и эстетически гармоничное здание. «Витрувианский человек» - приложение данной теории, доказывающие совершенство пропорций тела человека чисто геометрически: человека с раскинутыми перпендикулярно телу руками можно вписать в квадрат, стороны которого касаются головы, рук и ног, а с широко расставленными руками - в круг, центр которой совпадает с пупком. Иллюстрации «витрувианского человека» добавлялись в книгу каждым переписчиком самостоятельно, и неизвестно, каким был оригинальный рисунок Витрувия, но всем известна самая знаменитая иллюстрация авторства Леонардо да Винчи. В своём трактате об архитектуре Витрувий также вывел формулу «Прочность-Польза-Красота» (лат. «Firmitas - Utilitas- Venustas»), ставшую золотым правилом архитектуры. Гармоничная архитектура здания возможна только с учетом всех трех свойств, то есть при строительстве нужно добиваться и технической совершенности здания, и эстетической, и эргономичности, нельзя компенсировать одно свойство другим, например, если здание будет неудобно в использовании, это не компенсируется его красотой. Архитектура у Витрувия начинается с личности архитектора.


«Он должен быть человеком грамотным, умелым рисовальщиком, изучить геометрию, всесторонне знать историю, внимательно слушать философов, быть знакомым с музыкой, иметь понятие о медицине, знать решения юристов и обладать сведениями в астрономии и в небесных законах».

И все эти знания нужны по причине их практической ценности, а не для того только, чтобы уметь вести беседы на любую тему. Впрочем, и последнее бывает полезно, пишет автор, например, когда архитектору приходится общаться с заказчиком. Ценность знаний и мудрости Витрувий иллюстрирует такой историей.

«Когда последователь Сократа, философ Аристипп, выброшенный после кораблекрушения на берег острова Родоса, заметил вычерченные там геометрические фигуры, он, говорят, воскликнул, обращаясь к своим спутникам: «Не отчаивайтесь! Я вижу следы людей». С этими словами он направился в город Родос и вошел прямо в гимнасий, где за свои философические рассуждения был награжден такими дарами, что не только себя самого обеспечил, но и тем, кто был вместе с ним, раздобыл и одежду и все прочее, необходимое для удовлетворения жизненных потребностей. Когда же его спутники захотели вернуться на родину и спросили его, не желает ли он что-нибудь передать домой, то он поручил им сказать следующее: «Надо снабжать детей таким имуществом и давать им на дорогу то, что может выплыть вместе с ними даже после кораблекрушения».

Витрувий описал шесть основополагающих принципов архитектуры:

1. Ordinatio (систематичность, порядок, ордер) — описаны общие принципы архитектуры, основы формирования объёма (quantitas), основы пропорций, основы соотношений размеров (modulus). Здесь приведена знаменитая триада Витрувия: три качества, которыми обязательно должна обладать архитектура: firmitas (прочность конструкции), utilitas (польза), venustas (красота);

2. Dispositio (расположение, основа) — описаны основы организации пространства, основы проекта и отображение их в трех основных чертежах: ichnografia (план этажа), ortografia (чертеж) и skenografia (перспективный вид);

3. Eurythmia — определяет красивые пропорции, изучается композиция;

4. Symetria — под этой категорией скрывается сильный антропоморфизм. Акцентируется модуль, основанный на частях человеческого тела (нос, голова);

5. Decor — эта категория не ограничивается только декорацией и описывает ордерную систематичность;

6. Distributio — категория описывает способ использования объекта экономически.

Поскольку большинство использованных Витрувием сочинений на эту тему не сохранилось, трактат «Об архитектуре» представляет собой огромную ценность для истории науки, инженерного дела и архитектуры. Витрувий придает огромное значение месту расположения постройки и ее ориентации по странам света, акустике и соразмерности как планов зданий, так и фасадов, что свидетельствует о его познаниях в естественнонаучных дисциплинах, математике, музыке, а также в философии. Витрувий указывает, что архитектор должен разбираться в географии, климате, людях, ему необходимы сведения из области медицины, оптики, перспективы, акустики, механики, геометрии и других разделов математики, знание гармонии и астрономии. Мы не знаем, какие из рекомендаций Витрувия - плод его собственных изысканий. Вероятно, он основывается на собственном опыте в рассуждениях о практической инженерии, особенно в гидравлике и баллистике. Возможно, рекомендации по улучшению акустики в закрытых помещениях и в театрах под открытым небом связаны с собственными экспериментами автора в этой области, находящейся на стыке математики, физики и музыки. I книга этой "законченной системы архитектуры" посвящена обучению архитекторов свободным искусствам, теории архитектуры и техническим навыкам, определению основных архитектурных принципов и понятий и выбору места для строительства городов и крепостей. Во II книге содержатся практические указания по строительству и описания свойств различных материалов и способов их употребления. В III книге идет речь о планах храмов и о компонентах ионического ордера; в IV книге - о происхождении ордеров, о деталях коринфской капители, о дорическом и тосканском ордерах, о внутреннем пространстве здания. В V книге описываются различные типы общественных построек: форум, базилика, сокровищница, тюрьма, здание сената, театр (имеется раздел по гармонии и акустике), термы, гимнасий, порт, верфи. В VI книге речь идет о частных домах, городских и загородных с садами, для провинций с разным климатом и для представителей различных социальных групп. VII книга посвящена оформлению интерьеров; главное внимание здесь уделяется техническим аспектам монументальной живописи и законам перспективы. В VIII книге идет речь о водных ресурсах, способах проведения воды и проверки ее качества. IX книга посвящена геометрии, астрономии, устройству гномона, солнечных и водяных часов, других приборов. X книга заключает трактат рассуждениями об общих принципах механики, об устройстве различных механизмов, используемых в строительстве, гидротехнике и на войне. Плиний Старший в своей энциклопедии Естественная история, написанной в конце I в. н.э. ссылается на Витрувия как на один из своих источников. Он оставался авторитетным автором на протяжении последующих четырех веков истории Римской империи. Особенно достойно упоминания огромное влияние, которое оказывал труд Витрувия на становление архитектурного стиля начиная с итальянских архитекторов раннего Возрождения и вплоть до наших дней. Принципы, установленные Витрувием, и его рекомендации воспринимались многими архитекторами как непреложные истины.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?