Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 438 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Дагер, Луи Жак Манде. История и описание процесса дагеротипии. Париж, 1839.

Price Realized:  $122 500

DAGUERRE, Louis-Jacques Mandé (1787-1851). Historique et description des procédés du daguerréotype et du diorama. Paris: Béthune and Plon for Susse frères and Delloye. 1839. 8° (211 x 133 mm). Half-title, 2 advertisement leaves on cream paper at end, and 6 engraved plates (some minor foxing). Original printed yellow wrappers (small restoration to front cover); folding case. Экземпляр в печатной издательской обложке. PMM 318b.

Уход: $122,500. Аукцион Christie's. Important Scientific Books: The Richard Green Library. 17 June 2008. New York, Rockefeller Plaza. Лот 66.

FIRST EDITION, FIRST ISSUE, second imprint of Daguerre's exposition of his photographic process. "THE BEGINNINGS OF PHOTOGRAPHY" (Horblit). "At a joint meeting of the French Academies of Arts and Sciences, Count François Arago announced the miraculous invention of Louis-Jacques-Mandé Daguerre, a method for making faithful impressions of objects on sheets of copper, coated with light-sensitive silver salts. Arago's announcement trumped the efforts of Talbot, much to the Englishman's chagrin" (Parr-Badger vol.I, p. 13).

"PERHAPS NO OTHER INVENTION EVER CAPTURED THE IMAGINATION OF THE PUBLIC TO SUCH A DEGREE AND CONQUERED THE WORLD WITH SUCH LIGHTENING RAPIDITY AS THE DAGUERREOTYPE" (Gernsheim).


В 1839 году в Париже впервые была издана книга Луи Жака Манде Дагера «История и описание процесса дагеротипии».

Луи-Жак-Манде Дагер (1787—1851) не изобрел фотографию, но он сделал ее действующей, сделал ее популярной.

Дагеротипный портрет Дагера, 1844 год.

«Весь мир знает оптический аппарат, называемый камерой-обскурой, изобретение которого восходит к Джованни Баттиста де ла Порта. Весь мир удивлялся этим изображениям и сожалел, что они не могут быть удержаны. Это сожаление теперь уже — дело прошлого: господин Дагер изобрел особого рода пластины, на которых оптическое изображение, вплоть до мельчайших подробностей, воспроизводится с большой точностью и правильностью».

Доминик Франсуа Араго

7 января 1839 г., когда во Французской академии были произнесены эти слова, считается днем рождения фотографии — изобретения, значение которого трудно переоценить, и прежде всего — в книгопечатании. Дата, конечно, условна, ибо основные составляющие того, что мы ныне именуем фотографией, были известны ранее. С камерой-обскурой работал не только Д.Б. де ла Порта (1538—1615), которого упомянул Араго, рассказывая о новом изобретении, но и арабский ученый Ибн аль-Хайсам (965—1039), и великий Леонардо да Винчи (1452—1519). Фотография не могла бы появиться, если б ранее английский естествоиспытатель Роберт Бойль (1627—1691), русский дипломат А.П. Бестужев-Рюмин (1693— 1766), немецкий медик и химик И.Г. Шульце (1687—1744) не открыли, что некоторые химические вещества являются светочувствительными, т.е. могут менять свойства, и в частности окраску,— под воздействием света.


Дагер(р)отипия (англ. daguerreotypy) — ранний фотографический процесс, основанный на светочувствительности йодистого серебра. Первая в мире работоспособная технология фотографии, использовавшаяся в течение двух десятилетий, и вытесненная во второй половине XIX века более дешёвыми и удобными процессами. Получаемые с помощью технологии дагеротипы выглядят не так, как современные фотоснимки, а напоминают отражение в зеркале. Их изображение состоит из амальгамы, образующейся при взаимодействии серебра и ртути, поэтому дагеротипия часто называлась «зеркалом с памятью». В зависимости от наклона пластинки к источнику света при рассматривании, дагеротип может выглядеть как позитив, и как негатив. Это приводит к неудобству, позволяя видеть нормальный снимок только под определённым углом, но в то же время создаёт иллюзию реальности образа. Репродукции дагеротипов дают лишь общее представление об их изображении, не передавая его подлинного вида.

Оригинальная камера Дагера,

сделанная Альфонсом Жиру.

Идея Дагера заключалась в том, чтобы получать изображение с помощью паров ртути. Сначала он проводил опыты с бихлоридом ртути, но изображения получались очень слабые. Затем он усовершенствовал процесс, используя сахар или закись хлора, и, наконец, в 1837 году, после одиннадцати лет опытов, он стал подогревать ртуть, пары которой проявляли изображение. Он превосходно фиксировал изображение, пользуясь сильным раствором обычной соли и горячей водой для смывки частиц серебряного йодида, не подвергшихся воздействию света. Принцип Дагера проявлять с помощью ртутных паров был оригинален и надежен, и основан, без сомнения, на знаниях, полученных Дагером от Ньепса. К сожалению, Ньепс ничего не сделал, чтобы развить дальше свое изобретение после 1829 года, равно как и его сын Исидор, который стал партнером Дагера после смерти отца. Сын, очень нуждаясь в средствах, спустя несколько лет заключил новый контракт, в котором указывалось, что Дагер был изобретателем дагеротипа. Этапы процесса Дагера были следующими:

1. Тонкий лист серебра припаивался к толстому листу меди.

2. Серебряная поверхность полировалась до блеска.

3. Серебряная пластина пропитывалась парами йодида и становилась чувствительной к свету.

4. Подготовленная пластина помещалась в темноте в камеру.

5. Камера устанавливалась на треногу, выносилась на улицу и направлялась на любой предмет, освещенный солнцем.

6. Объектив открывался на время от 15 до 30 минут.

7. Скрытое изображение проявлялось и закреплялось в следующем порядке:

a. Пластина помещалась в небольшую кабину под углом 45 градусов над контейнером с ртутью, которую спиртовая лампа нагревала до 150 градусов (по Фаренгейту).

b. За пластиной велось внимательное наблюдение до тех пор, пока изображение не становилось видимым благодаря проникновению частиц ртути на экспонированную часть серебра.

c. Пластина помещалась в холодную воду, чтобы поверхность стала твердой.

d. Пластина помещалась в раствор обыкновенной соли (после 1839 года заменена гипосульфитом натрия — фиксирующим элементом, открытым Джоном Гершелем и немедленно взятым для использования Дагером).

e. Затем пластина тщательно промывалась, чтобы прекратилось действие фиксажа.

Самое раннее дагеротипное изображение

человека, сделанное Дагером.

Вид на бульвар дю Тампль в Париже,

весна 1838 года (между 24 апреля и 4 мая).

В левом нижнем углу видны чистильщик обуви и его клиент.

Все движущиеся фигуры и экипажи из-за длительной выдержки

(около 10—12 минут) не попали на изображение.

В результате получалась единственная фотография, позитив. Видеть ее можно было только при определенном освещении — под прямыми лучами солнца она становилась просто блестящей пластинкой металла. Изображение получалось зеркальным. Невозможно было сделать несколько таких пластинок или напечатать неограниченное количество экземпляров, как можно напечатать позитивы с одного негатива. Фотографический принцип негатив — позитив был изобретен Фоксом Тальботом. Оба изобретения стали известны в одном и том же году.

Мастерская художника.

Дагеротип, созданный Луи Дагером в 1837 году

и представленный физиком Франсуа Араго

на заседании Парижской Академии наук

во время объявления об изобретении.

Одним из изобретателей фотографии с полным основанием мы можем считать Жозефа Нисефора Ньепса (1765—1833). В 1826 г. он сделал первый в истории фотографический снимок (свой способ изобретатель окрестил гелиографией), на котором изображен вид из окна мансарды, где работал: двухэтажный дом с покатой крышей, развесистое грушевое дерево. Эту работу Ньепс послал другу в Англию. (Впоследствии снимок затерялся и был отыскан лишь в 1952 г.) Качество снимков Ньепса, которые он получал на медной пластинке, покрытой асфальтовым лаком, оставляло желать лучшего, и изобретатель не надеялся внедрить свой способ в практику. Но тут ему повстречался удачливый художник Луи Жак Манде Дагер (1787—1851). 14 декабря 1829 г. они подписали договор, учреждавший товарищество «для совместной работы над усовершенствованием гелиографии». Ньепс вскоре умер, а Дагер продолжал опыты, однако уже с новым светочувствительным веществом — с йодистым серебром. Он брал серебряную пластинку, тщательно полировал ее, а затем подвергал действию паров йода. Оставалось вставить пластинку в камеру-обскуру и проэкспонировать. Снимки на первых порах получались слабыми и нечеткими. Тут-то Дагеру посчастливилось сделать открытие, которое решило судьбу способа. Рассказывают, что однажды Дагер положил проэкспониррванные пластинки в шкаф, забитый химическими реактивами. Через некоторое время он с удивлением увидел, что на пластинках вырисовалось четкое изображение. Таких превосходных снимков до того дня ему получать не удавалось. По-видимому, секрет заключался в действии на светочувствительный слой какого-то вещества. Но какого? Попеременно меняя реактивы в шкафу, Дагер установил, что образованию четкого изображения на пластинках способствует ртуть. Тогда—уже специально— он стал осаждать пары ртути на только что извлеченную из камеры-обскуры серебряную пластинку. И получил превосходные результаты! Так в фотографию был введен принцип усиления скрытого изображения (аналогичные процессы мы сейчас называем проявлением), позволивший чуть ли не в 60 раз — по сравнению с гелиографией Ньепса — уменьшить экспозицию. «Я окрестил свой процесс так: дагеротип» — этими словами 28 апреля 1838 г. Дагер окончил письмо к сыну покойного Ньепса — Исидору. Под таким названием фотография стала известна человечеству. Судьба дагеротипа была счастливой, как, впрочем, и всего, к чему прикасалась рука удачливого художника.  Чтобы получить максимум прибыли от своего изобретения, Дагер сначала попытался организовать корпорацию путем общественной подписки. Когда из этого ничего не получилось, он попытался продать свое изобретение за четверть миллиона франков, но для осторожных дельцов это показалось слишком большим риском. Дагер вызывал своей деятельностью значительный интерес: с тяжелой камерой и громоздким оборудованием он делал фотографии на бульварах Парижа, и многие его знали. Но он не объяснял своего процесса, и бизнесмены оставались равнодушны к возможностям фотографии. Тогда Дагер решил заинтересовать своим изобретением ученых, в частности, влиятельного астронома Доменика-Франсуа Араго (1786—1853). Араго, до которого дошли слухи о том, будто Россия и Англия сделали предложение закупить дагеротип, доложил 7 января 1839 года Академии наук о достижениях Дагера и предложил, чтобы французское правительство купило патент. Сообщение о дагеротипе произвело сенсацию. Научные журналы опубликовали доклад Араго. Дагер стал больше известен своим изобретением, нежели в связи с диорамой, которая пользовалась заслуженной популярностью. Он показывал виды Парижа, сделанные дагеротипом, редакторам газет, писателям, художникам, которые превозносили его изобретение. Дагер запросил за свое изобретение 200 тысяч франков и сообщил Исидору Ньепсу, что в случае продажи он разделит эту сумму с ним, исключая сумму, которую Исидор занял у него после смерти отца. Араго убедил Дагера, что пенсия французского правительства будет для него своего рода честью, национальной наградой в знак признания его изобретения. Он писал Дагеру:

«Вы не пострадаете от того, что мы отдадим другим нациям славу за представление научному и художественному миру одного из самых замечательных открытий, которые делают честь нашей стране».

Пенсия была определена в размере 6000 франков в год пожизненно Дагеру и 4000 франков Исидору Ньепсу. Предложение было представлено палате депутатов 15 июня 1839 года, а спустя месяц одобрено королем Луи Филиппом. 19 августа Араго сделал доклад на заседании Академии наук, в котором рассказал об удивительном методе Дагера получать фотографические изображения природы во всех деталях без участия руки художника — картины, нарисованные самим солнцем. Доклад Араго вызвал большой интерес, особенно демонстрация дагеротипов, сделанных Дагером. Араго рассказал об истории фотографии, сделав при этом несколько ошибок (так, он приписал изобретение камеры-обскуры Делла Порту и приуменьшил вклад Ньепса), но он по-научному и детально обрисовал дагеротипный процесс. С четким внутренним убеждением он предсказал значение этого процесса для будущего, рассказал о его значении для регистрации исторических событий. Он закончил свою страстную речь следующими словами:

«Франция усыновила это открытие и с самого начала продемонстрировала свое благородство, щедро предоставив его всему миру».

Араго, очевидно, не знал, что всего пятью днями раньше, 14 августа, Дагер уже получил патент в Англии. Теперь Дагер, с финансовой точки зрения, был обеспечен. А всего несколько месяцев назад, 8 марта, когда дотла сгорела его диорама, ему казалось, что он разорился. Диорама эта была громадным сооружением с огромными полотнами (длиной 76 и высотой 46 футов), которая, очевидно, и подтолкнула Дагера к экспериментам в области фотографии. Он хорошо знал камеру-обскуру и делал много набросков с натуры в своих попытках создать иллюзию реальности. Для диорамы он рисовал огромные полотна настолько реалистично, что посетители полагали, что это были специально построенные в трех измерениях сооружения в помещении диорамы. Он ввел новшество — расписывать полотна с обеих сторон. Особенности конструкции диорамы заставляли его все время ее совершенствовать, создавать огромные картины с помощью просвечивающихся и непрозрачных красок, выдумывая жалюзи и экраны, чтобы регулировать естественный свет, проникавший через окна. В некоторых эпизодах он достигал замечательных успехов, манипулируя лампами с маслом, свет от которых изображал отдельные точки на местности, а в последние пять лет существования диорамы он прибегал к использованию газового света для более совершенных зрелищных эффектов. Первое официальное признание вклада Дагера как художника и создателя диорамы пришло к нему, когда Араго попросил его включить подробное описание техники диорамы в соглашение с правительством, в котором говорилось об этапах создания дагеротипа. Дагер сконцентрировал свои усилия на объяснении дагеротипного процесса, устраивая показательные сеансы для ученых и художников, при этом упрощая его научную сущность, которую полнее излагал Араго, и, естественно, демонстрировал образцы своего искусства. Дагер начал делать детали для дагеротипа вместе со своим родственником Альфонсом Жиру. Книготорговец Жиру быстро забросил свои дела и полностью посвятил себя сборке камеры. Самуэль Шевалье полировал линзы, на камеру ставился штамп с порядковым номером, ставилась подпись Дагера, и камера становилась официальной. Половина всех доходов шла Дагеру, и он щедро делился половиной своей части с Исидором Ньепсом. На следующий день после того, как Араго сделал свой доклад, Жиру опубликовал наставление Дагера, состоявшее из 79 страниц. Все имевшиеся у него камеры и наставления были распроданы в течение нескольких дней. Во Франции наставление переиздавалось тридцать раз. Не прошло и года, а наставление было переведено на все языки, напечатано во всех столицах Европы и в Нью-Йорке. Художники, ученые и простые любители вскоре улучшили и модифицировали процесс Дагера, сократив время экспозиции до нескольких минут, и создание портретов из возможности превратилось в действительность. Применение призмы позволило перевернуть изображение, и теперь портреты смотрелись нормально, а не зеркально. Решительным шагом вперед было создание к 1841 году аппарата меньшего размера, что привело к уменьшению веса оборудования до 10 фунтов против 110 фунтов. Были улучшены средства, предохранявшие поверхность дагеротипа от повреждений и царапин. В 1840 году Ипполит Физо стал тонировать изображение хлоридом золота. Это не только сделало изображение более контрастным; создавался превосходный глубокий серебряно-серый тон, который, окисляясь, превращался в богатый пурпурно-коричневый. Признание и слава Дагера росли по мере того, как его изобретение повсюду покоряло воображение людей. Сам он, однако, ничего не внес в фотографию после опубликования данных о своем процессе. До самой своей смерти в 1851 году он жил в уединении в шести милях от Парижа. В 1843 году он заявил, что усовершенствовал мгновенную фотографию и может снимать птицу в полете, но не привел никаких доказательств в правдивость этого заявления. Выступая в палате пэров Франции, знаменитый ученый Ж.Л. Гей-Люссак сказал:

«Это открытие служит исходным истоком нового искусства в условиях старой цивилизации. Оно сделает эпоху и навсегда останется символом славы».


Изобретение начало победоносное шествие через века и страны. Многие новаторы совершенствовали устройство фотокамер, конструировали быстродействующие затворы, новые объективы, повышали чувствительность фотографических материалов. Англичанин Уильям Генри Фокс Тальбот (1800—1877) ввел в практику позитивно-негативный процесс, что позволило получать с одного негатива хоть 100 отпечатков. Фотография стала широко использоваться в самых различных отраслях науки и техники. В книгопечатании она заменила руку гравера. Многочисленные фотомеханические репродукционные процессы — фотолитография, фотоцинкография, фототипия, автотипия...— позволили удешевить и ускорить издание книг, газет и журналов. В наши дни фототехника стала основой информационной фототехнологии — важной отрасли современной промышленности. По мнению члена-корреспондента АН СССР М. В. Алфимова, введшего в научный оборот понятие «фототехнология», 95% всей информации, потребляемой обществом, записывается с помощью света. Данные эти не покажутся нам преувеличенными, если учесть, что ученый относит сюда и книгопечатание. Детище Ньепса, Дагера и других новаторов и сегодня помогает человеку постигать законы природы, является мощным инструментом общественной деятельности. Чехословацкий исследователь Ян Шмок, недавно выпустивший в свет книгу «За тайнами фотографии», утверждает:

«Около 2000 г. фотография во всех своих формах овладеет миром и образует над сегодняшней цивилизацией, основанной на написанном слове, суперструктуру, базирующуюся на слиянии фотографического (или кинематографического) изображения и произнесенного слова. Как в настоящее время люди пользуются речью, так будут в будущем пользоваться фотографией».

Памятник Дагеру в Вашингтоне.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?