Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 401 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Чернихов Я.Г. Архитектурные фантазии. Ленинград, 1933.

Price Realized: $3 400

Chernikhov, Yakov. ARKHITEKTURNYE FANTAZII... ARCHITECTURAL FICTIONS. 101 COLOURED PRINTS. 101 ARCHITECTURAL MINIATURES. IN COLLABORATION WITH D. KOPANITZIN AND E. PAVLOVA. LENINGRAD: MEZHDUNARODNAYA KNIGA, 1933. 4to (300 x 205mm.), one of 3,000 copies, title-pages in Russian, German, French and English, text in Russian, 101 coloured plates, original black cloth lettered in blind on upper cover, edges of binding slightly faded.

Уход: £ 2,250. Аукцион Sotheby's. Music and Continental Books and Manuscripts.  London, 07 Deсember 2015. lot 99.

101 композиция в красках. 101 архитектурная миниатюра. Исполнены при участии Д. Копаницына и Е. Павловой. Ленинград: Ленинградское обл. отделение Всесоюзного объединения "Международная книга", 1933. 102 с., 101 л. ил. Три титульных листа на французском, немецком и английском языках. Составные форзацы. В твердом издательском цельноколенкоровом переплете с блинтовым тиснением на корешке и передней крышке. 30,5х21,5 см. - 3000 экз. Отсутствует суперобложка. Это, пожалуй, лучшая работа Якова Чернихова - советского архитектора - конструктивиста, мечтателя от геометрии, в которой с наибольшей яркостью проявился его талант архитектурного гуру. Великолепно оформленная и изданная, эта книга впоследствии послужила источником вдохновения для многих поколений архитекторов и дизайнеров всего мира. Лучше книги по архитектуре в мире просто не существует!



Советская культура 20-х годов прошлого века, родившая конструктивизм, как новое мировоззрение свободного пролетария возгордилась своими открытием, неустанно продвигая ее во все области культуры, как единственно верное и идеологически правильное виденье. В первую очередь это коснулось архитектуры.

У архитектора Андрея Александровича Чернихова (внук Якова Чернихова) читаем:

Яков родился в Павлограде в мещанской семье, у него было 10 братьев и сестер. Отец его владел ресторанами на судах Добровольческого флота, потом разорился. Мать занималась домашним хозяйством и воспитывала детей. Дед вспоминал, что со школьной скамьи ему лучше всего давались рисование и математика. Рисование в гимназии вел художник Михаил Сапожников. А в 1906 году Яков выкрал паспорт и убежал из дома в Одессу, где поступил в Одесское художественное училище при Петербургской академии художеств, среди учеников которого были основоположники футуризма братья Давид и Владимир Бурлюки. Преподавали там Кириак Костанди и Геннадий Ладыженский. Спустя 8 лет дед переехал в Петроград, где попал на живописное отделение академии. Здесь главным наставником Якова Чернихова стал Леонтий Бенуа, именно он после второго курса перевел деда на архитектурное отделение.

После окончания Академии Художеств в 1925 г. Яков Чернихов занимается проектированием главным образом промышленных зданий и комплексов. В 1927 году он организовал в Ленинграде «Научно-исследовательскую экспериментальную лабораторию архитектурных форм и методов графирования». Лаборатория становится фактически персональной мастерской Якова Чернихова, где он совместно со своими учениками и коллегами занимается проектной и экспериментальной работой. Чернихов всегда и везде пропагандировал язык графики. Считал, что владение графическими приёмами, начертательной геометрией, рисунком — это обязательные навыки, наряду с грамотностью. Помимо плодотворной работы в мастерской, архитектор также ведёт преподавательскую работу на Рабфаках и архитектурных и строительных факультетах ряда вузов. Разработал ряд методологических курсов, позволявших быстро и эффективно обучать студентов навыками графического мастерства. Чернихов преподавал в Ленинградском институте инженеров путей сообщения (с 1933 г. — ЛИИЖТ, ныне ПГУПС) на кафедре архитектуры (1928—1945 гг.), в Промышленной Академии НКТП — курс фабрично-заводского строительства (1930—1932 гг.), Транспортной Академии НКПС им. И.В. Сталина (1930—1932), в институте инженеров водного транспорта (1929—1931 гг.) и других крупных учебных заведениях.

В 1936 году Сталин арестовывает заместителя наркома тяжелой промышленности СССР Георгия Пятакова, с которым Яков Чернихов, занимавший должность главного архитектора «Химстроя Гипрохим», работал. Книги Якова Чернихова, только что с восторгом принимавшиеся студенчеством, уходят в Спецхран, методы преподавания объявляются ложными, а архитектурные фантазии — беспочвенными и вредными. Сам он остается без работы и уезжает в Москву. Но в 1941 году к нему обращается Наркомат обороны, и он создает цикл «Военная маскировка», 101 абстрактную композицию на тему камуфляжа. Удивительно, что к камуфляжу почти все они не имеют отношения. Это абстрактные работы о трагедии и ужасах войны. За такие абстракции, как мы знаем, в то время можно было получить 10 лет лагерей.

И все же что именно — природный дар, учителя или окружение — стояло за страстью к графике и строгим архитектурным формам?

— Во-первых, природный дар. Во-вторых, он воспитывался в традиции ар-нуво, а это школа линий, достаточно жестко графированная. И в-третьих, он попал после Одессы в Петербург, который весь словно вычерчен. Здесь его компьютерная основа совпала с матрицей города. Что интересно, помимо живописного отделения академии он также поступил на Высшие педагогические курсы при ней. Чернихов был убежден, что графической грамоте «можно так же научиться, как можно вообще человеку стать грамотным». В его интерпретации черчение — это «искусство начертания», сродни музыкальному. Как и музыка, графика — наиболее абстрактное искусство. Обучение этому предмету развивает пространственное мышление, формирует творческую личность, мыслящую и оперирующую абстрактными, то есть беспредметными категориями. «Метод композиционного сочинительства» — так назвал Яков Чернихов свой метод преподавания графики и основ архитектуры. Ведь высшее достижение человека — это сочинение, создание нового, того, чего до него еще не было. Для деда прикладная графика была прежде всего способом коммуникации внутри человеческой культуры. «Всегда и везде заменяй слово графикой, язык графики — международный, его нужно знать и развивать повсеместно» — вот заповеди графики Якова Чернихова, который в этом смысле на много десятилетий опередил свое время.

Собственно говоря, все, чем занимался Яков Чернихов, было проявлением геометрии нового времени, которая являла себя и в релятивизме Эйнштейна, и в живописи авангарда, и в музыке Шенберга. Педагогика была для него миссионерской деятельностью: он бесконечно обучал графике — от рабфаковцев до преподавателей, и выставки учеников составляли до 10 тысяч работ. Но при этом был убежден, что «нам надо воспитывать не производителей, а потребителей искусства». Он декларировал, что необходимо всеми средствами развивать человеческую фантазию, и пытался раскрыть этот «мем» творчества в своих учениках. Причем для него было важно заграфировать фантазию, мечту, материализовать ее, шла ли речь о его «Конструкциях машинных форм», «Архитектурных фантазиях» или же о построении орнамента или классического шрифта. Яков Чернихов был человеком эпохи Возрождения, типом мастера, обладавшим широчайшим диапазоном творчества. Днем он преподавал, занимался проектированием, а ночью рисовал. В последние годы жизни много занимался построением классического шрифта, выполнил универсальный модульный анализ и в общей сложности успел подготовить около 170 таблиц, где были и латинские, и старославянские, и древнеарамейские азбуки. В каждой из них он находил именно ту систему пропорциональных построений, которую нес конкретный алфавит, словно музыкальное произведение.

Архитектурная фантазия стимулирует деятельность зодчего", - эту цитату из книги Якова Чернихова (1889-1951) можно рассматривать как доминанту ко всему творчеству этого великого архитектора, чертежника-графика и преподавателя. Он не создавал частности. По сути, в основе черниховского метода лежит доминирование установки на воображение, фантазию. Работы над «натурой» нет, потому что Яков Георгиевич считал, что нужно избавляться от каких-либо условностей для развития «творческих особенностей», которые заложены в каждом человеке. Одним из важнейших способов «обучения, изучения и проработки вопросов архитектуры», по его мнению, является «построение представлений». Мировую известность Чернихову принесли многочисленные листы авторской графики, «главными героями» которых были уникальные архитектурные композиции, абсолютно фантастичные по сути, но техничные по исполнению. Эпоха авангарда славится удивительными архитектурными идеями, такими как «Горизонтальные небоскребы» Э. Лисицкого или «Архитектоны» К. Малевича. Но уникальность феномена Чернихова состоит в том, что им явлено не только огромное количество вариативной архитектурной графики с узнаваемым творческим почерком, но и предпринята редкая в то время, но уверенная попытка систематического объяснения и методологического анализа системы, при помощи которой были созданы эти удивительные композиции. Я.Г. Чернихов все больше внимания уделяет не столько разработке общих принципов графического начертания, сколько формам их конкретного применения в области архитектуры. За основу создания своих графических архитектурных композиций он берет практически весь диапазон форм архитектуры авангарда, разработанных ко второй половине 20-х годов советскими и зарубежными архитекторами. Его не смущают стилистические различия архитектуры различных новаторских течений. Он берет от любого из них, так сказать, образно-стилистический модуль и прилагает к нему свои принципы варьирования графических построений, получая большое разнообразие композиций, многие из которых оказываются действительно оригинальными.



Яков Чернихов не был создателем своей творческой школы, не выработал своей специфической стилистики форм в архитектуре, не сделал и подлинно художественных открытий в архитектуре авангарда (как Татлин, Мельников или Леонидов). Не было у Чернихова и прорывов на новые уровни формообразования. У него были иные заслуги. Чернихов, как никто, умел в любом творческом течении архитектурного авангарда (созданном другими) выявлять в процессе интенсивного варьирования скрытые резервы и потенции формообразования, о которых нередко не подозревали и сами сторонники того или иного течения. Чернихов обладал особым даром комбинаторного образного мышления. Создание принципиально новых направлений в развитии архитектурного авангарда - это делали другие пионеры советской архитектуры. Чернихов же брал уже найденное другими и с увлечением извлекал из него бесчисленные варианты новых форм, но в рамках конкретной стилистики. Можно сказать, что на базе чужих художественных открытий Чернихов создавал свои пространственно-графические изобретения. По типу его талант был близок таланту Пиранези, архитектурные фантазии которого были изобретательными вариациями на конкретную стилистическую тему. Рассмотрение архитектурных фантазий Чернихова не на уровне художественных открытий, а на уровне пространственно-графических изобретений ни в коем случае не умаляет его творческих достижений. Как говорится, дай Бог каждому столько художественно-композиционных находок, сколько их рассыпано в многочисленных архитектурных фантазиях Чернихова. Но его буйная фантазия всегда оставалась в рамках четкой системы варьирования, выведенной им из разработки принципов графического начертания.


Доминантой его творчества были не стилеобразующие поиски, не развитие и обогащение стилистики, а проверка комбинаторных возможностей варьирования архитектурных композиций на базе различных концепций формы авангарда - супрематизма, конструктивизма, символического романтизма и т. д. Архитектурные построения Чернихова - это действительно композиционные варианты на самые разнообразные (в том числе и по стилистике) темы архитектурного авангарда. Объединяют их в единое художественное целое прежде всего индивидуальная графическая манера автора и его пристрастие к символико-динамическим (часто даже экспрессивным) и орнаментальным построениям. Для Якова Чернихова всегда главным было, именно, воображение:

«Воображение способствует созданию изображения предмета на плоскости бумаги в плоскостных и объемных его решениях. Каждый из нас имеет способность воображать так, как ему свойственно от природы. Редко мы имеем случай, когда воображения нескольких человек «точно» и «полно» представляют себе какой-нибудь предмет или явление в одинаковой степени. Но, помимо всего, не всегда возможно бывает пользоваться и самим предметом. Этот «нужный» нам предмет очень часто удален от нас во времени и пространстве. Этот предмет, может быть, никогда не существовал, не существует и, может быть, не будет существовать. Только наше воображение могло себе нарисовать его и представить в индивидуальной форме плоскостного или пространственного решения. Нам часто приходится изображать все то, что было раньше, и при этом демонстрировать наглядным изображением вместо самого предмета».

Одним из важнейших способов «обучения, изучения и проработки вопросов архитектуры», по его мнению, является «построение представлений». Эти построения Яков Чернихов предлагает осуществлять при помощи комбинирования так называемых «беспредметных элементов». Термин «беспредметность» он объясняет отличием подобных элементов от предметов, имеющих применение в практике (в жизни). При взаимодействии между собой беспредметные элементы дают множество вариантов архитектурного формообразования. Чернихов низводит фигуры, которые составляют здание, до элементарных частиц, буквально расчленяя на составляющие, чтобы потом с их помощью создать новые вариации формы. Любую черниховскую композицию можно разбить на образовывающие ее беспредметные элементы. Яков Георгиевич опирается на то, что точные науки (математика, геометрия, механика) так же оперируют «отвлеченностями» (беспредметностями). Он раскрывает, что именно входит в понятия «отвлеченность», «беспредметность» на примере планиметрии, стереометрии, начертательной геометрии и математики: это точка, линия, плоскость, поверхность, обьем. Чернихов вводит понятие «впечатление» здания, подразумевая, что определенный набор из беспредметных элементов ассоциативно воспринимается как то или иное сооружение.

Яков Чернихов. Водонапорная башня канатного цеха

з-да "Красный гвоздильщик". Ленинград. 1930-1931.

Памятник промышленной архитектуры и конструктивизма.

Графика Якова Чернихова, особенно, его работы 1920-х—1930-х гг. повлияли на развитие мировой архитектуры. Многие знаменитые современные архитекторы открыто называют его своим вдохновителем и заочным учителем.

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?