Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 576 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Циолковский К.Э. Исследование мировых пространств реактивными приборами. Ч.I-II + Дополнение. Санкт-Петербург-Калуга. 1903-1914. Первое издание.

Estimate: £ 6,000 — 8,000.

На аукцион Сотбис было выставлено только Дополнение:

Tsiolkovsky, Konstantin. IZSLEDOVANIE MIROVYKH PROSTRANETV REAKTIVNYMI PRIBORAMI [EXPLORATION OF PLANETARY SPACE WITH REACTIVE EQUIPMENT], PP. 45-75 IN NAUCHNOE OBOZRENIE, NO. 5. ST PETERSBURG: E.L. POROKHOVSHCHIKOV, MAY 1903. 8vo (242x150mm.), contemporary cloth-backed boards lettered in gilt on spine, binding slightly rubbed

Эстимейт: £ 6,000 — 8,000. Аукцион Sotheby's. Music, Continental Books & Manuscripts. London, 05 June 2013 - 06 June 2013, lot 371.

Полный комплект состоит из 2-х частей и Дополнения:

Ч.I-II + Дополнение. Санкт-Петербург-Калуга. 1903-1914. Первая в мире научная работа, посвященная теории реактивного движения и полный комплект: все три публикации одного из величайших открытий человечества! Ни в одной государственной библиотеке мира за рубежом нет в наличии всех трех книг этого важного для человечества труда. Даже авторы знаменитой PMM John Carter & Percy H. Muir не имели возможности описать этот труд. А уж он был достоин этого. Авторы капитального труда «Dictionary of scientific biography» (знаменитый DSB) только вскользь упомянули появление 1-й части: т. XIII, New York, 1976, стр. 483, не потому что они не уважают нашу страну, просто у них не было такой возможности... Величайшая редкость в комплекте!

 

Циолковский К.Э. Исследование мировых пространств реактивными приборами. Часть I-я. Научное обозрение. Ежемесячный научно-философский и литературный журнал. Под ред. М. Филиппова. №5, май. Спб., Типография Э.Л. Пороховщиковой, 1903. Стр. 45-75: (всего в журнале — 4 н.с., 288 стр.). В п/к переплете того времени, мягкие издательские обложки сохранены. Формат: 25х16 см.


Циолковский К.Э. Исследование мировых пространств реактивными приборами. Часть II-я. Вестник воздухоплавания. Revue de navigation aerienne. Двухнедельный иллюстрированный журнал посвященный воздухоплаванию. Русское воздухоплавание. Научно-технический отдел. Новые аэропланы. Новые рекорды. Хроника воздухоплавания. Спб., типо-литография Ю.А. Римана, 1911-1912.
1911: №19, стр. 16-21.
№20, стр. 29-32.
№21-22, стр. 31-37.
1912: №2, стр. 2-7.
№3, стр. 15-16.
№5, стр. 2-5.
№6-7, стр. 6-9.
№9, стр. 7-11.
Полный комплект. Мягкие издательские обложки сохранены. Формат: 25,5х20,0 см.

Циолковский К.Э. Исследование мировых пространств реактивными приборами (дополнение к I и II части труда того же названия). Калуга, Коровинская, д. №61, К.Э. Циолковскому. Издание и собственность автора. Цена 15 коп. Калуга, тип. С.А. Семенова, 1914. 16 стр. Мягкие печатные издательские обложки. Формат: 26х18 см.

Библиографические источники:

1. Люди русской науки, т.2, М-Л, ГИЗ, 1948, стр. 1039-1046.

2. Книжные сокровища мира. Из фондов РГБ.Москва, изд. «Книжная палата», 1989, стр. 110-119.

3. Книжные сокровища ГБЛ. Отдел редких книг, выпуск 3, Москва, 1980, № 85. Приведено только Дополнение к I и II части, и написано, что этот труд еще при жизни автора стал библиографической редкостью!

4. «Dictionary of scientific biography», (знаменитый DSB) только вскользь упомянули появление 1-й части: т. XIII, New York, 1976, стр. 483.

5. Глухов А.Г. «Книги, пронизывающие века». Москва, «Книга», 1973, стр. 162-176.

Первое прижизненное издание главной работы Константина Эдуардовича Циолковского, посвященной теории реактивного движения, где он вывел уравнение движения ракеты, как тела с переменной массой, высказал идеи об автоматическом управлении полетом с помощью гидроскопического устройства, о возможности использования солнечных лучей для ориентации ракеты, предсказал явление невесомости, высказал идею создания околоземных орбитальных станций,теоретически обосновал возможность межпланетных полетов с помощью ракеты. Еще в 1897 году Циолковский вывел свою знаменитую формулу. Она устанавливала зависимость между скоростью ракеты в любой момент, скоростью истечения газов из сопла, массой ракеты и массой взрывных веществ. А уже в 1898 году он окончательно оформил свой труд «Исследования мировых пространств реактивными приборами», в котором математически обоснована возможность достижения космических скоростей. Русский ученый уже тогда, в 1903 году, предложил использовать для космического полета не примитивную пороховую ракету, а жидкостный реактивный двигатель на водороде и кислороде. Наиболее ранняя из зарубежных публикаций на эту тему появилась во Франции спустя 10 лет-в 1913 году, в Германии-через 20 лет… хотя фон Браун в 1943 году первый добился реальных практических результатов, создав суперракету ФАУ-2, что не умоляет заслуг Эдуарда Константиновича. Наиболее важные научные достижения К. Э. Циолковского относятся к теории движения ракет и реактивных приборов. Долгое время он, как и его современники, не придавал большого значения ракетам, считая их делом забавы и развлечений. Но в конце девятнадцатого столетия К. Э. Циолковский начал теоретическую разработку этого вопроса. Первую часть всего фундаментального труда Циолковский в начале 1903 года направил редактору журнала «Научное обозрение» Михаилу Михайловичу Филиппову, с которым автора связывали непростые отношения: незадолго до этого Константин Эдуардович написал брошюру «Грезы о Земле и небе», отпечатанную на средства калужского мецената А. Гончарова, которая сразу же удостоилась рецензии в журнале «Научное обозрение». Рецензент не поставил своей подписи и только поэтому не вошел в историю. Вчитываемся:

«Разбираемая книга производит довольно странное впечатление. Трудно догадаться, где автор рассуждает серьезно, а где он фантазирует или даже шутит… Если научные разъяснения К. Циолковского не всегда достаточно обоснованы, зато полет его фантазии положительно неудержим и порой даже превосходит бредни Жюля Верна, в которых, во всяком случае, больше научного обоснования…»

Для автора рецензия была слегка оскорбительна, но он нашел в себе силы, и главный свой труд направил в ту же редакцию, где печатались такие имена ,как Д.И. Менделеев, В. М. Бехтерев, Ч. Дарвин, Г. Гельмгольц и Г.В. Плеханов. Всех их объединил на страницах журнала прогрессивно настроенный издатель М.М. Филиппов — социолог и экономист, филолог и историк, автор романа «Осажденный Севастополь»… и таинственного физического открытия, о котором продолжают спорить до сих пор. 11 июня 1903 года газетой «Русские ведомости» было получено письмо Филиппова об изобретении им способа электрической передачи на расстояние в тысячи километров ударной волны взрыва. «Способ изумительно прост и дешев,— написано там,— подробности я опубликую в мемуарах Академии наук». Через день М.М. Филиппов погиб при таинственных обстоятельствах. Его записи не удалось разыскать. В последнем номере «Научного обозрения», который успел подписать редактор, напечатаны «Заветные мысли» Д. Менделеева и первая часть «Исследования мировых пространств...» К. Циолковского. В 1903 г. в 5-ом номере журнала «Научное обозрение» появилась его статья «Исследование мировых пространств реактивными приборами», Часть I-я. В ней была дана теория полёта ракеты и обоснована возможность применения реактивных аппаратов для межпланетных сообщений.

Последний номер журнала, который впоследствии был конфискован и стал безусловной редкостью!

Подзаголовки 1-й части:

1. Реактивный прибор-«ракета».

2. Преимущества ракеты.

3. Ракета под влиянием тяжести. Вертикальное поднятие.

4. Среда тяжести (гравитация). Отвесное возвращение на Землю.

5. Среда тяжести (гравитация). Наклонное поднятие.

Начались долгие мытарства ученого с публикацией своего научного труда в полном объеме. Собственно, и Филиппов ему жаловался, что цензура с большим трудом разрешила печатать первую часть рукописи. В «Литературной газете» несколько лет назад были опубликованы воспоминания сына издателя — Б.М.Филиппова, где сказано:

«Никакие доводы отца об огромном научном значении работы Циолковского не помогали. Тогда Михаил Михайлович решил посоветоваться со своим другом и учителем Д.И. Менделеевым, принимавшим активное участие в жизни «Научного обозрения».

Ознакомившись с работой Константина Эдуардовича и выслушав жалобы редактора на цензурный произвол, Менделеев сказал ему:

«Ну, конечно, цензор есть цензор. Он ведь получает жалованье не за разрешения, а за запрещения. Но я вам дам совет не как химик, а как дипломат. Сведите все ваши доводы в защиту Циолковского к пиротехнике. Докажите им, что, поскольку речь идет о ракетах, это очень важно для торжественных праздников в честь тезоименитства государя и «высочайших особ».

Вот пусть тогда вам запретят печатать статью». Отец воспользовался этим советом и, стараясь быть серьезным, изложил эти соображения самому ретивому цензору — А. Елагину. Разрешение было получено 31 мая 1903 года». Но против чего могла возражать цензура, ведь труд Циолковского научный? А разве не таким же научным сочинением являлось «Происхождение видов путем естественного отбора» Дарвина, запрещенное цензурой как «отличающееся материалистическим характером»?! В те годы и роман Жюля Верна «Путешествие к центру Земли» специальным распоряжением попечителя Московского учебного округа изъяли из фондов учебных библиотек. А тут вдруг рассказ о возможности полета в космическое пространство — прямое вторжение в святая святых, в вотчину господа бога. Из кабинета М.М. Филиппова вместе с его собственными документами жандармы изъяли и вторую часть научного труда Циолковского. Константин Эдуардович попытался получить рукопись обратно, но тщетно. Не смог он получить и причитавшееся ему определенное число оттисков уже напечатанной первой части работы, которыми обычно редакция расплачивалась с автором.

«Оттиски (особые), как видно, были конфискованы,— писал ученый редактору и издателю журнала «Вестник воздухоплавания» Б.Н. Воробьеву,— я не мог получить их даже за деньги из типографии, и говорить со мной о них не стали, хотя они, несомненно, были, по словам сотрудников той же типографии».

До наших дней дошел единственный из принадлежащих автору экземпляров той публикации, тщательно им переплетенный и снабженный надписью:

«Прошу хранить, как зеницу ока, ибо единственный экземпляр, вырванный мною из журнала. К.Ц.».

Проходили дни, недели, месяцы, годы. Циолковский с трудом мирился с тем, что его фундаментальная работа не замечена в научных кругах России и зарубежных стран. Он долго подавлял в себе раздражение, до самой той поры, когда в «Иллюстрированных биржевых ведомостях» была опубликована информация о том, что в Америке изобретена и построена боевая ракета. Заметка взволновала и встревожила автора «Исследования мировых пространств реактивными приборами».

«Эта телеграмма навела меня на горестные размышления,— написал Циолковский редактору газеты.— Прошу позволения поделиться ими с читателями ввиду их поучительности. Ровно два года назад... появилась моя математическая работа... В ней, в сущности, изложена теория гигантской ракеты, поднимающей людей и даже доносящей их, при известных условиях, до Луны и других небесных тел. И вот всесветные акулы (как называет Эдисон похитителей чужих мыслей) уже успели отчасти подтвердить мои идеи и, увы, уже применить их к разрушительным целям. Я не работал никогда над тем, чтобы усовершенствовать способы ведения войны. Это противно моему христианскому духу. Работая над реактивными приборами, я имел мирные и высокие цели: завоевать вселенную для блага человечества, завоевать пространство и энергию, испускаемую солнцем. Но что же вы, мудрецы, любители истины и блата, не поддержали меня? Почему не разобраны, не проверены мои работы, почему не обратили, наконец, на них внимания? Орудия разрушения вас занимают, а орудия блага — нет. Когда это кончится, пренебрежение мыслью, пренебрежение великим? Если я не прав в этом великом, докажите мне, а если я прав, то почему не слушаете меня?.. Общество от этого теряет бездну... Акулы распоряжаются и преподносят, что и как хотят: вместо исследования неба — боевые снаряды, вместо истины — убийство...»

К счастью, сообщение из США о «чудо-оружии» оказалось обыкновенной газетной «уткой». Не были тогда построены за океаном первые ракеты. Но разве от этого пафос письма Циолковского менее оправдан? Лишь через восемь лет после того, как теория ракеты впервые появилась в печати, удалось ему опубликовать короткую статью — «Реактивный прибор как средство полета в пустоте и атмосфере». Это было лишь беглое резюме той части обширного труда, что увидела свет в «Научном обозрении». А как же его продолжение? Прошел еще год прежде чем почтальон принес на Коровинскую улицу в Калуге письмо, взбудоражившее Циолковского. Редактор петербургского журнала «Вестник воздухоплавания» Б.Н. Воробьев спрашивал: на какую тему хотел бы Константин Эдуардович написать статью для его журнала? Циолковский не раздкмывал ни секунды. В отличии от «Научного обозрения» «Вестник воздухоплавания» — издание чрезвычайно распространенное, широкая общественная трибуна. Неужто он откажется от возможности пропагандировать с этой трибуны свои идеи завоевания космоса?

«Я разработал некоторые стороны вопроса о поднятии в пространство с помощью реактивного прибора, подобного ракете, — писал Циолковский редактору журнала, — математические выводы, основанные на научных данных и много раз проверенные, указывают на возможность с помощью таких приборов подниматься в небесное пространство, и может быть — основывать поселения за пределами земной атмосферы...»

Отвечая «Вестнику воздухоплавания», Константин Эдуардович предложил опубликовать вторую часть своей работы. Могло ли такое предложение не заинтересовать редакцию? Разумеется, нет. Ведь публикация труда Циолковского из номера в номер, обрываясь всякий раз на самом интересном месте, с традиционной припиской: «Продолжение следует», привлекала к журналу внимание читателей и сулила издателям журнала моральный и коммерческий успех. Передавая на суд читателей большой труд Циолковского, журнал предпослал ему весьма осторожную оговорку:

«Ниже мы приводим интересную работу одного из крупных теоретиков воздухоплавания в России К. Э. Циолковского, посвященную вопросу о реактивных приборах и о полете в безатмосферной среде. Автор сам ниже указывает на грандиозность развиваемой им идеи, не только далекой от осуществления, но еще не воплотившейся даже в более или менее конкретные формы. Математические выкладки, на которых основывает автор свои дальнейшие выводы, дают ясную картину теоретической осуществимости идеи. Но трудности, которые неизбежны и огромны при той непривычной и неизвестной обстановке, в которую стремится проникнуть автор в своем исследовании, позволяют нам лишь мысленно следовать за рассуждениями автора».

Подзаголовки 2-й части:

1. Реактивный прибор «Ракета» К. Циолковского.

2. Сопротивление атмосферы.

3. Картина полета.

4. Кругом Земли.

5. Кривые движения снаряда и его скорость.Баллистика.

6. Средства существования во время полета.

7. Спасение от усиления тяжести.

8. Борьба с отсутствием тяжести.

9. Мечты. Будущее реактивных приборов.

10. Невозможное сегодня станет возможным завтра.

11. Ожидающие Землю бедствия устранит реактивный прибор.

Растянутость публикации (работа печаталась с девятнадцатого номера за 1911 год до девятого номера 1912 года) затрудняла чтение и восприятие идей Циолковского. Но такие мелочи не помешали замечательным замыслам найти свой путь к читателям. Коротко напомнив о выводах 1903 года, Циолковский открывает совершенно неведомую область знания. Силе тяготения объявлена война, и потому Константин Эдуардович спешит представить читателям незримого, но грозного противника. Неужто эта сила и впрямь непобедима? Тяготение рисуется Циолковскому стеной, изолирующей нашу планету. Крепка стена — огромный полый шар-невидимка, обрекший человечество на вечный плен. Но ведь даже самые крепкие стены рушатся, когда объединяются для штурма ум, знания и энергия.

«Одолейте эту стену, прошибите эту неуловимую равноплотную оболочку, — призывает Циолковский, — и тяготение побеждено на всем его бесконечном протяжении».

Формулы и расчеты Циолковского — грандиозный стенобитный таран, который он дарит людям. Под ударами рухнет непобедимая преграда. Константин Эдуардович вычисляет работу по преодолению сил тяготения планеты, определяет скорость, с которой придется лететь космическим путешественникам, вычисляет время полета. Впервые в научной литературе исключительно смело рисуется грандиозная картина грядущего межпланетного путешествия. И это не литературная зарисовка: Циолковский развертывает научно обоснованный, строго логичный план овладения космическим пространством. Почти год из номера в номер шла публикация. Это не помогало читателям, а, наоборот, как отметил ветеран советского ракетостроения М.К. Тихонравов, затрудняло чтение и восприятие революционных идей ученого. Нужна была печатная монография, книга. А ее все не было. И все же «резонанс получился большой,— вспоминал редактор «Вестника воздухоплавания» Б.Н. Воробьев.— Откликнулись и научно-технические и популярные журналы, и общая пресса, и изобретатели. Многочисленные авторы выдвигали проекты конструкций реактивных самолетов, популяризировали идею Циолковского о возможности завоевать пространства, выходящие за пределы воздушного слоя Земли, и фантазировали о полном преобразовании в связи с этим структуры человеческого общества». Инженер-технолог В. Рюмин в 1912 году писал в 36 номере журнала «Природа и люди»:

«Циолковский — это гений, открывающий грядущим поколениям путь к звездам. О нем надо кричать! Его идеи надо сделать достоянием возможно более широких читательских масс».

Кто издаст отдельной книгой труд ученого? Этот вопрос оставался без ответа, и тогда сам автор обратился с призывом к будущим своим читателям:

«Интересующиеся реактивным прибором для заатмосферных путешествий и желающие принять участие в моих трудах, продолжить мое дело, сделать ему оценку и вообще двигать его вперед так или иначе должны изучить мои труды, которые теперь трудно найти: даже у меня только один экземпляр. Поэтому хотелось бы издать в полном виде и с дополнениями «Исследование мировых пространств реактивными приборами». Пусть желающие приобрести эту работу сообщают свои адреса. Если их наберется достаточно, то я сделаю издание с расчетом, чтобы каждый экземпляр (6—7 печатных листов) не обошелся дороже рубля. Предупреждаю, что это издание весьма серьезно и будет содержать массу формул, вычислений и таблиц. Для сближения с людьми, сочувствующими моим трудам, сообщаю им мой адрес: Калуга...»

Видимо, той финансовой поддержки, на которую рассчитывал Константин Эдуардович, он не получил. Тогда только на свои средства он выпускает небольшую брошюру, включающую лишь дополнения к ранее опубликованным первой и второй частям своего фундаментального труда. Ровно через 9 лет после этого события, в 1923 году, чтобы напомнить о своем приоритете, К. Э. Циолковский решил выпустить отдельной брошюрой, без изменений, 1-ю часть своего знаменитого труда, изданного 20 лет назад под названием «Ракета в космическое пространство» тиражом 1000 экз., при этом на титульном листе стоит дата — 1924, а в 1926 году труд был напечатан целиком с подзаголовком: «Переиздание работ 1903 и 1911 г.г. с некоторыми изменениями и дополнениями». Кроме того, туда был включен отрывок из книги «Грезы о Земле и небе». Экземпляр 3-й части, хранящийся в Государственном музее космонавтики побывал в космическом полете, что удостоверено на его обложке автографами советских(русских) и американских участников программы «Союз» — «Аполлон»! ...Когда Юрий Алексеевич Гагарин встретился после своего полета с иностранными корреспондентами, его, естественно, спросили о том, было ли для него в космосе что-либо совершенно неожиданным? Ответ прозвучал быстрый и однозначный:

«В книге К.Э. Циолковского очень хорошо описаны факторы космического полета, и те факторы, с которыми я встретился, почти не отличались от его описания».

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?