Баннер

Сейчас на сайте

Сейчас 243 гостей онлайн

Ваше мнение

Самая дорогая книга России?
 

Брант, Себастьян. Корабль дураков (Das Narrenschiff). Базель, Иоганн Бергманн, 1494.

BRANT, Sebastian (1458-1521). Das Narrenschiff. Basle, Johann Bergmann, 1494. Этого издания на антикварном рынке очень давно не наблюдалось, оно является настоящей уникой, давно осев в книгохранилищах. PMM 37.

В наше время к продаже предлагаются более поздние издания на латыни. Чуть ниже мы приведем примеры.

 

 

 


Приведём примеры современных продаж "Корабля дураков":

1. Price Realized: $24 750

Brant, Sebastian, 1458-1521. Stultifera navis.... Basel: J. Bergmann, 1 March, 1498. 4to, 19th-cent mor by Gruel. 30 lines; roman & gothic types;  117 woodcuts.  Washed. 164 leaves;  lacking final blank. Goff B - 1091.

Уход: £15,000. Sotheby's, June 5, 1998, lot 19.

2. Price Realized: $20 670

Brant, Sebastian, 1458-1521. Stultifera navis.... Paris: Geoffroy de Marnef, 8 Mar, 1498. 4to, mor gilt; extremities rubbed, upper cover detached. 34 lines & headline; types 11:92R (text), 12:110G (titling). With 119 woodcuts. Some soiling; a few tears repaired. Schaefer copy.

Уход: £13,000. Sotheby's, June 27, 1995, lot 43. to Sourget.

3. Price Realized: $22 260

Brant, Sebastian, 1458-1521. La nef des fols du monde. Paris, 1497-98. Trans by Pierre Riviere. Folio, mor gilt by Riviere. 42 lines & headline; double column; Baligault type 7:99B (text), Baligault &/or Bocard types 75G (marginalia), 96G (captions, some foliations), 180G (title). With 117 woodcuts. 127 (of 128) leaves; lacking final leaf with device. Goff B - 1094. Fairfax Murray - Kreisler - Brunschwig - Schaefer copy.

Уход: £14,000. Sotheby's, June 27, 1995, lot 42. to Sourget.

4. Price Realized: $17 000

Brant, Sebastian, 1458-1521. Stultifera navis. [Lyons]: Jacobus Sacon, 28 June, 1488 [but 1498]. 4to, 18th-cent mor gilt; extremities rubbed, inner hinges cracked. Tp repaired; q8 remargined; a few marginal repairs catching letters; some worming & marginal soiling. 155 (of 156) leaves; lacking last blank. Goff B - 1093. Heber - Huth - Rahir - Burton copy. Goff B-1093; Hain-Copinger 3752; Pellechet 2825; Polain (B) 867; BMC VIII.336 (IA 42173) GKW5063.

Уход: $17,000. Christie's New York, April 22, 1994, lot 84.

5. Price Realized: $25 695

BRANT, Sebastian (1458-1521). Stultifera navis, qua omnium mortalium narratur stultitia... The Ship of Fooles, wherein is shewed the folly of all States, with divers other workes. Translated into English from Jacob Locher's Latin version by Alexander Barclay (1475?-1552). London: John Cawood, 1570. 2° (285 x 191mm). Black letter, roman and italic type. 118 woodcut illustrations printed from 107 blocks [Hodnett 1824-81, 1883-99, 1901-31], woodcut initials and type ornaments. (Light soiling and small pen trials on the title, small and faint marginal dampstain in a few leaves.) 19th-century russia by Clarke & Bedford, sides panelled in gilt, spine gilt in compartments, gilt turn-ins and edges (some discolouration and staining to spine panel and edges, joints rubbed). Provenance: collation note in ink on the front endpaper - Major-General Frederick Edward Sotheby (d.1909; Ecton Hall armorial bookplate).


Уход: £15,000. Аукцион Christie's. Yates, Thompson and Bright: A Family of Bibliophiles. 16 July 2014. London, King Street. Лот № 210.

Second English edition of this highly influential satire cataloguing the follies of human weakness and vice. The 1509 first English edition is very rare: ABPC and AE last record one at auction in 1979, which lacked 40 leaves. The memorable series of woodblocks were first used in Richard Pynson's edition of 1509 and are, in nearly all cases, 'very well preserved.' All but seven were copied from Pierre Rivière's 1497 French edition, which in turn were derived from the cuts by Dürer and others which appeared in the Basel 1494 first edition. The 'other workes' included in translation by Barclay are Dominicus Mancinus The Mirrour of Good Maners and Aeneas Sylvius Piccolomini Certayne Egloges. In Jackson's view, the inclusion of the latter adds 'considerable interest and value' to Cawood's edition. A TALL AND CRISP COPY. Grolier Langland to Wither 18; Luborsky and Ingram I, p. 251; Pforzheimer 41; STC 3546.

6. Price Realized: £5 760

BRANT, Sebastian (1458-1521). STULTIFERA NAVIS [TRANSLATED BY JACOBUS LOCHER, WITH PROLOGUES BY HIM AND TWO EPIGRAMS BY T. BECCADELLI]. BASEL: JOHANN BERGMANN DE OLPE, 1 AUGUST 1497. 4to (211 x 147mm.), 156 leaves (of 160), 30 lines, Roman letter with headings in Gothic, printed marginalia, woodcut illustrations, nineteenth-century mottled calf gilt, spine gilt in compartments, gilt edges, red morocco lettering-piece, lacking final quire, a1 damaged and repaired with slight loss, some leaves browned (from another copy?), c3 chipped with loss, extremities slightly rubbed. Провенанс: J.W. Pease, bookplate; Howard Pease, bookplate.


Уход: £5,760. Аукцион Sotheby's. The Wardington Library: Incunabula and the Wardington Hours. London, 05 December 2006, lot 10.

В «Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона читаем:

Своей известностью Себастиан Брант (Sebastian Brant, 1458, Страсбург — 10 мая 1521, Страсбург) обязан большой сатирической поэме «Корабль дураков» (нем. Narrenschiff, оригинальное название в XV веке — «Daß Narrenschyff ad Narragoniam») впервые изданной в Базеле в 1494 г. Книга эта долгое время пользовалась огромной популярностью, она многократно издавалась и была переведена на большинство европейских языков. Написанная по-немецки, книга стала своеобразным сатирическим «зерцалом» предреформационной эпохи. Изображая вереницу дураков разных сословий и профессий, собирающихся отплыть в царство глупости, Брант обличает невежество и своекорыстие, мир торжества «господина Пфеннига», забвение князьями, попами, монахами, юристами заботы об общем благе. Нравоучительные сентенции, народные пословицы и поговорки пронизывают всю ткань его произведения. Книга Бранта стала истоком целого направления немецкой литературы XVI в. — «литературы о дураках», её влияние сказалось и в других странах Европы. Ни мотив дурака, ни образ корабля не были чем-то новым: первый в Средние века был синонимом повреждённого в уме (с XII в. «дураков», в том числе мнимых, держали при княжеских дворах для развлечения), второй напоминал о народных праздниках, карнавальных играх и масленичных гуляньях. Стихотворная сатира Бранта — блестящая компиляция материала, рассеянного в бесчисленных духовных и светских сочинениях морализаторского содержания.

Текст отвечает традиционной христианской морали: глупость — это не заблуждение, а грех, удаление от Бога и его заповедей. Став «зерцалом» многообразнейшей и всеобщей человеческой глупости, книга положила конец жанру средневековой «сословной сатиры». Её новизна заключалась в бодрящей, живой авторской интонации, исполненной оптимизма и гуманистической идеи улучшения мира — согласно Бранту, грешник-глупец, который откажется от своей суетности, вернёт себе возможность вечного спасения. Автор сознательно использовал приём имитации фольклорного жанра, оживив текст множеством остроумных речевых оборотов. Успех «Кораблю дураков» обеспечили и иллюстрации, с самого начала, видимо, предусмотренные автором. Из других сочинений Себастиана Бранта известны многочисленные латинские стихотворения (изданы в Базеле в 1498 г.). Кроме того, Брант обработал очень популярные в то время дидактические сочинения поэта XIII века, известного как Freidank (изд. в Страсбурге в 1508 г.). Сохранились также его письма.


Непритязательный сюжет, колоритный народный язык трактирного детства автора, а главное — злободневность, обеспечили поэме колоссальный успех. В поэме рассказывалось о том, как дураки всех званий и сословий собрались на корабль, чтобы отплыть в некую страну Нарагонию. «Narr» в переводе с немецкого означает «дурак». Дураков во все времена было полно, и подчас они играли заметную роль в общественной жизни. Им иногда везло больше, чем умным. Выявить и осмеять человеческую глупость означает расчистить дорогу прогрессу. Это и делает изящная, но злая сатира Себастьяна Бранта. На первых порах кажется, что автора больше всего волнуют чисто бытовые проблемы.

Об этом говорят заголовки разделов: «Дураки-старички», «О злых жёнах», «О дурных матерях», «О волокитстве», «О прелюбодеянии», «О тех, кто женится на деньгах», «О берущих взаймы»... Но на страницах книги мы встречаем и бесчестных правителей, угнетающих народ, и корыстолюбивых служителей церкви, паразитирующих на людской глупости, и ростовщиков, обирающих население страны. Первый раздел называется «О бесполезных книгах».

В нём мы знакомимся с человеком, собирающим книги:

Вот вам дурак библиофил:

Он много ценных книг скопил,

Хотя читать их не любил.

А вот самохарактеристика дурака-библиофила:

Я книги много лет коплю.

Читать, однако, не люблю!

Мозги наукой засорять —

Здоровье попусту терять.

Усердье к лишним знаньям вздор.

Кто жаждет их — тот фантазёр!


Читая сегодня «Корабль дураков», подчас поражаешься, насколько злободневны пассажи Себастьяна Бранта. То, что нас волнует сейчас, было актуально и в конце XV столетия. Возьмём, например, раздел «О новых модах», который начинается так

Кто вечно только модой занят —

Лишь дураков к себе приманит

И притчей во языцех станет.

Мини-юбок в ту пору ещё не было. Но вопрос о длине платьев обсуждался, и Брант поспешил высказать свою точку зрения:

Всесильна мода, говорят...

И вот на ней другой наряд —

Кургузый, чуть не до пупа...

Что сокровенным быть должно,

То модою обнажено.

Не нравились Себастьяну Бранту и новомодные танцы:

Я объявляю дураками

Всех тех, кто двигает ногами,

В прыжках дурацких и круженьи

Находит удовлетворенье.


Для смутных времён переходных эпох всегда характерно возрастание интереса ко всему потустороннему, таинственному, неизведанному. Сегодня мы поражаемся наивности и легковерию наших современников, верящих во всякую чушь, рассуждающих — и это в XXI столетии — о колдовстве, о благоприятном расположении звёзд, об энергетическом вампиризме... Удивляемся, что обо всём этом на полном серьёзе вещают с телеэкрана и со страниц газет и журналов. Себастьян Брант ещё в XV веке считал всё это глупостью и дурацкими заблуждениями. В разделе «Об астрологии» он пишет:

О звёздах ныне столько чуши

Наворотили — вянут уши.

Но верят в чушь глупцы, кликуши!

И резюмирует:

С прискорбием гляжу теперь я,

Как расплодились суеверья!


При этом Брант был глубоко верующим человеком. Но мирское начало в его творчестве превалировало. Известный литературовед Борис Иванович Пуришев, характеризуя мировоззрение прославленного гуманиста, писал:

«У Себастьяна Бранта, отнюдь не лишённого благочестия, теологический критерий утрачивает своё былое значение, поэт выводит мир на суд человеческого разума... Уже не дьявол калечит и портит мир — его калечит и портит неразумие».


Выставляя на всеобщее обозрение неразумие сильных мира сего, Брант не боялся людского негодования или карающей мстительности. В те времена герои его, конечно же, были узнаваемы. Да и сегодня можно отыскать тех, кто мог бы стать их прототипами. Взять, например, главку «О дураках, облечённых властью», в которой есть и такие строки:

Кто сам себя средь мудрых числит,

Тот дураком себя не мыслит.

Хоть он-то именно кругам

Слывёт примерным дураком.

Но дураком назвать попробуй

Властесановную особу!

Но горе странам, чей правитель

Глупец и правды не ревнитель.

Сутра совет там кутит, пьёт,

Не ведая других забот.

Как мудрецы скорбеть должны,

Когда глупцы вознесены!


За пятьсот с лишним лет, прошедших со дня выхода в свет «Корабля дураков», судопроизводство, конечно же, усовершенствовалось, стало демократичнее. Но разве не можем мы повторить за Себастьяном Брантом:

«Однако ж и поныне люди страдают от неправых судей!».

И далее:

А ныне мало ль городов,

Где и советы и суды

Бессовестные слуги мзды?

Там рушат правые порядки

Власть, кумовство, корысть и взятки!

«Корабль дураков» — это, пожалуй, один из первых бестселлеров в истории книжного дела. Первое издание, как мы уже говорили, вышло в свет в Базеле 11 февраля 1494 года. 1 июля того же года сатирическую поэму Бранта выпускает в Нюрнберге Петер Вагнер, 23 августа — в Рейтлингене Михаель Грейф, 8 ноября — в Аугсбурге Иоганн Шонспергер. Иоганн Бергман повторяет своё издание в 1495 и 1497 годах. Он же поручает гуманисту Якубу Лохеру перевести поэму на латынь — международный язык того времени и выпускает перевод в свет 1 марта 1497 года. Тогда же напечатали переводное издание и в Нюрнберге, но на титульном листе указали Базель. Месяц спустя, 1 апреля 1497 года, латинское издание вышло в Аугсбурге, а 1 августа 1497 повторили в Базеле. В том же году в Париже выходит французский перевод. Всего же за 6 лет, прошедших с момента выхода первого издания и до конца столетия, было выпущено 17 немецких изданий, 5 — латинских, 3 — французских. В скором времени поэму перевели на английский, фламандский, голландский, нижненемецкий языки. На русский язык «Корабль дураков» полностью перевели — смешно сказать — лишь в 1965 году. Думая о том, почему наши соотечественники столь поздно познакомились с классическим произведением немецкой литературы, невольно вспоминаешь анекдот, ходивший ещё в царской России. Полицейский потащил в участок человека, закричавшего на улице:

«Дурак!».

Тот недоумевает:

«За что?». «Мы, господин, знаем, кто у нас дурак», — поясняет городовой.

«Властесановных», говоря словами Бранта, дураков всегда хватало на Руси! «Корабль дураков» был среди тех книг, которые подготовили Реформацию, подточившую всевластие католической церкви. Успеху книги в немалой степени способствовало блестящее художественное оформление. Для книги было подготовлено 114 иллюстраций. Инициатором их создания был Себастьян Брант, который хорошо понимал познавательную и эстетическую ценность иллюстраций. В предисловии к книге он поместил стихи, в прозаическом переводе звучащие так

Многие дураки и глупцы,

проходящие здесь,

Чьи портреты я сделал

Для тех,

кто пренебрежёт моим сочинением

Или не сможет его прочитать.

Глядя на изображение, они узнают,

Каковы эти дураки.

Книгу открывает гравированный титульный лист, в верхней части которого помещена гравированная же надпись «Корабль дураков». Титульная иллюстрация разделена горизонтальной линией пополам. Сверху мы видим дураков в шутовских колпаках с бубенчиками, едущих в двухколёсной телеге на пристань. В нижней части листа изображён корабль и подплывающие к нему лодки. Дураки поют песню, начальные слова которой «Будем веселы» воспроизведены здесь же вместе с нотами. Под гравюрой — отпечатанная с набора надпись:

«На корабль, на корабль, братья, он отплывает!».

На иллюстрациях в тексте — галерея хорошо знакомых современникам персонажей: представителей знати, купцов, землепашцев, музыкантов... Фигуры вписаны в городской или в сельский пейзаж, в интерьеры замков и скромных жилищ. Гравюры, появившиеся в издании 1494 года, живут и сегодня. Мы можем видеть их и в русских переводах сатир Бранта, выпущенных издательством «Художественная литература». Немецкое издательство «Инзель» в 1964 году выпустило в свет изящный томик со 121 гравюрой. Имя художника, иллюстрировавшего «Корабль дураков», в оригинальном издании не указано. Современные искусствоведы это имя назвали: Альбрехт Дюрер. Автор статьи: Е. Немировский.

Книжные сокровища России

Листая старые книги

Русские азбуки в картинках
Русские азбуки в картинках

Для просмотра и чтения книги нажмите на ее изображение, а затем на прямоугольник слева внизу. Также можно плавно перелистывать страницу, удерживая её левой кнопкой мышки.

Русские изящные издания
Русские изящные издания

Ваш прогноз

Ситуация на рынке антикварных книг?